РАЗВОДЫ.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей БРАК И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

Описание: Статьи по теме.

#1 Admin » 25.10.2014, 17:04

Искушение и наказание

«Я работал в своем кабинете. Слева от меня — окно, справа — дверь. Передо мной шкафы, поставленные буквой «П», так что образовывался небольшой закуток. Там стоял узкий столик и стул. На столе чайник, банка кофе, заварной чайник, чайные чашки. Было начало лета 1967 года. В кабинете душно. Окно приоткрыто, сквозь щель льет свежий воздух. Я снял китель, повесил на спинку стула и продолжал изучать материалы дела, которое мне поручили. Из окна потянуло жасмином, я поднял голову. За окном яркое солнце, синее небо. Я вдохнул поглубже и устремил глаза на бумагу. Стук в дверь. «Войдите». Вошла Надя, вольнонаемная: «Андрей Палыч, я положу в шкаф документы?» Я кивнул: «Хорошо». Мельком взглянул на девушку и опять к бумагам. Я был три года женат и любил свою жену. Надя зашла в закуток, я потерял ее из виду. Через минуту-две я услышал цоканье каблучков. Звук был новый, казалось, я не слышал его до этого. Я посмотрел на ее ноги, они были обуты в черные туфли на высоком каблуке. Я поднял взгляд и увидел, что она совершенно голая. Нет, сначала я увидел, что она обнажена, и уж потом опустил взгляд на туфли. Она смотрела мне прямо в глаза и улыбалась. Я вскочил из-за стола, с него что-то посыпалось, но я этого не заметил. «Пожалуйста, оденьтесь и выйдите из кабинета», — сказал я, не узнавая своего голоса. Она стояла не двигаясь. «Немедленно», — теперь уже с металлом произнес я. Она усмехнулась. Скрылась за шкафом. Я отошел к окну и стоял не оборачиваясь. Смотрел на деревья и большие кусты, покрытые белыми цветами. Я слышал шуршание одежды, потом каблучки, потом хлопнула дверь. Я выдохнул. Достал платок, промокнул лоб. Рубашка взмокла. Вернулся к столу, подобрал с пола бумаги, сел и стал читать. Вместо букв и фотографий перед глазами стояла девушка. Свет из окна освещал ее. Густые волосы до плеч, черные глаза, шея в блестящем сиянии, матовая грудь... Усилием воли я остановил перечень. Резко взмахнул рукой, пытаясь жестом отогнать навязчивый образ. Но его будто каленым железом выжгли в душе. Я отодвинул стул, зашагал по комнате: «Черт! Черт! Черт!» Продолжал ходить, стараясь обходить то место, где она стояла. Мнилось, именно там запах жасмина был особенно резким. Дома я набросился на жену, как голодный зверь. «Что с тобой?» — смеялась она. «Я люблю тебя». Она смеялась счастливым смехом. Мы с женой любили друг друга со школы, учились вместе. Потом она ждала меня из армии. Я поступил на юридический. Потом поженились. Родилась девочка. Меня пригласили в розыск, энергия из меня перла, я быстро продвигался, честолюбивые планы переполняли меня. Я сжимал жену в объятиях, ощущая огромную нежность. Соломенные волосы, голубые глаза — как все это дорого мне. Мне полегчало. Утром я шел на работу вполне нормальным человеком. Первые несколько дней я избегал Нади. Если она показывалась в коридоре, я входил в первый попавшийся кабинет. Но судьбе было угодно столкнуть нас на лестнице нос к носу. Мы не могли разойтись: она вправо — и я вправо, она влево — и я туда же. «Как много скрывает одежда», — думал я, глядя на нее. Никогда бы не подумал, что она такая. Мне нестерпимо захотелось увидеть ее такой еще раз, сравнить, убедиться, что она не переменилась с тех пор и то, что я вижу в одежде, соответствует тому, что я видел без. Часть души протестовала против такой мысли. Я ускорил шаги, протесты становились все слабее, пока не исчезли. Через полчаса Надя вошла в мой кабинет. В руках у нее была синяя папка. «Можно?» — спросила она, показывая на папку, но за этим чувствовалось совершенно другое. «Да», — сказал я, и сердце сильно билось. Она скрылась за шкафом. Я стоял у окна, обернулся, и вот — Надя стоит в сияющей белизне своего тела. Я подошел к двери и повернул ключ на два оборота.
После я думал, это всего лишь эпизод, но за одним эпизодом последовал другой, третий, и с каждой новой встречей, от которой я был не в силах отказаться, я с ужасом чувствовал, как тает свобода. Наступил самый жесткий период моей жизни. Чудовищная двойственность, угрызения совести, любовь к жене и страсть к Наде разрывали душу. Надя забеременела. Вся история открылась. Начальник вызвал к себе: «Ты знаешь, чья она дочь?» — «Знаю». Надя была дочерью второго секретаря обкома. «Выбирай: либо проблемы, либо ты женишься на Наде». — «Я женат». — «Так разведись, иначе тебя сгноят. Понял? Мать твою!» Объяснение с женой было страшным. Жена плакала, потом сказала: «Оставайся, я пойму и прощу. Не женись без любви. Ты сам знаешь, насильно мил не будешь». Но я сказал «нет» и женился на Наде. Квартиру мне дали, но карьеру, о которой мечтал, не успел сделать. Однажды я был послан в командировку. Вернувшись, застал Надю с любовником. К этому моменту я уже потихоньку начинал ненавидеть Надю. Страсть моя была утолена, а любви не возникло. Ее измена принесла мне освобождение. Я открыл дверь и сказал: «Уходите оба». И они ушли. Все эти три года, что я жил с Надей, я продолжал любить свою первую жену. Первое время мы часто встречались в городе, случайно — как магнитом притягивало. Обоих после лихорадило. Потом все реже сталкивались. Она устала ждать и вышла замуж. Путь назад был закрыт. В итоге квартира досталась Наде, а я уехал из города с одним чемоданчиком. До сих пор боль этого падения жжет сердце».
1.jpg
1.jpg (34.11 КБ) Просмотров: 1178
2.jpg
2.jpg (53.48 КБ) Просмотров: 1178

На левой руке из складки основания большого пальца исходит короткая линия с вилочкой на конце (рис. 4, красный). Трактовка: разрушение первого брака из-за неблаговидного поступка обладателя руки. В данном случае мы констатируем диагностическую ценность рисунка, установленную замечательным ученым, врачом, к. м. н. Д. Стояновским в его исследовании, посвященном практической дерматоглифике.

Владимир Финогеев 18.05.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#2 Admin » 28.12.2014, 16:46

Неверная копия.

