ДОЛГОЖИТЕЛИ - серия статей.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Время - Долгожительство - Датировки.

Описание: Все про отражение времени на руках.

#51 АРОН » 29.03.2015, 16:21

Возрастное дело

Мы вошли в комнату. Сергей Петрович Ковальчук сидел на кровати. У него крепкий прямоугольный лоб, правильный нос, глаза красноватые, веки чуть воспалены. Взгляд выражает ироничную и недосягаемую осведомленность, мол, я знаю кое-что, а попробуйте-ка вы это узнать. Руки лежат на коленях. На правой руке, ниже большого пальца, — татуировка якоря, приличного размера. Можно было бы предположить, что Сергей Петрович служил на флоте или хотел стать моряком. Но я не стал этого делать — опыт показал, на деле причина бывает такой простой, что ее угадаешь. Я приступил к расспросам — все с целью выяснить секреты долгожительства.
«Сергей Петрович, когда и где вы родились?» — «Я родился 15 сентября 1929 года в Одесской области, Савранского района, селе Бакша. Отца звали Петр Андреевич, он родился в 1904 году и прожил 60 лет. Мать Агриппина Андреевна родилась в 1908 году, прожила долго, умерла, когда ей было под девяносто. В 1932—1933 годах, когда мне было три года, у нас разразился голод, мы переехали в Москву. Стали жить в общежитии от железобетонного завода, на Нижегородской улице, ближе к Карачарово. У нас была одна комната, жили в ней пятеро: родители, я и мои два брата — старший Анатолий с 1927 года, младший Георгий, Жорка, с 1934 года, он родился уже в Москве». — «Отец работал на железобетонном заводе?» — «Нет, он работал комендантом общежития от этого завода. На заводе работала мать». — «Интересно, кем же?» — «Пропарщицей». — «А что делает пропарщица?» — «Сушит бетонные плиты». — «Как началась война для вас, помните?» — «Помню. Мне было 12 лет. Пошли с ребятами в кино, на Таганке, в Дом техники, он не сохранился. Выходим из кино, люди на улице говорят: «Война, война». Вскоре отец ушел на фронт». — «Какое у вас образование?» — «Учился в школе № 40, на Нижегородской улице, окончил семь классов. После поступил в артиллерийскую спецшколу. И пошел дальше по артиллерийской стезе». — «Ну вот, а я было решил, что вы стали моряком». — «Почему вы так подумали?» — «По якорю на руке». — «Да это баловство. Пацаны наколки делали. Ну и я — за компанию». — «А артиллеристом стали осознанно?» — «Нет. Тут такое дело. Пришли в школу военные, стали рассказывать про артиллерию, предложили в спецшколу, я соблазнился, пошел». — «Жалеете?» — «Нет». — «Какое вооружение изучали?» — «Пушки 76, 122-миллиметровые, минометы 120 мм, гаубицы». — «Чем отличается пушка от гаубицы?» — «У пушки прямой выстрел, у гаубицы навесная траектория».
— «Куда вас отправили после окончания училища?» — «В Германию. Ютербог, там стояла воинская часть. Жили в военном городке, в ДОСах, домах офицерского состава». — «Какие условия?» — «Жили втроем в комнате, со мной еще два лейтенанта». — «Где питались?» — «В столовой». — «Официантки были?» — «Были». — «Немки?» — «Немки». — «Романы случались?» — «А как же!» — «Разве это разрешали?» — «Романы категорически запрещали. Но мы все равно заводили. Мы немкам очень даже нравились». — «У вас была немецкая подружка?» — «Была». — «Как ее звали?» — «Ирма, красивая девчонка. Мы ждали, что Сталин разрешит жениться. Не разрешил». — «Что потом?» — «Потом всех немок уволили. Привезли русских девушек». — «Видимо, начальство смекнуло, куда дело идет». — «Видимо. Вот мои два товарища на русских официантках женились». — «А вы?» — «Поехал в отпуск в Москву. Встретил одноклассницу, Татьяну. Погуляли. Предложил замуж. Она согласилась. Я уехал назад. Она год ждала. В следующий отпуск женились, уехали в Германию. После Германии направили в Белоруссию, в Осиповичи. Там сын родился, Сергей. Перевели служить в Пуховичи, оттуда в Борисов. В 1961 году направили в Афганистан. Жили в Кабуле, обучали афганских военных артиллерийскому искусству. Год там пробыли, вернулись в Белоруссию, в Минск, оттуда в Борисов, потом опять в Осиповичи. Закончил службу подполковником, начальником отдельного артиллерийского дивизиона. Вернулись в Москву, дали квартиру. Стал работать начальником гражданской обороны на железобетонном заводе». — «Там, где ваша мама работала?» — «Так точно», — ответил Сергей Петрович, замолкая.
Эта неожиданно возникшая параллель показалась исполнена какого-то скрытого значения. «Это было последнее место работы?» — «Нет, я еще много где работал, все по гражданской обороне, правда, было исключение — одно время был начальником караула на АЗЛК». — «Ваш сын жив?» — «Умер». — «Что случилось?» — «Выпивал с друзьями, хватил паленой водки — помер». — «Сожалею». Сергей Петрович махнул рукой, отвернул лицо. Я дал ему время прийти в себя. «Вы курили?» — «Курил с восьми лет». — «Рано начали». — «Тогда рано начинали, я еще припоздал». — «Вот как?» — «А то, — Сергей Петрович усмехнулся, — но 10 лет назад бросил». — «Алкоголь употребляли?» — «Как водится, с получки и по праздникам». — «Спортом занимались?» — «Гимнастикой в армии. В соревнованиях участвовал, места занимал». — «Травмы или опасные ситуации были?» — «Не припомню такого». — «Секрет долголетия знаете?» — «Не знаю». — «А что думаете?» — «Так до этого не умом, а возрастом доходят». — «Неплохо сказано». Мы оба рассмеялись. «Что пожелаете молодежи?» — «Чтоб жили нормально, не ругались. Чего еще? И этого хватит».
1.jpg
1.jpg (65.12 КБ) Просмотров: 1090
2.jpg
2.jpg (68.69 КБ) Просмотров: 1090

Главная ось пересекает линию жизни на обеих руках (рис. 4, ось — черный, линия жизни — зеленый), это дает ресурс на 95 лет. Обратите внимание на качественную линию головы (рис. 4, оранжевый), которая кроме хороших интеллектуальных данных дает здоровый кишечник и правильный гормональный фон. Смерть сына выражена следующим образом. Линия ребенка имеет разрыв (рис. 4, линия ребенка — синий). Сверху она закрыта треугольно-крестовидной фигурой (рис. 4, красный), еще два треугольника (рис. 4, красный) примыкают к линии. От нижнего треугольника идет пересекающая ветвь. Треугольные фигуры выражают опасность отравлений.

27.03.2015 Владимир Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#52 Admin » 10.04.2015, 09:40

Невозможная случайность

Я вошел в комнату к Раисе Михайловне Михайловой. Мне сказали, что она была учителем истории и пережила блокаду Ленинграда. Раиса Михайловна сидела на кровати. Взгляд устремлен вперед, кожа тонкая, пергаментная. Свет из окна окружал ее голову бежевым облаком. В памяти возник портрет Жанны Самари работы Ренуара.
«Я родилась 6 октября 1931 года в Ленинграде. Мама, Анастасия Александровна, была учителем начальных классов. Строгая, волевая женщина, у нее хорошо получалась административная работа. Мама родилась в 1910 году, прожила 83 года и утонула в ванне». — «Как это могло случиться?» — «У нас была глубокая ванна, мама всегда любила наполнить ее до краев. Меня дома не было, мама спускалась в ванну, видимо, поскользнулась, упала и захлебнулась. Папа, Михаил Васильевич, был работник райкома партии, родился в 1900 году, погиб в 1942 году на Ленинградском фронте. Бабушка по матери, Евдокия Васильевна, была весовщицей на заводе «Большевик». Тем, что выжили во время блокады, мы обязаны бабушке. Как только началась война, бабушка отправилась по магазинам закупать продукты.
Папа усмехался, говорил: «У нас Бадаевские склады, там продовольствия на 10 лет для всего города». Склады разбомбили немцы. Папа ушел на фронт, в городе довольно скоро начался голод. Бабушка оказалась права. Выдавали по 125 граммов хлеба на день, после того как Дорога жизни была налажена, стали получать по 145 граммов. К хлебу мы добавляли что-то из продуктов, купленных бабушкой, под конец остались только кофе и соль. Мама заваривала кофе в самоваре, мы макали пальцами в соль, облизывали, запивали кофе. Радио было всегда включено. По радио объявляли воздушную тревогу, затем включали протяжный вой. При налетах отовсюду лился мощный рев, весь город гудел, заводы, фабрики включали гудки и сирены. Но когда было тихо, по радио передавали очень интересные передачи: и радиоспектакли, и сказки, читали повести, стихи, поэмы. Раз рядом с нашим домом упала бомба. Со стороны взрыва вылетели окна с рамами, на противоположной — только стекла. После взрыва стало темно, как ночью, такая черная пыль взвилась в воздух. Утром, когда выходили из дома, улицы были усеяны трупами. Трамваи не ходили, люди шли пешком на работу. Выходили рано, чтобы успеть. Шли и умирали на ходу. Потом ездили машины, убирали трупы.
В январе 1942 года разбомбили водонапорную станцию, мы остались без воды. Собирали снег, топили. Вода черная, ее пропускали через марлю. Света не было. Делали из консервных банок светильники, вставляли фитилек, наливали керосин, зажигали. К лету кончились и кофе, и соль. Люди ели землю. Мы тоже попробовали, но не смогли. Умер дедушка и мой младший брат, я заболела цингой. В августе 1942 года нас в составе большой группы детей эвакуировали в село Антипино Тюменской области. Врезался в память случай. Не доезжая Свердловска, на какой-то станции поезд остановился, мы высыпали на перрон. Рядом с полотном стоял мальчик. Он держал в руках большую желтую миску, в ней были кулечки с ягодами, он раздавал их нам, бесплатно. Рядом стояла женщина, смотрела на нас и плакала. Но самое невероятное случилось через 40 лет.
Я работала в Министерстве газовой промышленности, ехала в командировку в Уфу, в Куйбышеве в купе заходят двое мужчин. Разговорились. Не знаю почему, я стала рассказывать про блокаду: как мы выживали, как нас эвакуировали, везли в поезде и как на одной станции мальчик угощал нас ягодами. Тут один мужчина вдруг изменился в лице и говорит: «Миска была желтая?» Я говорю: «Да». — «Станция называлась так-то?» Отвечаю: «Да». Начинаю понимать, к чему все идет, сердце заломило от печали и восторга. А он продолжает: «Рядом стояла женщина и плакала?» — «Да!» — «Это была моя мать». — «Так это были вы?!» — «Я!» Мы обнялись и заплакали. Как после стольких лет, постоянных перемен и перемещений можно было сойтись в одном месте? Удивительная, непостижимая тайна! А тогда мы съели ягоды, забрались в поезд и отправились дальше.
Нас привезли в Антипино. Это большое село, длинная улица идет вдоль реки Туры. Вокруг дремучие леса тянутся на тысячи километров. Нас, человек двадцать детей, поместили в большом доме, хорошо кормили, в селе к нам относились с любовью и жалели нас. Когда уезжали после окончания войны, мы дали большой прощальный концерт, люди плакали. Я и другие дети болели цингой, на ногах были кровавые язвы. Нас лечили мазями, зимой приходилось постоянно носить чулки, раны никак не заживали. Летом чулки сняли, язвы стали подсыхать и прошли.
В 1946 году 9 Мая был парад в Ленинграде, на Дворцовой площади, я шла правофланговой. Был необыкновенный подъем и счастье. Я окончила школу, поступать поехала в Курганский педагогический институт. В Кургане жила моя мама, она вторично вышла замуж. Потом я работала в школе в Курганской области, меня прочили директором, но умер второй муж мамы, мы вернулись в Ленинград».
— «Вы выходили замуж?» — «В Евпатории на пляже познакомилась с будущим мужем, он был военпредом на заводе «Салют» в Москве. Мне было 30 лет. Переехала в Москву. Через шесть лет развелись. Он пил. Дочь родилась с болезнью Дауна». — «Вы курили?» — «Не курила, не пила». — «Спортом занимались?» — «Особо нет, так, катались на лыжах зимой». — «У вас были травмы, переломы?» — «Нет. Не было». — «Не тонули?» — «Нет, я плавала хорошо. Помню, отдыхали в Батуми, я уплыла далеко в море. Вдруг катер, мне кричат, я не понимаю, развернулась — назад поплыла. Мне подруга говорит: «Ты с ума сошла, тут Турция рядом, подумают, что сбежать хотела в Турцию». Батюшки! А мне и невдомек». — «Что хотите пожелать молодым людям?» — «Чтобы война их миновала и чтобы учили историю нашей родины. Без этого знания и родины не будет».
1.jpg
1.jpg (84.9 КБ) Просмотров: 1082
2.jpg
2.jpg (90.14 КБ) Просмотров: 1082

На левой руке линия жизни (рис. 4, линия жизни — зеленый) пересекает главную ось руки (рис. 4, черный штрих из-под среднего пальца) и стремится ко второй ладонной оси (черный штрих из-под безымянного пальца) вместе с дубликатами линии жизни (рис. 4, желтый), это указывает на ресурс в 98 лет. Два крестика под средним пальцем с некоторым смещением в сторону указательного пальца выражают случайную смерть отца и матери.

10.04.2015 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#53 Admin » 26.04.2015, 20:03

Связующие время

Беседуем с Любовью Павловной Маурус. Ее приятное лицо излучает доброжелательность, на голове голубая косынка.
«Я родилась 12 июля 1930 года в Белоруссии, Полоцкой области, Ветренском районе, селе Пукановка. Отец Павел Петрович Спасский был служащим и работал в Полоцке. Он родился в 1860 году. Когда я появилась на свет, отцу было 70 лет, а маме 45, маму звали Аделаида Владиславовна, она была полька. Для папы это был не первый брак. В тридцатые годы папа вынужден был скрыться, он по происхождению из высшего сословия, имел титул барона. Его предупредили, что его арестуют, и он ночью уехал к дочери в Самару.
Когда мне было девять лет, папа умер. Наше село было разделено на две части речкой. Вокруг — обширные леса. До войны я окончила четыре класса, учиться ходили в село Туровля, там и школа располагалась, и все учреждения. Началась война, немцы быстро оккупировали Белоруссию, но к нам не заходили — так, проехали один раз на мотоциклах, — поскольку место было довольно глухое. Немцы стали появляться у нас позже, в 42—43-м годах, когда развернулась партизанская война. Зимой в нашу деревню заходили партизаны, в нашем доме останавливалось 20 человек, мы их кормили. Когда мне исполнилось тринадцать, я ушла в партизанский отряд.
Я и в боях участвовала — подвозила на подводе боеприпасы на линию огня. Пули свистели вокруг, разрывы снарядов, а я не боялась. Удивительно, не было никакого страха. В 1943 году немцы теснили партизан, много бойцов погибло, другие отступили, нас, меня с мамой, женщин и детей поймали, отправили в Полоцк, поместили в концлагерь, потом посадили на эшелоны, чтобы угнать в Германию. К счастью, войска Советской армии подошли к Полоцку, немцы все побросали и бежали. Мы вылезли из вагонов, пошли к себе в деревню. Пришли на пепелище.
Немцы сожгли все избы. Кто уцелел, ютился в сарайчиках. Начался страшнейший голод, от которого мама умерла. Наши войска освободили Полоцк, двинулись дальше на запад. Стали возвращаться мужчины с фронта, калеки и раненые. Мне мужчины построили землянку, сложили печку. Из района в деревню прислали трех коров и немного муки. На всех еды не хватало, было голодно.
В это время через Полоцк проезжал госпиталь 1-го Прибалтийского фронта, там работала наша селянка, молодая девушка, которую я знала. Она приехала к нам узнать про родных. Увидела мое бедственное положение, говорит: «Слушай, начальник госпиталя дал мне распоряжение, чтобы я приглашала деревенских девушек в санитарки. Поедем со мной». Так я оказалась в госпитале, где проработала до конца войны. После победы наш госпиталь стали перебрасывать на восток, где разворачивалась война с Японией. Проезжали через Москву.
В Москве у меня жила единокровная сестра, она была много старше, ей было за 40 лет, муж у нее был начальником военного управления госпиталей, генерал-майор. Он отдал приказ, чтобы меня уволили для продолжения учебы в Москве. Я жила у них и училась в школе рабочей молодежи. Моя сестра болела, не могла ходить, я за ней ухаживала». — «Как вы вышли замуж?» — «Смешная история. Можно сказать, собака обженила. Квартира у моей сестры и ее мужа располагалась на Чистых прудах, в доме 12, напротив кинотеатра «Колизей», теперь театр «Современник». У сестры была собака, шпиц. Как-то вечером я ее выгуливала по Чистопрудному бульвару. Идут навстречу два человека в военной форме. Шпиц вдруг так стал бегать, что запутал одному военному ноги поводком. Пока распутывали, познакомились, так я и вышла замуж.
Ушли жить на квартиру, тогда военным для найма жилплощади давали по 300 рублей в месяц. Родила сына, с маленьким ребенком завершила обучение в вечерней школе, потом закончила ускоренные педагогические курсы, стала преподавателем в школе. Я упорная была. Потом нам дали квартиру на Можайском шоссе. Жили мы хорошо, но муж рано умер, в 67 лет». — «Что случилось?» — «Умер от остановки сердца. Мы спали раздельно, муж храпел, вхожу утром в его комнату, вижу, он сидит в кресле. Вечером приготовился ко сну, сел в кресло и умер. У меня два сына, старший военный, воевал в Чечне, эта война на него сильно повлияла, временами он впадает в сильное возбуждение, с ним трудно. Семья его не сохранилась. Другой сын инженер, живет в Англии, женат, у него трое детей».
— «Любовь Павловна, у вас были повреждения, травмы?» — «Нет». — «Вы курили?» — «Не курила, не пила». — «Спортом занимались?» — «Регулярно нет, на лыжах катались зимой». — «Что хотели бы пожелать молодежи?» — «Доброты, отзывчивости. Чтобы не бросали стариков. У нас тут лежат пожилые, никто к ним не ходит. Меня навещает старший сын, внучка приходит, внук забегает, хотя ему сейчас некогда, он заканчивает 11-й класс, но мы с ним по телефону общаемся, они очень хорошие». Любовь Павловна Маурус награждена орденом Жукова, орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «За победу над Германией», имеет знак фронтовика и 14 других правительственных наград.
1.jpg
1.jpg (98.58 КБ) Просмотров: 1074
2.jpg
2.jpg (103.71 КБ) Просмотров: 1074

На правой руке главная ось пересекает внешнюю линию жизни (рис. 4, главная ось — черный, линия жизни — зеленый), что формально дает 95 лет жизни. Обратите внимание, линия жизни тройная, что расценивается как дополнительный фактор долгожительства и указывает на высокое происхождение обладателя руки и предвещает достижение хорошего социального статуса. К линии жизни примыкает квадратно-решетчатая фигура (рис. 4, красный), она означает систему ограничений, в которую попадала наша героиня: оккупация, нахождение в концлагере, голод в деревне.

