К линии Головы.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Линия Головы

Описание: Статьи связанные с линией Головы.

#1 Admin » 04.01.2015, 20:05

НЕИСТОВЫЙ ДЫМ

Ты идешь с нами?» — спросил бухгалтер, поглядывая на меня поверх очков. В глаза бухгалтера называли Иннокентий Аполлонович. Он был круглый мужчина, с волосатыми руками, весельчак и женолюб.
«Куда?» — «В ресторан». — «Повод?» — «Тебе нужен повод? Пожалуйста. Грядущая премия. Устраивает?» — «Если мне премия грядет, то вполне». — «Естественно, грядет, о чем ты говоришь! Тебе ли, лучшему продавцу отдела классической музыки, без премии остаться».
К нам подошла компания из восьми человек — продавцы разных отделов. Женщины преобладали. Мужчин было только бухгалтер, я и Федя из моего отдела. Федя был рыжий, рыхлый, на белых руках веснушки. Иннокентий Аполлонович подтрунивал над ним, периодически вопрошая: «Ну, отец Федор, почем торгуете опиум для народа?» Федор, который напевал фуги Баха и знал все о Рахманинове, отвечал незлобно: «Не по адресу обращаетесь. У нас классика, мы опиум изгоняем. Это вам в легкую музыку надо».
Среди продавщиц Раечка притягивала глаза. Другие были тоже ничего, но время несколько поработало над объемом талий. На Раечке было очень тесное платье в мелкий цветочек. Или телу ее было тесно в платье. Прозвище бухгалтера отличалось от Баха только одной энергичной русской буквой — Бух. Бух, слишком давно женатый мужчина, вертелся волчком возле Раечки. «Что это за цветы, никак не разберу?» — восхищенно приговаривал Бух, чуть не носом водя по изгибам платья. «А что за фактура!» — Бух ощупывал ткань ее одежды, экспертно закатывая глаза. Раечка звонко смеялась, шутливо отталкивала его руки. Как он так может?— думал я завистливо. Я боялся приблизиться к Раечке.
Если бы я подошел к ней так же близко, как Бух, то я бы так ее обнял, с такой силой вдавил бы ее в свое тело, что она бы исчезла у меня в груди, а ее платье упало бы на пол. Легкость обращения Буха с женщинами стала мне понятна много позже. Тогда я не понимал, что ему было под пятьдесят, а мне — двадцать. «Все в сборе? — Бух оглянул компанию. — Ну, в путь».
Серое здание ресторана было втиснуто в закуток между ювелирным магазином и другим домом, назначение которого было мне неизвестно. Напротив, по левую сторону, метрах в ста возлежало желтое здание драмтеатра. У театра и у ресторана толпились люди. В те времена попасть в ресторан было сложнее. Швейцар узнал нашу компашку, отогнав всех, раскрыл перед нами двери. Официантки улыбались, нас проводили до столика, усадили. Стол уже был накрыт. Бух обо всем позаботился заранее. Шампанское зашипело.
Короткий тост, веселый звон приборов. Музыка въехала в зал, как «Война и мир», подминая под себя все. Бух увлек Раечку танцевать. Федор налег на водочку и красную рыбку. Девочки ожидали кавалеров, оглядывая зал. У меня защекотало в затылке, я развернулся и увидел одиноко сидящую фигуру. Я обомлел. Показалось: сидит вторая Раечка, только в другом платье. Я встал, направился к ней через зал. Музыка ревела так, что говорить было бесполезно.
Я склонил перед ней голову, прося на танец. Она встала, мы пошли, сердце мое колотилось. Мы повернулись, я осторожно положил руку на ее талию. Ее рука легла в мою. Волосы у нее были Раечкины — огромная копна мелких золотых кудряшек, но глаза неожиданно черные. Она прижалась ко мне, я свился в нежный туман и уплывал в бездну ее глаз. Ее звали Карина. Мы танцевали весь вечер, я забыл про компанию, мы вышли с Кариной в прохладу ночи, на пути возникла лавочка, мы упали на нее, наши губы слились в поцелуе, который продолжался бы до утра, не отстранись Карина и не посмотри выжидательно на меня. Я встал, было около двенадцати.
Родители наверняка спят. Я поймал машину, привез Карину домой. Мы прошли в мою комнату. Ночь отступила. В перерывах Карина рассказала, что она любит одного мужчину, но он живет в другой республике. У нее от него дочь. А мне-то что, — думал я, — сейчас она моя. Утром Карина, не понимая, где она, направилась голая в кухню испить воды, туда заглянул отец. Перед работой он пил кофе. Видимо, была немая сцена, так как я ничего не услышал.
Отец повернулся, вышел из дома. Забыл про кофе. На работе Бух был в приподнятом на-строении: «Куда ты подевался вчера? С тебя червонец». Федор двигался в два раза медленнее против обычного. «Ты как?» — спросил я. «Здесь только тело», — хрипло отвечал он. Раечки вообще не было видно. Впервые я не жалел об этом. Вечером у меня было свидание с Кариной. Улицы мелькали и кружились, я ничего не видел, кроме ее лица, и ничего не чувствовал, кроме ее губ.
Мы бродили мифическим существом об одном теле и мычали сквозь поцелуи. На ночь пришли ко мне. Карина больше не выходила на кухню, мы ждали, когда родители уйдут на работу, потом бежали сами. Так длилось две недели. Я спал на работе между покупателями и иногда путал Баха с Бухом. Карина запросила перерыва. Воспользовавшись паузой, отец призвал меня, спросил: «Кто это?» — «Моя девушка». — «Это серьезно?» — «Не знаю». «Учти, — сказал отец, — она старше тебя».
«Учту», — сказал я, ничего не собираясь учитывать. Меня удивило, что она старше. Я даже не думал об этом. Мысль прожужжала мухой и вылетела. Мы с Кариной продолжили странную ночную жизнь. Днем каждый из нас работал. Через пол-года душа моя так вплелась в изгибы ее тела, что надо было что-то решать. Карина, угадав мое состояние, сказала: «Все хорошо. Но что дальше?» Я ничего не ответил.
Вечером говорил с родителями: «Как ваше мнение, если женюсь?» «Мы против, — сказала мать, — она старше, и у нее ребенок». Я, призадумавшись, пришел на работу. «Иннокентий Аполлонович, как вы думаете, если жена старше и с ребенком?» — «На сколько старше?» — «На девять лет». Он покачал головой: «Ребёнок, говоришь? Первая любовь у нее позади. — Снял очки, протер: — Хочешь, думай иначе, а я так считаю: у женщины ты можешь быть любым, но у жены ты должен быть первым». Он хлопнул меня по плечу, ушел. В сердце впрыгнул маленький паучок. Пока я думал, что делать, подкатила поездка в Венгрию, на которую я оформлялся ранее.
Я уехал на две недели. Паук плел паутину. Вернувшись, не сразу позвонил Карине, поражаясь собственной вялости. Через неделю набрал ей на работу. «Сегодня не могу, — отвечала Карина,— приехал отец ребенка. Предложил замуж». Она сделала паузу, ожидая от меня решения этого вопроса. «Будь счастлива», — сказал я и повесил трубку».
2.jpg
2.jpg (70.11 КБ) Просмотров: 1108

Линия судьбы (рис. 4, голубой), куда вошла линия влияния (рис. 4, желтый), представляет собой фрагмент, который отходит от основной линии, что обрекает связь на разрыв. Линия судьбы (рис. 4, синий) конфигуративно совпадает с линией жизни и соединяется с линией ума (рис. 4, красный). При таком рисунке обладатель до некоторого времени (до отрыва л. ума от л. судьбы) склонен следовать мнению родителей, друзей, принимая важные решения.

Владимир ФИНОГЕЕВ
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#2 АРОН » 08.02.2015, 22:33

ПОЛЕТЫ ЗА УГОЛ.

Сергей Сергеевич Новиков в прошлом был штурманом.