«В ноябре произошел разрыв с человеком, которого я любила. Во всяком случае, это было яркое чувство. Время сыплет тяжелый песок в душу. В груди — шершавое невыразимое ощущение, в котором сплелись обида, жалость к себе, чувство утраты, потеря перспективы. И все это — боль. Больно. Я смотрела на окно, окно было слепым. Ночь. Стекло холодило лоб. Яков, Яков, — шептала я, — где ты? Почему все так вышло? Когда мы познакомились, он сказал, что разводится. И это было правдой, я чувствовала. Потом жена сделала приворот. И они уехали за границу. Но может, и не в этом дело? А в чем? Мы так любили друг друга, подходили друг другу, так понимали. Что случилось, что могло случиться? Он ушел, и ничего не осталось. Нет, осталась мечта — повернуть время вспять. Прожить заново, сделать по-другому. Не допустить, чтобы нас разлучили. Однажды телефонный звонок. Беру трубку: «Да?»
«Привет, это Настя». — «Привет». — «Ты как?» — «Ничего». — «Не забыла, у Вики день рождения?» — «Не забыла». Но я забыла. Казалось немыслимым, невозможным, что уже сентябрь. Настя меж тем продолжала: «Она всех в клубе собирает на набережной, ну ты знаешь. Там дискач забойный. Она сама тебе скоро звякнет».
В субботу я опоздала. Прошла внутрь. Звучала ритмичная музыка. Народ отрывался. Из гущи вынырнули Настя с Машкой, схватили за руку, потащили к столу. Много было знакомых, они подскакивали, обнимали за плечи, целовали и пропадали, были и те, кого я видела впервые. «А где Вика?» — «Да вон она». Вика в шикарном платье с обнаженным плечом выпорхнула навстречу. Я вручила ей букет и подарок. «Расслабляйся», — бросила Вика у самого уха, улыбнулась обворожительно, как она умеет, и нет ее. Я оглядываюсь — Насти и Машки след простыл. Народ тусуется группками. Музыка стихла на секунду. Где-то в глубине тел произносили тост. Народ продолжал общаться, несмотря на это. Рядом трое парней, один долговязый беседовал о комиках. «Че-то у меня глядело глючит». — «Поменяй». — «Ему колбасу надо менять». — «Чего ты мульку гонишь, че ему колбасу менять». Я не дослушала, пошла вглубь. И вот я бреду сквозь тела, и вдруг возле стайки девушек стоит Яков. Меня обморозило. Яков? Я остановилась, всматриваюсь. Нет, не он. Но похож. Как две капли воды. И одет так же. Яков любил джинсы и водолазки. Теперь меня обдало жаром. Меж тем копия Якова поворачивает голову и видит меня, мой полуоткрытый рот и, наверное, еще отслеживает, как брови сползают вниз на свои места. Он смотрит дольше обычного, я не знаю, что предпринять. Ноги несут к ним. Настя выручает, она появилась из-под земли. Кричит в ухо: «Ленка, дуреха, татку на телевизоре набила». Я спрашиваю: «Кто это?» Настя въезжает: «Ща познакомлю». Она подтаскивает меня к парню. «Олег, это наша Кира». Я протянула руку. Он пожал, рука жесткая, сухая. «Потанцуем?» Я кивнула. Мы вошли в круг. Я смотрела на него. Невероятно, какое сходство. Жуть берет.
Потом мы говорили, и я отмечала, что и голос похож, и манера чуть растягивать конец фразы. И он тоже любит музыку. Потом я отошла, потом мы встретились опять, несколько раз за вечер, потом обменялись телефонами. Провожать он не стал. Я вернулась на такси. Раздеваясь, подумала: удивительно! Волнение, какого долго уж не было, оживило сердце. Я села, погрузилась в воспоминания. Потом мало-помалу мысль пошла в сторону, почему-то явился случай с Кариной. Она моя двоюродная сестра. Мне было тогда пятнадцать. Пять лет назад. Карина работала рядом и иногда ходила обедать к бабушке. А бабушка — мамина мама — жила с нами... Карина прошла на кухню, села за стол, мы пообедали. Потом мы немного поболтали. Я смотрю на Карину и безотчетно отмечаю, что в ее лице что-то не так. Я ищу и нахожу, что именно, не понимаю. Но вот что-то не то. И затем в какой-то момент я знаю, в чем дело. Это вошло сразу, поселилось в голове и сердце без всякого сомнения. Я знала. Но я ничего не сказала Карине. Мы ее проводили, дверь закрылась, и я говорю: «Ба, а Карина беременна». Бабушка всплеснула руками: «Не может быть. Не верю. Откуда ты взяла? Внучка моя любимая не могла скрыть это от меня. Неправду ты говоришь». Я говорю: «Ба, я это вижу, у нее будет ребенок». «Я этого боюсь, — произнесла бабушка, крестясь. — Ты же знаешь, ей операцию делали, и врачи не советовали сейчас рожать. И мужа предупредили». Потом опять напустилась на меня: «Тебе откуда это знать? Этого знать нельзя». «А я знаю», — сказала я. Проходит время, становится известным: Карина беременна, и она в итоге родила. Почему я вспомнила об этом? Если рожу, девочку назову Тамарой, — подумалось мне. Я тряхнула головой, рассмеялась: — Зачем это мне?
Олег позвонил через два дня. Мы встретились, и закрутился роман. Мы гуляли, разговаривали, встречались у него на квартире. Прошел год. И еще один месяц. В конце этого месяца у меня родились подозрения, что со мной что-то происходит. Я пошла к врачу. Он сообщил — беременность. Я сказала Олегу. Я думала, он разделит мой энтузиазм. Он сжал зубы. Напрягся и произнес — меня пронзила молния: «Ты знаешь, я женат». — «Ты женат?» — «Да». — «Почему ты не сказал мне об этом?» «Ты не спрашивала, — он пытался шутить. — В этой ситуации ребенок мне, сама понимаешь, — он не договорил и через паузу: — Хочешь, я все устрою?» «Нет, — сказала я, — я буду рожать. С тобой или без тебя». Он пожат плечами. Мы расстались, и он исчез. Как отрезало. Увиделись последний раз, когда я была на шестом месяце. Он караулил возле дома. Подошел: «Ты как?» — «В порядке». Он молчал. Я поддела: «Что ж ты к беременной женщине с пустыми руками?» Он сказал: «Ну, хочешь, я помогу деньгами». «Я пошутила, — сказала я, — без тебя справимся». К тому времени я была знакома с замечательным парнем, которого звали Павел, и мне никто не был нужен».
1.jpg
1.jpg (50.88 КБ) Просмотров: 1141

На правой руке линия влияния в виде вилочки (рис. 4, оранжевый) пересекает линию судьбы (рис. 4, синий).
Само пересечение уже свидетельство, что отношения обречены.
Вилочка усиливает эффект разрыва, однако сообщает о том, что данный человек претерпевает сложный период в семье, связанный с отдалением супруги, например, частые поездки последней.
Есть еще один нюанс.
Система линии влияния и линии судьбы прорезана длинной тонкой (рис. 4, красный) линией, ведущей в поле детей.
Одно из указаний, что беременность послужит дополнительным поводом к разрыву.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#3 АРОН » 22.03.2015, 17:35

Правила безопасного развода.