24.04.2015 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#54 Admin » 16.05.2015, 15:00

За пределами видимого

Дубровина Нина Ильинична полулежала на кровати головой к окну. Под спину были подложены подушки. Она смотрела телевизор, который висел на стене слева. Лицо со следами былой выразительности, большие глаза с необычной, бледно-голубой радужкой, нос с горбинкой и красиво выписанными крыльями отсылали к образам героинь древнеримской мифологии. Пока мы говорили с Ниной Ильиничной, она смотрела в сторону. У меня возникло чувство, будто я человек-невидимка, хотя заведующая отделением Галина Михайловна Белова предупредила меня, что Нина Ильинична плохо видит.
«Говорите, изучаете долгожителей?» — обратилась ко мне Нина Ильинична. «Ищем симптомы долгожительства на руках», — пояснил я. Она продолжила: «Вы знаете, я думаю, что верующие люди живут дольше. Но это мое субъективное мнение». — «Вы верующий человек?» — «Бог определенно есть, но я не могу себя назвать верующей в полном смысле этого слова». — «Когда вы родились, Нина Ильинична?» — «Я родилась 16 июня 1932 года. Мой отец, Илья Васильевич Дубровин, родился в 1905 году, работал в издательстве «Молодая гвардия», кем — я точно не могу сказать, скорее всего, корреспондентом. В 1938 году он был арестован, погиб в лагерях. Мама, Людмила Николаевна, родилась в 1906 году, она умерла в 56 лет от болезни Боткина». — «Какое у вас образование?» — «Высшее. Сначала окончила школу, потом поступила в Московский экономико-статистический институт». — «Когда вы вышли замуж?» — «В 1960 году, мне было 28 лет. Это было неофициальное замужество. То, что называется гражданским браком». — «Где вы познакомились с будущим мужем?» — «У родственника в компании. Его звали Леонид, он технарь, работал в каком-то почтовом ящике, вы знаете, что это?» — «Догадываюсь». — «Там проводят секретные работы». — «Я так и думал».
— «Леонид не стал регистрировать наши отношения потому, что моего отца репрессировали. Его наши органы отговорили. Замуж я вышла за другого, уже в 1964 году». — «А почему расстались с Леонидом?» — «Личные причины, я не хочу об этом говорить. Он не пил, особых проблем не было, скажем так, не сошлись характерами». — «Где познакомились со вторым мужем и как его звали?» — «Познакомились в санатории, в Марфино, его звали Володя, он был военным летчиком. Он жил в соседнем санатории, которым командовал Василий Сталин. Володя был на пять лет старше меня. Такой интересный, высокий, мужественный, видный, очень остроумный. Познакомились на танцах». — «Он хорошо танцевал?» — «Хорошо, но он все время выпивал. Там много военных отдыхало, и они все много выпивали. Они так своеобразно расслаблялись. Володя быстро сделал мне предложение, прямо в санатории, через несколько дней. Он мне нравился, и я приняла предложение». — «Где вы жили?» — «У меня. Комнатка, правда, была маленькая — всего тринадцать метров. Володька не из Москвы, он окончил тамбовское училище, там и служил». — «Как же вы жили?» — «Он приезжал ко мне на выходные, а я ездила к нему. Прожили недолго». — «Из-за того, что он служил в другом городе и редко виделись?» — «Нет, не из-за этого». — «У него закончилось остроумие?» — «Нет, остроумия хватало. Но он пил, и очень сильно. В общем, из-за этого рано умер. Без бутылки вообще ко мне не приезжал. Он уже был алкоголик. Приедет и пьет, а потом всю ночь ходит, заснуть не может. И все это на тринадцати метрах, а мне утром на работу. Как это можно вынести? Сколько можно трепать нервы?» — «Третий муж был?» — «Был. Познакомились в 1968 году, я тогда еще была с Володей. Встретились в нашем ведомственном санатории имени Куйбышева, под Москвой, он, кстати, и сейчас существует. Я работала в Министерстве станкоинструментальной промышленности. Он работал в каком-то конструкторском бюро, его звали Юра». — «Он вам понравился?» — «Нет, не понравился».
— «А почему же вы за него замуж вышли?» — «Я ему понравилась. Он ко мне просто приклеился, стал преследовать. Любви у нас сначала никакой не было. Три года дружили. Когда разошлись с Володей, я подумала, чего время терять, ну и сошлась с Юрой. Но с Володей, как и с Леней, продолжала дружить. Володя приезжал по праздникам, а Леня появлялся периодически, говорил, мол, жалеет, что мы расстались. Но Леня ведь гулял, это самая главная причина того, что мы разошлись. А с Юрой мы жили ничего, можно даже сказать, хорошо, но жили у меня, а у меня очень маленькая комнатка. У Юры был загородный дом в Косино, но мне там не нравилось». — «Почему? Потому что не Москва?» — «Не поэтому. Там не было удобств». — «Продолжаете жить с Юрой?» — «Нет, расстались». — «Почему?» — «Я не захотела с ним общаться». — «По какой причине?» — «Да надоело все. Я его не любила, детей у нас не было. Из-за меня не было. А это тяжело. Хотя лет десять, наверное, прожили». — «Вы чем-то увлекались?» — «Театр, кино обожаю. Живопись люблю, но плохо разбираюсь. В театре — неплохо. Очень много читала, я подрабатывала в библиотеке на Сиреневом бульваре». — «У вас случались какие-либо опасные ситуации в жизни?» — «Не припомню, наверное, не было». — «Какие-то аварийные ситуации?» — «Да, в аварии попадала, но плохо помню сейчас». — «Травмы были?» — «Да не было ничего. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Только вот ноги ослабли, не могу ходить. Надо будет все восстанавливать». — «Вы курили?» — «Очень мало. Люблю это дело в принципе, но курение вредно. Моя тетка умерла от рака. Будешь курить, рак обеспечен». — «Алкоголь употребляли?» — «Умеренно, по праздникам». — «Что хотели бы пожелать молодежи?» — «Дерзать! Быть добрее и снисходительнее. Проявлять больше сочувствия, сострадания к людям. Чтобы любили друг друга».
1.jpg
1.jpg (57.29 КБ) Просмотров: 1068
2.jpg
2.jpg (62.73 КБ) Просмотров: 1068

Главная ось руки пересекает линию жизни (рис. 2, ось — черный, линия жизни — зеленый). От линии жизни исходят две ветви, одна из которых пересекает вторую ось, которая опускается из-под безымянного пальца. Внутри линии жизни есть дублирующая линия (рис. 2, желтый), которая увеличивает продолжительность жизни до семи лет. Эти признаки в совокупности указывают на хороший жизненный ресурс, который может достичь ста лет. Вместе с тем есть и нарушения, главное из которых — деградация папиллярного узора на ногтевых фалангах пальцев и на участке ладони под пальцами, это выражение старения внутренних органов и систем организма. Это вносит в прогноз некоторую неопределенность. Возле линии жизни наблюдаются мелкие круговые образования, что связывают с ослаблением зрения (рис. 2, круги — красный).

15.05.2015 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#55 Admin » 29.05.2015, 12:20

В поисках квадрата

У Веры Дмитриевны Кутейниковой короткие седые волосы, гладко зачесанные набок, веселое лицо, румянец на щеках.

В сопровождении санитарки Ольги я вошел в комнату к Вере Дмитриевне Кутейниковой. У нее короткие седые волосы, гладко зачесанные набок, веселое лицо, румянец на щеках. Я объяснил, что ищу признаки долгожительства на руках и пытаюсь выяснить, нет ли какого секрета, за счет которого одни люди живут дольше других.
«Может, вы знаете секрет?» — обратился я к Вере Дмитриевне. «Нет, не знаю. Не знаю, что нужно, чтобы прожить долго». Мы приступили к снятию отпечатков. Процесс Вере Дмитриевне явно нравился, она приговаривала: «Вот и хорошо, вот и ладно». Я перешел к расспросам. «Когда и где вы родились?» — «Родилась 27 июля 1929 года под Москвой, на станции Немчиновка, 1-я Запрудная улица, дом 30. Правда, родилась не в самой Немчиновке, а рядом, в Ромашкове, там у нас роддом». — «Немчиновка — это интересное место, — подхватил я, — там Казимир Малевич похоронен. Он часто туда наведывался, жил в доме отца второй жены. Там где-то рос старинный дуб, под которым Малевич просиживал часами. Может, там, глядя на бурую пашню, он и задумал свой прорыв в искусстве — знаменитый «Черный квадрат». Он завещал, чтобы его похоронили под этим дубом. После его смерти в 1935 году так и было сделано. Но перейдем к вашей биографии. Кем были ваши родители?» — «Мама, Ефросинья Алексеевна Морозова, домохозяйка. Да где ей было работать, когда у нее тринадцать человек детей. Десять своих родила, а трое у отца было, когда она за него замуж вышла. Первая жена отца умерла. Мы, помню, спрашивали маму: как же ты вышла замуж, когда у него трое детей было? Зачем тебе это надо было? Она отвечала: «Я полюбила его». Мы приставали: «Где же ты его повстречала?» А она: «Не помню, да это и не важно теперь». — «В каком году родилась ваша мама?» Вера Дмитриевна призадумалась. Покачала головой: «Нет, это я не вспомню. Знаю только, что мама прожила 91 год. Крепкая была женщина, последнего ребенка, брата Борю, родила на шестом десятке. У нас хорошая семья была. Хулиганов не было. Все работящие». — «Кем был ваш отец?» — «Отец, Дмитрий Петрович, работал на вагоноремонтном заводе». — «А дату рождения отца помните?» — «Не могу сказать, забыла, — она грустно покачала головой. — Прожил он 70 лет с лишним. Потом заболел и умер. Я как раз с ночи пришла из ресторана, посуду собирала. Попросил меня слабым голосом: «Дай водички». Я пока ложечку зачерпнула, пока несла ко рту, он и преставился. Мама его намного пережила. Почувствовав приближение смерти, она собрала нас всех, попрощалась. Мы ей: «Мамочка, мамочка, ты что?! Еще поживешь!» А она: «Нет, я совсем плохая». И умерла. «Так вы в ресторане работали? В каком?» — «В «Национале». Я сначала окончила школу № 4 в Немчиновке. — Не договорив, она вдруг перешла на другое: — В войну мне было 12 лет, я патроны по ящикам раскладывала, тоже помогла фронту… — Потом вернулась к теме: — Много ртов в семье нашей было, надо было работать. Я поехала в Москву, устроилась в ресторан «Националь», сначала официанткой работала. Потом окончила школу товароведов общего образовательного профиля. Стала товароведом, занималась всем: от металла до сала».
— «Когда замуж вышли и как познакомились с мужем?» — «Познакомились на первомайской демонстрации на улице Горького. Мне сзади на пятку наступили, да так, что до крови. Один парень меня пожалел. «Пойдем, — говорит, — я тебя полечу, перевяжу. Я тут рядом живу». Он жил в доме 64 по улице Горького. Его родители на майские на дачу уехали. Так полечил, что я и осталась у него. Когда замуж вышла, мне еще семнадцати не было». — «Как же разрешили до совершеннолетия?» — «Справку о беременности предоставили — враз разрешили». — «Как звали мужа и где он работал?» — «Виктор, а работал он токарем на заводе «Знамя Труда», «Ил-18» они собирали». — «Долго прожили?» — «Два года. Родители его меня не хотели видеть его женой, считали, я не пара ему. Он поддался, бросил нас, уехал на Север и не вернулся. Дочке Женечке было два годика, да четыре месяца была Олей беременна. Больше никогда его не видела».
— «Второй раз выходили замуж?» — «Да. У Женечки уже сынок народился, Алешка. Мой муж его очень любил, таскался с ним, нянчился. Он был военный, хороший человек. Познакомились в ресторане. Двенадцать лет прожили. Поехал к дочке в Керчь и пропал. В Керчь не приехал и назад не вернулся. Подали в розыск — не нашли». — «А брат Боря жив?» — «Сгорел вместе с домом в Немчиновке. Я у детей жила в двухкомнатной квартире. Соседи по Немчиновке известили. Сказали, в два часа ночи загорелось, а что, почему — никто не знает». — «Вы попадали в опасные ситуации?» — «Нет». — «А переломы были?» — «Это было. Правую ногу ломала». — «Чем увлекались?» — «Я Дедом Морозом на Новый год работала. Мне в ресторане говорили: «Давай, Вера, у тебя талант!»
Глаза Веры Дмитриевны загорелись, и я вспомнил слова философа Василия Розанова: «В России все музыканят». Иначе говоря, хотят, помимо своей профессии, выразить себя в искусстве, творчестве, уйти от обыденности. Найти свой «черный квадрат». Выразительно жестикулируя и похлопывая себя по коленям — видимо, перевоплотившись в Деда Мороза, — Вера Дмитриевна громким голосом прочитала стихотворение: «Шар земной немало раз облетели я и ветер, но нигде в счастливый час я таких ребят не встретил! Елочка нарядная, нам песенку пропой. Какая ж ты красавица, как весело с тобой! Под звездами, под крышами чтоб песня пронеслась, чтоб все на свете слышали, как весело у нас!» Она раскраснелась, а я был просто потрясен. «Что пожелаете молодежи?» — «Чтобы учились, чтобы знали свое дело. Чтобы хорошо относились к родителям».
1.jpg
1.jpg (53.66 КБ) Просмотров: 1009
2.jpg
2.jpg (54.15 КБ) Просмотров: 1009

На левой руке главная ось пересекает линию жизни (рис. 2, л. жизни — зеленый, ось — черный штрих), что дает ресурс в 95 лет. Второе замужество дано входом линии влияния в линию судьбы — точка 1 (рис. 2, л. влияния — оранжевый, л. судьбы — синий), по стандарту эта точка соответствует возрасту в 25—26 лет, однако мы знаем, что на самом деле это произошло в 45—46 лет. Этот возраст мы получим, если отбросим проекцию точки 1 на точку 2. Из этой точки на линии жизни выходит внутренняя линия влияния, которая резко отходит к большому пальцу и входит в крестовидно-звездную фигуру (рис. 2, линия влияния — желтый, фигура — красный). На линии брата несколько треугольных фигур в начале и в конце линии, что предуказывает опасность смерти от огня (рис. 2, линия брата — розовый, треугольники — коричневый).