У него угловатый, крепкий череп. В разговоре он держал руки поверх головы и периодически хлопал себя по затылку, по темени, по прямоугольному лбу. Вначале это забавляло, потом стало тревожить, потому как бил он сильно. Как мне сказали, Сергей Сергеевич Новиков в прошлом был штурманом. «Мой отец родился в 1928 году, умер в 1977-м, мать родилась в 1934 году, жива. Отец работал сапожным мастером, мать — медсестрой. Я родился в Кургане, окончил среднюю школу и пытался поступить в политическое военное училище, но не прошел по конкурсу. Тогда подал документы в Курганский пединститут на физико-математический факультет, но когда год отучился, понял, что это не мое, и поступил в Челябинское высшее военное училище штурманов. Там мы изучали навигацию и боевое применение. Летали на учебном гражданском самолете «Ту-124», переделанном под военный. Я проделал 24 прыжка с парашютом». — «Свой первый прыжок помните?» — «Он случился еще в 10-м классе, с принудительным раскрытием парашюта, с высоты 800 метров. Первые три секунды, пока вылетает парашют, находишься в бессознательном состоянии. Потом — рывок, приходишь в себя, и первое, что ощущаешь, — тишину. Потом начинаешь видеть землю. Красота! После окончания училища меня направили в Киевскую область, в поселок Узин.
Такая деревня городского типа, мне там понравилось: климат хороший, все заасфальтировано, сады цветут. Офицеры жили в городке, и до аэродрома надо было ехать на автобусе. Это был один из самых больших аэродромов в СССР, он принимал самолеты всех типов. Я жил в гостинице для офицеров, один в двухкомнатном номере. Так продолжалось восемь лет, платил 28 рублей в месяц за две комнаты. В 1977 году я захотел перейти в гражданскую авиацию. И начал пить». — «Зачем?» — «Хотел уволиться по пьянке». — «А просто так нельзя было?» — «А так не увольняли. Да и по пьянке тоже. Три года пил, до самой Олимпиады. Олимпиада сильно на меня подействовала. Думаю, надо начать спортом заниматься, а то, пожалуй, сопьюсь. Начал бегать до соседней деревни — шесть километров туда и столько же обратно, после бега проплывал в пруду по километру». — «В чем состояла ваша служба?» — «Летали на стратегических самолетах. У меня 1500 полетов». — «Куда летали?» — «Ну, взлетали, брали курс на Кольский полуостров, а от Кольского поворачивали за угол, налево, за Швецию, и к Англии. Поднимались шведские, а потом английские истребители, нас перехватывали». — «Что это означало?» — «Подлетали близко, махали руками, улыбались, делали фото. Мы тоже махали руками и фотографировали, возвращались обратно, рейс длился 14 часов 52 минуты». — «Это вас миролюбиво перехватывали». — «Да, по-дружески. Хотя тогда, еще до эпохи Горбачева, я был уверен, что война будет.
Особенно опасным казался период, когда Рейган был президентом. Нас, можно сказать, прямо готовили к войне. Но пришел Горбачев, и все изменилось. Летать мы перестали, работали только до обеда. А после обеда я бегал и плавал в пруду. И читал книги. Как-то попалась книга Брэгга, он писал о пользе голодания. Я взял отпуск на 45 дней, из них голодал сорок». — «Для чего?» — «Решил попробовать, выдержу ли. Выхожу из отпуска, все говорят: ничего себе, как ты похудел! Хотя у меня и до этого вес был нормальный». — «Были нештатные ситуации в полетах?» — «Ни разу». — «Травмы случались?» — «Нет. — Тут Сергей Сергеевич несколько раз звонко треснул себя по голове. — Хотя вспомнил! Я тогда еще курсантом был! Меня сокурсник ударил по носу кулаком и свернул его набок. У меня оставалось 11 секунд, чтобы нос поправить, и я успел». — «Почему 11 секунд?» — «Так в тот момент высветилось в голове. Пока я нос поправлял, он меня тарелкой по башке ударил, разбил голову, потекла черная кровь». — «Почему он вас ударил?» — «Он дурной был, над ним все смеялись, я его опекал. Тут я над ним пошутил, он серьезно все воспринял и взбеленился. Но этой кровью я, видать, от чего-то худшего отделался, карму исправил, потому как потом ничего плохого ни в полетах, ни в жизни не случалось. А бедняге здорово досталось.
Говорят, он на товарняке ехал и упал между вагонами...» — «А с девушками вы встречались?» — «Была одна, в штабе работала секретарем, так она как прицепилась ко мне, еле отделался. Но это было, еще когда я пил по-черному, она меня и поила. С тех пор ни с кем не встречался. Я стал бегать, плавать, обливаться холодной водой, по два ведра на голову. Зимой купался в проруби. Вся энергия на это уходила, не до женщин. После развала Союза в нашей части стали уговаривать присягать Украине, 530 офицеров приняли вторую присягу, 40 отказались. Присягнули все женатые, потому что у них там были квартиры, холостые отказались. Построили полк, внесли знамя, попрощались с теми, кто отказался присягать. Они разъехались. Только я остался. Тогда вышел приказ: чтобы получить пенсию, нужно 20 календарей». — «То есть?» — «Двадцать календарных лет выслуги, а у меня было девятнадцать. Если бы я уволился, не получил бы пенсию. Год прожил в гостинице, меня не трогали. Потом помог знакомый генерал в Москве, он в ГРУ работал, я его еще майором знал, и меня уволили на пенсию. Вернулся в Курган, дали квартиру. Я не работал, выращивал овощи на огороде, мать продавала их на рынке, плюс пенсия, на это и жили. В свободное время бегал, купался в реке. Не женился — я убежденный холостяк». — «Как попали в пансионат?» — «Решил проголодать 60 дней». — «Зачем?» — «Вес набрал 90 килограммов. Продержался 57 дней без воды и еды». — «Как без воды? Без воды через неделю — конец!» — «Ерунда, в Книге Гиннесса есть рекорд: человек прожил 50 дней без воды и еды. Я рекорд превзошел, только об этом не узнали. Я, пока голодал, мочу в кастрюлю собирал и выпаривал. На 57-й день выпаренную мочу выпил». — «Зачем?» — «Вернуть соли в организм». — «Помогло?» — «Сначала помогло. А потом я потерял сознание. Очнулся в госпитале — говорят, соцработник меня нашел. Затем инсульт у меня случился, и как я здесь оказался, не могу сказать». — «Что пожелали бы молодежи?» — «Чего им желать? Они нормально живут».
1.jpg
1.jpg (131.19 КБ) Просмотров: 1097
2.jpg
2.jpg (144.78 КБ) Просмотров: 1097

На левой руке видим редкую конфигурацию линии головы: одна ветвь мощно уходит в 10-е поле, к среднему пальцу, к зоне Сатурна (рис. 2, линия головы — синий). Такая направленность линии головы трактуется как интенсивное выражение самобытности и философского склада ума. При хорошем образовании обладатель становится философом, но и без образования самостоятельно додумывается до глубоких истин. Широкая вилочка на линии жизни и вилочка в 5-м поле (зона Марса) выражают предрасположенность к нарушению мозгового кровообращения, здесь — инсульт. (рис. 2, линия жизни — зеленый, вилочка в зоне Марса — красный).

06.02.2015 Владимир ФИНОГЕЕВ "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#3 АРОН » 18.02.2015, 20:46

Опасное танго с медведем.