«Я мыла ноги в раковине. С небом все в порядке. Ни облачка, оно светит голубым светом. По краям неровная зеленая рама мандариновых листьев. Воздух настоян на травах и морской соли. Доносится шум прибоя. Была вторая половина дня. Я вернулась с пляжа. Я задрала ногу и смывала песок под струей воды. Шаги. Поворачиваю голову. Молодой человек. Грузин. Серые брюки, рубашка чуть светлее, черные ботинки. Подходит. Взгляд тверд. Говорит: «Разрешите представиться, меня зовут Лео». Я вымыла вторую ногу, посмотрела на него, ничего не сказала и ушла. «Кто это?» — спросила я подругу. Та заговорила быстро, словно извиняясь: «Это ребята из Тбилиси, двое, ехали на машине. Остановились, спросили, не сдает ли кто комнату в округе. А у нас соседи как раз уехали. Ну, я и предложила. А что?» «Ничего», — отвечала я, прошла внутрь и растянулась на узкой железной кровати. Закрыла глаза, провалилась в сладкую дрему. Жара. Огромную переднюю часть сна занимало море, горы, комната, в которой мы жили вчетвером. Мерно пульсировал далеко-далеко кусочек сознания, в котором Москва с институтом лежали почтовой открыткой на столе комнаты, окна которой, ослепленные деревьями, силились разглядеть море. Так мы стали соседствовать.
Мое молчание не смутило Лео. Из четверых девчонок он выделил меня. Мне не приходило в голову, чем это может кончиться. Я не была готова ни к чему серьезному, планы были другие: учеба, аспирантура. Мой корабль с алыми парусами был еще далеко. Он плыл, но я отодвигала линию горизонта. Лео и его товарищ были веселые, понятные ребята. Тогда мы еще жили в одной стране, которой хватало на всех. Лео ухаживал за мной спокойно и уверенно, как будто все было решено. На нашем квадратном, покрытом старой скатеркой столе не переводились фрукты, конфеты, вино. Я думала: все это не со мной, не для меня. Вечерами мы гуляли, разговаривали, пели под гитару. Пришел день, когда надо было уезжать. Обменялись адресами — единственная близость, которую могли тогда позволить за неделю общения. Там с Лео у нас ничего не было, да и не могло быть. Время было другое. Телевидение помалкивало, а телефонные будки стояли на улицах, а не лежали в карманах.
Зимой во второй половине дня за окнами темно — звонок. «Это Лео. Я в Москве. У меня два билета во МХАТ Спектакль через два часа — жду». Я не сразу вспоминаю, кто это. В память въезжает лицо высокого красивого парня из ординатуры. Но его зовут не Лео. Пока я в замешательстве путешествую по воспоминаниям, он вешает трубку. Отказываться некуда.
Зима, мороз. Надо идти. Иду, встречаемся. Он выглядит решительным и серьезным. Что-то екнуло во мне, что это — выяснилось через четыре часа. После спектакля он провожает меня домой. Но вместо того, чтобы откланяться у двери и исчезнуть, входит в дом и в двенадцать ночи объявляет родителям, что собирается жениться на мне, и просит согласия на брак. «А я», — вырвалось было у меня. Лео повернулся ко мне, прервал: «А тебя вообще не спрашивают, родителей спрашивают». Все были потрясены и в таком состоянии отдали меня под венец. Не сразу, был некий период удостоверения личности и прочее. Свадьбу сыграли в Москве, через полгода — в Тбилиси. Мы жили раздельно, он учился там, а я училась здесь. Он приезжал в Москву и жил две недели. Месяца через три я приезжала туда и жила две недели. Все бы было ничего, но была одна деталь. Сказать, что Лео был ревнив, сказать мало. Если бы его ревность измерялась в киловаттах, можно было смело закрывать Днепрогэс.
«Где ты была?» — спрашивал он, если я задерживалась на полчаса. «В институте». — «Врешь!» — «Тогда ты скажи, где я была». — «Тебе лучше знать». — «Тогда чего спрашивать». — «Молчи. Отвечай, почему юбка такая короткая, а вырез на платье такой глубокий?» Потом было небольшое битье посуды, поскольку на большое уже не было посуды. Потом приходила ночь, с ней наступала любовь. На следующий день все повторялось. Через три года я ощутила, что у моего организма слишком нервная система, чтобы продолжать жить в таком ритме. Я не представляла, как выпутаться из положения. Сказать о разводе прямо — не могло быть и речи. Я понимала, меня просто пришибут. Казалось, тупик. Жизнь, однако, учит — нет тупиков, есть нехватка решимости. А для решимости нужна причина. И причина явилась: я встретила другого и влюбилась по-настоящему. Об этой любви — отдельная история. Ибо там случилась пара чудес. Возникла любовь, и я узнала, как поступить. Я ехала в Тбилиси, и задача была такая — не спать с мужем. Метод достижения прост: сразу по приезде надо учинить скандал. Почему без цветов? А если с цветами, то — что за цветы? Где ты их взял? Много помоек обошел? Ты меня не любишь, не уважаешь. После этого хлопается дверь и я уезжаю к родственникам. Ночь провожу у них, а днем демонстрирую мужу несносный характер. По любому поводу. Повод обычно находился. А на ночь опять к тете. И так несколько месяцев, с перерывами на возвращение в Москву и обратно. И день, когда муж взорвался и прогремел — да пошла ты! — пришел.
Я объявила родителям о разводе. Те приняли сторону мужа и выгнали меня из дома.
Это только помогло необратимости процесса. Мы развелись. Через много лет я встретила своего первого мужа. Он сказал: «Может, и правильно, что мы разошлись. Я тогда не любил, а болел тобой, если бы ты мне изменила — убил бы».
1.jpg
1.jpg (123.66 КБ) Просмотров: 1101

Прежде отметим: на правой руке произошло совмещение линии Поездки с линией Влияния (рис. 4, л. Влияния — желтый, л. Поездки — оранжевый).
Это указывает — знакомство произошло в поездке.
Это линия Влияния пересекает наклонный фрагмент линии Судьбы (рис. 4, л. Судьбы — синий), а вертикальный отрезок линии Судьбы не соединен с пересечением — все признаки предстоящего разрыва.
Выше мы видим мощную наклонную линию (рис. 4, красный).
Это выражение сильной любви.
В данном случае линия Влияния сращена, «положена сверху» на линию Поездки, а та в свою очередь «лежит» на ответвлении от линии Жизни, вместе они создают трехэтажный показатель.
Другая ветвь линии Жизни, исполняющая роль линии Судьбы (рис. 4, зеленый), образует с ней перекрест.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#4 Admin » 10.04.2015, 17:22