29.05.2015 / Владимир Финогеев 7Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#56 АРОН » 06.06.2015, 14:10

«Уклонение ангелов»

Я вошел в комнату к Екатерине Андреевне Дегтяревой. Она сидела на кровати. Из окна лился свет. Радио беседовало об искусстве и играло музыку. Глаза ее были закрыты. У нее высокий лоб с выпуклой верхней частью. Я вспомнил Виктора Шкловского, он как-то сказал, что люди с такими лбами разговаривают с ангелами. Интересно. Может, что и откроется. Например, тайна долгой жизни? Ведь это цель нашего исследования. Кое-что открывается, кое-что становится яснее. Не так важна еда. Все долгожители, или почти все, которых я изучил, прошли через голод. И потом питались скудно или не обращали на еду внимания: что было, то и ели. Не важны комфортные условия жизни. Конечно, тут отмечается больше разнообразия, но большинство жило скромно. Наследственность? И тут нет прямой связи. У кого-то дедушки-бабушки, родители жили долго, у кого-то нет. Понимание того, что не так важно, есть. А вот что важно? Похоже на работу скульптора. Скульптор берет глыбу и отсекает все лишнее. В отличие от скульптора я не знаю, что должно получиться. Он видит образ под толщей камня, я — нет. Хорошо бы Екатерина Андреевна сообщила о каком-нибудь средстве. Пей каждый день натощак — живи долго и радуйся. Ангел шепнул бы на ушко, а она нам. Хорошо бы. По радио тем временем пел чей-то очень знакомый голос, я знал, кто это, спутать невозможно — Козловский, он пел сильно, мощно, местами страшно. Я всматривался в черты Екатерины Андреевны. Перегородка носа начинается ото лба, кончик немного заостренный, губы плотно сжаты. Волосы седые, короткие, зачесаны на правую сторону. Одета в голубой халат с оранжевыми цветами. Радио, музыка, пение и, главное, тема казались мне совершенно не к месту. Хотя вот эти строчки: «А там-то... голову закинь-ка, да взгляни: какая глубина и чистота над нами». Тут призадумаешься. Меня представили ей, она открыла глаза, но смотрела куда-то в сторону. Тут же сообщила: «Я ведь не вижу. Плохо вижу», — уточнила. Она снова сомкнула глаза: сквозь припухшие веки видны были щелочки. Мои наблюдения прервал голос диктора: «Вы прослушали романс Сергея Васильевича Рахманинова «Какое счастье» на слова Афанасия Фета в исполнении Ивана Семеновича Козловского». Говорю: «Ну, Екатерина Андреевна, давайте отпечатки снимем». — «Ну давайте». Сняв отпечатки, я приступил к расспросам. «Я родилась 30 мая 1928 года. Майская я, вот и маюсь всю жизнь.
В Липецкой области, в городе Данкове, на Дону. И улица у нас была Донская, дом 16. Мама — домохозяйка. Отец принимал зерно на складе. Церковь сломали, верх разрушили, низ переделали под склад, там зерно хранили. Со склада зерно вывозили в Москву. Семья большая — мама родила 13 детей. У меня было восемь сестер и четыре брата. Все ребята, все четверо братьев, погибли в Великую Отечественную. А нас всем классом вывозили траншеи копать. Далеко вывозили — в Воронежскую область, в Рязанскую». — «Как звали вашу маму и когда она родилась?» — «Маму звали Василиса Петровна. Когда она родилась — сейчас не вспомню, умерла в 1956 году. Папа, Андрей Тимофеевич, умер в 1947 году. Дату его рождения тоже не могу сказать». — «Какое у вас образование?» — «Училась на медсестру в Москве, не доучилась, трудно было с жильем. Окончила годичный курс воспитателей детсадов, устроилась на работу в детский сад, там и жила десять лет. Однажды в детсад пришел мужчина, привел двоих детей. Жена у него умерла, он остался один. Заведующая детсадом поговорила с ним, рассказала, что, мол, у нас тут работает девушка. Хорошая. Хотите взять в жены? Он говорит: «Хочу. На хорошей хочу жениться, но дайте на нее посмотреть». Заводит его заведующая ко мне. Я не знала, для чего. Он посмотрел, вышел. Заведующая подходит ко мне, спрашивает: «Хотите замуж за этого человека?» Я говорю: «Да». — «Как же вы так легко согласились?» — «А я не легко согласилась. Где же легко? В душе-то у меня ой как нелегко было. А что делать? У меня ни квартиры, ничего нет. А он — высокий, блондин, интересный мужчина. Он был врач. Прошел всю войну. Все пять лет воевал. Весь израненный. У него была первая группа инвалидности. Но он переделал на вторую, чтобы можно было работать, чтобы денег хватало. Трудно было. Всем — трудно. Он работал врачом по четыре часа в день. Жил на улице Герцена, у Никитских Ворот. На первом этаже были две маленькие комнатки в коммуналке. Я туда и переехала. Прожили с ним 35 лет. Своих детей не было. Вырастили мальчишек — Колю и Сашу. Они отслужили в армии, пошли работать на секретный завод. Женились, пошли внуки. Муж давно умер. Он был старше меня». — «У вас случались опасные ситуации?» — «Нет, ничего не было». — «А на воде не был о неприятностей?» — «Вспомнила! Мне было десять лет, когда я тонула. На Дону. Река у нас большая, глубокая, пароходы ходили. Пошли с ребятами купаться. Я вроде и плавать умела — чего утонула, не понимаю. Захлебнулась от неожиданной волны — и ко дну. Все померкло. Молодой человек вытащил меня за волосы. Хорошо волосы были длинные. Откачали». — «Были ушибы, переломы?» — «Был перелом ноги, руку ломала». — «Вы курили?» — «Нет, не дай бог этого. Не курила, не пила, ничего этого не было. Я верующий человек, в церковь ходила». — «А что нужно, чтобы прожить долго?» — «Что нужно? Жить, да и все». Она улыбалась, но я видел, что она очень устала. Ангелы, как обычно, ушли от ответа. «Что хотите пожелать молодежи?» — «Здоровья пожелаю, здоровье нужно большое, чтобы прожить. И желаю, чтобы войны не было».
1.jpg
1.jpg (72.18 КБ) Просмотров: 1009
2.jpg
2.jpg (73.08 КБ) Просмотров: 1009

Главная ось пересекает линию жизни (рис. 4, ось — черный, линия жизни — зеленый), это дает ресурс в 95 лет. Под средним пальцем наблюдается крестообразная фигура большого размера и аналогичная ей меньшего размера (рис. 4, красный). Фигуры означают вдовство. Звездное образование во 2-м поле, зона Луны, указывает на то, что обладатель избежал утопления. В этом поле более опасными считаются крестообразная и треугольная фигуры (рис. 4, розовый, оранжевый). Но так как отсутствуют нарушения папиллярного узора и первостепенные линии не имеют разрывов, случайная смерть невозможна. Наблюдается круговое образование к линии жизни (рис. 4, красный) — это один из симптомов потери зрения.

05.06.2015 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#57 Admin » 13.11.2015, 14:53

Судьба — круглосуточно в поисках долголетия.
Рассказывает Леонид Петрович Ишмуратов.

Кроме признаков долголетия сегодня познакомимся со знаками, которые можно встретить на руках людей, долго живущих вместе, в нашем примере — почти 60 лет. Беседуем с Леонидом Петровичем Ишмуратовым. «Я родился 3 января 1932 года, в Чувашской АССР, Яльчикском районе, в деревне Большая Таяба». — «Какая природа вокруг деревни, леса были?» — «У нас лесов не было, поля кругом. Выращивали пшеницу, рожь, горох». — «Речка была у вас?» — «Была речка». — «Как называлась?» Леонид Петрович задумался: «Таябинка. Небольшая речка». — «Кто был ваш отец?» — «Петр Иванович Ишмуратов, крестьянин». — «Когда он родился?» — «В 1906 году». — «Долго прожил?» — «Не знаю. Его арестовали в 1941 году, дали шесть лет». — «За что?» — «В колхоз не хотел идти. Я помню, мы его собирали в заключение». — «А у вас что, было большое собственное хозяйство?» — «Ничего особенного, как у всех, была одна лошадь. Отца забрали. Полгода он сидел в Чувашии, мать ездила к нему на свидание. А как началась война, его перевели куда-то. Больше я его никогда не видел. Сгинул где-то в лагерях, а может, на фронте погиб. Никто ничего не сообщил». — «Как звали вашу маму?» — «Анна Романовна, родилась в 1904 году». — «Она долго прожила?» — «Девяносто два года». — «Она так и осталась жить в Большой Таябе?» — «Да, так и прожила там». — «Семья у вас была большая?» — «Пятеро детей нас было: старшая Ольга, с 1928 года, за ней Клавдия, 1929 года, я третий, за мной Мария, с 1935 года, последний Николай, 1937 года». — «Они живы?» — «Ольга и Клавдия умерли, трое живы». — «Какое у вас образование?» — «Пять классов». — «Дальше не учились?» — «Нет». — «Почему?» — «Война. Работать надо было. Помогать в колхозе». — «Чем именно занимались?» — «Стада пасли. Коров, лошадей». — «Овец?» — «Овцы были, но я не пас. В общем, подсобные работы. В 1953 году призвали в армию. Служил в Армении, в Ленинакане, сейчас уже, наверное, такого названия нет». — «В каких войсках служили?» — «В погранвойсках». — «Сколько были в армии?» — «Три года». — «После демобилизации куда подались?» — «Уехал в Донбасс, на шахту». — «Шахтером работали?» — «Шахтером». — «Отбойным молотком уголь добывали?» — «Нет, я дороги в шахтах делал для шахтеров, для вагонеток». — «Не помните, какая зарплата у вас была?» — «Тысяча пятьсот рублей. Это еще до реформы. После Донбасса уехал в Магадан. Завербовался на стройку. Строили дома, детсады». — «Где жили, в самом Магадане?» — «Нет, в поселке Атка. До нас там жили заключенные. При Хрущеве амнистия была, всех выпустили. От них остались бараки. Из них сделали общежития. Мы туда въехали». — «Когда женились?» — «В 1956 году». — «Долго прожили с женой?» — «Долго». — «И где теперь ваша жена?» — «Да вот она». Он указал на женщину, сидящую напротив. Она была в халате, лицо довольное и умиротворенное. Далее раскрылась подробность, которая, возможно, была причиной умиротворенности. «Она ничего не слышит», — пояснил Леонид Петрович. Я был удивлен. Я знал, что он женат, но я думал, что он женился позже или даже здесь, в пансионате. Выходит, они вместе 59 лет. «Откуда ваша жена?» — «Тоже из Чувашии. Из другого села — Новотентюрино. — Леонид Петрович продолжил: — Она память теряет. Уходит из ума. Деньги не знает». — «В Магадане долго прожили?» — «Три года, потом уехали в Орск в Оренбургской области». — «Почему туда?» — «Там работы много и дома дешевле. Я устроился на завод обработки цветных металлов. А жена устроилась воспитателем в детский сад». — «Дети у вас есть?» — «Есть. Двое. Владимир, родился в Магадане в 1959 году. Александр родился в Орске». — «Как попали в Москву?» — «Жена уехала первая и устроилась дворником, ей дали служебную квартиру. После этого мы приехали. Я пошел работать по той же линии — на завод по обработке цветных металлов». — «У вас травмы были?» — «Нет». — «Опасные ситуации?» — «Нет». — «Вы курили?» — «Курил. С семи лет начал баловаться. Курил, считай, 70 лет. Года два как бросил. Сказал, не буду курить, и — как отрезало. Но 70 лет спокойно курил. Теперь спокойно не курю». — «Недаром говорят, на привычку есть отвычка. Алкоголь употребляли?» — «По молодости употреблял. Но умеренно». — «Спортом занимались?» — «Нет». — «Что надо, по-вашему, чтобы прожить долго?» — «Не знаю». — «Что пожелаете молодежи?» — «Хорошей жизни. Здоровья, чтобы можно было работать».
1.jpg
1.jpg (117.83 КБ) Просмотров: 922
2.jpg
2.jpg (124.47 КБ) Просмотров: 922

Знаки долгой совместной жизни следующие. На левой руке Леонида Петровича над линией головы (рис. 2, оранжевый) есть дополнительная линия (рис. 2, светло-бирюзовый), в эту линию входит наклонная линия из области края ладони (рис. 2, салатовый). Далее, линия брака (рис. 2, синий) имеет удлиненный размер, она пересекает линию Солнца (рис. 2, золотистый) и входит в линию сердца (рис. 2, розовый). На линию брака наложена фигура в виде гребенки (рис. 2, красный). Форма, размер линии брака и фигура гребенки сходны с теми, что наблюдаются на руках его жены (рис. 4, линия брака — синий, гребенка — розовый). Гребенка указывает на окончание жизни партнера в замкнутом пространстве (к таким относятся больницы, приюты, места заключения, в нашем случае — это пансионат для престарелых). Еще один знак долгой совместной жизни находим на руке его супруги: линия, идущая от запястья (рис. 4, бирюзовый) к линии влияния в зоне Венеры (рис. 4, линия влияния — желтый, линия жизни — зеленый). У Леонида Петровича линия жизни своим ответвлением далеко уходит за главную ось руки (рис. 2, линия жизни — зеленый, главная ось — черный штрих). Это приближает ресурс жизни к 97 годам.
3.jpg
3.jpg (105.94 КБ) Просмотров: 922
4.jpg
4.jpg (107.27 КБ) Просмотров: 922

13.11.2015 7 Дней В.В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#58 Admin » 28.11.2015, 11:34

Двух достаточно. В поисках долголетия.

В комнату Раисы Федоровны Ореховой мы вошли с ее старшей сестрой Ольгой. Раиса Федоровна приподнялась на кровати, села, ей нашли тапочки. Она была в платке, в очках с толстыми стеклами. Ольга Федоровна представила меня. Я сказал, что хотел бы снять отпечатки и задать ей несколько вопросов. «Ой, деточки, мои дорогие, конечно, конечно, только чем же я провинилась, чтобы у меня отпечатки снимать? Я же не преступница, не воровка, никого не убивала, не шлюха какая-нибудь». К этому она добавила еще несколько крепких выражений. Сказаны они были без злости, грубости или раздражения, а таким же спокойным, приятным, радушным тоном, так что я не сразу, не мгновенно понял, что это мат. Мы несколько оторопели.
Она тем временем продолжала нанизывать ненормативную лексику на разговор, будто не видя разницы в этическом значении слов. Скоро выяснилось, что она вполне ощущает и знает это различие. «Что же вы так, матом-то, Раиса Федоровна, вы же бывшая учительница?» Она живо откликнулась: «Ой, милок, уж ты прости, больше не буду». И действительно до конца нашей беседы ни одного такого слова не было сказано. Я снимал отпечатки, а Раиса Федоровна шутливо беспокоилась: «Ну вот, на старости лет меня в тюрьму отправите». — «Наоборот, Раиса Федоровна», — отшучивался я. — «А это как же, наоборот?» — «Здесь вас оставим». — «Ой, ну это хорошо, хорошо, я рада». Я приступил к расспросам. «Когда и где вы родились, Раиса Федоровна?» — «Я родилась в 1925 году, 25 ноября, в деревне Волосово-Звягино Козельского района Калужской области». — «Как звали вашего отца?» — «Грабов Федор Михайлович. Он был лесничий, работал в лесхозе. Деточка, знаете, что такое лесхоз?» — «Знаю, лесное хозяйство». — «Правильно». — «А когда родился ваш отец?» — «Я думаю, году в 1894-м или 1895-м». — «Долго он прожил?» — «Не помню точно, но недолго. Он слабый был. Кашлял все время. Мы тогда не понимали, детьми были, сейчас, когда я повзрослела, я думаю, у него были с легкими проблемы». — «Как звали вашу маму?» — «Наталья Филипповна Панкина». — «У нее другая фамилия, почему?» — «Почему — не могу сказать, мы детьми были, для нас ничего странного в этом не было». — «Много было детей в семье?» — «Мне кажется, семеро детей было». — «Как звали ваших братьев и сестер?» — «Ой, деточка, я уже не вспомню. Но вот братик был Мишенька, у него ножка болела, он на костылях ходил. Мы его жалели. Говорили: «Мишенька, мы тебе все сделаем, ты сам не ходи». Ничего не помню из раннего детства, только что голодно было; помню, как, бывало, вокруг дома обежим, ищем, не валяется ли где корочка хлебушка. А в грозу под кровать забирались». — «Какое у вас образование?» — «Окончила семь классов. В нашей деревне была хорошая школа, десятилетка». — «Почему не доучились до десятого?» — «Так я уехала в Калугу и поступила в педагогическое училище. Там я училась три года, получила специальность «учитель начальных классов», после окончания меня направили обратно в нашу деревню. Пришла в нашу школу, боялась ужасно. Но дети меня полюбили. Иду по коридору, они за мной бегут, кричат: «Лая Федоловна! Лая Федоловна!» Не могли выговаривать «р». — «Долго в школе проработали?» — «Семь лет». — «Что потом?» — «Потом вышла замуж». — «Как мужа звали?» Она задумалась: «Как же его звали?» Она стала оглядываться по сторонам, будто ожидая помощи от своих соседок. Потом пристально посмотрела на меня. Но я не мог ей помочь. «Вспоминайте, — сказал я, — активируйте память. Вы должны вспомнить». — «Погодите, — сказала Раиса Федоровна, подняв вверх палец, — я думаю, что его звали Владимир Михайлович». — «Хорошо», — согласился я, хотя вскоре выяснится, что это не так. Позже я зашел к Ольге Федоровне, мы посмотрели в истории болезни, что дочь Раисы Федоровны зовут Галина Васильевна, следовательно, мужа звали Василий. Меж тем Раиса Федоровна продолжала: «Он конюхом работал в колхозе. Выпускал лошадей, чтобы они могли покушать свежей зеленой травки». — «Где познакомились с мужем?» — «Он из нашей деревни, значит, думаю, познакомились на танцах где-нибудь. Я плясать, петь любила. — Она подбоченилась. — Ох, как я плясала!» Раиса Федоровна вдруг заливисто запела: «Глаза серые, глаза серые, глазки сероватые. Он влюбился в меня, а я виноватая. Опа-опа, жареные раки, приходите к нам, ребята, мы живем в бараке!» Она увлеченно хлопала себя по коленям. «Скоро, скоро Троица, скоро миленький приедет, скоро все устроится... Раечка, Раиса, Раечка, Раек! Выбегая на крылечко, успокой мое сердечко!» — «Раиса Федоровна, как вы думаете, что нужно, чтобы прожить долго?» Она ответила, не задумываясь, с жаром, поры висто: «Три вещи!» И остановилась, будто в уверенности, что они и так очевидны. «А именно?» — попросил уточнить я. «Первое: спокойная жизнь. Чтобы все было спокойно в семье. Чтобы все было спокойно и хорошо в государстве. Чтобы не было войн, переворотов, сплетен и слухов. Второе: чтобы девушки выходили замуж. Чтобы мужья не пили, не гуляли, а любили жен, тогда все долго проживут. У меня муж хороший был, только ревнивый, как прицепит ко мне мужика какого-нибудь, я его знать не знаю. Вот!» Она умолкла. «А третье? — спросил я, — вы сказали «три вещи». — «Я сказала «три»?» — «Три». — «Забыла!» Потом махнула рукой: «Да и двух вполне хватит».
1.jpg
1.jpg (163.25 КБ) Просмотров: 890
2.jpg
2.jpg (167.17 КБ) Просмотров: 890

На правой руке линия жизни уходит так далеко в ладонь, что пересекает вторую ось, опускаемую из-под безымянного пальца (рис. 2, линия жизни — зеленый, вторая ось — черный). Этот признак выражает ресурс, стремящийся к 115 годам. Также имеется дубликат линии жизни (рис. 2, бирюзовый), который добавляет к ресурсу. Однако есть немало нарушений, которые снижают продолжительность жизни: вилочковое окончание дубликата, два островных образования на линии сердца (рис. 2, все фигуры — красный, линия сердца — желтый). Кроме этого линия головы оканчивается большим островным образованием, что, с одной стороны, отнимает от продолжительности жизни, с другой — указывает сильное ослабление памяти в преклонном возрасте (рис. 2, линия головы — оранжевый, остров — синий). На левой руке также есть нарушения, которые снижают продолжительность жизни, ресурс может составить 94 года.