Лето 1959 года. Южная Якутия, район реки Олекма. Производим геологическую съемку местности. В отряде 18 «бойцов». Для работы расходимся группами по 4-5 человек. У каждой группы по 10 оленей-вьючников. Они несут спальники, продукты, рацию. Мужчины идут по трудному маршруту, женщины — по легкому. Ровно через месяц, день в день и час в час, все встречаемся в условленном месте. Экспедиция в принципе завершена, осталось два небольших маршрута, по горам — тяжелый и по ручью — сносный. Я хотел было выбрать горный путь, но жена уговорила отправиться по ручью. Я не особо сопротивлялся — настрадался ходить по горам. Вышли. Я — впереди, сзади мой товарищ Стае, двое других слегка отстали. Был самый конец августа. Тайга в то лето сильно горела. Зверье поэтому вело себя совершенно непредсказуемо. У меня в руках мелкокалиберная винтовка. У товарища за спиной карабин. В нем один патрон.
Идем молча. Вдруг — рев. «Сохатый!» — восклицаю я. «Медведь!» — кричит Стае.
Гляжу, метрах в двадцати прямо передо мной вырастает огромный зверь. Поднимает вверх лапы, бросается на меня. Я вскидываю ружье и пытаюсь передернуть затвор. Но поздно — ружье упирается в мохнатую морду. Мощный удар лапой, и винтовка взлетает в воздух и повисает на дереве. Я чудом успеваю отбежать за березку. Медведь за мной. Но дерево мешает ему достать меня. Мы вертимся вокруг, как волчки. Стае целится из карабина. «Стреляй», — кричу ему. «Уйди в сторону, боюсь зацепить», — вопит он. Я понимаю, что оторваться от березы нельзя — мишка тут же ухватит меня своими длинными когтями. Но и без конца бегать вокруг дерева тоже невозможно. Улучаю момент и ныряю вправо. Медведь оказался проворнее, чем я думал. Ощущаю сильный толчок в бедро, но боли не чувствую. Гремит выстрел. Единственная пуля попадает косолапому в заднюю ногу. Он, хромая, убегает в кусты. Я выхватываю нож, и в погоню. Через две минуты подкатывает тошнота, в глазах темнеет, Стае ловит меня у земли. В сапоге хлюпает — он полон крови. Бок жжет каленым железом. Достал-таки Михайло Потапыч. Рану промыли, сажусь в лодку — и плыву на середину Алекмы, бросаю якорь и грею рану на солнышке. И так неделю, благо погода была хорошая. Потом на самолет и — в Москву. Но без солнышка потерял бы ногу».
1.jpg
1.jpg (152.22 КБ) Просмотров: 1081

Продолжаем исследовать симптомы дисфункции системы самосохранения.
Отыщите на цветной картинке руки знак 15а (рис. 1—2).
Он отображает необычное поведение второй горизонтальной линии — линии головы.
Вместо того чтобы спокойно устремляться к краю ладони, как это в норме и происходит, линия головы начинает подниматься и сливается в окончании с линией сердца в области 7—8 полей.
Данный признак приводит иногда к довольно тяжелым телесным повреждениям.
Теперь взгляните, как знак выглядит в реальности (рис. 3—4).
Сам по себе рисунок не является «криминальным».
Дело в том, что линия головы является одним из самых фундаментальных показателей, вследствие чего обладает повышенной многофункциональностью.
Это в свою очередь вызывает неоднозначность интерпретаций.
Судите сами — на уровне физиологии она является выражением состояния преимущественно кишечника, эндокринной системы, мозга.
В более высоких уровнях она сообщает о складе ума, способностях, особенностях мышления, силе воли, предназначенности к определенному виду деятельности (конечно, в наиболее общем выражении), некоторых чертах характера, нюансах эмоциональных реакций и воспитания, и даже помогает установить уровень социального происхождения и положения и т.д.
Кроме этого, как вы уже знаете, линия головы является линией матери и, следовательно, часть информации вообще не относится к обладателю признака.
Таким образом, при отсутствии других знаков расстройства системы самосохранения выводы о значении линии головы такого типа должны охватывать иные области.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#4 Admin » 26.02.2015, 19:12

Параллельное будущее

«Меня принесли и бросили на деревянные нары. Ходить я не мог. Не мог шевелиться. Раздирающие боли в животе. Тошнота и бесконечная дурнота. Желание одно — чтобы это кончилось. Сознание временами уходило. Я стоял на краю страшной бездны. Слева поднималась черная пустота. В Бога я не верил. В пустоту не хотел. Тяжелая масса сзади выдавливала к краю. Одновременно с разных сторон — страшные картины, шум, звон. Сплетенные в огромный узел человеческие конечности, тела. Жижа из человеческих голов. Высоко вверху — синяя дырка. Из нее, разворачиваясь из комочка, приближается ко мне лицо отца. Я мечтал увидеть это лицо, хотя бы во сне. Никогда не видел. И вот видел его воочию, на самом деле. Губы его шевелятся. Он что-то говорит. Я не слышу. Губы беззвучны. Я силюсь разобрать. Наконец слышу, но слова идут не из губ, а со стороны. «Жив? — Чья-то рука трясет меня за плечо. — Жив?» Лицо отца тает, исчезает. Под потолком барака, который служил лазаретом, было маленькое окно. Оттуда бил свет. Об окне я узнал позже. Тогда был просто луч света. Свет лился белым неслышимым дуновением. В нем светилось лицо, но не отца, а незнакомого человека. У него был крутой лоб, длинный широкий нос, тонкие губы. Он тряс меня за плечо. Спрашивал: «Жив? Живой?» «Воды», — прошептал я. Язык был инородным телом, губы как высохшая земля. «Воды», — сам шепот был скрипучим. Лицо исчезло. Его не было вечность. Оно засияло опять. Я не понимал, казалось, тела не было, одна светящаяся голова. Двигалась сама по себе. Вдруг рука, пальцы приложили к губам металлический край, тонкая струйка холодного вещества скользнула на губы, внутрь. Я жадно глотал, никогда вода не была такой вкусной. «Пей, пей», — одобрительно говорила голова. Вода придала сил, в мозгу прояснилось. Я стал различать в полутьме: передо мной стоит человек, держит в руках кружку. Человек наклонился, и опять лицо осветилось: «Так ты нижегородец?» «Из области», — с трудом выговаривая слова, сказал я. «Земляк, стало быть». — «А ты кто?» — спросил я. «Врач. Фрицы назначили проверять, кто умер, кто еще нет. Это барак для умирающих. Сюда умирать приносят». Моего сердца коснулся неземной холодок. Он выпрямился, отошел куда-то. Вернулся с водой. Дал еще пить. «Пей». Я жадно глотал. В животе резало от воды, но резь была благородная. Еще жаждал я этой рези. Он спросил: «Жить хочешь?» — «Хочу». — «Тогда делай, как скажу. Тебе принесут баланду и пайку хлеба. Баланду не ешь. Хлеб отдай мне. Я из него лекарство сделаю». Я кивнул: «Хорошо». «Мне пора. — Он тронул за плечо. — Крепись». Ушел. Я слышал стоны больных, хрип умирающих. Луч света погас, барак погрузился во тьму. Всю ночь метался в бреду. Утром двое пленных принесли еду. Я сделал, как сказал врач. К миске с жидкостью не притронулся, кусок хлеба спрятал. От усилий впал в забытье. Врач появился будто из небытия. «Хлеб сберег? Я протянул кусок. Он взял и скрылся. Его долго не было. Я потерял счет времени. Наконец он возник передо мной, протянул черный твердый кусок. «Грызи, — сказал он, — и пей воду». Поставил рядом кружку с водой. Я грыз, это было похоже на уголь. Он приносил мне хлебный уголь еще несколько дней. Дурнота уходила, через неделю я почувствовал, что болезнь побеждена. Я мог ходить без тошноты и головокружения. «Как ты узнал, что я из Нижегородской области?» — «Окаешь ты, братец. А ты не замечал?» — «Нет». — «Я тоже окал, в Москве учился, прошло». — «Спасибо», — сказал я. Он махнул рукой: «Да что там». Помолчал, потом спросил: «Как в плен попал?» Мы сидели на нарах. «Ранило, — сказал я. — Но странный случай. Я никому не рассказывал». «Что за случай?» — «Отступали мы. Был авианалет. Мы рассыпались с дороги и залегли. Вой самолетов. Бомбы еще не свистели. Я поднял голову. Вижу, летит бомба. Не быстро. Хорошо ее вижу. Она попадает в ствол дерева и разлетается на осколки. Обрати внимание — без звука, все в тишине. Я вижу, как осколки плывут в воздухе. Гляжу на это как бы немного сверху и в то же время из себя. Один осколок попадает в бойца рядом, справа, плечо ему разрывает. Другой кусок металла, рваный такой, входит в спину бойца, лежащего слева от меня. Третий бьет мне в голову, прямо в темя». Врач смотрел на меня: «Брешешь. Это видеть невозможно». — «Я знаю, что невозможно. Но слушай дальше. Тут я как бы очнулся. Оглядываюсь: бойцы справа и слева живые, никто не задет, никакой бомбы. Вздохнул с облегчением. Привиделось». — «Да, игра воображения, — отвечал врач, — бывает». — «Я тоже так думал. Но смотри. Я лежал в пилотке, а тут надеваю каску. Думаю, на всякий случай. Мало ли. Вот свист бомб. Тут прямо над головой — оглушительный взрыв и удар по голове. И все — меня не стало. Прихожу в себя. В ушах вата, ничего не слышу. Кругом кровь — на лице, руках, за шиворот натекло. Темя жжет огнем. Хочу приподняться и не могу, руки-ноги не слушаются. Сколько пролежал так, не знаю, уже к вечеру дело пошло. Наконец обрел способность двигаться, приподнимаюсь, гляжу. Слева лежит боец, плечо разорвано. Мертвый. Справа — другой, спина вскрыта, кровь и что-то бело-желтое торчит. Не двигается. Тоже убит. Вот так. Тут и немцы окружили, взяли. Я как пьяный. Меня шатает, язык не ворочается. Слух пропал. Вот что это было?» Врач пожал плечами: «Кто его знает. Может, совпадение, может... — он не договорил. — Не нашего ума это дело. Забудь и никому не рассказывай». Через пару дней я вернулся к остальным пленным».
1.jpg
1.jpg (50.51 КБ) Просмотров: 1072
2.jpg
2.jpg (172.08 КБ) Просмотров: 1072