Предчувствие льва

«Абонемент на фитнес заканчивался. Я не собиралась продлевать. Не было денег. У нас с мужем был раздельный бюджет. В фитнес-клубе к нам подошел молодой человек спортивного вида: «Вам полагается осмотр врача и бесплатная тренировка. Я смотрела на него, отмечая приятное несоответствие — умное лицо. «А как вас зовут? — спросила я. — И сколько вам лет?» Что-то было в моем голосе, я что-то недосмотрела, потеряла контроль: коготки спрятались. Парень смутился, покраснел. Это подкупило. «Михаил», — сказал он. «Очень интересное имя», — произнесла я. Муж стоял рядом, мне послышался хруст желваков на скулах. Когда парень отошел, муж не выдержал: «Ты что себе позволяешь?» — «А что?» — «Ты нагло флиртуешь в моем присутствии». — «Ба, ты ревнуешь?! И это после всего, что было?» — «То, что было, — это совершенно другое и к делу не относится». — «К делу — нет, но к телу — точно». — «Прекрати». Муж был взбешен, сдерживался из последних сил. Что же его так задело? Вдруг я поняла: муж проявлял симптом, нет, не симптом — предчувствие. У него было предчувствие! Я с новым, уже полностью другим интересом посмотрела в сторону, куда удалился молодой человек. Интересно. Оказавшись среди тренажеров, я украдкой огляделась и узрела юношу в другом конце зала. Он что-то объяснял довольно тучной даме. Лицо ее выражало страдание. Муж вынырнул рядом, проследил мой взгляд, произнес язвительно: «Убеждает тетку, чтобы не сожрала тренажеры». — «Какой же ты!» Я приступила к упражнениям на пресс. Дома ночью молилась: «Господи, я хочу союза с мужчиной, который мне подходит». Астролог сказал мне, что по гороскопу этот мужчина должен быть Львом. «Господи, пошли мне такого мужчину». С мужем мы уже расставались на год, теперь сошлись, да, видимо, зря. В следующий раз я приехала на фитнес без мужа. Войдя в зал, я тут же увидела Михаила. Он подошел: «Я могу провести с вами персональную тренировку». — «Спасибо, с удовольствием». Взгляд ясен, на щеках — румянец. «А вы давно тут работаете?» — спросила я. «Давно», — он опустил глаза. «Странно, я вас никогда не видела». Это было правдой, до тех пор пока он не показался на глаза в холле, я ни разу его не встречала. «А я вас знаю, уже около года». — «Да что вы! Невероятно!» — «Так что вы хотите?» — спросил он. «В смысле?» — переспросила я. Он опять вспыхнул.
Поспешно поправился: «От тренировок? Какая цель у вас?» — «Я хочу поддержать форму». — «Понятно. Тогда приступим». Через минуту он спросил: «Тот человек, с которым вы несколько раз приходили, ваш муж?» — «Да, но мы с ним практически в разводе. Год не жили». Говорила я, ощущая, что оправдываюсь. Виду он не подал. Но я уловила искру в глазах. «Да он рад!» — постигла мысль. В ходе тренировки рухнула невидимая стена смущения, я почувствовала: с ним хорошо, легко, как не было ни с кем. После занятий я предложила: «Давайте я вас подвезу до метро». — «Спасибо, с удовольствием». В другой раз, когда мы выходили, он пригласил: «Давайте зайдем, выпьем кофе». Садясь в машину, я оглянулась и увидела машину моего мужа и вроде бы даже за бликом лобового стекла его напряженное лицо. Я сделала вид, что не заметила. В кафе сели возле окна. На улице сгущались тучи, а в кафе было уютно. Я посмотрела на небо. Облака сложились в портрет Льва Толстого, который грозил пальцем. Ладно, хоть поезда рядом не было. Я думала, у нас с Михаилом просто роман. Я слышала, что тренеры спят с клиентами. Однако мы встречались уже три недели, а до секса было так же далеко, как до будки пограничника в очереди в Шереметьево. Потом случились два события, которые все изменили. Мы гуляли в парке, я спросила: «Миша, а кто ты по зодиаку?» — «Лев». Наверное, глаза мои немного выкатились, а рот приоткрылся. «Что? Не подходит?» — затревожился он. «Наоборот!» Вдруг Михаил говорит: «А ты бы согласилась стать моей женой?» — «Да», — сказала, ни секунды не раздумывая. «Поедем к твоей маме, я хочу попросить у нее твоей руки». Мама была очарована. Это было впервые, чтобы ее спрашивали. Помнится, первому мужу мама предложила ко мне не приближаться, оставить меня в покое и не показываться ей на глаза. На что он отвечал: «Посмотрим, чья возьмет». Взяла его. Мы прожили с ним девять лет, если считать тот предпоследний год, что мы расставались. Я объявила мужу, что мы расстаемся. «Не уходи, я не могу без тебя». — «Но год ты как-то прожил». — «Я готов ждать, у вас с ним на два-три месяца, я уверен». — «Он сделал мне предложение». — «Это не факт». — «Факт не факт, но это все, я ухожу. Мы пока поживем у мамы, а ты найди себе подходящую жилплощадь». Однокомнатная квартира, где мы жили, принадлежала мне. Он кивнул: «Спасибо». Но потом были опять уговоры, ссоры, крики, мольбы и прочее. Муж даже поехал к маме, ему удалось ее растрогать. Она сказала мне: «Может, у вас еще не все кончено?» — «Мама, вспомни, ты же первая была против нашего брака». — «Жалко мне его, — вздохнула она. — Конечно, я хочу, чтобы ты была счастлива, решай сама». — «Я решила». — «Хорошо, на свадьбу я подарю вам свою квартиру, а сама уеду на дачу». Так я вышла замуж второй раз. Через год был сложный период. Я не могла забеременеть, у меня была депрессия. Я решила, что раз я не могу родить, то и жить вместе дальше нет смысла. Я настояла на разводе, мы поехали в загс, но я забыла паспорт. Это ударило меня как знак того, что не надо разводиться. Мы стали пытаться делать ЭКО. И тут вдруг я забеременела. Я узнала об этом за день до того, как лечь в стационар на подсадку. Я родила девочку, ей уже три года».
1.jpg
1.jpg (44.84 КБ) Просмотров: 1084
2.jpg
2.jpg (60.11 КБ) Просмотров: 1084

Линия влияния входит в линию судьбы возле вилочки. Вилочка — развод с предыдущим мужем. Линия влияния попадает на восходящую ветвь (рис. 4, линия судьбы — синий, линия влияния — желтый). Это указывает на перспективу брака. Кризис отношений через год после начала дан косой линией (рис. 4, красный). Это не последнее испытание, впереди есть ряд трудностей. Ближайшая сложность наступает между 38—39 годами. Это выражено ослаблением линии солнца, она становится очень тонкой, почти невидимой (рис. 4, в зеленом круге, линия солнца — оранжевый). Особых непреодолимостей не видно. Если не резать отношения, а держать их, можно прожить с этим партнером до глубокого возраста.

Владимир Финогеев 27.08.12 г. " 7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#5 Admin » 10.04.2015, 17:47

Преждевременная деформация

Еду как-то на машине. Остановилась на светофоре. Гляжу в окно боковое, вправо. За окном заборчик чугунный. За ним невысокий кустарник. За кустарником травка зеленая. На травке летнее кафе. Столики стоят. Два-три человека сидят. Как-то мне почудилось – хорошо тут посидеть. И вдруг вижу и говорю себе: не может быть! Отвела взгляд на светофор взглянуть. Пока красный горит. А внутри еще раз въезжает: не может быть! Смотрю вправо. Нет, точно. Точно - он!
Зажигают зеленый. Трогаюсь плавненько. Выискиваю место для парковки. Метров сто пришлось дать вперед. Негде воткнуться. Наконец возникло местечко. Ныряю туда. Останавливаю мотор. Вынимаю ключи, беру сумочку с сиденья. Как бы все нормально. И уже собираюсь открыть дверь, как тут повело сердце, как за ниточку тянет кто. И вползает далекая ненавязчивая, тихая мыслишка: а может, не надо? Но что-то в ней было противное. Сижу в машине думаю: надо или не надо. И отмечаю: странно, что значит надо или не надо. Это же муж мой. Какие могут быть вопросы, Я должна подойти. Он должен быть на работе. А он здесь. Почему? С другой стороны: глупости какие. Ну мало ли зашел человек в кафе. Но еще больше удивляет вся эта вереница мыслей: почему я вообще так думаю. Вместо того чтобы просто подойти без всяких мыслей? А что если это какая встреча по бизнесу? Но я чувствовала, что это не встреча никакая. И я понимала, что остановиться не могу. Тянет меня туда зачем-то. И опять думаю: нелепость какая, да что же это значит? А то значит, что ни разу я своего мужа не встречала вот так просто на улице. И это значит, что это не просто так.
Открываю дверь, вылезаю, иду по направлению к кафе. И так ноги шаг замедляют, замедляют, и так что-то нехорошо в животе делается. Вот странности. Ноги как бы не идут. А душа рвется туда. И вроде в душе как место какое образовывается. Место под что-то. Будто что должны положить на это место, но что ждет, что что-то будет положено туда — точно. Я вхожу в скверик. Иду под липками. Кирпичная стенка полукругом. За ней барная стойка приоткрывается. Площадка, выложенная плиткой. Столики стоят. И я иду. Столики вплывают в поле зрения, все больше столиков. Наконец-то показывается столик, где мой муж должен был сидеть. Но что-то поменялось очень серьезно. Я иду, ноги толкают землю, столик приближается, и я понимаю, в чем тут дело. Муж сидит не один, а рядом с ним – женщина. И сидят они близко-близко. И его рука на ее спине, а ее рука на его шее и лица очень близко друг к другу. Слишком близко. Губы в поцелуе. И все это едет на меня. И пока я иду, во мне разворачивается внутри страшная пропасть. И туда сыплется все, что было в душе до этого,
С каждым шагом проваливается жизнь. Жизнь от само¬го начала. С первого дня. Свадьба, рождение ребенка. Получение квартиры. Работа. Все, что делали вместе бок о бок. рука к руке. Была любовь, было счастье. Все ссыпается в дыру. Я подхожу, натыкаюсь на стул, стул гремит, целующиеся плавно разъединяются, поворачиваются ко мне, и краска заливает мне щеки. Так мне стыдно, что глаза наполнились слезами. Я вижу, что это не мой муж, что я ошиблась. Они смотрят вопросительно. Я мямлю: «Извините». Поворачиваюсь, ухожу. Иду к машине. И думаю: вот тебе и раз! Надо же так лажануться?! Безумие какое! Вот кошмар! Сажусь в машину. Ищу ключи, руки дрожат, я думаю, ну вот не надо было ходить. Вот зачем? Вот и получила! Поделом, И дивно, что вроде бы я обрадоваться должна, ан — нет. Нет радости. Как же так: нет радости? Наоборот, ячейка в душе не закрылась, а ждет чего-то неприятного.
Еду домой. Вечером муж приходит работы и видно – раздражен. А у меня кошки скребут на душе. Я будто поверить не могу, что там, в кафе, был не мой муж. Так чувствую, что будто мой. С языка вдруг слетает: где ты был? Я его никогда так не спрашивала. Впервые. И вижу: он удивлен вопросом. А глаза вдруг дернулись вправо-влево. Будто мысль в них, что такого я знаю? Потом совладал с собой или кажется, что ему нужно было совладать. И я прямо ору на себя в глубине: дура баба, это ж другой был в кафе, не муж твой. Другой мужчина! Ну бред! Полный бред! Поругались мы в тот вечер. И так пошло. Каждый день какой-нибудь повод для ссор. И пошло-поехало и ехало чуть не год. Доехало до последнего самого вопроса, мучительного и страшного: разводиться или как? КАК дальше?
В ту же ночь сон. Сниться, что я в коммуналке, где мы с отцом жили после его ухода от матери. Я с ним ушла. И вот будто мы в коммуналке, и он сидит передо мной. А он уж умер четыре года как. И я во сне это помню и спрашиваю: «Ты здесь? Ты пришел?» Он смотрит на меня теплым взглядом и говорит: «Я тебя вылечить хочу. Вот зачем я здесь. Хочу вылечить». И он мне показывает картинки, как мой муж с другой женщиной время проводит. И я просыпаюсь. Мне все ясно. И то место в душе, что подо что-то готовилось, теперь заполнилось, мысль в него легла, как ножницы в футляр — у мужа есть другая. И очень давно. В тот же день вече¬ром напрямую спрашиваю. Не спрашиваю — утверждаю: «Кто у тебя есть?» Он сознается, что, мол, да, другая, более того: там уже и ребенок. Тут уж и развелись. Но вылечилась я не сразу».
Преждевременная деформация.jpg
Преждевременная деформация.jpg (62.51 КБ) Просмотров: 1083