27.11.2015 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#59 Admin » 22.01.2016, 22:06

Предварительное взвешивание

Владимир Финогеев продолжает собирать информацию о долгожителях.
С Юрием Евгеньевичем Будько мы познакомились в кабинете лечебной физкультуры. Это был человек выше среднего роста, благородной наружности, с длинными волосами и шкиперской бородкой. Пока я доставал краску и валик, Юрий Евгеньевич встал на весы. «Когда вы родились?» — «Я родился 15 января 1948 года, в Москве, жили в одном из переулков возле площади Крестьянская Застава, в доме 13. Кстати, это число меня преследует, но я не знаю, что это означает. Вот смотрите, голубчик, мой отец, Евгений Владимирович, родился в 1913 году. Я родился 15 января, но записали меня на 28 января, то есть на 13 дней позже. Это в официальном документе — сами понимаете, факт. Отец скончался, царствие ему небесное, в 76 лет — в этой дате тоже есть число 13, если сложить. Когда нам давали другую квартиру, нас спросили, какой этаж выбираете? Я хотел сказать третий, но мама опередила, назвала 2-й. Нашей квартирой оказалась 283-я, сложите, будет 13». — «Да, любопытная зависимость». — «Только что она означает?» — «Давайте потом к этому вернемся, а сейчас расскажите о родителях». — «Отец работал начальником почтового вагона поезда Москва — Владивосток. Полвека отработал. Притом что на войне потерял один глаз. Мама, Клавдия Александровна, обратите внимание, родилась тоже в 1913 году. Сначала работала на Ярославском вокзале в почтовой службе, там они с отцом познакомились, заболела полиартритом, я за ней ухаживал. Пальцы скрючены, один на другой наехал, боли чудовищные, я с работы в поликлинику, там — очередь, оттуда в аптеку, по 40—60 таблеток выписывали». — «Когда мама умерла?» — «Умерла» не хотелось бы — у Бога все живые, — ушла, царствие небесное, в 94-м году. Перед уходом вся высохла, Господи, прими ее душу. Но позвольте заметить, что 9 плюс 4 — это тоже 13. Вы чувствуете?» — «Чувствую, а какое у вас образование?» — «Я окончил МХТТ — Московский химико-технологический техникум». — «Нравилась химия?» — «Обожал, «купался» в химических формулах». — «Где работали после техникума?» — «Направили на закрытое предприятие. Но я ушел через некоторое время, переучился на газо¬сварщика». — «Почему?» — «Мы изготавливали очень пахучее вещество, как ни отмывайся потом, от тебя, мягко говоря, пахнет, а если напрямую, то воняет, сами понимаете, голубчик, окружающих жалко». — «Вы женились?» — «Встречался с одним человеком шесть лет, у нее был ребенок, я намеревался сделать предложение. Надо сказать, я к тому моменту дошел до края, несколько лет ухаживал за матерью, мне была нужна помощь, устал смертельно. Пригласил эту женщину в кафе, она мне говорит, не грубо, конечно, но, мол, мать твоя, ты и ухаживай. Ну как после этого, голубчик? Я сильно был разочарован, больше ни с кем не встречался. Мать отошла, царствие небесное! И вот я один в двухкомнатной квартире. Телефон днями молчит. Месяцы, годы — один. Раз подошел к стеклу, прижался носом, сильно так прижался, думаю: ну разменяю я квартиру, ну будут деньги, но все равно — один. Тут я познакомился с ребятами, они хотели сделать бизнес, азербайджанцы. Мы подружились, на свадьбу меня пригласили в Баку, я приехал, и тут отмечаю про себя, а свадьба-то 13-го числа, понимаете, голубчик? Договорились так, что я отдаю свою квартиру как долю, мне предоставляют дом в Тульской губернии и участок, где планировалось выращивать картошку, то есть делать бизнес. Повезли меня в этот дом, и приехали мы как раз 13 числа, учтите, это голубчик. И стал я жить в этом доме, прожил четыре года, там было много всякого Якова. Картошку посадили, но ее сожрал колорадский жук, и случилась засуха. Бизнес накрылся. Дом был после пожара, крыша попорчена. Летом ничего. А осенью и зимой хлебнул горя. С крыши капает, холодно. Воды нет, печка есть, но нужны дрова. Привез кругляков, свалил в кучу, дело под вечер, утром прихожу — кучи нет. Украли. Денег на дрова нет. Стал подрабатывать сварщиком и дворником у одного предпринимателя. За сварщика получал 1500 рублей, за дворника — 400 рублей. Потом стал терять зрение: шов не могу сварить точно, сами понимаете, голубчик. Чувствую, гибну. Поехал в Москву, к сестре двоюродной, она раз приезжала ко мне туда. Еду на электричке, и всю дорогу под стук колес — мысль: примет — не примет. По правой стороне — лес, а я, голубчик, не лес вижу, а дрова, вот честное слово, как Бог Свят, так намерзся». — «Сестра приняла?» — «Приняла. Помоги ей, Господь». — «Как ее имя?» — «Наталья Федоровна Беляева. Дай ей Бог здоровья и счастья. Потом было много всякого Якова, я при храме работал трудником, ну и прочее. В итоге с помощью сестры я здесь оказался, если бы не она — пропал бы». Мы замолчали. «Напоследок вот что, по¬ехал я к брату в гости. Посидели, спрашиваю, где тут у вас носки можно купить. Он объяснил, как до рынка добраться. Приехал, вижу, бабуля, лет семидесяти, торгует носками. Разговорились. Вдруг она замолчала и так внимательно на меня смотрит, мне не по себе стало. Я говорю: «Извините, почему вы так смотрите, я не пойму, в чем дело-то». Она отвечает: «Вы долго проживете». Я изумился такой неожиданности, спрашиваю: «А позвольте узнать, до скольких именно?» Она говорит, до 94. Вы представляете? Это же опять 13! Вот что вы думаете об этой связи с числом 13?» — «Вы уже ответили на этот вопрос». — «Когда, как?!» — «Помните, в самом начале нашего разговора вы встали на весы». — «И что?» — «Видите ли, все заранее взвешено, увязано, количественно определено. Кто-то это замечает, как вы. Кто-то — нет». — «То есть все предопределено?» — «К счастью». — «Почему к счастью?» — «Когда будущее предопределено, оно предсказуемо, а предсказания позволяют изменить будущее. Тогда как если будущее случайно, то уж точно ничего нельзя сделать».
1.jpg
1.jpg (103.58 КБ) Просмотров: 867
2.jpg
2.jpg (105.67 КБ) Просмотров: 867

На левой руке линия жизни заходит далеко в ладонь и, опускаясь вниз, совпадает с линией судьбы (рис. 2, линия жизни — зеленый, фрагмент, совпадающий с линией судьбы, указан белыми стрелками) — это означает в нашем примере уход за матерью. Утрата квартиры выражена перевернутой треугольной фигурой (рис. 2, треугольник — красный). Линия в сторону мизинца — бизнес-проект (рис. 2, золотистый), однако линия входит в замкнутую структуру, что говорит о неуспехе дела (рис. 2, фигура — синий). Связь с плохими людьми дается выпячиванием рельефа, что дает черный цвет на отпечатке (рис. 2, розовые стрелочки). Линия жизни пересекает главную ось и приближается ко второй оси (рис. 2, оси — черный) — это означает большую продолжительность жизни.

22.01.2016 / Владимир Финогеев 7дней.ru
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#60 Admin » 06.03.2016, 21:20

Шведское расстояние

Долгожители интуитивно пришли к такому варианту существования, который дает возможность не только продлить жизнь, но самое главное — сохранить активность.
Долгожители интуитивно пришли к такому варианту существования, который дает возможность не только продлить жизнь, но самое главное — сохранить активность. Тамара Ивановна Пирогова в 85 лет искрится жизненной силой, активна, весела, остроумна. Мы вполне можем сознательно подражать тому, к чему она пришли естественным образом. Но давайте познакомимся с Тамарой Ивановной поближе. «Я родилась 11 октября 1930 года в Москве. Отец, Пирогов Иван Васильевич, родился в 1896 году, пропал без вести в 1943-м. Был призван на фронт, хотя перед этим был репрессирован. Работал машинистом, гонял составы на фронт и обратно, состав разбомбили или что другое случилось, только сгинул на бескрайних просторах нашей Родины. Мама, Надежда Павловна Пирогова, родилась в 1909 году, умерла, когда ей был 61 год, от тромба в легочной артерии. Мама работала кондуктором на трамвае 43-го маршрута. Я училась в 459-й школе до 7-го класса, потом перешла в 464-ю на Абельмановской улице. У меня плохо шла химия, частью из-за того, что я не любила учительницу. Вдруг в десятом классе вместо этой химички появляется моя первая учительница Руфина Владимировна, которую я очень любила, — чуть в обморок не упала. Мне неудобно было, что я в химии ноль. Она мне говорит: «Я за тебя возьмусь, ты у меня будешь отличницей, первой будешь по химии. Начнем сначала». Притащила мне прекрасный учебник — Н. Л. Глинки. Я давай грызть химию. Она помогала. Окончила десятый класс лучшей по этому предмету. После школы поступила в химико-технологический институт мясной промышленности на ветеринарное отделение. Окончила с отличием, меня приглашали в аспирантуру, я хотела к одному профессору попасть, мне он нравился, но он не брал женщин. И хотя я сдала на проходной балл и статьи у меня были по паразитологии, но он меня не вызвал. Была возможность попасть к другому руководителю, но тот был какой-то маленький, захудалый, замухрышка, и я выбрала распределение в промышленность. Мне, как отличнице, дали право выбора: Казахстан или Белоруссия, я выбрала Белоруссию. В Минске, в министерстве, направили в Бобруйск, на мясокомбинат. Там проработала восемь лет, там и замуж вышла. «Как познакомились с мужем?» — «Он был военный, замполит, служил в Калиновичах, в танковой части. Они были нашими шефами, было тогда такое правило, сверху спущенное: кто-нибудь над кем-нибудь шефствовал. Мужа звали Иван Павлович Савченко, он старше меня, с 1922 года, воевал. Потом при прыжке с парашютом повредил ногу, его и поставили замполитом. Он светлый, белобрысый по-белорусски, а я черная, на цыганку похожа. Мне парни дарили всегда духи «Кармен». У нас родилось двое детей: мальчик Андрюша, сейчас в командировке в Австралии, уже восьмой год там, дочь Надя — она стала историком, работает в музее в Минске... В три года я чуть не умерла. Отец взял меня на Москву-реку купаться. Видно, простудилась. Заболела крупозным воспалением легких. Тридцать третий год, никакого пенициллина. Огромным шприцем откачивали гной по 300 мг. Мне становилось хуже и хуже. Врач говорит, можно было бы ребро вынуть и откачать жидкость, но у нее сердце слабое, не выдержит операции, умрет. Мать схватила меня — и в Морозовскую больницу, там взялись вылечить без операции. Лечили банками, горчичниками, горчичники по 25 минут держали, я была красная как рак. Но надо — иначе смерть. Наконец отпустили домой, профессор сказал: через неделю будет кризис. Смотрите за пальчиками, если синие будут — плохо, а розовые — выживет. На легких остались рубцы, это выяснилось, когда рент¬ген делали в институте, перед тем как должна была начать заниматься плаванием. Три месяца позанималась — куда делись рубцы?» Тамара Ивановна назидательно подняла указательный палец: «Вот вам плавание! Поэтому я всегда тянулась к спорту. С 2013 года стала активно заниматься шведской ходьбой. Всем советую: так уйдем от болезней и старости на приличное расстояние». — «А травмы были?» — «Ребро ломала в 1975 году на 23 февраля, поскользнулась. Второй раз упала головой на субботнике, тогда субботники были в почете. Причем тюкнулась аккурат серединой лба о табуретку. Сотрясение мозга. Ходила потом как очковая змея, круглые синяки вокруг глаз». Она заразительно рассмеялась. «Потом в Москве упала, переходила через железную дорогу перед близко идущим поездом. Шла в наш институт — торопимся же, надо побыстрее, через рельсы покороче, решила срезать. Поезд был мет¬рах в двухстах, я его прекрасно видела, а машинист дал гудок. Хотел предупредить. От этого рева я испугалась, запнулась и грохнулась на рельсы. Так ударилась бедром, что дыхание перехватило, нога отнялась. Я отползла кое-как от пути, сняла сапог, приложила снег. Похромала домой. Гематома была чудовищная, но перелома не было». — «Тамара Ивановна, как прожить долго?» — «Первое. Движение, движение и еще раз движение. Без ходьбы вы в туалет не сходите нормально. Второе. Не курить. Пить можно, но не захлебываться — в меру. Третье. Иметь заботу о ком-то. Заботиться о родителях, о детях, о пожилых». — «Что пожелаете молодежи?» — «Если хочешь, чтобы жизнь тебе улыбалась, подари ей хорошее настроение. И не вздумай унывать».
1.jpg
1.jpg (102.62 КБ) Просмотров: 840
2.jpg
2.jpg (101.3 КБ) Просмотров: 840

Островная фигура в начале линии жизни часто интерпретируется как воспаление легких (рис. 2, островок — красный, линия жизни — зеленый). Крестовидная фигура к линии головы — выражение травматизма (рис. 2, фигура — розовый, линия головы — оранжевый). Линия жизни далеко идет в ладонь и пересекается с главной ладонной осью (рис. 2, черный штрих A из-под среднего пальца). Два ответвления от линии жизни пересекают вторую ось (рис. 2, вторая ось — черный штрих Б из-под безымянного пальца) — это указывает на ресурс в 100 лет.

03.03.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#61 АРОН » 21.04.2016, 13:00

Вкусный путь

Мы продолжаем изучать пути к долголетию.