На левой руке линия головы деформирована. Один фрагмент загнут вверх, часть, следующая за ним, опущена, конфигурация линии изменена (рис. 4, зеленый). Частичное разрушение ментальной линии обычно является симптомом повреждения головы. Этот симптом относится к группе В. Есть и нарушения группы С, которые выражают именно ушибы головы (рис. 4, красный).

Владимир Финогеев 23.11.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#5 АРОН » 27.05.2015, 13:21

Урок из педагогической практики.

«После окончания пединститута я нашла работу в гимназии. У меня были некоторые колебания, куда идти, ибо, как известно, в наше время ко всем педагогическим трудностям в школе добавлены материальные. Поэтому я подумывала о работе в какой-нибудь фирме, но потом все-таки решила пойти в школу. Преподаватель в начальных классах — моя специальность, все-таки меня этому учили, да и юношеская мечта могла стать явью. Во-первых, потому, что в гимназии высокие требования, во-вторых, там была возможность для эксперимента.
Я стала работать и потихоньку у меня накопилось очень много разработок — целая папка. Однажды муж посоветовал их издать. Я как-то посопротивлялась поначалу, но потом эта мысль незаметно стала крепнуть, и я решила рискнуть. Сперва пошла в одну из школьных газет. К моему удивлению, два моих материала сразу же приняли и напечатали. Потом пришла идея сделать поуровневый учебник. (Это такой учебник, где самостоятельные работы после каждого урока не одинаковы для всех детей, а разделены по уровням сложности. Первый — базовый, второй — повышенной сложности, третий — творческий.) Дети разные — одни сильные, развитые, сообразительные, знающие, но есть и те, чьи возможности не позволяют им справляться со школьной программой. Привлекла я подругу, написали мы такой учебник и пошли по издательствам. А там, как нас увидят, говорят: больно вы молоды, вам рано учебники писать. И в министерстве я побывала — их тоже наш возраст не устроил. Но я не отступала, и вот случай приводит в одно издательство — а там все молодые, как и мы. Они взяли и издали наш учебник. Потом пошли заказы — учебник наш понравился. Мы стали продолжать. В общем, и в школе можно делать необыкновенные вещи. Их можно делать везде. Просто однажды надо вспомнить, что у тебя есть голова на плечах, и стараться не забывать об этом».
1.jpg
1.jpg (172.01 КБ) Просмотров: 1005

За внешней незатейливостью этой истории стоят колоссальный труд, настойчивость, методичность и, конечно, талант.
Героине нашей истории всего двадцать шесть, а она — автор более двадцати учебников.
Знак, отвечающий за часть этих качеств и за их успешную реализацию в жизни, обозначен на цветной картинке руки номером 34 (рис. 1—2).
Признак представляет собой черту, поднимающуюся от линии Головы в сторону указательного пальца.
Давайте посмотрим, как рисунок выглядит на руках рассказчицы.
Рис. 3-4 демонстрирует знак на левой руке.
Традиция интерпретирует его значения следующим образом:
- успех честолюбивого замысла;
- признание в профессиональной сфере;
- получение новой должности;
- стремительное продвижение в карьере или какой-либо деятельности;
- повышение материального и социального статуса.
Особенность данного признака в том, что человек — владелец знака всего добивается собственными усилиями и интеллектом.
В этом есть и некая визуальная логика, поскольку ответвление от линии Головы чисто зрительно увеличивает ее размер и силу.
Практика показала, что линия 34 может иметься изначально, но чаще она вырастает, появляется, будто из ничего, причем иногда очень быстро, за несколько дней.
Это наглядное подтверждение того, что ум может активизироваться волевым усилием.
Действительно, если мы можем нарастить мышцы поднятием тяжестей, то разве ум ни оттачивается выбором цели и стремлением к ней?
«Ум, — говаривал Гельвеции, — это вес, который нужно взять».
Появление линии 34 извещает, что попытка была успешной.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#6 АРОН » 27.05.2015, 18:31

Целебная мена.