Ранее мы отмечали, что вилкообразное завершение начального участка линии судьбы (рис. 3—4, синий) трактуется как повторяющаяся в течение жизни ситуация выбора. В переносе на личную жизнь знак интерпретируется как развод, не бывающим легким. Знак многозначен, потому что для уточнения поищем дубликаты. Четким указателем развода является дополнительная линия, падающая из поперечной под мизинцем в первое поле — т.е. в зону Венеры (рис. 3—4, красный). На своем пути линия пересекает линию судьбы в двух местах (рис. 3-4, л. судьбы зеленый). По шкале времени на линии судьбы нижнее пересечение (проксимальное) соответствует 32 годам. Верхнее 34. Разводный процесс начинается в 32 и заканчивается в 34 года.

Владимир Финогеев №14 2006 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#6 АРОН » 22.05.2015, 20:51

Существенное выравнивание.

«Красавец скорее был широким, нежели имел большой рост. Он лихо накручивал баранку, рассыпал взгляды. Их хватало на дорогу и на меня. Взгляд был густой, как таежный мед, и так же тянулся. Он отворачивался к дороге, взгляд оставался, длился в воздухе. Хотелось, чтобы он поворачивался и смотрел. Прямой нос, идеальным резцом выписанные губы, черные волосы, даже толстые запястья, густо поросшие волосами, — все тянуло к рассмотрению, хотелось иметь перед глазами. Через глаза входило неведомое наслаждение. Но речь его была проста, иногда и чересчур. И я думала о том, как иногда человек отстает от того, что ему дано. «Ну, че, рванем в «Солнечный берег», у меня одна путевка есть, достаньте вторую, и отлично проведем время. Там пляж, море, жратва, — он поправился (видимо вспомнил, что он еще на стадии ухаживания), — еда — все как надо. Полный абажур, короче». Я была свободна, и время надо было где-то проводить. И он мне нравился, как дар природы. Его звали Боря.
Я пошла в профсоюз и истребовала себе путевку в «Солнечный берег». Мы отправились. Сперва самолетом. В белом костюме Боря был. как Делон с телом не очень позднего Брандо, — неотразим и солиден. Приятно было ловить возмущенно-восхищенные взгляды окружающей женской среды. Где только такие таких цепляют?!. По прилете на место выяснился неприятный нюанс. Пансионат был разделен на два — один внизу, прямо на пляже, другая часть — наверху, на горе. Внизу часть попроще, круглые домики-бочки, без особых удобств. Наверху роскошные по тем временам номера в большом корпусе. Моя путевка предписывала мне жить наверху, а его — внизу. Было неведомо, то ли профком соблюдал табель о рангах — водитель внизу, а ведущий специалист наверху, то ли так получилось. Боря помрачнел. Ущемление рабочего люда было ему не по душе. Наверно, его злило еще и собственное ненарочное предвидение. Пока летели, Боря попивал белое вино и пел из собственного: Скоро Боря будет у моря. Мотив был простой, как прямая линия. Так и вышло. Боря оказался у моря. Меня это забавляло. Ненадолго. Вскоре выяснилось, что я буду наказана за свое «превосходство». Мы расселились и договорились встретиться наверху в холле. В назначенное время Боря не появился. Я была уязвлена, отправилась на его поиски, оказавшиеся безуспешными. На следующий день я увидела Борю в окружении стайки девушек. Он помахал мне, как знакомой, к которой он проявлял исторический интерес. Пришла моя очередь досадовать на негласную табель о рангах. Боря прокричал, обращаясь ко мне: «Я скоро». Это меня окончательно возмутило. Я отвернулась и энергично направилась к себе. Если он не придет в течение часа, — сказала я себе, — я улетаю домой. Через два часа я смягчилась и дала себе день. Вечером я поняла, что оскорблена более, нежели снести можно, и заказала обратный билет. Время, однако, стучало отбойным молотком, добывало угольку. Зажигало новые исходы. Номер у меня был двухместный. Соседкой оказалась дама лет тридцати, а мне было двадцать пять. К ней тут же приклеился сосед из номера напротив, которого звали Гена. Он завалился с бутылкой вина и фруктами. Шустрый как волчок и общительный как банный лист. Будто у него было шесть рук, две пары глаз и три языка. Он доставал бокалы, откупоривал бутылку, резал фрукты и болтал без умолку — все одномоментно. «Вот, дорогие мои, история — приехал я со своим приятелем, а приятель — с девушкой, но у девушки путевка вниз — в бочки, а он живет со мной, наверху, и вот какая комедия-драма: они не могут встретиться. Он ищет ее и не может найти, и потом выясняется, что ее уже нашел кто-то другой. Вот как оставлять девушек без присмотра», — при этом его пятая рука находила колено моей соседки, которая, косясь на меня, терпеливо снимала руку, но его шестая уже опять была там. Я сидела в ожидании звонка о моем рейсе назад. Раздался стук, дверь отворилась — появляется высокий, узкий молодой человек с голубыми глазами, красивый, но не броской, а запаздывающей интеллектуальной красотой. У него был расстроенный и немного агрессивный вид. Наверное, он злился на себя, что он расстроен. Он вошел, посмотрел на меня, я — на него. И я поняла в эту же секунду, что между нами что-то произойдет. Я этому чувству усиленно противилась, но оно меня не спрашивало. «А вот и он, наш Леонид, легок на помине, — воскликнул Гена, оглядывая нас и усиленно подмигивая. — Я тут про тебя рассказывал, какой ты заводной, душа компании, как ты поешь и играешь на гитаре, это нечто». Гена обратился к нам: «А анекдоты он травит — девочки, берегите животики, — улет». Гена исчез и появился с гитарой, как будто она стояла у двери номера. Или у него была способность раздваиваться: один находился здесь, а другой бегал за инструментом. «Ну, давай», — он впихнул Леониду гитару. Леонид поначалу не был расположен играть, но он посмотрел на меня, соскользнул вниз к моей белой юбочке, бедра были темнее. Хотя его лицо еще ничего явно не выражало, я чувствовала надвигающуюся из глубины перемену. Он сел и стал играть. Сначала грустную мелодию. Потом спел нейтральную песню. Потом перешел на веселую. И я отмечала, что моя душа плывет следом, как кораблик на веревочке. Прошло часа два. Гена стал усиленно бомбардировать взглядами Леонида. Тот встал и предложил мне пройтись. Мы вышли. Была теплая ночь. Звезды лили загадочный свет. Наши руки сплелись, мелькнула догадка, что губы последуют примеру рук. И когда губы соединились, я знала, что соединятся сердца. Он сделал мне предложение, мы поженились и прожили семнадцать лет».
1.jpg
1.jpg (137.69 КБ) Просмотров: 1041