Поиск идет по широкой территории, наука всесторонне исследует тему и кропотливо увязывает находки в формулу. Многочисленные факторы долголетия сводятся к нескольким разделам: наследственность, психофизические характеристики главным образом влияют на интеллект и благожелательный тип нервной системы. Далее рассматривается образ жизни, окружающая среда, включая социум и экологию, питание, наконец, даже географию, ведь известно, что есть места на Земле, где среди населения много долгожителей. У нас это районы на Кавказе, а в Японии — остров Окинава. Некоторое время назад стало известно о долине долгожителей во Вьетнаме. Марк Подрабинек сделал об этом интересный видеорепортаж. Он добрался до отдаленной провинции Шонла и поговорил с группой старейших жителей. Задал тот же вопрос, что задаю и я в беседе с долгожителями: могут ли они объяснить, что стало причиной их долголетия? Вьетнамские старики отвечали, что не знают и никогда не задумывались над этим. Марк остроумно предположил, что, возможно, именно неведение и является причиной долгой жизни. С этим можно согласиться, добавив, что неведение должно быть счастливым. А судя по жизнерадостности вьетнамцев, их неведение можно считать таковым. Конечно, этот подход имеет несколько шутливый характер, но во всякой шутке есть доля истины. Существуют аналогии. Например, наши отечественные долгожители довольно часто дают такой же ответ. Некоторые, впрочем, полагают, что долгая жизнь устроена волею Господа. Когда я увидел фотографию 121-летней Хоанг Тхи Се, я обратил внимание, что вторые пальцы на ее стопах — те, которые рядом с большим пальцем, — короче больших пальцев. Это говорит о непритязательности личности, о довольстве тем, что есть, смирении и покорности. Подобные качества позволяют человеку полагаться на волю Божью. Довериться Богу во всем и жить некоторым образом в блаженном неведении. А как говорит русская поговорка: «У Бога дней много». Отсюда и долголетие. Продолжая морфологические аналогии, обратимся к методу хирологическому, который является нашей темой все эти годы. Хиромантия традиционно связывала длительность жизни с длиной и качеством линии жизни (она опоясывает возвышение большого пальца). Наши исследования долгожителей показали, что представления традиции ошибочны, длина линии жизни не так важна, но принципиальное значение в том, насколько она удалена от основания большого пальца. Потому мы ввели осевые тесты: если линия жизни пересекает воображаемую вертикальную линию, опущенную из-под среднего пальца, то ресурс составит 95 лет, а если линия жизни пересекает вторую ось, мысленно опущенную из-под середины основания безымянного пальца, то ресурс от 100 лет и выше. То есть мы получили признак долгожительства более общий, чем длина линии жизни. Попробуем выделить еще более общий признак, где даже пересечения линии жизни с двумя осями не так важны. Что, если, отталкиваясь от соотношения пальцев на стопах Хоанг Тхи Се, изучить длину безымянного и указательного пальцев на руках людей преклонного возраста. Мы взяли группу из 79 мужчин и женщин, где самому молодому участнику было 77 лет, а самому пожилому — 101 год, и сравнили длину указательного и безымянного пальцев на обеих их руках. Оказалось, что у 66 человек указательный палец на обеих руках был короче, чем безымянный. Из оставшихся 13 человек только у одного указательный палец был длиннее на обеих руках. У семи участников наблюдалось превышение длины указательного над безымянным только на одной руке, тогда как на другой — безымянный палец был длиннее. Наконец, у пяти обследованных на одной руке безымянный и указательный были равной длины, тогда как на другой — безымянный был длиннее.
1.jpg
1.jpg (67.75 КБ) Просмотров: 787
2.jpg
2.jpg (78.82 КБ) Просмотров: 787

Посмотрите на рис. 1, здесь ясно видно различие: превышение длины безымянного пальца над указательным. Возраст обладателя — 96 лет. На рис. 2 отпечаток руки 101-летнего мужчины — преобладание безымянного очевидно. Конечно, эти результаты должны быть проверены на большем количестве людей, поэтому выводы предварительные, но тенденция прослеживается. Таким образом, если вы видите на своих руках или хотя бы на одной руке большую длину безымянного пальца по отношению к указательному, то есть шанс стать долгожителем! Люди с более коротким указательным могут быть и покладистыми, и покорными, но и вспыльчивыми, нетерпимыми и упрямыми. Более общей для них чертой будет ощущение своей малой ценности, которую первые признали, а вторые пытаются преодолеть. Люди с длинным указательным — материалисты, с длинным безымянным — идеалисты. Но длинный безымянный может служить идее богатства и статуса, тогда как для длинного указательного деньги и положение — это следствие его достоинства. Отметим еще одну особенность долгожителей: они много трудились и продолжают заниматься не только умственным, но, главное, физическим трудом. Это указывает на то, что без труда не выловишь рыбку долголетия. Труд — дело хорошее, но иногда так хочется получить что-то бесплатно. Как пел Андрей Миронов в роли Остапа Бендера: «В яблочко попасть, почти не целясь». Хорошо бы достичь долголетия каким-нибудь простым, желательно съедобным и вкусным способом. Моя знакомая Рита Чалдарьян, живущая теперь на другом конце земли, прислала рецепт долголетия индейцев майя, будто бы переданный одним столетним мексиканцем. Итальянские диетологи из Аквильского университета, тщательно изучив это наследие майя, признали смесь эликсиром долголетия. Рецепт прост, как правда: кофе и какао смешиваются в равных пропорциях, и — все! Теперь просто добавить воды и довести до кипения. Соль, сахар, молоко по вкусу.

21.04.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#62 Admin » 12.01.2017, 12:01

Новые глаза в 2017 году

Есть парадоксальное изречение в китайской философии: первое, что мешает видеть, — это глаза....

Есть парадоксальное изречение в китайской философии: первое, что мешает видеть, — это глаза. Действительно, рядом с нами живет, дышит, тайно действует магический океан возможностей. Он остается невидимым, потому что обыденность покрывает наши глаза пленкой неведения. После классического Нового года через две недели вдруг наступает еще и старый Новый год. Повторение веселья — это и явное стремление продлить очарование, и тайное желание растянуть время, пожить подольше. Отодвинуть не только конец праздника, но и конец жизни. Большинство людей мечтает о том, чтобы пожить подольше. А ученые серьезно изучают проблему долголетия, чтобы выяснить, как продлить жизнь не только отдельным счастливчикам, но и любому индивиду. Они уже получили ряд результатов. Однако хотя в последние десятилетия продолжительность жизни увеличилась, но возрастные болезни победить науке пока не удается. Но задача ведь не в том, чтобы продлить старость, а в том, чтобы жить дольше, но при этом не стареть, то есть оставаться и в памяти, и в здравом уме, и в силе. Как же этого достичь? Ответ на этот вопрос находится уже где-то рядом, но пока еще не найден. Если бы только удалось разгадать эту тайну! Возможно, ответ окажется простым, таким, чтобы им могли воспользоваться все, а не избранные.
В самом начале Ветхого Завета (Быт. 3:22—24) указано: «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского... И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни». Итак, у нас есть дерево жизни, Херувим и пламенный меч обращающийся. Что же это может означать? Попробуем разгадать. Символ — это объект, за которым стоит другой объект или система объек¬тов или понятий. А между ними лежит просторное поле интерпретаций. Так что можно объяснять это по-разному, но мы пойдем самым простым путем. Что, если Херувим и пламенный меч не препятствия, а некие средст¬ва, способы? Херувим — это ангел высшей иерархии, который несет знание, отвечает за знание. Отсюда можно полагать, что путь к дереву жизни лежит через знание и обучение. Это логично, ведь набираться знаний — это универсальный способ достичь чего-либо. Пламя — это огонь, а огонь — одна из четырех стихий мира. В физике есть четыре состояния вещества, огонь близок плазме. Это пока мало что проясняет. Если взять метафизику, можно связать огонь со страстным порывом, стремлением, а еще с новизной и творчеством, а термин «обращающийся» символизирует постоянную деятельность. Кстати, изучение долгожителей показало, что они всю жизнь активно трудились, причем труд мог быть как физическим, так и творческим. Японские и вьетнамские крестьяне-долгожители и в 120 лет выходили работать в поле. Тициан в 99 лет начал картину «Пьета» («Оплакивание Христа»), которую, правда, не закончил. А что означает «меч обращающийся»? Меч сочтем выражением твердости духа и дерзновения. Сказано: дерзай, чадо, дерзай, дщерь. Иди вперед и ничего не бойся, не сомневайся. Какие-то шаги по расшифровке символов мы сделали, но все же еще не знаем главного: что такое дерево жизни? Мы можем понимать под этим многое, например образ жизни, куда может войти правильное питание (плоды дерева). Установлено, что низкокалорийная диета может запускать молекулярно-генетическую реакцию, задерживающую старение. Дерево жизни может означать и генную структуру организма (корневая система). Также доказано, что долголетие человека на 25 процентов обусловлено генетическими факторами. Таким образом, в прикладном аспекте мы получаем набор важных советов, как достичь долголетия. На 75 процентов оно находится в нашей власти: это формирование образа жизни, который предполагает правильное питание (преимущественно низкокалорийное), постоянную деятельность (учебу и труд) и твердую веру в достижение цели — жить долго и сохранять активность. В заключение еще одно знание. Так как мы изучаем руки долгожителей, то наблюдения показали интересную картину.
1.jpg
1.jpg (293.85 КБ) Просмотров: 520
2.jpg
2.jpg (106.02 КБ) Просмотров: 520
3.jpg
3.jpg (103.67 КБ) Просмотров: 520

Чтобы прожить долго, нужно иметь под безымянным пальцем хотя бы одну продольную линию. Эта зона на ладони, которая обозначена как 8-е поле, традиционно подчиняется Солнцу. Солнце — это и свет, и огонь. Свет есть истинное знание, знание нравственное. Огонь — порыв, новизна, дерзость и творчество. Отсюда вытекает, что 8-е поле есть проекция духовности, творческого самовыражения личности, но также и его производственной или общественной деятельности. Продольные линии в 8-м поле выражают работу в этих аспектах.
Установлено, что если в 8-м поле нет ни одной линии, то человек имеет мало шансов достичь возрастной нормы, уж не говоря о долголетии. Такое состояния мы видим на рис. 1, 8-е поле обведено красным. В этом случае надо изменить образ жизни согласно вышеприведенным рекомендациям. На руках долгожителей продольных линий, как правило, много. Взгляните на рис. 2 и 3, где даны отпечатки 100-летнего и 102-летнего долгожителей соответственно, найдите у себя такие линии и еще раз примите мои поздравления с Новым годом! Активного вам долголетия, дорогие читатели.

12.01.2017 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#63 АРОН » 27.04.2017, 10:44

Век

Я смотрел в окно. Было пасмурно, облака низко летели, температура около нуля, казалось, пойдет...


Я смотрел в окно. Было пасмурно, облака низко летели, температура около нуля, казалось, пойдет снег, но он не шел. Я вспомнил: надо поздравить с днем рождения моего соседа по дому в Нижнем Новгороде Ивана Сергеевича Муленкова, или дядю Ваню, как мы его называли. Я позвонил. Подошла тетя Шура, Александра Андреевна, его жена. Мы обменялись приветствиями, я спросил, где именинник. «На диване лежит, — отвечала она, — сейчас позову». Через минуту я услышал голос дяди Вани: «Как я рад, что ты позвонил! Мне исполняется 100 лет. Праздновать будем в субботу, приезжай, я приглашаю, очень хочу, чтобы ты был». Я изумился: 100 лет! Я подозревал, что ему немало зим, но никак не ожидал, что столько. Забыл, не думал, не вспоминал, что время течет не только во мне, в других — тоже. Я уехал из того дома уже полвека назад и мнил: там все так и осталось. Слева от нашей двери, где теперь обитают посторонние люди, живут себе в островке неприкасаемости дядя Ваня и тетя Шура. Живут — и хорошо, и ладно, и тем дом стоит, и стоит мой мир, в котором я жил тогда, мир детства и юности. Заповедное неизменяемое место, и мне от этого тайно и невыразимо сладко. И грустно. Нет моих родителей, никого не осталось от взрослого поколения тех, кто въехал в тот дом, все скончались, да и многие из детей оставили этот мир, сын дяди Вани Сережа ушел из жизни по собственной воле в далеком 1978 году. Сто лет! Все испытано, прочувствовано, все границы пройдены, преодолены, вихрь свободы, не ясно какой, но есть какой-то полет, как подумаешь. От этой свободы в трубке звучит его голос, веселый, радостный, открытый, нет преград, радость на сердце, тут же и на языке: «Приезжай, ты мне как сын». Еду. Беру билет, сажусь на поезд, глянцевый, красно-белый обтекаемый челнок. Мелькают за окном деревья, здания, тянутся поля, поезд покачивается, тихо гудит и постукивает, проводники толкают между креслами узкую синюю тележку со съестными припасами, пахнет кофе. Через четыре часа я был на месте, это быстрый поезд, скорость временами достигала двухсот километров. Два Ивана Клоковых встретили меня на вокзале, отец и сын, старший был моим одноклассником. С вокзала они отвезли меня в кафе в парке Кулибина, где должно было проходить торжество. Я вошел в небольшой зал, устланный ковром, справа тянулся длинный стол, уставленный закусками. Гостей было еще немного, именинник, в костюме, с галстуком, расхаживал среди них. Увидев меня, просиял, пошел навстречу, мы обнялись. Тетя Шура уже сидела за столом. Я подошел, расцеловались. У нее всегда были белокурые волосы, и сейчас не ясно, то ли седые, то ли прежние. Ей девяносто два года. «Ноги плохо ходят, — жалуется она, — а так все ничего». Я вернулся к дяде Ване. «Не может быть!» — то и дело проплывала мысль. Не может быть, чтобы этому человеку было сто лет. На вид лет 60—70, а по движению, реакции, разговору, ответам, живой мимике и шестьдесят не дашь. «Вот я тебя познакомлю с Олегом, мужем моей внучки Лены». Олег высокий, солидный, улыбчивый, остроумный, веселый, одет в голубую рубашку с бабочкой, без пиджака. Появилась Лена, у нее светлые с рыжинкой волосы, приятное лицо, улыбка обаятельная. «А вот и правнуки мои. — Прибежали двое мальчишек, на вид лет по десять-одиннадцать, один на голову выше другого. — Они ведь двойняшки, — ласково продолжает дядя Ваня, гладя обоих по голове, — а не поверишь». — «Не поверю, и вправду, как так?» — «Да как? Видишь, Миша — старше на минуту, а намного выше и крупнее, и Дима — худенький и поменьше ростом. А все потому, что Миша хорошо кушает, а Дима ест мало». Я посмотрел на мальчишек, оба черноголовы, оба в белых рубашках, на Мише широкий длинный галстук в клеточку и с цветами, Дима надел бабочку, как папа. «Ну что, кажется, все собрались, давайте за стол», — сказал чей-то голос. «Нет, Надя еще на пришла», — отвечал дядя Ваня. «Садимся, она подойдет», — произнесла тетя Шура. «Нет, — будем ждать», — твердо сказал именинник. Все согласились. Гости стояли вокруг Ивана Сергеевича, обнимали его, касались локтя, брали за руки, я сам был среди них, во мне, как, наверное, и в других, была скрытая надежда перенять что-то, как бы это сказать — «заразиться» таким достойным долголетием. Наконец Надя появилась. Сели. Иван Сергеевич посадил меня рядом. Была минутная тишина, Иван Сергеевич поднялся и просто сказал: «Сегодня мне исполняется 100 лет». Все зааплодировали, потому что 100 лет — это сильно. Он продолжил: «Жизнь моя была тяжелая. Нас было 11 детей в семье, отца раскулачили, арестовали, мы с матерью даже милостыню просили, в шесть лет я утонул, полностью, окончательно, — все засмеялись, — откачивали минут двадцать, я не дышал, уж точно на том свете был, за старшими мальчишками в пруд бросился, а плавать не умел. В 10 лет меня кобыла лягнула, куда ударила, не знаю, помню только, как летел несколько метров. Полтора суток в себя не приходил, все думали, помер. А в войну не задело. Хоть и всю ее прошел от начала до конца. Как дожил до ста, не знаю. — Он вдруг оборотился к супруге: — Шура помогла дожить, жена, мы с ней уж 67 лет вместе». Потом были тосты, много говорилось хорошего. Иван Сергеевич выступал еще не раз, прочитал два стихотворения, причем стихотворения не короткие. Прочитал мастерски, с чувством, как артист. «Неужто никаких секретов нет?» — «Да ведь как тебе сказать, может, и есть, — он хит¬ро глянул на меня. — Ты приходи ко мне завтра, и поговорим». — «Послезавтра. Завтра не приду, дядя Вань», — сказал я, критически оглядев стол с обилием угощений. «Ну хорошо, давай послезавтра и поговорим». О чем мы говорили с Иваном Сергеевичем, расскажу в следующий раз.
1.jpg
1.jpg (101.33 КБ) Просмотров: 379

Сейчас хочу показать руку нашего героя. Обратите внимание на длинный мизинец и безымянный, причем безымянный явно больше указательного (на рисунке: безымянный — красная стрелочка, указательный — синяя). Из 200 долгожителей, которых я изучил, безымянный палец в подавляющем количестве был сильнее. Людей, у которых безымянный палец длиннее указательного, хирология называет идеалистами. К идеалистам относят людей бескорыстных или бескорыстно служащих идее, какому-то делу, также непрактичных, идеализирующих действительность, но и стремящихся к идеалу. А идеал — не только совершенный образец, но и божественный первообраз человека, к этим божественным началам часто неосознаваемо тянется душа идеалиста.

27.04.2017 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#64 АРОН » 03.03.2018, 15:35

Друг парадоксов и долгожителей

«Расскажи, пожалуйста, когда ты смотришь руки человека, ты можешь с одного взгляда на них...


«Расскажи, пожалуйста, когда ты смотришь руки человека, ты можешь с одного взгляда на них определить, будет ли твой собеседник долгожителем?» — спросил меня Слава. «Одного взгляда, пожалуй, мало». — «Ну хорошо, ты можешь бросить второй и третий. Например, есть такое, что у долгожителей особые пальцы или ногти необычной формы — так что, осмотрев руки, ты можешь понять перспективы?» — «Ну что тебе сказать на это? Я изучил около 200 человек в возрасте от 80 до 100 лет. Если говорить честно, объективно, то по форме пальцев вряд ли возможно определить долгожителей. Хотя две маленькие зацепочки есть». — «Ну расскажи хотя бы о них». — «Сначала расскажу о традиции, о том, что уже обнаружено, а потом о своих наблюдениях». — «А что ты имеешь в виду под традицией?» — «Так иногда говорят о хиромантии». — «Ага, маскируетесь под науку? Мол, мы, хироманты, не занимаемся лжеучениями, у нас давние традиции». — «Мы не маскируемся. Мы действительно занимаемся научным поиском. Ведь что делает наука? Она наблюдает, делает выводы, потом проверяет наблюдения и выводы, ищет закономерности. И мы так же». — «Хорошо, убедил, перейдем к делу», — перебил Слава. «Традиция полагала, что для долгожителей характерен длинный мизинец. Если кончик мизинца доставал до середины первой фаланги безымянного пальца, то человек проживал до ста лет. Если кончик касался межфаланговой складки, то до 90 лет. Если не касался — до 70, если явно не доставал — до 60 и так далее». — «Первая фаланга — это какая?» — спросил Слава. «Надо считать сверху. Еще ее называют ногтевой фалангой». — «Ага», — понимающе сказал Слава. Он открыл ладони, растопырил пальцы и рассматривал то левую, то правую руку, поворачивая голову. «Смотри-ка! У меня, кажется, весьма длинный мизинец. Ну что же, это заслуженно! — с чувством собственного достоинства произнес он. — Столько нами говорено о методах долгожительства, столько перепробовано! Кстати, ты научился жонглировать? Нет?! Тогда отдавай три апельсина, которые я тебе одолжил». — «Они были использованы другим способом». — «С тобой все ясно, — презрительно сказал Слава, — раб желудка». — «Можно я несколько убавлю твой оптимизм? Ты слишком широко развел пальцы. Правило тут такое: для измерения подлинного соотношения ты должен прижать свой мизинец к безымянному пальцу». — «Ого-го! — триумфально закричал Слава. — Ты видишь?! Мизинец длиннее, чем безымянный. Это что же, я проживу до двухсот лет?» — «Так, — строго сказал я, — не надо вытягивать мизинец, а остальные пальцы подгибать. Не надо нервировать пенсионный фонд. Вытяни все пальцы и прижми мизинец к безымянному». Слава неохотно подчинился. «Ну вот, — я ткнул указательным пальцем, — мизинец не доехал даже до первой межфаланговой складки безымянного». Слава сделал испуганное лицо, сказал с ужасом, впрочем притворным: «Я умру молодым?» — «Расслабься, — ответил я. — Этого не произойдет по двум причинам». — «Каким, доктор?» — «Во-первых, ты уже не молод. Ты уже на пенсии». Слава выгнул брови. «Во всяком случае по паспорту, — смягчился я, — так-то, конечно, ты еще ого-го! Во-вторых, из 200 человек, которых я посмотрел, длинный мизинец наблюдался примерно у 30%. Тем не менее остальные 70% умудрились стать долгожителями. Так что не горюй. Вот взгляни на руки Сергея Владимировича Михалкова, он дожил до 96 лет (рис. 1), и мизинец у него довольно длинный. Правда, на отпечатке он несколько отошел от безымянного, так что мы не можем указать его точное отношение к первой фаланге. А вот рука человека, чей мизинец не доходит до первой складки безымянного. Тем не менее ему сто лет, и он жив и бодр». Слава рассматривал руку Михалкова. «Слушай, он же гений, а где это написано?» — «Гениальность проявляет себя в совокупности морфолинейных данных». — «Может, ты бы выделил два-три показателя, чтобы удовлетворить жажду профана узнать по дешевке что-то полезное?» — «Традиция выделяла несколько признаков, во-первых, длинную первую фалангу безымянного». Слава перевел взгляд на отпечаток: «Эта фаланга у него длинная? Что ты скажешь?» — «А ты сам как находишь? Понимаешь, в нас есть некое интуитивное чувство меры и отношений, которое позволяет довольно точно судить по внешнему виду без измерений». — «Мне кажется, она длинная». — «Фаланга книзу заужена, и это создает впечатление ее выделенности. Она довольно длинная, и это визуально ¬оче¬видно. В этой фаланге кроется художественное мышление. Второй признак — длинная первая фаланга указательного пальца». — «Этот признак наблюдается», — сказал Слава. «Ты прав, фаланга и длинная, и массивная . Она также «отвечает» за особую социальную восприимчивость и чуткость». — «Это что значит?» — «Многое. Во-первых, художественная идея, «созданная» обладателем безымянного пальца с длинной фалангой, гениально «вписывается» в социальный момент, отражает запрос общества, кроме того, человек очень точно и правильно определяет свое место в социуме, реалистично оценивает себя и внешний мир, свои возможности и пределы влияния. Учитывая социальную среду, он действует, когда нужно, осторожно, а когда требуется — дерзко и стремительно. Но и этот риск точно выверен и взвешен. В ней выражена также энергия, харизма, магнетизм, желание и способность помогать людям и защищать их интересы. Как мы видим, и его мизинец достаточно длинный и прямой. Длина мизинца говорит о том, что человек мог выразить словом еще и ¬тончайшие душевные переживания. Длинный мизинец нужен актеру, чтобы передать особенности душевного мира своего героя в словах, жестах, облике, выражением глаз, голосом, всеми средствами. Понятно, что длинный мизинец нужен почти каждой интеллектуальной профессии: и учителю, и ученому, и адвокату, и хорошему бизнесмену. Хотя, подчеркну, и среди талантливых учителей и ученых встречаются люди с самым обычным мизинцем». — «Как же они достигают успеха?» — «Трудом. Настойчивостью. Самообучением. Человек с коротким мизинцем должен очень хорошо изучить свой предмет, чтобы рассказывать о нем. Как только он перейдет в незнакомую область, он становится косноязычен, чего не бывает у людей с мизинцем длинным, они красноречиво говорят обо всем на свете». — «Да, — вздохнул Слава, — некоторым везет. Правильно я понял: длинная первая фаланга безымянного и указательного — признаки гения. Что еще?» — «Обрати внимание на линию головы». — «Это которая?» — «Первая сверху, которая под пальцами — это линия сердца, далее книзу, вторая, которая идет поперек ладони — линия головы, серединная складка. Посмотри: линия головы у него четкая, ясная, хорошей формы, без дефектов. Такая линия говорит о том, что ум логичен, последователен, ясен. Это светлый ум, упорядоченный». — «Но ведь гений — парадоксов друг? Логика воюет с парадоксом и, следовательно, с гениальностью. Нет?» — иронично спросил Слава. «Линия, которую мы наблюдаем, вовсе не чужда парадоксов. Просто пути к парадоксу разные. При такой линии ума человек не наталкивается на парадокс интуитивно, как это бывает у людей с отвратительной линией головы: перепутанной, разорванной, островной, — эти впрыгивают в парадокс спонтанно и скачкообразно. Те, у кого линия головы так же прекрасна, как у Михалкова, парадокс «отрабатывают», то есть они его открывают, или создают, или придумывают на основе безупречно организованного анализа, методично и целеустремленно». — «Интересно, значит, линия с дефектами не означает, что человек не имеет ума?» — «Верно. Он может быть очень умным и способным. Но в линии головы еще есть физиология. Она показывает состояние мозга, сосудов и, вероятно, иммунитета. Линия, как у Михалкова, обещает долгую жизнь и при этом активность, работоспособность, память, вменяемость до самого конца жизни. Плохая линия головы — не друг долгожителя. Даже не в плане, что человек умрет раньше, это необязательно, а вот в отношении здоровья, активности и, главное, — сохранения памяти и ясности сознания. Такая линия говорит, что в этой области могут возникнуть проблемы». — «Что же делать? — нахмурился Слава. — Это приговор?» — «Совсем нет, это тенденция, которую нужно преодолеть. А как? Поговорим об этом в другой раз».
1.jpg
1.jpg (50.63 КБ) Просмотров: 271
2.jpg
2.jpg (58.46 КБ) Просмотров: 271

Рис. 1 — рука Михалкова. Синие стрелочки указывают на гениальные фаланги пальцев, красные — на линию головы. Рис. 2 — рука 100-летнего Ивана Муленкова.

01.03.2018 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#65 АРОН » 08.03.2018, 15:45

Безымянный шанс

«Значит, ты полагаешь, что длина мизинца была неверно избрана традицией для вывода о...

«Значит, ты полагаешь, что длина мизинца была неверно избрана традицией для вывода о долгожительстве?» — Слава вопросительно глядел мне в глаза. «Я бы так не сказал. Все-таки традиция «делала выводы» не произвольно и не на пустом месте». — «Я где-то слышал, что сведения о руке были переданы нашим давним предкам посредством откровения. Или, иными словами, некое Божество, не сам Абсолют, а его помощники, бог пониже рангом, а может, служебные духи по распоряжению свыше начитали первичный курс хиромантии». — «В Индии это излюбленная тема. Мне рассказывали местные специалисты, что вся хиромантия, прошлая и будущая, уже содержится в одной древней книге, которая, естественно, имеет божественное происхождение. Когда я попросил показать мне эту книгу, собеседник потерял дар речи. Через минуту, придя в себя, он отвечал, что это невозможно. На мой вопрос, почему, он сказал, что книга хранится в какой-то браминской семье. Ее никому не показывают. Она закрыта, и доступа к ней нет». — «На самом деле?» — спросил Слава, как-то нехорошо заинтересовавшись. Я небрежно бросил: «Мой индийский коллега говорил, что книга существует, я говорю с его слов». — «Так-так-так», — быстро цокал языком Слава, было видно, что он не слушал, а увлекся некой идеей. «И думать забудь», — сказал я. «Это ты о чем?» — встрепенулся он. «Я тебя насквозь вижу, ты решил, что неплохо бы раздобыть эту книгу». — «Ничего подобного я не думал, — оправдывался Слава, пожимал плечами и подергивал веком. — И вообще, если бы я был на месте индийца, то на твою просьбу показать книгу я бы тоже возмутился. Что за наглость! Требовать книгу, написанную божеством?! Ты в своем уме?! Да ты одним своим присутствием осквернишь это божественное произведение, уж не говоря о твоем взгляде на нее, а уж о том, чтобы ее касаться, листать, и мысли быть не может!» — «Дружище, — сказал я, — оглянись вокруг, все кругом сделано из божественного материала: воздух, земля, деревья, человеческое тело, наконец, — вот уж поистине божественное изделие, — ты же всего касаешься, пользуешься, и, как я разумею, без всякого почтения и пиетета». — «Это другое, это не то». — «Как не то?!» — «Так! Книга содержит сокровенные знания. А приобретение таких знаний требует благоговения, заслуг, самоотречения, подвига!» — «Я, кстати, был бы не против подвига, если бы индиец поставил такое условие, — сказал я, — но я с тобой согласен: надо специально объявлять определенные предметы сакральными, чтобы вырвать человека из привычки оставаться неблагодарным. Мой индийский хиромант не предложил мне никаких жертв в обмен на книгу. Я думаю, что дело тут вполне ясное: просто такой книги нет вообще». — «Почему ты так думаешь?» — «Если бы книга существовала, ее давно бы выложили в Интернет. Ты ж понимаешь!» Слава поморщился, видимо, я убедил его в чем-то. «Хорошо, — сказал он, — но мы ушли в сторону от темы. Итак, можем ли мы, глядя на внешнюю форму рук, сделать предположение о том, проживет ли человек долго?» — «Повторяю, — сказал я, — имея в распоряжении только внешнюю форму пальцев и кисти, точный ответ получить нереально». — «Подожди, не ты ли говорил о двух зацепках? Во-первых, длина мизинца, это все-таки имеет какое-то значение?» — «Какое-то значение, конечно, имеет». — Слушай, мне не нравится, когда я постоянно слышу уклончивые ответы. Что это за подход?!» — Слава недовольно развел руками. «Это не уклончивость, просто ответ состоит из некой совокупности элементов. Прежде чем мы подберемся к мизинцу, нужно обратить внимание на ногти». — «И что там?» — «Изучив двести долгожителей, я не обнаружил только двух видов ногтей». — «Интересно, это каких же?» — «Очень больших и выпуклых, как барабанные палочки, и очень маленьких, крохотных». — «Ага. Но ты должен пояснить, что такое маленькие и большие ногти в твоем представлении, ведь твой профессиональный глаз видит не так, как мой. Вот, например, мои ногти большие?» — «Нет, они нормального размера». — «Подожди-ка, это что же, существует какая-то норма? И как ее находить?» — «Ничего тут особенно мудреного нет. Я тебе говорил, что каждый из нас обладает довольно хорошей способностью к верным визуальным оценкам. Эта «верность» основана на чувстве меры. Умении находить некоторую среднюю величину. Просмотрев несколько десятков рук, ты вполне можешь составить эту среднюю меру». — «А где я возьму столько рук?» — «Да хоть в метро. Работая с телефоном, люди охотно демонстрируют нам размер ногтей и длину пальцев. Твоя задача лишь обратить на это должное внимание. И через некоторое время ты будешь знатоком средней ме ры. Крайности становятся очевидны. Ты сразу поймешь, какие ногти большие, а какие маленькие. Так вот, я не обнаружил крайностей на пальцах долгоживущих, но, оговорюсь, тех, кого я смотрел». — «Иными словами, средняя мера становится нормой?» — «Ну, наверное, в нашем случае можно сказать и так, хотя в целом понятие ногтевой нормы вещь тоже непростая. Норм, вероятно, будет несколько. Для физиологии будет один набор нормы, куда войдут форма, размер, состояние ногтевой пластины, изменение ее окраски. Для психологических характеристик придется вводить свою норму». — «А что, если вдруг человек обнаруживает большие выпуклые ногти? Что это значит?» — «Традиция связывает это с проблемами легких и сердца. Однако нужно уточнить у врача конкретные нарушения». — «Если ногти очень маленькие, то тут что?» — «Здесь полагают, что это выражает определенные нарушения сердечной деятельности или изменения самого сердца». — «Но если осмотр ничего не выявит?» — «Тогда признаки переводят в психологические особенности, хотя физиологическая тенденция остается, и надо периодически наведываться на обследование». — «А что психологические данные?» — «Большие выпуклые ногти, особенно если концы пальцев имеют вид барабанной палочки или булавы, чаще бывают у людей крутого нрава, они подвержены приступам ярости или в целом бурным нервным срывам. Об-ладатели маленьких ногтей обнаруживают сильную эмоциональную возбудимость и ранимость, от которой действительно болит сердце. Они могут быть обидчивы, или застенчивы до обморока, или завистливы патологически, или даже добры и сентиментальны до крайности». — «Как понять такой разброс толкований?» — «Напомню, вердикт модифицируется тем, длинные пальцы или короткие, какой они формы, рука большая или маленькая, мягкая или твердая, выпуклые подпальцевые зоны или плоские, много линий на руках или мало, каков большой палец. С учетом этого делается более точная интерпретация. Возвращаясь к нашему разговору о том, что традиция не совсем ошибалась, подчеркивая важность длины мизинца для долголетия, надобно сказать, что мизинцу вменяют довольно много качеств. Длина мизинца являлась показателем ума. Ум этот был преимущественно умом Меркурия, поскольку палец метафизически посвящен Меркурию. Иными словами, направлен в предпринимательскую, финансовую сторону, это ловкий, изворотливый, прагматичный ум. Кроме этого в мизинце скрывается дар выражать мысли словами, способность договариваться и умение вести дела. Люди с длинным мизинцем — люди зрелые. Чем длиннее мизинец, тем больше качеств и тем они интенсивнее». — «Ага, я понял! Такие качества позволяют обладателю предвидеть многие вещи и уклоняться от них либо решить сложную ситуацию хитрым разговором или умением дать взятку, к тому же такие люди редко страдают от голода и плохого жилья, все это весьма повышает шанс добраться до глубокого возраста». — «Действительно, раньше это играло роль. Сейчас, видимо, это не так актуально.
1.jpg
1.jpg (79.72 КБ) Просмотров: 263

Так как в той группе долгожителей из двухсот человек практически никто не показал выдающейся длины мизинца, которая должна бы быть, если человек преодолел 90-летний рубеж. Все мизинцы были средних размеров». — «Хорошо, а каков второй признак долголетия?» — «Наблюдения показали, что примерно у 70 процентов долгоживущих безымянный палец длиннее указательного, 25 процентов демонстрировали одинаковую длину безымянного и указательного и только в пяти процентах имелся длинный указательный палец». — «Ага, если ногти более-менее среднего размера, если мизинец хорош собой, но самое главное — длинный безымянный палец, то мы вполне можем говорить, что человек гарантированно доживет до ста лет?» — «Лучше говорить о хорошем шансе. Потому что надо заглянуть в ладонь и посмотреть, как там обстоят дела. Этим займемся в другой раз».
Еще раз предлагаю вашему вниманию руку 101-летнего человека. Обратите внимание, что мизинец не столь длинен, как этого требует традиция, зато безымянный палец значительно длиннее указательного (рис. 1).

08.03.2018 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#66 Admin » 24.01.2019, 16:48

Безымянный шанс
«Значит, ты полагаешь, что длина мизинца была неверно избрана традицией для вывода о...
1.png
1.png (146.26 КБ) Просмотров: 164

«Значит, ты полагаешь, что длина мизинца была неверно избрана традицией для вывода о долгожительстве?» — Слава вопросительно глядел мне в глаза. «Я бы так не сказал. Все-таки традиция «делала выводы» не произвольно и не на пустом месте». — «Я где-то слышал, что сведения о руке были переданы нашим давним предкам посредством откровения. Или, иными словами, некое Божество, не сам Абсолют, а его помощники, бог пониже рангом, а может, служебные духи по распоряжению свыше начитали первичный курс хиромантии». — «В Индии это излюбленная тема. Мне рассказывали местные специалисты, что вся хиромантия, прошлая и будущая, уже содержится в одной древней книге, которая, естественно, имеет божественное происхождение. Когда я попросил показать мне эту книгу, собеседник потерял дар речи. Через минуту, придя в себя, он отвечал, что это невозможно. На мой вопрос, почему, он сказал, что книга хранится в какой-то браминской семье. Ее никому не показывают. Она закрыта, и доступа к ней нет». — «На самом деле?» — спросил Слава, как-то нехорошо заинтересовавшись. Я небрежно бросил: «Мой индийский коллега говорил, что книга существует, я говорю с его слов». — «Так-так-так», — быстро цокал языком Слава, было видно, что он не слушал, а увлекся некой идеей. «И думать забудь», — сказал я. «Это ты о чем?» — встрепенулся он. «Я тебя насквозь вижу, ты решил, что неплохо бы раздобыть эту книгу». — «Ничего подобного я не думал, — оправдывался Слава, пожимал плечами и подергивал веком. — И вообще, если бы я был на месте индийца, то на твою просьбу показать книгу я бы тоже возмутился. Что за наглость! Требовать книгу, написанную божеством?! Ты в своем уме?! Да ты одним своим присутствием осквернишь это божественное произведение, уж не говоря о твоем взгляде на нее, а уж о том, чтобы ее касаться, листать, и мысли быть не может!» — «Дружище, — сказал я, — оглянись вокруг, все кругом сделано из божественного материала: воздух, земля, деревья, человеческое тело, наконец, — вот уж поистине божественное изделие, — ты же всего касаешься, пользуешься, и, как я разумею, без всякого почтения и пиетета». — «Это другое, это не то». — «Как не то?!» — «Так! Книга содержит сокровенные знания. А приобретение таких знаний требует благоговения, заслуг, самоотречения, подвига!» — «Я, кстати, был бы не против подвига, если бы индиец поставил такое условие, — сказал я, — но я с тобой согласен: надо специально объявлять определенные предметы сакральными, чтобы вырвать человека из привычки оставаться неблагодарным. Мой индийский хиромант не предложил мне никаких жертв в обмен на книгу. Я думаю, что дело тут вполне ясное: просто такой книги нет вообще». — «Почему ты так думаешь?» — «Если бы книга существовала, ее давно бы выложили в Интернет. Ты ж понимаешь!» Слава поморщился, видимо, я убедил его в чем-то. «Хорошо, — сказал он, — но мы ушли в сторону от темы. Итак, можем ли мы, глядя на внешнюю форму рук, сделать предположение о том, проживет ли человек долго?» — «Повторяю, — сказал я, — имея в распоряжении только внешнюю форму пальцев и кисти, точный ответ получить нереально». — «Подожди, не ты ли говорил о двух зацепках? Во-первых, длина мизинца, это все-таки имеет какое-то значение?» — «Какое-то значение, конечно, имеет». — Слушай, мне не нравится, когда я постоянно слышу уклончивые ответы. Что это за подход?!» — Слава недовольно развел руками. «Это не уклончивость, просто ответ состоит из некой совокупности элементов. Прежде чем мы подберемся к мизинцу, нужно обратить внимание на ногти». — «И что там?» — «Изучив двести долгожителей, я не обнаружил только двух видов ногтей». — «Интересно, это каких же?» — «Очень больших и выпуклых, как барабанные палочки, и очень маленьких, крохотных». — «Ага. Но ты должен пояснить, что такое маленькие и большие ногти в твоем представлении, ведь твой профессиональный глаз видит не так, как мой. Вот, например, мои ногти большие?» — «Нет, они нормального размера». — «Подожди-ка, это что же, существует какая-то норма? И как ее находить?» — «Ничего тут особенно мудреного нет. Я тебе говорил, что каждый из нас обладает довольно хорошей способностью к верным визуальным оценкам. Эта «верность» основана на чувстве меры. Умении находить некоторую среднюю величину. Просмотрев несколько десятков рук, ты вполне можешь составить эту среднюю меру». — «А где я возьму столько рук?» — «Да хоть в метро. Работая с телефоном, люди охотно демонстрируют нам размер ногтей и длину пальцев. Твоя задача лишь обратить на это должное внимание. И через некоторое время ты будешь знатоком средней меры. Крайности становятся очевидны. Ты сразу поймешь, какие ногти большие, а какие маленькие. Так вот, я не обнаружил крайностей на пальцах долгоживущих, но, оговорюсь, тех, кого я смотрел». — «Иными словами, средняя мера становится нормой?» — «Ну, наверное, в нашем случае можно сказать и так, хотя в целом понятие ногтевой нормы вещь тоже непростая. Норм, вероятно, будет несколько. Для физиологии будет один набор нормы, куда войдут форма, размер, состояние ногтевой пластины, изменение ее окраски. Для психологических характеристик придется вводить свою норму». — «А что, если вдруг человек обнаруживает большие выпуклые ногти? Что это значит?» — «Традиция связывает это с проблемами легких и сердца. Однако нужно уточнить у врача конкретные нарушения». — «Если ногти очень маленькие, то тут что?» — «Здесь полагают, что это выражает определенные нарушения сердечной деятельности или изменения самого сердца». — «Но если осмотр ничего не выявит?» — «Тогда признаки переводят в психологические особенности, хотя физиологическая тенденция остается, и надо периодически наведываться на обследование». — «А что психологические данные?» — «Большие выпуклые ногти, особенно если концы пальцев имеют вид барабанной палочки или булавы, чаще бывают у людей крутого нрава, они подвержены приступам ярости или в целом бурным нервным срывам. Обладатели маленьких ногтей обнаруживают сильную эмоциональную возбудимость и ранимость, от которой действительно болит сердце. Они могут быть обидчивы, или застенчивы до обморока, или завистливы патологически, или даже добры и сентиментальны до крайности». — «Как понять такой разброс толкований?» — «Напомню, вердикт модифицируется тем, длинные пальцы или короткие, какой они формы, рука большая или маленькая, мягкая или твердая, выпуклые подпальцевые зоны или плоские, много линий на руках или мало, каков большой палец. С учетом этого делается более точная интерпретация. Возвращаясь к нашему разговору о том, что традиция не совсем ошибалась, подчеркивая важность длины мизинца для долголетия, надобно сказать, что мизинцу вменяют довольно много качеств. Длина мизинца являлась показателем ума. Ум этот был преимущественно умом Меркурия, поскольку палец метафизически посвящен Меркурию. Иными словами, направлен в предпринимательскую, финансовую сторону, это ловкий, изворотливый, прагматичный ум. Кроме этого в мизинце скрывается дар выражать мысли словами, способность договариваться и умение вести дела. Люди с длинным мизинцем — люди зрелые. Чем длиннее мизинец, тем больше качеств и тем они интенсивнее». — «Ага, я понял! Такие качества позволяют обладателю предвидеть многие вещи и уклоняться от них либо решить сложную ситуацию хитрым разговором или умением дать взятку, к тому же такие люди редко страдают от голода и плохого жилья, все это весьма повышает шанс добраться до глубокого возраста». — «Действительно, раньше это играло роль. Сейчас, видимо, это не так актуально.
Так как в той группе долгожителей из двухсот человек практически никто не показал выдающейся длины мизинца, которая должна бы быть, если человек преодолел 90-летний рубеж. Все мизинцы были средних размеров». — «Хорошо, а каков второй признак долголетия?» — «Наблюдения показали, что примерно у 70 процентов долгоживущих безымянный палец длиннее указательного, 25 процентов демонстрировали одинаковую длину безымянного и указательного и только в пяти процентах имелся длинный указательный палец». — «Ага, если ногти более-менее среднего размера, если мизинец хорош собой, но самое главное — длинный безымянный палец, то мы вполне можем говорить, что человек гарантированно доживет до ста лет?» — «Лучше говорить о хорошем шансе. Потому что надо заглянуть в ладонь и посмотреть, как там обстоят дела. Этим займемся в другой раз».
Еще раз предлагаю вашему вниманию руку 101-летнего человека. Обратите внимание, что мизинец не столь длинен, как этого требует традиция, зато безымянный палец значительно длиннее указательного (рис. 1).

08.03.2018 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#67 Admin » 24.01.2019, 17:04

Век

Я смотрел в окно. Было пасмурно, облака низко летели, температура около нуля, казалось, пойдет...

Я смотрел в окно. Было пасмурно, облака низко летели, температура около нуля, казалось, пойдет снег, но он не шел. Я вспомнил: надо поздравить с днем рождения моего соседа по дому в Нижнем Новгороде Ивана Сергеевича Муленкова, или дядю Ваню, как мы его называли. Я позвонил. Подошла тетя Шура, Александра Андреевна, его жена. Мы обменялись приветствиями, я спросил, где именинник. «На диване лежит, — отвечала она, — сейчас позову». Через минуту я услышал голос дяди Вани: «Как я рад, что ты позвонил! Мне исполняется 100 лет. Праздновать будем в субботу, приезжай, я приглашаю, очень хочу, чтобы ты был». Я изумился: 100 лет! Я подозревал, что ему немало зим, но никак не ожидал, что столько. Забыл, не думал, не вспоминал, что время течет не только во мне, в других — тоже. Я уехал из того дома уже полвека назад и мнил: там все так и осталось. Слева от нашей двери, где теперь обитают посторонние люди, живут себе в островке неприкасаемости дядя Ваня и тетя Шура. Живут — и хорошо, и ладно, и тем дом стоит, и стоит мой мир, в котором я жил тогда, мир детства и юности. Заповедное неизменяемое место, и мне от этого тайно и невыразимо сладко. И грустно. Нет моих родителей, никого не осталось от взрослого поколения тех, кто въехал в тот дом, все скончались, да и многие из детей оставили этот мир, сын дяди Вани Сережа ушел из жизни по собственной воле в далеком 1978 году. Сто лет! Все испытано, прочувствовано, все границы пройдены, преодолены, вихрь свободы, не ясно какой, но есть какой-то полет, как подумаешь. От этой свободы в трубке звучит его голос, веселый, радостный, открытый, нет преград, радость на сердце, тут же и на языке: «Приезжай, ты мне как сын». Еду. Беру билет, сажусь на поезд, глянцевый, красно-белый обтекаемый челнок. Мелькают за окном деревья, здания, тянутся поля, поезд покачивается, тихо гудит и постукивает, проводники толкают между креслами узкую синюю тележку со съестными припасами, пахнет кофе. Через четыре часа я был на месте, это быстрый поезд, скорость временами достигала двухсот километров. Два Ивана Клоковых встретили меня на вокзале, отец и сын, старший был моим одноклассником. С вокзала они отвезли меня в кафе в парке Кулибина, где должно было проходить торжество. Я вошел в небольшой зал, устланный ковром, справа тянулся длинный стол, уставленный закусками. Гостей было еще немного, именинник, в костюме, с галстуком, расхаживал среди них. Увидев меня, просиял, пошел навстречу, мы обнялись. Тетя Шура уже сидела за столом. Я подошел, расцеловались. У нее всегда были белокурые волосы, и сейчас не ясно, то ли седые, то ли прежние. Ей девяносто два года. «Ноги плохо ходят, — жалуется она, — а так все ничего». Я вернулся к дяде Ване. «Не может быть!» — то и дело проплывала мысль. Не может быть, чтобы этому человеку было сто лет. На вид лет 60—70, а по движению, реакции, разговору, ответам, живой мимике и шестьдесят не дашь. «Вот я тебя познакомлю с Олегом, мужем моей внучки Лены». Олег высокий, солидный, улыбчивый, остроумный, веселый, одет в голубую рубашку с бабочкой, без пиджака. Появилась Лена, у нее светлые с рыжинкой волосы, приятное лицо, улыбка обаятельная. «А вот и правнуки мои. — Прибежали двое мальчишек, на вид лет по десять-одиннадцать, один на голову выше другого. — Они ведь двойняшки, — ласково продолжает дядя Ваня, гладя обоих по голове, — а не поверишь». — «Не поверю, и вправду, как так?» — «Да как? Видишь, Миша — старше на минуту, а намного выше и крупнее, и Дима — худенький и поменьше ростом. А все потому, что Миша хорошо кушает, а Дима ест мало». Я посмотрел на мальчишек, оба черноголовы, оба в белых рубашках, на Мише широкий длинный галстук в клеточку и с цветами, Дима надел бабочку, как папа. «Ну что, кажется, все собрались, давайте за стол», — сказал чей-то голос. «Нет, Надя еще на пришла», — отвечал дядя Ваня. «Садимся, она подойдет», — произнесла тетя Шура. «Нет, — будем ждать», — твердо сказал именинник. Все согласились. Гости стояли вокруг Ивана Сергеевича, обнимали его, касались локтя, брали за руки, я сам был среди них, во мне, как, наверное, и в других, была скрытая надежда перенять что-то, как бы это сказать — «заразиться» таким достойным долголетием. Наконец Надя появилась. Сели. Иван Сергеевич посадил меня рядом. Была минутная тишина, Иван Сергеевич поднялся и просто сказал: «Сегодня мне исполняется 100 лет». Все зааплодировали, потому что 100 лет — это сильно. Он продолжил: «Жизнь моя была тяжелая. Нас было 11 детей в семье, отца раскулачили, арестовали, мы с матерью даже милостыню просили, в шесть лет я утонул, полностью, окончательно, — все засмеялись, — откачивали минут двадцать, я не дышал, уж точно на том свете был, за старшими мальчишками в пруд бросился, а плавать не умел. В 10 лет меня кобыла лягнула, куда ударила, не знаю, помню только, как летел несколько метров. Полтора суток в себя не приходил, все думали, помер. А в войну не задело. Хоть и всю ее прошел от начала до конца. Как дожил до ста, не знаю. — Он вдруг оборотился к супруге: — Шура помогла дожить, жена, мы с ней уж 67 лет вместе». Потом были тосты, много говорилось хорошего. Иван Сергеевич выступал еще не раз, прочитал два стихотворения, причем стихотворения не короткие. Прочитал мастерски, с чувством, как артист. «Неужто никаких секретов нет?» — «Да ведь как тебе сказать, может, и есть, — он хит¬ро глянул на меня. — Ты приходи ко мне завтра, и поговорим». — «Послезавтра. Завтра не приду, дядя Вань», — сказал я, критически оглядев стол с обилием угощений. «Ну хорошо, давай послезавтра и поговорим». О чем мы говорили с Иваном Сергеевичем, расскажу в следующий раз.
1.png
1.png (277.34 КБ) Просмотров: 164

Сейчас хочу показать руку нашего героя. Обратите внимание на длинный мизинец и безымянный, причем безымянный явно больше указательного (на рисунке: безымянный — красная стрелочка, указательный — синяя). Из 200 долгожителей, которых я изучил, безымянный палец в подавляющем количестве был сильнее. Людей, у которых безымянный палец длиннее указательного, хирология называет идеалистами. К идеалистам относят людей бескорыстных или бескорыстно служащих идее, какому-то делу, также непрактичных, идеализирующих действительность, но и стремящихся к идеалу. А идеал — не только совершенный образец, но и божественный первообраз человека, к этим божественным началам часто неосознаваемо тянется душа идеалиста.

27.04.2017 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#68 Admin » 24.01.2019, 17:08

Вкусный путь

Мы продолжаем изучать пути к долголетию.

Поиск идет по широкой территории, наука всесторонне исследует тему и кропотливо увязывает находки в формулу. Многочисленные факторы долголетия сводятся к нескольким разделам: наследственность, психофизические характеристики главным образом влияют на интеллект и благожелательный тип нервной системы. Далее рассматривается образ жизни, окружающая среда, включая социум и экологию, питание, наконец, даже географию, ведь известно, что есть места на Земле, где среди населения много долгожителей. У нас это районы на Кавказе, а в Японии — остров Окинава. Некоторое время назад стало известно о долине долгожителей во Вьетнаме. Марк Подрабинек сделал об этом интересный видеорепортаж. Он добрался до отдаленной провинции Шонла и поговорил с группой старейших жителей. Задал тот же вопрос, что задаю и я в беседе с долгожителями: могут ли они объяснить, что стало причиной их долголетия? Вьетнамские старики отвечали, что не знают и никогда не задумывались над этим. Марк остроумно предположил, что, возможно, именно неведение и является причиной долгой жизни. С этим можно согласиться, добавив, что неведение должно быть счастливым. А судя по жизнерадостности вьетнамцев, их неведение можно считать таковым. Конечно, этот подход имеет несколько шутливый характер, но во всякой шутке есть доля истины. Существуют аналогии. Например, наши отечественные долгожители довольно часто дают такой же ответ. Некоторые, впрочем, полагают, что долгая жизнь устроена волею Господа. Когда я увидел фотографию 121-летней Хоанг Тхи Се, я обратил внимание, что вторые пальцы на ее стопах — те, которые рядом с большим пальцем, — короче больших пальцев. Это говорит о непритязательности личности, о довольстве тем, что есть, смирении и покорности. Подобные качества позволяют человеку полагаться на волю Божью. Довериться Богу во всем и жить некоторым образом в блаженном неведении. А как говорит русская поговорка: «У Бога дней много». Отсюда и долголетие. Продолжая морфологические аналогии, обратимся к методу хирологическому, который является нашей темой все эти годы. Хиромантия традиционно связывала длительность жизни с длиной и качеством линии жизни (она опоясывает возвышение большого пальца). Наши исследования долгожителей показали, что представления традиции ошибочны, длина линии жизни не так важна, но принципиальное значение в том, насколько она удалена от основания большого пальца. Потому мы ввели осевые тесты: если линия жизни пересекает воображаемую вертикальную линию, опущенную из-под среднего пальца, то ресурс составит 95 лет, а если линия жизни пересекает вторую ось, мысленно опущенную из-под середины основания безымянного пальца, то ресурс от 100 лет и выше. То есть мы получили признак долгожительства более общий, чем длина линии жизни. Попробуем выделить еще более общий признак, где даже пересечения линии жизни с двумя осями не так важны. Что, если, отталкиваясь от соотношения пальцев на стопах Хоанг Тхи Се, изучить длину безымянного и указательного пальцев на руках людей преклонного возраста. Мы взяли группу из 79 мужчин и женщин, где самому молодому участнику было 77 лет, а самому пожилому — 101 год, и сравнили длину указательного и безымянного пальцев на обеих их руках. Оказалось, что у 66 человек указательный палец на обеих руках был короче, чем безымянный. Из оставшихся 13 человек только у одного указательный палец был длиннее на обеих руках. У семи участников наблюдалось превышение длины указательного над безымянным только на одной руке, тогда как на другой — безымянный палец был длиннее. Наконец, у пяти обследованных на одной руке безымянный и указательный были равной длины, тогда как на другой — безымянный был длиннее.
1.png
1.png (112.53 КБ) Просмотров: 164
2.png
2.png (146.44 КБ) Просмотров: 164

Посмотрите на рис. 1, здесь ясно видно различие: превышение длины безымянного пальца над указательным. Возраст обладателя — 96 лет. На рис. 2 отпечаток руки 101-летнего мужчины — преобладание безымянного очевидно. Конечно, эти результаты должны быть проверены на большем количестве людей, поэтому выводы предварительные, но тенденция прослеживается. Таким образом, если вы видите на своих руках или хотя бы на одной руке большую длину безымянного пальца по отношению к указательному, то есть шанс стать долгожителем! Люди с более коротким указательным могут быть и покладистыми, и покорными, но и вспыльчивыми, нетерпимыми и упрямыми. Более общей для них чертой будет ощущение своей малой ценности, которую первые признали, а вторые пытаются преодолеть. Люди с длинным указательным — материалисты, с длинным безымянным — идеалисты. Но длинный безымянный может служить идее богатства и статуса, тогда как для длинного указательного деньги и положение — это следствие его достоинства. Отметим еще одну особенность долгожителей: они много трудились и продолжают заниматься не только умственным, но, главное, физическим трудом. Это указывает на то, что без труда не выловишь рыбку долголетия. Труд — дело хорошее, но иногда так хочется получить что-то бесплатно. Как пел Андрей Миронов в роли Остапа Бендера: «В яблочко попасть, почти не целясь». Хорошо бы достичь долголетия каким-нибудь простым, желательно съедобным и вкусным способом. Моя знакомая Рита Чалдарьян, живущая теперь на другом конце земли, прислала рецепт долголетия индейцев майя, будто бы переданный одним столетним мексиканцем. Итальянские диетологи из Аквильского университета, тщательно изучив это наследие майя, признали смесь эликсиром долголетия. Рецепт прост, как правда: кофе и какао смешиваются в равных пропорциях, и — все! Теперь просто добавить воды и довести до кипения. Соль, сахар, молоко по вкусу.

21.04.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#69 Admin » 24.01.2019, 17:11

Воздушные цели

Еще одна история в нашу копилку изучения долгожителей. Николай Герасимович Тимошенко родился 12 декабря 1928 года.

Еще одна история в нашу копилку изучения долгожителей. Николай Герасимович Тимошенко. «Я родился в Смоленской области, Починковском районе, в деревне Вердихово 12 декабря 1928 года. Отца плохо помню, в 1932 году его посадили, он кого-то ударил, с тех пор я его больше не видел, ничего о нем не знаю. Мать прожила долго и умерла восемь лет назад в возрасте 94 лет. Работала в колхозе, я и сам пахал, бороновал. У нас было свое небольшое хозяйство: корова, куры, поросенок. Я ходил в школу в Крапивино, в двух километрах от нашей деревни. Закончил шесть классов». — «Расскажите, что за местность вокруг вашей деревни? Леса, поля?» — «Больше лугов, торфяная местность. Торф добывали, был карьер торфяной, спиртзавод работал на торфе. Леса от нас далеко, километров семь, так что партизан у нас не было». — «Это интересный поворот. При чем тут партизаны?» — «В войну мы были под оккупацией». — «Помните, как немцы входили?» — «Помню. Мне было тринадцать. Сначала на мотоциклах появились. За ними обоз вошел на лошадях-тяжеловозах, бельгийские брабансоны с толстыми мохнатыми лапами. Немцы на губных гармошках играли. Нас не тронули. Ходили, кричали: «Млеко, яйки!» Учредили комендатуру, сами укатили. Осталось двое. Они вызывали старосту, приказывали: столько-то мешков овса, столько-то яиц, кур, коров. Потом приказали сдать оружие». — «У вас было оружие?» — «А как же! У всех пацанов было оружие. У меня винтовка была». — «Вы сдали?» — «Еще чего! Спрятал понадежнее». — «Применять приходилось?» — «Да. В поле с пацанами убежим и по самолетам немецким стреляем». — «Сбивали?» — «Не очень. Лишь однажды самолет типа кукурузника обстреляли, он стал резко снижаться, за реку сел — у нас в километре от деревни река Сож протекает, приток Днепра. Или еще. У одного парня была винтовка с оптическим прицелом. Раз в деревцах собрались с ребятами, вдали немецкая колонна передвигалась. Этот парень говорит: «Сейчас я водителя первой машины сниму».
Положил ствол на ветку дерева, прицелился, бахнул. Попал. Немцы остановились, высыпали из машин, часть на нас пошла, мы бежать. Потом разъезжали по деревне, гортанили: «Киндер, киндер». Но никого не взяли. В сорок третьем году, в сентябре, когда наш фронт подступал, немцы отходили. Двое немцев проехали по деревне, сказали, что деревня будет сожжена, чтобы все уходили из домов. Народ потянулся в лес, из нашей семьи я и три сестры ушли со всеми, а мать осталась. Сказала: «Никуда не пойду, что будет, то будет. Дом не брошу». Две недели в лесу обретались». — «Деревню сожгли?» — «Нет. По какой причине, не знаю. А не сожгли. Потом наши войска вошли. Нас, пацанов, поставили боеприпасы подвозить на лошадях. Мы возили. Немцы авиацией разбомбили мост через Сож. Бабахало будь здоров. Рядом капитан стоял, схватил меня, кричит: «Рот открывай! Бомбы рвутся!» В 1944 году меня взяли в ФЗО (фабрично-заводское обучение), на бетонщика учился, потом на каменщика. Из Москвы приехали, забрали триста человек на стройки в Москву, я среди них. Так в столицу попал. Работал на стройках. В 1947 году у Красных Ворот высотку строил.
В 1950-м в армию забрали. Два года в учебке и три года в радиотехнических войсках под Волоколамском отдал. Вернулся, работал на стройках, и бетонщиком, и стропальщиком. Потом надоело ездить по Москве, устроился на 7–й холодильник, рядом с домом, там мясо, колбасу, масло хранили. На электрокаре работал. От перепада температур стала спина болеть, рассчитался, устроился кочегаром в котельную». — «Семью когда завели?» — «В двадцать шесть лет женился. С женой познакомились на танцплощадке, их тогда «пятачки» называли». — «Как звали жену?» — «Ольга Александровна». — «Она была брюнетка, блондинка?» — «Помесь негра с мотоциклом». Все, кто был вблизи и слушал нашу беседу, рассмеялись. «Это как?» — «Волосы русые у нее». Новый взрыв смеха. «Что дальше?» — «Жили, сын народился. Потом я устроился на литейный завод КБСМ (Конструкторского бюро спецмагнитов) формовщиком. Делали специальные магниты. Даже такие, которые привязываются на веревку и корове в желудок». — «Это зачем же?» — «Они часто гвозди глотают, магнитом их достают.
Работал до пенсии. После работал швейцаром, пожарником, наконец, на стадионе «Наука» около Тимирязевской академии студентам лыжи чинил: то крепление поставить, то подклеить. Долго работал. Раз выходил из автобуса, ногу подвернул, кость выскочила наружу. В «Склиф» увезли. Там два раза ногу ломали, никак не могли пятку правильно поставить. С работы сообщили, мол, увольняйся, не работаешь, а место занимаешь. Уволился». — «Еще были травмы?» — «Ножом порезали». — «Как это случилось?» — «Только в Москву приехал из деревни, пошли на рынок Подольский. У меня был бумажник здоровый, купюры тогда большого размера были. На рынке стали вытаскивать из кармана. Я развернулся и врезал по морде, с ним братки, со мной товарищи — и пошло. Вор финку вытащил, по губе полоснул, я давай ногой отбиваться, он мне в ногу воткнул. Вот и все, больше ничего такого не было».
— «Вы курили?» — «Много. Начал с ФЗО, год назад бросил». — «Выпивали?» — «А как же! Кто ж не выпивает. Но пил умеренно: по праздникам и с получки. Ну, может, раз пять злоупотребил. За жизнь пять раз — это ерунда». — «Как питались? Мясо ели?» — «Ели что было. Было мясо — ели мясо, была рыба — ели ее, не было — не ели». — «Что хотели бы пожелать молодежи?» — «Что пожелать? Я тут говорил с одним. Он сказал: «Вы на энтузиазме работали. Мы так работать не будем. — Николай Герасимович помолчал, вздохнул. — Желаю, чтобы учились. Чтобы все было хорошо. Успехов».
1.jpg
1.jpg (175.14 КБ) Просмотров: 164
2.jpg
2.jpg (176.98 КБ) Просмотров: 164

На левой руке главная ось пересекает линию жизни (рис. 4, линия жизни — зеленый, главная ось — черный штрих). Под средним пальцем наблюдается крестообразная фигура — нарушение группы С, выражает опасные ситуации: это и война, и нападение на рынке (рис. 4, крестик — красный). Оккупация обозначена замкнутой квадратной фигурой, в которую входит тонкая линия судьбы (рис. 4, квадрат — красный, линия судьбы — синий).

27.02.2015 Владимир ФИНОГЕЕВ
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#70 Admin » 24.01.2019, 17:48

Волшебные люди

Прохожу мимо полуоткрытой двери, сотрудница кормит с ложечки старушку в инвалидной коляске.
В1 9-м Пансионате для ветеранов труда появились нарядные елки, гирлянды, шары. На четвертом этаже — красочный плакат: «Волшебного Нового года!» Прохожу мимо полуоткрытой двери, сотрудница кормит с ложечки старушку в инвалидной коляске. На лице медсестры спокойствие, в глазах терпение, но светлое. В соседней комнате перестилают постель. Невольно подумал: «А слабо так каждый день? Сколько же тут души надо! «Волшебного Нового года!» И в будущем году, как и в предыдущем, волшебство будет совершаться сердцами и руками тех, кто работает в пансионате — от директора Владимира Шматковского до последнего служащего. Наверное, они иногда «ломаются», но потом сами себя «чинят» и вновь идут на работу. Господи, дай сил этим людям!» Нахожу нужную комнату. Здесь живет Кондратьева Эмилия Харитоновна. Видно, она неважно себя чувствует, но соглашается на исследование и разговор. «Я родилась 7 сентября 1926 года в Киевской области, в селе Стрижевка. Родители были крестьянами. В 1932 году мы уехали в Москву». — «Почему?» — «Наступил голод. До этого деда раскулачили, все забрали: корову, поросят, кур. Дед умер. Все, кто мог, уезжали из села. Я помню, как говорила маме: «Мама, чего ты плачешь? Смотри, я какая толстенькая». А это я опухала от голода...
Первым уехал папа, Харитон Сергеевич. Он нашел работу в ларьке на железной дороге, ему дали комнату в бараке, в районе метро «ВДНХ». Потом он забрал нас к себе». — «Сколько вас человек было, когда вы уезжали?» — «Мама, Мария Ивановна, старший брат Федор, средний брат Владимир, папа и я. В Москве родился Сережа. Я училась в 605-й школе в Марьиной Роще. Окончила шесть классов, когда началась война. Старших братьев призвали в армию. Федору в голову попал осколок и застрял. Ему хотели делать операцию, но побоялись мозг задеть, так он и остался с кусочком железа.
Сейчас он живет в городе Белая Церковь. Хотя не знаю, жив ли он: после этой заварушки на Украине прекратили переписку. Владимир погиб на войне в 1943 году. Отца не взяли на фронт, у него были больные ноги. Маму, меня и младшего брата Сережу эвакуировали. Отца направили работать на шахту, в Подмосковный угольный бассейн. А нас привезли в Оренбургскую область, разместили в колхозе имени Шевченко. Расселили в избах у колхозников, относились к нам и вообще ко всем эвакуированным очень хорошо. Зимой я ходила в школу на станцию Донгуз. Летом я работала в колхозе на молочно-товарной ферме, приемщицей. Доярки приносили молоко, мы его выливали в сепаратор, сбивали масло, из него делали топленое масло и отправляли на госпоставку. Потом я работала учетчиком полеводческой бригады». — «Что делает учетчик полеводческой бригады?» — «Считает, сколько колхозники накосят хлеба. Косили на лобогрейках. Знаете, что это такое?» — «Нет». — «Запрягают двух лошадей в косилку с платформой, на ней рабочий связывает снопы и сбрасывает на землю. В 1944 году отец нас вызвал в Москву, мы вернулись. Мне понравился барак, где мы жили, — двухэтажный, очень чистый, наполненный солнцем. Я поступила в торговую школу, ее создали для отставных военных Красной армии, она располагалась на Цветном бульваре.
Проучилась год, получила специальность «товаровед». Распределили на Щербаковскую овощную базу в районе метро «ВДНХ», на церковной горке. База — внизу, в полуподвалах, а над ней церковь. Церковь действующая, при ней кладбище. Бывало, звонят директору, спрашивают: «Алле? Это база?» Он отвечал: «Кладбище». Любил пошутить». — «Когда вы вышли замуж?» — «В двадцать один год, в двадцать три родила сына, назвали Николаем». — «Как познакомились с мужем?» — «Мы часто гуляли в парке «Останкино», катались на лодках на прудах. В тот день тоже туда отправились, у меня было свидание с милиционером, с которым меня подруга познакомила, работающая в милиции. Покатались на лодках, вылезли на берег, я сломала каблук. Пошла домой переобуться. По дороге встретила двух парней. Один из них — Николай, мой будущий муж, — спрашивает: «Как дойти до трамвая?» Стала объяснять. Он говорит: «Как зовут вас, девушка?» Я отвечаю: «Феня». Нарочно так сказала, чтоб отвадить. Он спрашивает: «Можно ли, Феня, на этом трамвае к тебе домой приехать?» А я ему: «Тьфу на вас» — и пошла. Тут идет знакомая бабушка с внуком нашего участкового и кричит: «Миля, ты чего тут?» Николай говорит: «Так ты не Феня?» Пришлось сознаться, что меня зовут Эмилия. Так и познакомились». — «Когда свадьбу сыграли?» — «Встречались полтора года — лодки, танцы, в кино бегали, по улицам бродили. Как мы хорошо гуляли тогда! Не то что сейчас, раз — и в койку». — «Муж умер?» — «Убили его. Выходил из метро «ВДНХ», подходят парни, говорят: «Дай закурить!» Он достал пачку, они ее из рук выхватили. Муж спрашивает: «Ребята, вы чего?» Они отвечают: «Пошли потолкуем». Отвели они его и набросились впятером, стали бить. Одна прохожая сообщила постовому, тот начал свистеть. Мимо проезжала милиция на мотоцикле, тоже туда бросились. Хулиганы разбежались, но их поймали, судили, дали по девять лет. А муж двадцать дней пролежал в больнице и умер — печень ему отбили». — «Потом выходили замуж?» — «Три года ни с кем не встречалась. Тут сотрудники Ленинской заготконторы познакомили меня с мужчиной, он работал мастером.
Хороший человек и специалист редкий, звали его тоже Николай, Николай Яковлевич. Прожили пять лет, умер от сердечного приступа. Потом уже гражданским браком жила с одним человеком. Двоюродная сестра моего второго мужа была за ним замужем, но они развелись, он приходил помогать мне, ну и остался. Восемь лет были вместе, потом он умер, тоже от сердца. До 2000 года я была здорова, а тут диагностировали рак груди, сделали операцию. В 2005-м болезнь Паркинсона появилась. Жила одна, стала бояться, что из-за меня пожар начнется: у меня газ, а руки-ноги дрожат, думаю, свалюсь и всех сожгу. Вот и ушла сюда». — «Мы говорим о долгожителях. А ваши родители долго жили?» — «Мама прожила 85 лет, отец умер, когда ему исполнилось 96». — «Вы курили?» — «Нет». — «Алкоголь пили?» — «По праздникам выпивала по 50 граммов». — «Что хотите пожелать молодежи?» — «Мира и дружбы. Мы в наше время были очень дружные, помогали друг другу, много на улице гуляли. А нынешнюю молодежь жалко, они все по домам сидят».
1.jpg
1.jpg (132.12 КБ) Просмотров: 164
2.jpg
2.jpg (133.76 КБ) Просмотров: 164

На правой руке главная ось пересекает линию жизни (рис. 2, линия жизни — зеленый, ось — черный) — это дает ресурс в 95 лет. В окрестности линии брака наблюдается звездно-крестовидная фигура плюс фигурный подъем рельефа, что указывает на насильственную смерть мужа (рис. 2, линия брака — синий, крест с пересечением — красный, подъем рельефа на отпечатке выглядит как темные фигуры, на рисунке также дан черным цветом). Выраженная двойная линия головы имеет разрывы и тройное завершение с самопересечением (рис. 2, розовый), эти нарушения могут привести к болезни Паркинсона.

02.01.2015 "7 Дней" Владимир ФИНОГЕЕВ
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

Пред.

Вернуться в Время - Долгожительство - Датировки.