«На пиджаке было пятно. Я не заметил. Утром надел пиджак, собирался на работу. «Что это?» — спросила жена. Я не понимал: «Где?» Ее палец уперся в лацкан. Я опустил голову: «Черт, новый пиджак! Ему три дня от роду. Как я мог?!» «Снимай, почищу», — сказала жена. Я снял, взглянул на часы. Какое-то время еще было. Я подошел к окну. Порыв ветра нагнул ветви, сорвал несколько листьев. «А что это?» Я повернулся. Жена подняла руку, в кулаке зажат белый ком. Я удивился: «Что это?» «Это я тебя хочу спросить, — произнесла жена, — и не разыгрывай удивление. Ты прекрасно знаешь, что это». — «Что?» — «Платок!» — «Какой платок?» — «Носовой!» Я недоумевал: «У меня не было платка. Откуда он?» «Хватит притворяться», — жена подходила ближе. Упругая волна раздражения поднималась. Я держал ее. «В чем и зачем мне притворяться?» — «Я тебе объясню. Это не твой платок. Это вообще не мужской платок». — «А чей?» Жену это взбесило. «Чей? Он еще спрашивает?! Ты издеваешься надо мной?!» — «Я??!!» «Ты! — она всплеснула руками. — Какая наглость!» Уже нестерпимо хотелось заорать, затопать ногами, перевернуть стол. Я выдохнул, овладел собой и сказал почти спокойно: «Можешь ты объяснить, в чем дело?» Она сунула мне в лицо платок: «Это женский платок!» — «Ну?» — «Ну-ну! Баранки гну. Он пахнет духами!» — «Все?» — «Нет, не все. На нем следы губной помады». — «Ну и что?!» — «А то, что женщины целуют мужчин, а потом вытирают платком следы». — «А, вот в чем дело. Так вот, я ни с какими женщинами не целовался, никто мне ничего не стирал, я сам не могу взять в толк, откуда у меня этот платок». — «Да?» — «Да. Я не знаю, как он оказался в моем кармане. Не знаю!» — «А что ты вообще знаешь?» Я насторожился. Вдруг вспомнилось, как недели две назад зазвонил телефон, я снял трубку, а там зловещее молчание. Жена: «А ты знаешь, что нашего ребенка уже два дня нет дома?» Сердце остановилось, я выдавил: «А где он?» «У бабушки, — выпалила жена с плохо скрываемым торжеством, — ты даже не заметил. Где тебе, когда ты две недели не был дома». Я изумился: «Я не был дома?» «Фактически, — жестко бросая слова, продолжила она, — ты приходишь каждый день в час ночи». — «Ну я же говорил, сейчас такой период на работе». — «А вчера?» — «Что вчера?» — «Ты пришел пьяный!» — «Пьяный? Ты не видела пьяных!» — «От тебя пахло вином». — «Я же говорил, отмечаем день рождения нашего бухгалтера». — «Ты ничего не говорил». — «Я не говорил? Я говорил!» — «Говорил он! Позвонил в одиннадцать ночи». — «Не в одиннадцать ночи, а в десять вечера». — «Нет, я так больше не могу, — взорвалась жена, — все, я уезжаю к маме». Она бросилась в спальню и хлопнула дверью. Я не сдержался, рявкнул вслед: «Ну и проваливай!» На душе чудовищная досада. Внутренности тряслись от гнева. Надо же так довести! Как теперь работать?! Я поднял с пола платок. Понюхал — пахло духами. Дерьмо! Я сунул платок в карман. Взглянул на часы, черт! Опоздал! Нацепил плащ, бросился вниз. На машине уже не успеть — на метро. Надо разобраться, откуда у меня этот платок. Было полное неведение. Вот уж действительно: ни сном ни духом! Надо сосредоточиться. Что было вчера? Вчера была вечеринка на рабочих местах. Отрывались умеренно. Я не напился, сознания не терял, меня никто не целовал, и я не целовался ни с кем. Хотя мог бы. Но не делал этого. Было несколько странных вещей, но гораздо раньше. Одна из них — приход новой сотрудницы. Впервые я столкнулся с ней в коридоре, я не знал, что она к нам. В маленькой красной шляпке, платье — от горла до кончиков ног. Лицо востроносое, глаза маленькие, рот непонятный. Первое впечатление: не нравится. Без всяких объяснений. Не нравится, и все. Не было тела. Казалось, что не было. Будто была голова и туфли, а между ними ничего — платье. Или нет, под платьем — пружинки. Прошло несколько дней, она появилась в отделе, и это было другое существо. Тело у нее было узкое, змеиное, с неожиданно хорошей грудью, да, глаза маловаты, но рот правильной формы, кожа нежная... Она оказалась изощренной и магнетической. Суждения дерзки и странноваты. Когда она была рядом, будто воздух менялся: становился горячим, солоноватым, терпким. Она роняла взгляды, они были разные — то горный хрусталь, то битое стекло, то морская даль. Было ощущение, что соприкасаешься с тайной. Это тревожило и волновало. Глаз всех мужчин против воли искал ее в пространстве. Ее звали Алина. Через пару недель утром на моем столе стояла, не лежала, именно была поставлена толстая книга. Под книгой лежат свернутый лист бумаги. Я посмотрел на книгу — «Гражданское право». Я взял лист, развернул. От руки было написано: Виктору Петрову. Я понял, что записка не мне. Я был не Виктор и не Петров. Петров сидел за столом рядом. Первым порывом было не читать, сложить и отправить на стол Виктора. Но глаз пробежал без спроса, было всего две строчки, нельзя не прочитать, автоматически. Я не собираюсь отвечать на ваше непристойное предложение. Алина. Я призадумайся. Почему записка на моем столе? Она прекрасно знает, где сидит Виктор. Зачем это сделано? Я положил записку на стол Виктора. И постарался выкинуть это из головы. На вечеринке она подошла ко мне, сказала: «Вы ведь влюблены в меня?» «С чего вы взяли?» — спросил я, внутренне кусая губы: права, чертовка! «Все тут в меня влюблены», — и она обвела общество презрительным взглядом, и этот взгляд стал началом моего исцеления. «А вот у вас получится», — сказала она и отошла, не прибавив ни слова. Рядом возникла Надежда Ивановна, старейший наш работник, шепнула: «Поосторожней с Алиной. За ней дурная слава, отбивает мужей у жен и бросает». И тут же отошла. Прокрутив эти воспоминания, я заключил, Алина специально подсунула мне платок в пиджак. Это было легко сделать, в начале вечеринки я снял пиджак и повесил его на стул. Ну, я с ней разберусь! Я подошел к турникетам, полез в грудной карман за бумажником, где хранился проездной. Вместо привычной толщины я вытащил плоскую книжицу — паспорт. Откуда паспорт? Я раскрыл и чуть не вскричал: Петров Виктор Сергеевич и его фото. Я был потрясен. Порывшись по карманам плаща, нашел мелочь, купил карточку. Примчатся на работу. Виктор встал мне навстречу, протянул бумажник: «Возьми свой бумажник и отдай мне мой пиджак. Меня вчера весь день не было, пришел на вечеринку в новом пиджаке, три дня назад купил, оказалось, у нас одинаковые. Классный пиджак. Ты, видать, тоже был в этом магазине». Я разразился ругательствами: «Черт, черт! Из-за твоего пиджака от меня жена ушла!» Виктор насупился: «Это как?» «Вот, — вытащил платок, — твой?» Он махнул рукой: «Ах это, да, — он оглянулся на Алину, — мой, да». «Старик, — сказал я, — сегодня едем к моей теще». — «Зачем?» — «Дорогой объясню. Главное, будь в этом пиджаке и храни платок». С женой мы помирились. Где-то в глубине я терялся в догадках: не спутай я пиджаков, Бог знает, как бы повернулась ситуация с Алиной».
1.jpg
1.jpg (109.38 КБ) Просмотров: 1004

Внутренняя линия Влияния на правой руке имеет разрыв с перехлестом (рис. 4 — желтый).
Есть поперечная линия, идущая от линии Головы (рис. 4 — красный, л. Головы — зеленый).
Данная комбинация указывает на кризисный период в отношениях.
При разрыве с перехлестом партнер может уходить и какое-то время жить отдельно, однако наступает примирение.
Поперечная от линии Головы свидетельствует: конфликты вызваны тем, что партнеры не понимают друг друга, не включают голову, чтобы разобраться в нуждах и запросах другого.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#7 Admin » 28.05.2015, 14:30

ШАХМАТНОЕ ИМЯ.