Внутренняя линия Влияния выходит из линии Жизни (рис. 4, л. Влияния — оранжевый, л. Жизни — зеленый) и удерживается в нужной для хороших отношений близости к линии Жизни довольно долго.
Затем линия дает отросток (образует обратную вилку), который (на рис. 4. красный) режет линию Жизни в районе 40—42 лет (по схеме времени, когда центр линии Жизни принимается за 50 лет) — вот совокупность маркеров, выражающих окончание отношений в этом возрасте.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#7 Admin » 25.05.2015, 19:08

Трое в лодке

«Мне двадцать четыре. Лето. Июль. Подруга с работы приглашает в пансионат: «Съездим на два дня. Отъезд в пятницу. В воскресенье — назад». — «Поехали». Подруга говорит: «Но смотри, не влюбись там, не закрути роман». Я думаю, к чему бы она это? Ничего в голову не приходит. Едем. Отправляемся на электричке, от станции на автобусе. Надо было подождать других, был коллективный заезд. Вижу, из электрички выходит мужчина. Он с женщиной. Я подумала, что это его жена. Оказалось, коллега с работы. Моя подруга этого мужчину знала. Грузимся в автобус, едем на место. Место живописное: синяя вода, зеленые лужайки, лес. Нам отвели дощатый домик. Внутри затхлый запах, две металлические кровати. Древний стол. Два стула. Но как выйдешь — дивная красота. Две кровати были уже заняты. Нашлась только одна раскладушка на двоих. «Ничего страшного, — сказала я. — Ты спи, а я постою». «Ладно, — говорит она, — к вечеру прояснится что-нибудь». Потом гуляли, загорали, опять гуляли, время тянулось бесконечно. Потом были какие-то посиделки на природе — все легкое, воздушное. Разговоры, взгляды. Моя подруга потом всю ночь гуляла с этим мужчиной, которого мы встретили на станции и которого звали Олегом, а я спала на этой раскладушке. Утром в столовой я слышу, Олег говорит: «Женщина — это преходяще, основное ребенок, ребенок остается». Я посмотрела на него. А он посмотрел на меня. Потом гуляли, рядом со мной ходил какой-то приятный мужчина, возникла симпатия. Он предложил покататься на лодке. Я сижу на корме, он гребет, плещет вода о борт, от бликов режет глаза. Потом вижу, кто-то плывет к нам. Мы далеко отплыли. Этот пловец — темная точка. Я отвернулась, смотрела, как мой кавалер налегает на весла, как он бросает на меня многозначительные взгляды, на которые я отвечаю с такой же многозначительностью. Оставалось чиркнуть правильным словом, чтобы взгляды перешли в сердечное дело. Но тут пловец схватился за край лодки: «Можно, а то не доплыву обратно?» Залезает в лодку и рушит хрустальную дымку романа. Это был Олег. Потекла какая-то беседа неприхотливая, и я забыла про парня, который сидел на веслах. Но я не влюбилась, нет, просто было интересно. На берегу он исчез. Но, кажется, в эту ночь подруга гуляла с кем-то другим. Мы вернулись вечером в воскресенье. В понедельник на работу. Подруга смотрела на меня хмуро: наверное, думала, я увела Олега, хотя ничего подобного не было. Проходит несколько времени, звонит Олег, приглашает на свидание. Прихожу. Он с букетом цветов. Дарит мне цветы, говорит: «У меня сегодня день рождения. Пойдем, отметим». Мы посидели в кафе. Горели свечи, звучала музыка, медленно всплывали пузырьки в желтоватом шампанском. Мы вышли на улицу, пошли по Тверскому. Он вдруг стал петь песни. Слух у него был неважный, а голос чуть хуже, чем слух. Но шампанское многое прощает. С этого дня начались наши отношения. И я вышла за него замуж. Восемь лет мы прожили в моей семье, в моем доме. Он ладил с моей матерью. Трений не было. Больше было трений у меня с матерью, чем у него. Затем мы переехали жить отдельно, появилась дочь. Потом из двухкомнатной сделали трехкомнатную. Мы жили хорошо, до того как однажды я пришла поздно домой и меня ругали за то, что я пришла поздно, но главное, что я не захотела просить прощения. Но я считала себя почти правой, у нас была встреча одноклассников, там я встретила моего первого мужа, и у нас возобновился роман, и я пришла в четыре часа утра. Но мы встречались раз в год: мой первый муж жил в другой стране. Олег всегда приходил домой вовремя. Я догадалась много позже, что у него были женщины. С работы звонила одна его коллега: «Можно Олега Ивановича?» Я смеялась над ним: «Лидка звонит, твоя любовница». Я просто так говорила, в голову не приходило, что это действительно так. Он бурчал: «Что ты там придумываешь?» И только с течением времени я поняла, что это реальная связь. Но тогда он ее не демонстрировал. Я была наивная дурочка, и я верила. Раз он говорит: «Я поеду в Ленинку поработаю». В выходной день. Поезжай, дорогой. И мысли не было, что он может поехать не в Ленинскую библиотеку. Но в тот день я поехала по делам в центр, и я хожу вокруг Ленинской библиотеки, но его машины нигде нет. Я не могу понять: а где Олегова машина? Сотовых телефонов тогда не было. Приезжаю домой, говорю: «Где ты был, твоей машины нигде не было». Он говорит: «А где ты ходила?» Я отвечаю: там-то. Он говорит: «А я ее не там поставил». И у меня мысли не было, что он был не в библиотеке. Разрыв начался с того, что на дачу приехала его мама. А когда приезжает его мама, у нас всегда обостряются отношения. Я с ней десять лет не разговаривала. Я приглашаю всех к столу, а ее персонально не зову. Он начинает ставить мне условия, что если ты не наладишь отношения с моей мамой, то наши отношения испортятся. Я прямо в лоб спрашиваю: «Хочешь со мной развестись?» Он говорит: «Нет». Я говорю: «Ты ломаешь меня о колено. Надо развести нас с мамой в разные стороны, и все». И была обида, что он ценит свою маму больше меня. Он говорит: «Если ты не наладишь отношения с мамой, не подходи к машине». Он мне отдал свою машину. Я это расценила как раздел имущества. Я уезжаю с дачи и две недели живу в Москве. Он не звонит, и я не звоню. Он приезжает в Москву. У нас выпускной вечер в институте, я прихожу в 2 ночи. Он взбешен, что я пришла поздно, и я не хочу ничего выяснять, предпринимать. Он уезжает на дачу, я еду туда, хочу прояснить, он говорит: «У меня что-то треснуло, не хочу с тобой жить». Это меня оскорбляет. Но до меня не доходит, что там появилась женщина. И только уже много позже, когда пытаюсь дотронуться до него рукой, а он шарахается от меня, как от чумной, я начала задумываться: поведение-то неестественное. Что это, привороты? Если бы он влюбился, он должен радоваться. А он рвется и не знает, что ему делать. Он не идет на нормальный разговор. Заявляет, мол, я встретил женщину, и, как ты говоришь, мозги перетекли в причинное место, и давай разойдемся. Я говорю: «Что ты делаешь? Дочь переживает, для нее шок». Он весь дерганый, я говорю, погуляешь, вернешься, но он не возвращается и не делает никаких шагов к перемирию. Хотя прожили почти тридцать лет».
1.jpg
1.jpg (138.31 КБ) Просмотров: 1037