«Мама у меня музыкант. Играет на фортепиано. Она, конечно, хотела, чтобы я пошла в музыку. Мечтала, что я стану музыкантом. Как только я родилась, мама стала прислушиваться, присматриваться, пытаясь понять, что из меня получится. У мамы тоже была мечта — она страшно хотела научиться играть на скрипке. Это было что-то просто помимо ее воли. Жуткая тяга к скрипке. Ей нравилось все, что было связано со скрипкой и скрипачами, она не могла объяснить, откуда у нее это. Едва она заслышит тонюсенькую скрипичную музыку, у нее замирает дыхание, она вся витает в неведомом мире. А как ей нравился сам этот инструмент! Если ей попадет в руки скрипка или она окажется рядом, она берет ее в руки, разглядывает, подносит к уху, гладит и вздыхает, как будто это неземное существо — эльф или дюймовочка. Наконец она пошла к какому-то учителю, который учит играть на скрипке. Приходит она к нему, говорит, что, мол, мне ничего не надо, я сама окончила музшколу, ноты знаю и все такое. Вы мне только руку поставьте. И все. Только это. Там уж я сама. Он соглашается, что ж, мол, давайте попробуем. И говорит: «Напойте-ка мне «ля». Мама напела. Он подходит к пианино, нажимает какую-то клавишу, раздается совершенно другой звук. «Понимаете ли, в чем дело, слух у вас, видимо, есть, раз вы музыкант и так далее, но это не абсолютный слух. Это «ля» у вас должно быть вот здесь и всегда». — И он постучал себе по правой части головы. Так у нее не сложилось со скрипкой. У меня тоже не все гладко начиналось в жизни. Как я говорила, мама ждала, что во мне прорежутся наследственные музыкальные таланты, ведь бабушка тоже занималась профессионально музыкой. Я пока себе агукала, лежала на спинке в полном неведении и счастье. В один прекрасный день рухнули мамины мечты. Это случилось, когда я вместо нежного сопрано вдруг издала довольно грубоватый басок. Это было ужасно. Мама сильно расстроилась. Надежды ее рухнули, может, осталась одна или две. Она проверила меня на ритм, музыкальную память, и одной надеждой стало меньше. Осталась последняя — отдать меня в хореографию. Это произошло чуть позже, а пока мама, чтобы как-то поддержать таинственную силу, заставляющую ее искать во мне большое будущее, сунула мне в манеж шахматную доску. Фигуры были огромные, гроссмейстерские, чтобы я их не могла запихнуть себе в рот. Потом она отвела меня в хореографическую школу. После нескольких занятий преподаватель отвел маму в сторону и сказал: «Извините, конечно, но ребенок совершенно бесперспективен. Она не может повторить ни одного движения, и если у нее есть дар, то это дар асинхронности. Когда все делают одно, она делает совершенно другое». Наверное, в этот момент мама поняла, что, кроме шахмат, развиваться мне больше некуда. Мама решила отдать меня в шахматную школу. Чтобы меня туда приняли, как сказал директор, я должна была знать названия фигур и уметь их правильно расставить на доске. К четырем годам я все это прекрасно умела. В четыре года и два месяца мама привела меня в шахматную школу. Мы пришли прямо к директору. Он вышел из-за стола, а я вдруг заявляю ни с того ни с сего: «Я пришла побеждать». Директор засмеялся — неплохо для начала. Теперь мне одиннадцать лет, я выполнила второй разряд. Я участвовала в разных турнирах, и у меня уже куча кубков. На первых турнирах я жутко волновалась, хотя тренер сказал, что нервы у меня из железа. Турнир проходит так. Возьмем один, который проводила Российская шахматная федерация. Накануне вечером я пишу записки: «Я должна победить» — и рассовываю по карманам. В туфли под пятки кладу пятаки. Затем мы с мамой едем в кофейню на Гоголевском бульваре, я выпиваю чашку горячего шоколада. Шахматистам надо есть грецкие орехи и шоколад. Турнир проходил в большом старинном зале, очень красивом. Было десять участников. Покруговая система игры. Это значит, что все должны играть со всеми, то есть не избежать игры друг с другом. Стоят шесть досок. У каждой пары стоит секундант, который записывает ходы и следит за правилами. Например, нужно нажимать на часы той же рукой, которой ходишь. Если взялся за фигуру, нужно ходить. Игра длится пятнадцать минут. Твое время вышло, ты проиграл. Первую партию я играла с одним мальчиком. Я сильно волновалась, у меня даже руки тряслись. Мы начали играть. Обычное начало е2—е4. Потом я хожу конем. Когда я играю, не только в этот раз, вообще, в голове какое-то особое состояние, я ни о чем таком не думаю, как будто вообще нет мыслей, и могу рассчитать партию на два хода вперед. Тут я сидела и переживала, что сейчас он у меня что-нибудь съест или что-нибудь сейчас такое произойдет. А он еще пытался меня отвлечь, спросил, сколько мне лет, и еще чего-то шептал. Но я молчала. Потому что если услышат, то не будут разбираться, кто первый начал разговор. Я засунула руку в карман, нащупала записку «Я должна победить» и мяла ее в руках. Эту партию я все-таки проиграла. Было досадно. Потом перерыв 10 минут, там, в углу, стоит стол, на нем — вода, соки. Потом игра продолжилась, я выиграла остальные партии. Кроме этого надо было еще сыграть две партии с компьютером, одну партию я выиграла, другую — вничью. Получилось так, что я и тот мальчик набрали равное количество очков. И должны были встретиться еще раз. Мы сели. У меня уже не было волнения. Тот мальчик был тем более спокоен, он уже у меня выиграл, думал, что вторую партию тем более выиграет. Видимо, расслабился, потерял бдительность, зевнул ферзя. И все — я выиграла. Так бывает. Один дядя про меня сказал, а имя-то шахматное у нее: Тамара Чадаева очень напоминает Майю Чибурданидзе».
1.jpg
1.jpg (50.03 КБ) Просмотров: 1003

Для того чтобы успешно играть в шахматы, нужен хороший интеллект и прекрасная память». Носителем данных свойств на руке является линия головы. Количество интеллекта выражено длиной и качеством линии. Чем длиннее линия, тем более отвлеченно может мыслить владелец, тем больше сведений он способен вместить, тем больше деталей способен удерживать в поле зрения одновременно. Следует отметить, что люди с короткой линией головы вовсе не глупцы, просто их ум узко направлен, они мыслят конкретно, становятся специалистами обычно в одной области. Качество линии — это глубина, ясность, четкость, отсутствие дефектов, таких как мелкие разрывы, изгибы, неровности и т. д. Качественная линия — это показатель способности длительно концентрировать внимание на исполняемом деле, что обещает его успешное завершение. Форма линии также имеет значение, прямые линии отвечают за рациональность, логику, реалистичность. У нашей героини линия головы обладает и длиной, и качеством, необходимыми для успешной шахматной карьеры (рис. 4, желтый). Правда, в настоящее время наша героиня еще не всегда способна длительно концентрироваться, о чем сообщает группа островков на линии (рис. 4, красный). Но тренировки, воля, опыт помогут ей справиться с этим. Заметная линия судьбы, по ширине почти равная линии жизни (рис. 4, л. судьбы — синий, л. жизни — зеленый), обещает достижения и известность. Пробел между линиями головы и жизни (рис. 4, в оранжевом круге) указывает на человека независимого поведения, свидетельствует о дерзком уме и крепких нервах. Склонение пальцев в сторону указательного — признак честолюбия, желания быть первым во всем (рис. 4, стрелочки).

Владимир ФИНОГЕЕВ 11.10.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#8 Admin » 28.05.2015, 15:23

Энергия отражения.

«Если у тебя одной руки нет, разве сможешь себе другую руку помыть?» — «Нет». — «Вот именно! Как помоешь одной рукой?» — «Это ты к чему вообще? У меня пока две руки». — «Пока две». — «Что ты хочешь сказать?» — «Ты сама сказала «пока», я просто повторяю. И я вовсе не руку имела в виду. Но все равно — лучше сплюнуть. На всякий случай. Это я к тому про руку, что время быстро идет». — «Не понимаю». — «Погоди, я не закончила. Тут еще нечего понимать. Так вот, время бежит быстро. Сейчас у тебя длинные ноги и стройная талия. Не успеешь оглянуться, как у тебя уже толстая талия и короткие кривые ноги». — «Это с чего же? Как это?» — «С чего, старость, милая моя. Вот с чего. Старость. Я и спрашиваю, чего ты ждешь? Ее? Родиться ничего не стоит. А вот умереть — целиком наша заслуга. Тут мы можем выбирать. И выбирать надо сегодня. Представь, тебе восемьдесят. Ты одна на железной койке в однокомнатной квартире, и никого кругом. И на этой кровати все: и кухня, и туалет. И смерть, как в таких случаях бывает, не торопится. И другая картина. Ты на взбитых подушках в окружении чад и домочадцев. Все бегают кругом, суетятся. Это твои руки и ноги. Скажи — принесут то. Покажи — сделают это. И все твои люди. Все — из тебя. Ведь из тебя столько народу могло выйти. Если бы ты не жадничала». — «Что ты говоришь такое?» — «Я не про то, что ты подумала. Хотя и про это тоже. Вот что на тебе одето? Где твои ноги? Где грудь? Где талия? Я ничего не вижу. Зачем ты надела этот мешок?» — «Это мешок?» — «Именно. Но пока не выкидывай. Просто ты опередила время. Наденешь на девяностолетие. Когда кожа посинеет, одрябнет и обвиснет, как у слона. Вот тогда. Теперь о главном. Ты хочешь познакомиться с мужчиной?» — «Я хочу?» — «Хочешь, хочешь. Ты ищешь единственного и неповторимого. Он тоже ищет такую. Он уже есть. Он живет в этом городе и ходит по этим улицам. Неужели ты хочешь, чтобы он остался без тебя и тоже оказался на железной койке в полном одиночестве? Пойми: мужчинам так же трудно познакомиться с нами, как нам с ними. Надо им помочь. Надо помочь себе. Друг другу». — «Как?» — «Очень просто. Прежде надо решить, кто тебе нужен. Врач, геолог, специалист по компьютерам, актер, художник, физик, банкир, менеджер с бабками, спортсмен, владелец конюшни, автогонщик, слесарь-сантехник, сталевар или шахтер». — «Прежде мне нужен хороший человек». — «Это правда, и ты права. Но сначала ответь: ты сама считаешь себя хорошим человеком?» — «Не знаю». — «Не скромничай». — «Ну как тебе сказать...» — «Конечно, приятней и правильней, если об этом скажут другие. Поэтому скажу я: ты считаешь себя хорошим человеком, имеющим отдельные недостатки. А хорошему человеку не может достаться плохой». — «С этим можно поспорить». — «Нет ничего, о чем нельзя поспорить. Спорить не будем, но если задашься целью получить плохого человека, я знаю места, где они водятся». — «Нет, спасибо». — «То-то. Итак, врача ты ищешь в больнице, геолога — в поле, сталевара — у домны, шахтера — в шахте, актера — в театральном ресторане, художника, предпринимателя, компьютерщика — на соответствующих выставках, спортсмена — на соревнованиях». — «А банкира — в банке?» — «Тебе нужен банкир?» — «Нет, но мало ли...» — «Банкира ты ищешь в дорогом магазине, на аукционах антиквариата, на вручении престижных кинопремий, на конкурсах красоты в составе жюри и в фитнес-центрах. Ты определилась с выбором?» — «По моему гуманитарному образованию, я бы предпочла человека, увлеченного литературой, искусством, философией». — «Ты серьезно?» — «Что, плохой выбор?» — «Нет, если у тебя есть на что содержать такого мужчину». — «Ну, я не имела в виду, что он профессионально занимается литературой или философией, он может быть кем угодно, тем же предпринимателем, важно, чтобы был интерес к этим предметам». — «Согласимся». — «Как ты думаешь, такого следует искать в библиотеке?» — «Неверный ход. Там одни пенсионеры, или безработные, или дремлющие над рукописями аспиранты, два-три не туда попавших студента, пара приезжих, и обязательно один неполноценный без комплексов. Нет, в этом случае дорога лежит на книжную выставку. Возьми прессу, найди книжный хеппенинг и вперед. Что взять с собой? Одежду, чтоб подчеркивала преимущества молодости. Второе — улыбку. Блокнотик с карандашиком для вопросов, задавай вопросы, пусть мужчина отвечает, слушай во все глаза, но самое главное — запомни: знакомство — это удовольствие, это радость, это новизна. Это кайф, не скрывай этого, тогда у тебя будет и улыбка, и естественность, и обаяние — все, что покоряет без слов и делает жизнь необыкновенной. Не жадничай, угощай собой, и это не означает, что ты снимаешь трусики после первого движения бровей, ни в коем случае. Угощай своим счастьем от знакомства, не придумывай его, а чувствуй на самом деле. В первый миг знакомства человек предъявляет самое хорошее, самое интересное, самое доброе, что у него есть, и этим надо наслаждаться. Иди и действуй, и не забывай ни на минуту, какой это восторг — знакомиться с жителем Земли». Я подмигнула двойнику в зеркале: спасибо за психологию». «Наташу Шеховцову благодари», — ответил двойник. И я пошла, и я действовала, и я нашла себе мужа, какого хотела. А он нашел меня».
1.jpg
1.jpg (142.2 КБ) Просмотров: 1002

На правой руке линия Влияния (желтый) слишком глубока, чтобы оставаться в ранге линии влияния.
И это верно.
На деле мы имеем слияние удвоенного фрагмента линии Головы (зеленый) и линии Влияния.
Мы привели редкую хирологическую картину, когда наше воображение, сила ума, воля и решимость инициируют и направляют отношения.
Это происходит в реальности, но не так часто мы видим такой линейный сплав на руках людей.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#9 Admin » 28.05.2015, 15:44

Эффект тайны

«Чудо происходило ежедневно. Последняя лекция закончилась. Только что было сонное царство, пудовые веки, падения с аудиторной скамьи, но вот звонок — и тут же взрыв шума, стук сидений, громкие голоса, топот, беготня, хлопки по плечам, уже и смех. Студенты высыпали из аудитории. Ко мне подошел Петр: «Какая ты красивая сегодня!» — «Спасибо». Он продолжил: «У меня к тебе очень интересное предложение». — «Да ты что? — сказала я. — Ну давай». В это время по коридору проходил преподаватель, он окликнул Петра: «Иванов, зайдите ко мне». — «Иду, Павел Степанович», — отозвался Иванов, направился к профессору, хотел было сказать что-то, но ноги унесли его уже далеко, он раздумал. Возле меня появилась подружка Марина, с ней Костя. «Ну вот, Иванов хотел мне какое-то предложение сделать, а его увели, — пожаловалась я. — Теперь мучиться буду от загадки». — «Никакой загадки нет, — сказал Костя. — Предложение у него самое банальное. Он тебя пригласит домой, слушать «Новембер рейн» Акселя Роуза и пить кефир». — «Почему кефир?» — спросила я. «На более взрослый алкоголь у него нет денег», — пояснил Костя. А Марина выразительно повела глазами и придала улыбке снисходительность. Тут окликнули Марину. Это была Наташа. Марина отошла. «А вот у меня к тебе нетривиальное предложение, — понизив голос, сказал Костя, зачем-то оглянулся по сторонам. — Я приглашаю тебя на кофе и бокал французского вина и далее по тексту». — «То есть?» — «Ну, как пойдет», — произнес Костя и зашевелил бровями. Это меня рассмешило. Костя был остроумный парень, но я никогда не рассматривала его как претендента на серьезные отношения. «Нет, Костя, я не пойду с тобой в кафе». Костя схватил меня за руку: «Не торопись». — «Это почему?» Костя изрек: «В экстремальной ситуации при дефиците времени первое решение — ошибочное». — «А если дефицита времени нет?» — «Тогда — второе». — «Ты меня запутал». — «Так нет?» — «Нет». — «Почему?» — «Потому что у меня уже есть парень». — «Извини». — «Ничего». Костя отвалил. Подошла Марина. Посмотрела на меня: «Ты чего?» Я говорю: «Не пойму, что случилось? Что сегодня такое? За пятнадцать минут уже два предложения на ночь». — «Все просто, — отвечала Марина, — мини-юбка и туфли на каблуке. И весна». — «То есть никакой тайны». — «Никакой». — «Вот всегда так. А наш психолог говорил: должна быть тайна. Особенно если никакой тайны нет». Вернулся Костя: «Отгадайте загадку: входит в уши, а двигает животом». — «Пошляк», — бросила Марина. Костя укоряюще покачал головой: «У вас одно на уме. А разгадка простая — это юмор». — «Знаю я твой юмор». — «Ну ладно, — сказала я, — мне пора на электричку». Я вышла на улицу. Светило солнце. Первые клейкие листочки уже проклевывались из почек. От них шел тонкий аромат. Я приехала на вокзал. Свой поезд пропустила, придется ждать час. Я купила билет, решила скоротать время в зале ожидания для поездов дальнего следования. Сижу. Мимо снует люд разного сорта. С поклажей, сумками, чемоданами. Подходит мужчина, невысокий, немолодой, щуплый, с залысинами, нерусского вида. Смело обращается ко мне, уверенно, спокойно. «Скучаете?» — «Нет», — отвечаю я, показывая, что не намерена поддерживать разговор. Прямо гляжу ему в глаза. Но это такие бессовестные глаза, что я понимаю: что бы я ни ответила, смутить его невозможно. «Куда едете?» Непонятно для себя самой решаю законспирироваться, говорю: «В Липецк». — «Так у тебя пять часов». Он перешел на «ты». Каким-то дальним умом смекаю, у него какая-то цель. Несмотря на его легкость, во мне разливается неприятное чувство. Оно возникает, когда кто-то начинает скручивать волю, подчинять себе. Кроме этого не могу понять, что ему надо. Мысль о том, что он приглашает меня на свидание, представляется самым нелепым предположением. Интуиция говорит совершенно о другом, чего я не могу открыть. Я бросаю взгляд мимо, вижу огромного парня, качка, с жестким, уголовным лицом, который стоит в десяти метрах и смотрит на нас. Я встретила его взгляд, но он не отвернулся. Глаза пришлось отвести мне. Сердце екнуло. Они заодно — мелькнула догадка. В животе возникло неясное тоскливое чувство. Сразу несколько мыслей столкнулись в голове: вот, они могут сделать что угодно, и что я одна в этом городе, беззащитна, никто не придет на помощь и, конечно, обычная жалоба — почему я? Почему ко мне? Они как дровосеки: ходят по лесу и рубят приглянувшееся им дерево, а другие деревья не могут и веткой пошевелить. Стоп, чего это я? Я ведь не из пугливых, а если я из пугливых, то надо сказать себе, что это не так. Я смелая и решительная девушка. Надо применять психологию. Мужик-то психологию применяет, а я ему свою психологию. Представлю, что я работник милиции и у меня в кармане лежит удостоверение. Не будем бежать от ситуации, посмотрим, что дальше. Надо узнать, к чему это все. «Хочешь поработать?» — бросает мужчина. «А что надо делать?» — «Побыть с мужчиной». — «Вообще-то, — сказала я, — у меня уже есть работа». Я полезла в нагрудный карман своей джинсовой куртки, медленно, показывая, что у меня там что-то важное. Мужчина вмиг переменился в лице, он как-то угодливо согнулся, вытянул руки вперед в примиряющем жесте: «Извини, сестренка, не за ту принял, извини». Он быстро сдал назад. Я глянула в сторону качка, он исчез. Перевела взгляд на мужика, его уже не было. Чудеса. Через час вокзал остался позади со всеми его обитателями».
1.jpg
1.jpg (40.99 КБ) Просмотров: 1001
2.jpg
2.jpg (42.76 КБ) Просмотров: 1001