Вновь на руке очень простая схема. Линия влияния пересекает линию судьбы. (Рис. 4, л. влияния — желтый, л. судьбы — синий.) Это означает, что отношения прекратятся. Однако по этому знаку мы не можем вычислить время разрыва. В данном случае линия жизни, делающая вилочку в районе 54—55 лет, дает ответ (рис. 4, зеленый).

Владимир Финогеев 24.02.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#8 Admin » 25.05.2015, 19:17

Тройной брак

«Мне было двадцать три года. Я учился в военном училище. Училище представляло собой старинное здание из темного кирпича. Говорили, что до войны это была немецкая танковая школа, основанная Гудерианом. Летом в увольнении пошли с товарищем на озера купаться. Группки местной молодежи стекались к берегу. Я обратил внимание на одну девушку. Стройная, живая, симпатичная, она чем-то приглянулась мне. Так я увидел ее в первый раз. Второй раз я встретил ее в нашем училище на танцах. У нас по субботам бывали танцы. Она пришла. Ее звали Даша. Я направился к ней и пригласил. Она пошла неохотно. Я подумал, она была занята кем-то другим. Потом узнал, у нее были переживания по поводу несостоявшейся любви. Но я в то время мог уговорить любую девушку, если надо. Со временем я потерял эту способность. Если что-то по жизни не используется, то пропадает. Тогда это было. Через две недели я с товарищем иду в местный Дом культуры. Там был танцевальный кружок, выяснилось, что она занимается в этом кружке. В тот момент были танцы, и мы потанцевали еще. Я пригласил ее на свидание. Она пришла. С этого времени мы стали фланировать в пространстве между училищем и ее домом, который был недалеко от училища. Долго ходили. Прошло около года, прежде чем отношения перешли в близкую плоскость. Я заканчивал училище, наступало время решений. Раз гуляли, Даша говорит: «Мне так моя фамилия надоела, все ее вечно путают или специально перевирают». «Может, тебе моя фамилия больше подойдет»? – говорю я. «А что, подойдет», — говорит она. Так я сделал ей предложение. И так она его приняла. Надо свадьбу готовить. Выяснилось, что ей нет восемнадцати. Пришлось доставать справку от гинеколога, что она беременна. Справка сыграла свою роль, и нас зарегистрировали. Свадьбу справляли в местном ресторане. Были мои друзья из училища, ее подруги, ее мать. Отец не жил с ними. Мои родители не смогли приехать. Но свадьбу потом повторили уже в Москве, откуда я родом. После окончания училища меня направляют в подмосковную часть. Мы переезжаем, жена живет у моих родителей, я — в части. Даша уже ждет ребенка. Липовая справка о беременности оказалась пророческой. Примерно через год мне предлагают продолжить службу в Германии. Я соглашаюсь, и мы с Дашей и дочкой выезжаем под Потсдам. В Германии жили хорошо, хотя условия были не самые лучшие. Жили в коммуналке: три семьи с общей кухней и ванной. Но с соседями ссор не было, наоборот – дружили. Через пять лет направляют служить в Комсомольск-на-Амуре. Там между мной и Дашей начались проблемы, через два года жизни на Дальнем Востоке мы сначала стали жить отдельно, потом развелись. Я был уже довольно давно капитаном. Раз вызывает начальник, говорит: «Ну что? Пора тебе в партию вступать и майора получать. Без партии карьера закрыта и майора не получишь». Я говорю: «Хорошо». Прихожу на парткомиссию. Спрашивают: какое у вас семейное положение? Говорю: разведен. Они: как это разведен? Это не соответствует моральному облику коммуниста. Ставят задачу: срочно исправить положение. Меня вызывает командующий, приказывает: «Давай дуй домой (я жил в это время у друга) и женись обратно. Действуй». Я иду к бывшей жене, объясняю ситуацию. Она относится с пониманием, мы идем и расписываемся по новой. Фактически это ничего не изменило, так как мы продолжали жить раздельно, но формально становимся мужем и женой. У Даши в это время был уже другой мужчина. А у меня бывали другие женщины. Меня, как де-юре «образцового семьянина», принимают в партию, присваивают звание майора, направляют служить в Приморье. Через полгода после этого Даше сделал предложение ее мужик, и она попросила развода. Я пошел навстречу, нас развели во второй раз. Я к тому моменту тоже познакомился с одной женщиной и после развода с Дашей женился на ней. У нее был взрослый ребенок. Через пару лет меня переводят под Ржев, и я переезжаю вместе с женой и ее сыном. Ее сын доставил мне немало горьких минут. Впоследствии он связался с дурной компанией, стал употреблять наркотики и в итоге умер от передозы. Жена занималась всякой мистикой, потом вдруг резко стала православной. Дошла до фанатизма. Сначала выкинула из дома все мои книги, оказавшиеся греховными, потом самостоятельно выбросила телевизор.
Это мне показалось чрезмерным, я оставил ее и развелся. Своих детей я не видел много лет: Даша попросила не навещать их, чтобы они могли привыкнуть к новому отцу. Но привыкнуть не получилось, так как у них с Дашей не сложилось. Прошло тринадцать лет или около того, после того как мы расстались с Дашей. Дочки мои выросли, младшая решила найти меня, они с мамой были проездом в Москве. Она поехала в часть, где я служил, узнала, где я жил, пришла ко мне на квартиру, но вот незадача: я в это время был в Москве у родителей. Она узнала мой телефон, мы созвонились. Потом Даша была в Москве проездом в Комсомольск. Она позвонила. Мы увиделись. Я снял номер в гостинице, мы провели вместе много времени, хорошо поговорили. Я проводил ее на вокзал, сказал, что буду ждать ее. Она ничего не сказала и уехала. Потом через какое-то время она позвонила, спросила: «Ты все еще ждешь меня?» «Жду», — отвечаю. Она приехала, и мы поженились в третий раз».
1.jpg
1.jpg (126.25 КБ) Просмотров: 1036

На левой руке линия влияния в пункте 24 лет пересекает линию судьбы, и это знак будущего разрыва отношений. Затем линия влияния дважды пересекает линию жизни, которая образует вилочку, вилочка имеет много значений, но в данном случае это развод. Затем линия влияния входит в первое поле (зона Венеры) и соединяется с внутренней линией влияния (рис. 4, линия влияния – желтый, линия судьбы —синий, линия жизни — зеленый, внутренняя линия влияния – оранжевый). Середина линии жизни (красная точка и цифры 35, 50) — это пункт двойного времени, первый раз мы попадаем в эту точку в 35 лет, второй раз в 50. Это означает, что, когда возраст достигает 35 лет, мы находимся на середине линии жизни, а оставшийся отрезок до конца линии равен 15 годам (50?35=15). То, что нашему герою уже за 50, а линия влияния прошла чуть выше середины линии, означает, что обладатель ее в возрасте 48—49 лет женится в третий раз на своей жене. (Первый брак – вход линии влияния в линию судьбы, пересечение двух концов вилочки — двойной развод, вход во внутреннюю линию – третий брак.)