Линия головы предлагает ветвь в сторону пятого поля (зона Марса) (рис. 4, линия головы — зеленый, ветвь — оранжевый). Это указывает на самообладание, точнее способность интеллекта взять под контроль чувства в опасной ситуации. Обратите внимание на длинные пальцы, одно из традиционных значений — смелость.

Владимир Финогеев 17.05.2013 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#10 Admin » 18.08.2016, 12:40

Молчание свинца

История, которую рассказала мне Тамара Георгиевна Шмагина, вызывала удивление своим невероятным...
История, которую рассказала мне Тамара Георгиевна Шмагина, вызывала удивление своим невероятным поворотом событий. А еще тем, к каким странным мерам порой прибегает человеческая судьба, чтобы осуществить свои загадочные планы. Я долго думал, могло ли такое быть? Но история была рассказана так, словно она имела место. Правда, повествование шло с конца, а не с начала. И я решил изложить ее в том же порядке. «Я родилась в Москве, 9 сентября 1937 года». — «А где именно вы жили в Москве?» — «Не знаю». — «Как так?» — «Да мне еще и года не исполнилось, когда мама передала меня бабушке в Тамбовскую область, где я прожила до 12 лет». — «Как называлось место, где вы жили?» — «Васильевка. Это была большая деревня, она располагалась на равнинном месте и застраивалась не относительно одной главной улицы, как обычно бывает, а разветвлялась во все стороны». — «А церковь была?» — «Конечно. И речка была, Васильевка, протекала посреди деревни». — «Как звали вашу бабушку?» — «Анастасия Владимировна. Она проживала с дедушкой, которого звали Иван Амплеевич». — «Какое необычное отчество... А вы ходили в школу в Васильевке?» — «До четвертого класса доучилась, вернулась в Москву». — «Мама за вами приехала?» — «Нет, дядя Гриша забрал с собой, он ехал в Москву и меня захватил с собой. Мать еще раз вышла замуж, и я стала жить с ней и с отчимом. Об отце ничего не знаю». — «Где вы жили?» — «В селе Вязовка, позднее его включили в состав Москвы». — «Как звали вашу маму и сколько лет она прожила?» — «Мария Ивановна, она прожила 84 года. Когда я окончила 10 классов, то сразу после школы пошла работать в Центральный НИИ строительных конструкций. Затем поступила в строительный техникум, училась три года на вечернем отделении. После окончания была переведена на должность инженера». — «Чем занимались?» — «Исследовательской работой. Мы ездили на испытания, и очень часто в Ленинград, на заводы. Устанавливали датчики и замеряли колебания цеха, изучали всевозможные вибрации, применяли осциллографы. Результаты исследований учитывались при создании строительных конструкций и для правильной расстановки станков в цехах. Там я и проработала всю жизнь». — «Когда вышли замуж?» — «В двадцать один год». — «А как вы познакомились с мужем?» — «Он был деревенский, с Севера. Работал на заводе железобетонных изделий. Мы в тот момент с мамой жили в частном доме, она нередко пускала квартирантов. Так у нас поселилось несколько девочек. Как-то к ним в гости пришли ребята, и среди них оказался мой будущий муж». — «Как звали вашего мужа?» — «Николай Максимович. Он не сразу мне понравился. А потом стали встречаться, и так гуляли полгода. Помню, как-то раз идем по улице, вдруг он говорит: «Давай поженимся». Я говорю: «Давай». И в результате прожили вместе сорок лет. Жили мы хорошо, муж не пил, не курил. В 1960 году родился сын Андрей, потом внук Паша. А недавно еще и правнук — Кирюша, ему два с половиной года». — «Муж умер?» — «Да, когда ему было 64 года». — «Что случилось?» — «Воспалилась железа на шее, вызвали врача. Доктор должен был в четверг прийти, а во вторник муж умер». Мы помолчали. Тут что-то подвигло меня вернуться к ее жизни в деревне, я спросил: «У бабушки были еще дети?» — «Восемь. Четыре девочки и четыре мальчика. Когда началась война, мальчиков призвали на фронт. Александр погиб, Семен вернулся домой. Николай пришел, но потом застрелился». — «Почему? Что случилось?» — «Перед войной он работал директором школы. Во время войны попал в плен, как он сказал, всего на три дня. Однако из-за этого его не взяли обратно на работу в школу. Он купил пистолет и застрелился. И оставил записку: «Наган купил — наган меня убил». Я при этом присутствовала». — «Каким образом?» — «Летом мы все спали в сарае, и Николай тоже. Он там и застрелился, ночью. Николай сделал это сидя, выстрелил себе в висок. Пуля прошла насквозь и попала в дверь. Если бы он стрелялся лежа, то пуля попала бы в меня, потому что я спала рядом. Он даже это предусмотрел, чтобы никого не задеть. Потом я услышала, как заскрипела дверь, вошел дедушка. Я проснулась, увидела Николая с окровавленной головой. Дедушка страшно закричал, потом прибежали люди...» — «Подождите, как же вы не слышали выстрела?» — «Не слышала. Спала крепко». — «Удивительно! Выстрела не слышали, но проснулись от скрипа двери. Невероятно. Как это может быть?» — «Не могу объяснить. Но я действительно ничего не слышала». Я ничего не мог понять. Звук выстрела очень громкий, от 135 до 165 децибел. Наведя справки, я, однако, пришел к выводу, что такое возможно. Звук порождается давлением газов, в ырывающихся из ствола. Чтобы понизить шум, надо понизить давление, а оно определяется температурой, умноженной на некую константу и деленной на объем. Значит, если дуло упирается в камеру, где резко повышается объем и уменьшается температура, то звук выстрела может быть существенно подавлен, вплоть до 33 децибел. Уровень нормального разговора всего 55 децибел. К тому же звук выстрела короткий, импульсный, а скрип долгий. Вот и разгадка — к сожалению, голова Николая стала свое¬образным глушителем». — «Сколько вам тогда было лет?» — «Восемь или девять». Этот страшный случай никак и ничем не откликнулся впоследствии в судьбе Тамары Георгиевны, поэтому метафизический смысл ее свидетельства остался нераскрытым».
1.jpg
1.jpg (94.13 КБ) Просмотров: 658
2.jpg
2.jpg (94.69 КБ) Просмотров: 658

Идущая книзу ветвь от линии головы указывает на трагическое событие в начале жизни (рис. 2, линия головы — оранжевый, ветвь — голубой). Самоубийство маминого брата дано крестовидной фигурой, забранной в скобу (рис. 2, крест — розовый, скоба — красный). Две линии судьбы, идущие от линии головы, обозначают преимущественно счастливый брак (рис. 2, синий).

18.08.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца


Вернуться в Линия Головы

cron