Владимир Финогеев 27.07.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Автор темы, Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#9 АРОН » 05.01.2017, 12:55

Теснота мира

Брат рассказывал: 1963 год, во двор въезжает американский гоночный автомобиль. Все оторопели....


Брат рассказывал: 1963 год, во двор въезжает американский гоночный автомобиль. Все оторопели. Открывается дверь — вылезает Юрий Гагарин. Все к нему, окружили: можно прокатиться? «Катайтесь, ребята!» Нина Михайловна Колесник улыбалась, глаза с искрой самоиронии. «Как ваш брат познакомился с Гагариным?» — «Они вместе учились в Академии имени Жуковского. Первый космонавт бывал очень занят, так что иногда просил у брата конспекты. Брат говорил, что Юрий Алексеевич отличался естественностью и простотой в общении с людьми. Таким он был со всеми. На обеде у королевы Великобритании при виде внушительного количества столовых приборов Гагарин сказал: «Ваше Величество, я человек простой, родился в глухой русской деревне, не знаю, как пользоваться всеми этими штуками, мы там ели ложкой». Королева отвечала: «Не смущайтесь, я выросла в Букингемском дворце, но сама не до конца понимаю, как их правильно применять» — и взяла в руки ложку. Брат сблизился со вторым космонавтом — Германом Титовым, и их жены дружили». — «Как зовут вашего брата?» — «Анатолий Михайлович. Он военный, полковник, до Академии Жуковского окончил военное училище в Серпухове. Его направили в Черняховск Калининградской области. В начале 1962 года их вызвали, переодели в гражданскую одежду, посадили на корабль и отправили на Кубу, он пробыл там шесть месяцев». — «В это время начался Карибский кризис! Так ваш брат был одним из тех, кто его учинил?» — «Ну уж не знаю». — «Исторические» родственники у вас. Но расскажите о себе». — «Я родилась 19 мая 1939 года, в день рождения пионерской организации, которая была создана в 1922 году. Родилась в Москве, в Сокольническом районе, жили на улице Потешной, в бараке. Когда барак решили сносить в 1940 году, родителям выдали деньги на покупку жилья. Жилья в Москве не было. Папе с мамой удалось купить комнату в частном доме в поселке Красный Строитель, по Курской дороге, это не доезжая Бутово, теперь это Москва, как и Царицыно, куда мы в юности ездили купаться и ходили на танцы. Там у моста была открытая веранда, на ней танцевали. От дворца Алексея Михайловича оставались руины, теперь восстановили, стоит красавец-дворец. В 1941 году при бомбежках мы прятались в яму, которую вырыли родители в огороде. Я при этом, как сказывали родители, сильно кричала, шибко горластая была». — «Кто был ваш отец?» — «Отец, Михаил Колесник, был кузнецом на Сокольническом вагоноремонтном заводе, испортил легкие и по состоянию здоровья не мог работать, стал служить сторожем на этом же заводе. Он прожил всего 40 лет, родился в 1909-м, умер в 1950 году. Мама, Елена Борисовна, родилась в 1909-м, скончалась в 1964 году. В начале войны я, мама и брат уехали на родину матери в Рязанскую область, в село Тарасовка». — «Сколько вы там прожили?» — «Мы находились там до 1945 года, отец был в Москве — не мог оставить завод. После войны, в декабре 1945 года, он приехал за нами, сказал: «Негоже, если мы семья, жить раздельно». Мы вернулись. И тут нам досталось: 1945—1946 годы были для нас очень тяжелыми — голод. Мы этого не знали в деревне. У нас там и молоко, и картошка, а здесь мама собирала крапиву и варила, я теряла сознание от голода. Была карточная система. Ее отменили году в 47-м или ¬48-м.¬ Помню, летом мама отправила нас с братом в санаторий. Мы там жили месяц. Нас кормили. Особенно помню завтраки на улице, аромат черного хлеба и рисовой каши, как же они пахли, какой дух стоял! Такого нет уж сейчас. Однажды мы пошли с воспитателем после завтрака в лес гулять. Идем, на лесной дороге лежит женщина, бросились к ней, оказалось, это моя мама. Она потеряла сознание. Ее привели в себя. У нее в вагоне вытащили карточки, и она от страха за нас лишилась чувств. Ей сказали: «Не волнуйтесь, мы ваших детей прокормим». — «Сколько классов окончили и где учились?» — «Я пошла учиться с восьми лет, учились по комнатам». — «Это как?» — «Школы в Красном Строителе не было, снимали у хозяев комнаты, где проводили обучение. Когда я была в третьем классе, родители всех детей собрались и построили школу, а мы, дети, помогали, подавали кирпичи. Получилась хорошая трехэтажная школа, где я окончила десять классов. После школы пошла работать на завод — «почтовый ящик», который потом стал заводом «Салют». Я работала секретарем отдела, проработала 36 лет, числилась лаборантом, а работала секретарем. Начальник сказал: «Можно мы тебя оформим лаборантом, на этой ставке больше платят, чем секретарю?» Я говорю: «Хоть бубликом назовите». — «Вы выходили замуж?» — «Вышла в 1962 году». — «Где познакомились?» — «Работали вместе. Но странный случай. Будущий муж бе з предупреждения приехал в Красный Строитель искать меня, он не знал номер дома, три часа искал. Спрашивал всех подряд и нашел. Говорит мне: «Возьми паспорт, пойдем в загс, распишемся, потом в кино, буду ждать на станции «Москва-товарная». Я говорю, хорошо. Соседке хвастаюсь: «Меня на свидание пригласили, пойду голову помою». Вымыла голову. Прошло часа два. Соседка говорит: «Ты что, принцесса? Будет он тебя там ждать столько времени!» Я приехала — ждет». — «Что, прямо с паспортом приехали?» — «Нет, конечно, я не хотела сразу замуж выходить. Начали гулять, и так случилось, что поженились. Развелись в 1966 году после рождения сына». — «Почему?» — «Пил». — «Как же вы не распознали, когда гуляли с ним?» — «А вот пока гуляли, он капли в рот не брал. А как обженились — началось. В итоге стали жить раздельно. Но он помогал, привозил одежду, продукты». — «Еще замуж выходили?» — «Только здесь вышла, в пансионате, в 2011 году». — «В Бога веруете?» — «Нет». — «Можете обосновать?» — «При советской власти, вы же знаете, этого не было». — «Но Бог-то есть?» — «Я думаю, нет». — «Ну хорошо, как вы думаете, что надо, чтобы прожить долго?» — «Ну, это уж как Бог даст». — «Вот тебе и раз: Бога-то нет?!» Мы засмеялись. «Ну, это так, с языка соскочило». — «Ладно. Что пожелаете молодежи?» — «Чтобы добрее были к старшему поколению и жили лучше, чем мы, нам много досталось».
1.jpg
1.jpg (89.63 КБ) Просмотров: 585
2.jpg
2.jpg (92.06 КБ) Просмотров: 585

На правой руке линия влияния (рис. 2, желтый) пересекает линию судьбы (рис. 2, синий), это обозначает будущий развод. Островок на линии судьбы (рис. 2, розовый) указывает на драматизм семейной жизни из-за пристрастия мужа к выпивке. Линия влияния опускается книзу в зону Луны и имеет на себе уголок (рис. 2, белая стрелка, уголок — красный) — это алкогольная слабость партнера.

05.01.2017 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца


Вернуться в БРАК И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость