Вокруг линии Солнца...

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Линия Солнца.

Описание: После 42 лет ....

#1 АРОН » 04.10.2014, 15:03

Жидкий круг.

«Стаканы не бумажные. Свет проходит. В стаканах 60 процентов воды. Остальное — Менделеев. На столе бутылка с зеленой этикеткой. За столом два человека. Один — муж, другой — долговязый, худой незнакомец. «Вот, — муж говорит, — это Миша, товарищ мой». Миша привстает, протягивает руку, рука железная. «Это жена моя», — кивает муж запоздало. Я выдергиваю руку из тисков. Подхожу к холодильнику, достаю сало, помидоры. Хлеб черный уже лежал на столе, нарезанный крупно. Муж наливает рюмку: «Прими, мать, за знакомство. Мы не просто так пьем, есть причина. Давай». Они взялись за стаканы, подняли и держали у губ. Я выпила свою рюмку, поставила. Мужчины пили медленно, оттопыривая мизинцы. Крякнули. Аккуратно поставили стаканы. Отломили хлебушка, приложили к носу. Глаза Миши покраснели, наполнились влагой. «Хороша», — произнес он, глядя на меня. Но ясно — о чем он. «Вот еще повод, — продолжил муж, — сегодня пятница, конец рабочей недели. Это надо отметить». И правда, муж исправно пил по пятницам. Муж подвинул мою рюмку. «Мне хватит, — сказала я, — мне вон шторы надо дошить, а вы отдыхайте». Через несколько дней, в среду, прихожу домой. За столом муж и Миша. На столе бутылка, В ней половина. На газетке вяленая рыба, на тарелках колбаса, зелень. «А сегодня, кажись, среда, али врут календари?» — «Среда — половина недели. Это толчок, чтоб до пятницы дожить. Три дня долой — и слава богу». В пятницу та же картина. Менялась только закуска. Теперь жирная бочковая сельдь, репчатый лук, огурцы. Миша помалкивал. Пили они тихо, ничего не скажешь. Иногда пошумят, но это так — о политике, потом выпьют и утихнут. Правда, напиваются основательно, до «под столом». Миша протягивает нечто завернутое в тряпочку: «Вот — для дома». Разворачиваю — лопатка. Из дерева, ручка изогнута, на ручке — орнамент из цветов. Как в музее. «Сам сделал?» — спросила я. «Он, — вместо Миши ответил муж, — он такие вещи делает — закачаешься. Покажи ей зажигалку». Миша полез длинными угловатыми пальцами в карман, извлек продолговатый предмет. «А, — цокнул муж, — прям модель!» «Спасибо», — сказала я, поглаживая лопатку. Миша пожал плечами: «Не на чем». Муж налил в стаканы: «Вот за руки его золотые». Выпили. Я вышла в спальню. Слышу, муж вышел в туалет. Я вошла в кухню. «Ты где работаешь?» — спросила я. «Нигде. Так, машины ремонтирую в гаражах». — «Женат?» — «Был. Пятнадцать лет один». Услышав шум воды в туалете, я вышла. Прихожу в очередную пятницу домой. Муж сидит один, перед ним бутылка. Миши нет. «А где Миша?» — «В тюрьме». — «Как так?» — «Человека сбил, взяли его, судят». — «Так надо что-то делать». — «А что сделаешь? Ничего не сделаешь». Я побежала в суд. Пока судили, читала про себя «Живый в помощи». И читала, и читала, просила Бога помочь. Его освободили в зале суда. Не виноват он. Тот сам под машину попал. Перебегал в неположенном месте. В очередную пятницу муж и Миша пили на кухне. Когда муж вышел, я сказала: «Губишь ты себя. Пьешь. Что ты живешь один? Жена тебе нужна». Миша отвечает: «Да кому я нужен? Кто пойдет за меня?» Я говорю: «Я бы за тебя с удовольствием пошла. Охотно». Это при живом муже. К тому моменту 11 лет прожили. И закрутилось. В конце концов я мужу говорю: «Я за твоего друга замуж выхожу». — «Какой он мне друг? Ты не за друга, за собутыльника выходишь», — усмехается криво. Мы переехали к Мише. Я ему все документы выправила. У него паспорт весь разваливался. Права затертые, замусоленные — он на старом-старом «Москвиче» ездил. Все через своих знакомых сделала. Поехала домой на родину, там у нас одна бабка живет. Я ей рассказала, что замуж выхожу и фамилию меняю. Я с первым-то мужем не меняла фамилию. Бабка выслушала, говорит: «Не меняй фамилию. Новая тебе не подходит. Оставь ту, которая есть». Я не послушала. Как расписались, я закодировала Мишу на два года. Он держался, не пил. Работать нигде не работал, чинил машины. Принесет, бывало, тысячу: «Это вот я на ремонте заработал». Я говорю: «Положи в стенку». Через полчаса говорит: «Так мне это — на бензин и сигареты надо». — «Ну так возьми, раз надо». Он возьмет пятьсот. Через неделю еще пятьсот возьмет. Так что жили на мою зарплату. За месяц до окончания срока кодирования начинает пить и пьет не переставая. Потом опять я его кодирую на два года. Потом поставили ему страшный диагноз, запретили пить и курить. Он сказал: «Еще чего! Как пил, так и буду пить, как курил, так и буду курить». Не взяла его болезнь. Живем дальше. Купили машину. Еще пару лет проходит. Всего уж их пятнадцать пролетело. Раз едем на машине. Миша за рулем. Вроде и не быстро едем. Я смотрю в сторону. Идет толстая тетка в черном костюме, в руках — огромный красный пакет. Останавливается, закуривает, идет, ноги-тумбы переставляет. Чем-то она поразила, не пойму чем. И тут удар, скрежет, меня отбрасывает, ловлю головой стойку. В мою сторону автомобиль въехал. Я повредила голову и плечо. Мише — ничего. Дальше живем. Раньше все было нормально по ночам. А тут вдруг стал говорить — придет из гаража, где машины чинит, или еще откуда, — устал, мол, не могу, нету сил. Не лезь ко мне. Полгода проходит. Раз на кухне сидит, курит, глаз сощурил, говорит «Ну, раз ты такая слепая, слушай, ухожу от тебя, другая женщина у меня». Я дар речи теряю. Он встает, выходит, нет его неделю. Я звоню: «Как же так, Миша? Что ты творишь? Вернись». — «Надоела ты мне. Ты — старуха, чего с тебя взять. А у меня молодая девка». А помню, стоит мне губы подкрасить, он с кулаками за мной носится — ревнует. Так мне тошно, так тяжело стало, думаю, пусть меня кто-нибудь собьет на машине насмерть, чтоб не мучиться. Неделю, две — не живу, боль разрывает душу. Наконец открываю холодильник, вытаскиваю бутылку водки, наливаю стакан, подношу ко рту. Запах мерзкий в мозг бьет. Я плюнула в стакан несколько раз: тьфу-тьфу, проклятая, черное к черному иди, вылила стакан в раковину и всю бутылку, водка в ней, как жидкое зеркало, вся и вытекла, пробулькала в дырочки, нет ее. «Вот еще, буду я нюни распускать, никогда такого не было». Я еду к ним, с милицией забираю Мишу домой. «Я у тебя пока законная жена. Будешь тут жить. На диване на отдельном пока поспишь. И посмотрим, что с тобой делать». Он пить принялся. Девчонка его бросила, опять к мужу вернулась. Тут и я говорю: «Я тебя не держу, иди куда хочешь». А сама жалею его, пропадет он без меня. А я не пропаду — с ним ли, без него ли».
1.jpg
1.jpg (56 КБ) Просмотров: 1802

После тридцати линия Влияния завязывает взаимоотношения с линией Солнца, последняя уходит в 8-е поле, один из коррелятов которого — семья.
Есть взгляды, что роль линии Влияния играет сама линия Солнца, когда она отклоняется к краю ладони (рис. 4, линия Влияния — желтый).
В зоне Марса (пятое поле) линия Влияния сочленяется со знаком негативного Марса, который в данном случае имеет вид линии с загнутым концом, на которой покоится треугольник с перевернутой вершиной (т.е. основание треугольника находится сверху, а вершина внизу (рис. 4, красный).
Данный знак Марса подвигает партнера к пьянству.
Линия Сердца нашей героини расщепилась, нисходящая ветвь устремилась в поле внутри линии Жизни (рис. 4, ветвь сердца — оранжевый, линия Жизни — зеленый), которое отвечает за брак, как бы указывая на причину сердечных страданий.

В. Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 767
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#2 Admin » 01.11.2014, 15:22

Караоке

«Я спустился в полумрак зала. Атмосфера вздрагивала от ударных, ритмичные звуки струнных и клавишных мерно давили на барабанные перепонки, к которым по современной анатомии и подсоединен нерв удовольствия. Мерцал свет. Столик был заказан. Официантка в короткой юбке проводила до места. Извлекла из кармана на передничке меню в кожаном переплете. Я поднял на нее глаза, ее лицо исказила гримаса. Вероятно, это была еще утренняя улыбка. Я сочувственно кивнул: «Спасибо». Она не расслышала, хотела удалиться, я нежно приобхватил ее за талию: «Минуточку, рюмку текилы для начала и французской газировки». Она повела бровью, чтобы уточнить. «Перье» с лимоном», — уточнил я. Она ушла. Я пришел первым, должны были подойти два товарища, они запаздывали. Я бросил пачку сигарет на стол. Оглядел зал. Взгляд двигался зигзагами, привычно отыскивая лица девушек. Девушки были. Я открыл меню, я знал, что там, место было знакомое, но надо было проверить. Появилась официантка. Поставила рюмку с желтой жидкостью, края в кристаллах соли. На маленькой плошечке — лимон. Рядом приземлилась зеленая бутылка и бокал побольше. Официантка открутила пробку, вода с шипением полилась в бокал. «Салат «цезарь» и карпаччо», — произнес я. Официантка кивнула и скрылась. Музыка смолкла. Ее сменил шум голосов, звон приборов. Пауза не была долгой. На площадку, залитую светом, вышла девушка, в руках был микрофон. Зазвучала музыка, девушка запела. Девушка была стройная, молодая, а волосы темно-рыжие. «Это редкость, рыжие волосы», — проехала мысль. Я разглядывал девушку. «Пожалуй, это интересно», — продолжил я сам в себе. Она вела себя очень естественно и пела хорошо. Слова были английские. Я было принял ее за певицу, но потом догадался, что это было время караоке. Потом спели еще несколько девушек, но они прошли мимо моего внимания, поскольку оно было поглощено рыжеволосой незнакомкой. Я ждал другого времени, оно настало, полилась танцевальная музыка. Я встал, направился к девушке. Выстрел моего взгляда уже достиг ее, она подняла голову, смотрела на меня, наверное, она уже знала, что я задумал. Мне нравится этот момент — момент кипучей новизны, сердце бьется учащенно, но это сладкая тахикардия. Я подошел: «Можно пригласить вас?» Я наклонил голову. Она кивнула, встала: «Да». Мы вошли в круг танцующих. Это была медленная мелодия. Я обнял ее за талию, а ее рука легла в мою, щеки сблизились, я ощущал аромат ее духов, а волосы приятно щекотали висок. «Николай», — представился я. «Наташа», — отвечала она. «Вы первый раз в этом месте?» — спросил я. «Нет, я бываю часто, это мое любимое заведение». — «Представьте, и мое тоже», — сказал я. Она иронично улыбнулась. «Правда», — подтвердил я. После танца я проводил ее до столика: «Благодарю». Вернулся к своему, там уже сидели Сергей и Борька. «Здорово, как дела?» — посыпались обычные слова. «Ну чего, ты уже нашел себе девушку?» — «Главное, чтобы и она меня нашла». — «На ощупь», — добавил Борька. Посмеялись. Я, однако, ощутил какое-то особое чувство, не такое, как прежде, когда снимаешь девушек. Что-то было в этой рыжеволосой. Вскоре я пригласил ее на быстрый танец. Друзья мои также нашли себе пары. Серега пригласил подругу моей новой знакомой. Мы стали танцевать компанией. Это было гораздо веселее. Потом разошлись, надеясь закрепить успех. Закрепить успех не удалось, девушки незаметно исчезли. Сначала мы думали, они удалились в дамскую комнату, но потом стало ясно, что они ушли в «дальнейшее пространство». «Жаль», — сказал я про себя, и это чувство не желало уходить весь вечер. По неясной причине другие девушки перестали меня интересовать. Я ехал домой, была какая-то легкая печаль, нежная заноза в сердце. Правда, время лечит, день-два пролетели, все будто улеглось. В конце недели я вновь собрался в клуб, была тайная мысль, что встречу ее. Этого не случилось. Но я продолжал бывать там по пятницам и иногда субботам. В тот день мы были в обычном составе: я, Серега и Борька. Я оглядывался по сторонам. Как это бывает, девушка появилась внезапно. Я не заметил как. Будто вышла из воздуха вместе с подругой. Я кивнул ей издали, помахал рукой. Она ответила, но ее лицо выражало недоумение. «Забыла», — с досадой сказал я. «А что ты хочешь, — сказал Серега, — ты старше ее лет на тридцать». «Ну вот этого не надо, — отвечал я, — не надо этих гнусных инсинуаций». «Это ты хватил лишнего, — сказал Борька Сереге, — по моим скромным подсчетам, всего лет на двадцать, не более». «Не старше, мудрее, — сказал я, вставая, — прекратим эту бесполезную дискуссию. Я пошел танцевать». «Только не говори, что твои года — твое богатство», — бросил Серега. «Пошел к черту», — отмахнулся я. Борька добавил: «Старик, с такой бритой башкой, как у тебя, не о чем беспокоиться». «Не понял», — сказал я. «От нее отражается такой свет — ослепит любую красотку». Они заржали. «Очень смешно», — я повернулся и, обходя столики, пошел к девушке. «Привет, Наташа, — сказал я, — узнаете Колю?» «Конечно, — отвечала она, улыбаясь, — у меня хорошая память на имена». «Гораздо сложнее совмещать имена с лицами», — пошутил я. Она весело рассмеялась: «Точно». Я подумал: «В девушке не так и много комплексов, будем считать, что это к лучшему». Мы танцевали весь вечер. «Наш Коля, кажется, влюбился», — пропел Серега. «Ну что ж, — глубокомысленно произнес Борька, — настало время собирать камни». «И беречь их, — вставил Серега, — особенно если камни драгоценные». «Вот именно», — я поднял вверх палец. Мы продолжали танцевать, общаться, а после я проводил Наташу до дома. Мы стали видеться не только в клубе. Через полгода я сделал ей предложение. «Можно я подумаю?» — сказала она. «Конечно». Я понимал ее. Она молодая, успешная, немного из другого времени. Я действительно был старше, не на двадцать, но на пятнадцать лет. За плечами два брака, не одна связь и трое детей. Конечно, тут надо подумать. Она думала день или два. Потом мы созвонились, встретились в кафе. Она сидела напротив, я был спокоен, чувствовал себя прекрасно. Я не знал, что она скажет, знало что-то более глубокое во мне, потому я не беспокоился. «Я согласна», — сказала она. Через пару месяцев расписались. После росписи поехали с друзьями отмечать в клуб, где познакомились. Свадьбу сыграли позже. Через год родился ребенок. Жена сидит с ребенком, теперь это ее главное увлечение, как она говорит. Волосы, правда, у нее оказались русыми, но я даже рад».
1.jpg
1.jpg (80.83 КБ) Просмотров: 1793

Изучим восьмое поле, участок ладони под безымянным пальцем, входит во вторую продольную линию (линия Солнца). Восьмое поле заведует статусом и отношениями. Линия влияния заметна, ярка, что говорит о сильном чувстве, и входит в линию солнца (рис. 4, линия влияния — желтый, линия солнца — оранжевый). Это предполагает перспективность отношений. Выше наблюдается косая линия (рис. 4, красный). В этом случае отношения будут подвергаться испытаниям, но так как линия косая, а не поперечная, трудности преодолимы.

Владимир Финогеев 02.08.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#3 Admin » 03.12.2014, 17:17

Магическое назначение

Проснулась от ощущения, что со мной кто-то лежит. Я знала, это не муж. Поворачиваю голову — никого. Тело все помнило, голова освобождалась от чар. Сон потряс. Но сначала был звонок.
Сигнал каким-то чудом нашел серебристую коробочку на столике, произвел голос дочери: «Мама, я выхожу замуж». — «Я рада. Поздравляю». — «Ма, я хочу сыграть свадьбу в Новой Зеландии. Тебе месяц на сборы». Я поняла. В Новой Зеландии мы прожили несколько лет. Дочь там выросла, окончила школу и институт. Там осталась квартира. Две комнаты сдаются уже семь лет. Их и теперь занимает квартирант, одна закрыта. Ипотека не выплачена, квартиру приходится сдавать, а деньги идут на погашение долга банку. Мы с мужем живем в Таиланде. Дочь — в России. Момент выдался хороший. Я как раз потеряла работу, с мужем мы уже год живем в разных концах дома. Так что ехать можно.
Есть небольшая денежная проблема. Муж отказался меня финансировать. Деньги на перелет у меня были, а там посмотрим. Мы, может, и остались бы в Новой Зеландии, но закончился контракт у мужа, и работу удалось найти только в Таиланде. У нас небольшой дом в хорошем районе Бангкока. Не буду описывать причины и процесс отчуждения с мужем — это другая история.
Хочу рассказать о сне и о том, что последовало за ним. Итак, я стала собираться на свадьбу дочери. Я хотела приехать раньше, подготовить что нужно, проверить квартиру, увидеть друзей. У меня есть подруга Мери, очень близкая, она смотрит за квартирой, очень помогала мне в трудные времена. Я с ней созвонилась, чтобы остановиться у нее. Я думала, что еду ненадолго.
За две недели до отъезда — ничем не примечательный день — я готовилась ко сну, было около двенадцати. Урчал кондиционер. Извне доносился монотонный стрекот цикад. Сквозь мелкие щели проникали струйки густого аромата трав и цветов.
Я нырнула в постель, погасила свет, закрыла глаза. И почти мгновенно шагаю в свою квартиру в Новой Зеландии. Все натурально — настоящие поцелуи и объятия с другим человеком. Это сопровождалось картинкой как бы со стороны, точнее сверху: что я лежу в кровати с незнакомым мужчиной.
У меня к нему теплейшее, нежнейшее чувство. Я не вижу его лица, но я знаю, что этот человек снимает нашу квартиру. Через две недели вылетаю в Новую Зеландию. Меня встречает Мери, я останавливаюсь у нее. Потом свадьба дочери.
Через неделю молодые уехали, я остаюсь одна, Мери говорит: «Я нашла тебе работу». Она всегда хотела, чтобы я осталась. «Интересное дело, — отвечаю я, — а где я буду жить, если я буду работать?» — «Живи у меня, а хочешь — у себя. Одна комната в твоей квартире не сдается». Надо сказать, что Мери занималась подбором квартирантов для нашей квартиры и контролировала процесс.
«А что за работа?» — спросила я. «Ты будешь шеф-поваром!» Я недослушала: «Я никогда не работала просто поваром, не говоря уж про «шефа». У меня нет опыта». «У тебя получится», — сказала Мери с такой убежденностью, что она передалась и мне. Почему бы и нет, решила я.
Позвонила квартиранту, договорились о встрече на 5 вечера. Приезжаю без четверти. Открываю дверь подъезда своим ключом, поднимаюсь на этаж. Присаживаюсь на подоконник, жду. В пять звоню в дверь — никого. Жду. Проходит еще двадцать минут, я начинаю раздражаться. Как выяснилось, все это время квартирант ждал меня на улице в своей машине. В полшестого, кипя от злости, он вылезает из машины, идет к себе. Мы встречаемся на лестнице. Первое впечатление — ужасное. Очень худой, сутулый. Осунувшееся злобное лицо, черная куртка, несвежие джинсы. Я указываю на часы, он делает то же. Это не разряжает атмосферу. Он впускает меня в квартиру.
Я иду к двери комнаты, которая по контракту остается за хозяевами. Там были оставлены наши вещи. Хочу войти. Он говорит: «Не надо этого делать». Я удивлена: «Почему?» Он пожимает плечами. Я вхожу — Боже!.. Комната забита чужим барахлом. Он сказал: «Это до меня другие бросали туда все, что не нужно».
Потом две недели я потратила, чтобы разгрести пространство. Он пригласил на кухню. Сели за стол, я говорю, он кивает. Полчаса объясняю, что хочу пожить недолго — три месяца. Он кивает. Я встала: «Значит, договорились, я поживу тут три месяца».
Он удивлен: «Какие три месяца? Мы ни о чем не договаривались». Я подумала: полный дебил. Потом оказалось: он на левое ухо плохо слышит. Я стала работать, разбирать свою комнату вечерами: на одних пакетах писала «в Армию спасения», на других — «в мусор».
Он предоставил мне диван в одной из своих комнат. Мы пили чай и говорили, говорили. Несколько недель. К женщинам он относился скверно — боялся. Еще через месяц разговоров я узнала его историю. Он был женат, у него был бизнес. Он был одним из самых богатых людей в городе. Однажды его жена попросила стать поручителем в банке для своего брата, который взял огромную сумму в кредит.
Брат кредит не вернул, ему пришлось заплатить, он остался без средств. Жена развелась с ним и отобрала у него бизнес. Уже два года у него депрессия и он пьет. Мы разговариваем вечерами, гуляем по воскресеньям, он не притронулся к вину.
Он мне не нравится, у меня нет на него никаких видов, но картинку-то я видела! Я прожила под одной крышей с ним целый год. Мало-помалу я замечаю: он становится выше ростом, распрямляется, да он высоченный!
Глаза потухшие оживают, он улыбается. Он начинает шутить над своим положением. Да он с юмором! Он говорит о планах, о будущем. В нем светится первозданная чистота, он простодушный и наивный как ребенок.
Его большие серые глаза смотрят на меня с обожанием. День, два, месяц, и однажды мы оказываемся в одной постели, и щелк — впрыгивает сон, будто все встает на свое место, и я цепенею, холодею от неведомой тайны. И я понимаю, что на самом деле это окончание моего пребывания в Новой Зеландии. Я старше его на много лет. Длительные серьезные отношения невозможны, но они и не нужны. Все делалось для него, для его возрождения. Мы расстались, но остаемся очень близкими людьми».
1.jpg
1.jpg (68.58 КБ) Просмотров: 1780

От линии поездки (рис. 4, оранжевый) исходит линия влияния (рис. 4, желтый). Она вливается в дополнительную линию (рис. 4, синий) в поле 8. Поле 8 — зона Солнца — область статуса, любовных и семейных отношений, земного и духовного золота.
Поскольку линия влияния входит не в центральную, а в боковую линию поля 8, то отношения не обладают перспективой. Обе линии образуют остроконечную фигуру — знак оказанных и полученных благодеяний (рис. 5, красный).

Владимир ФИНОГЕЕВ
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#4 Admin » 03.12.2014, 20:38

Молчание и предсказание

У меня закончились отношения с человеком, неким Ахмедом. Я живу без любви, вся в страданиях, и вдруг опять возникает иностранец — Лерро.
Он уже два года «стучался» ко мне, говорил, что я ему нравлюсь. Он появляется, и выясняется, что у него родился второй ребенок. Это у него второй брак, в первом браке уже было двое детей.
Во втором браке был один, потом десять лет не было детей, и вдруг родился ребенок.
Я спрашиваю: «Ты что, снова женился?»
А он бьется: тебя люблю, ты мне очень нравишься, давай, мол, просто поговорим, посидим вместе.
Я говорю: ладно, пойдем посидим, просто поговорим. Тем более что у меня так все плохо, я так давно ни с кем не встречалась.
Я согласилась, мы посидели в ресторанчике, и как-то незаметно наши дружеские отношения перешли в более близкие. И я в него влюбилась.
В общем, мы так влюбились друг в друга, что я забыла про Ахмеда, успокоилась. Настолько этот Лерро смог меня очаровать, такая у него была любовь. Столько нежности, любви, обожания.
Я стала подумывать, почему бы нам не быть вместе. И стала эту идею продвигать, и он не был против, говорил, что ни с кем ему не было так хорошо вместе. И были такие ситуации, что он был готов позвонить жене Бригетге и сказать, что он больше не приедет, хотя говорил мне, что в России ни за что не хотел бы жить, и удивлялся, как мы тут живем.
Но Бригетта узнала о наших отношениях. Он поехал домой на Новый год, она нашла у него эсэмэску ко мне, потому что он каждый день писал, как он скучает и как любит. И был большой скандал. Но он чудом вырвался и приехал сюда на старый Новый год. Она стала ему звонить каждый день, кричала и ругалась в трубку просто ужасно.
Она стала просить мой телефон.
Я говорю: «Зачем?»
Он говорит: «Ну, не знаю».
И вот она мне позвонила, и я поразилась: так холодно и расчетливо она говорила, этот холодный, жесткий голос: «Скажи, ты его любишь или нет?»
Я возьми и скажи: «Нет, мы просто друзья, и ничего такого нет». Он уехал. Потом он еще приезжал и уезжал, и отношения продолжались, и дошло до того, что как-то раз, когда она позвонила ему, он ушел в ванную, говорил там с ней, вышел оттуда улыбающийся, меня уязвило, что он с ней так ласково говорил, я скандал подняла, и Лерро сказал: «Ну хочешь, я сейчас позвоню и скажу, что я больше не вернусь к ней».
Я так сразу представила опять: она начнет кричать, ругаться. А у нас так все хорошо было, и я сказала: «Ну, ты потом ей позвонишь». И было несколько таких случаев, когда он спрашивал, позвонить жене или нет. Я молчала.
Он уехал, сказал, сделает новый паспорт, вернется и примет решение. Я думала, он вернется через три недели. Но его нет и нет — месяц, другой, третий. Когда он приехал через три месяца, это был совсем уже другой человек, то есть он стал говорить, что Бригетта старается, они планируют поменять машину.
Мы не говорили про будущее. Потом май, июнь, июль мы живем вместе, и это был подарок судьбы. Тут у Бригетты умирает отец, он едет на похороны, тратит неимоверное количество денег — все делается на его деньги.
Он приехал сюда в ноябре, они там сильно с Бригеттой разругались. Он приехал уставший, не очень настроен на отношения.
Я видела: я ему была дорога, но все мысли его были там. Он уезжает, говорит, приедет через месяц, но не приехал, сначала шли эсэмэски, потом все прекратилось. И я решила поехать в Словакию, мне хотелось посмотреть страну и увидеть его, потому, что я не могла больше его не видеть.
Я поехала, и случилось ужасное. Я хотела его увидеть, а увидела его и ее. Я приехала, ринулась его искать, я знала адрес. У них домофон.
Я рассчитала: если поднимет трубку жена, я не буду ничего говорить, а если он, то скажу, что это я. А снял трубку его сын. Оказалось, у него каникулы. Я сказала по-словацки, попросила Лерро, его не было, я положила трубку.
И пошла прогуливаться по улочкам, и вижу: он едет на своей новой машине с младшим сыном, увидел меня и улыбнулся, и сын меня увидел. Они свернули к дому, я подумала, что теперь он меня найдет. Я прогуливаюсь, вдруг он выезжает на машине с женой, я иду, как шла.
Они увидели, останавливают, сдают назад, он открывает дверь: «Садись, пожалуйста, в машину».
Я думаю: «Он что, с ума сошел, зачем мне его жена и зачем мне все это, я же не за этим приехала. Мне нужно только его увидеть, хоть одним глазом».
Я не хочу, иду дальше, мне бы только ноги унести.
Он опять сдает, говорит, весь зеленый: «Садись, пожалуйста, в машину».
Я села в машину.
Она повернулась, посмотрела на меня и стала кричать: «Ты хочешь жить с этой страшной, старой русской?! Иди к ней!»
А сама очень некрасивая, несимпатичная, жесткая.
Я хотела сказать: «А ты хоть и молодая, но выглядишь как старая», но мне стало неудобно.
Потом она стала кричать: «Ты его любишь, ты его любишь?»
Я говорю: «Да, люблю и жить без него не могу».
Она к нему: «А ты ее любишь? Любишь?»
А он отвечает: «Ну мы же с тобой, вместе, милачек». «Милачек» означает «любимая».
Она стала кричать: «Дай мне руль, машина моя, все мое».
А мне говорит: «Тебе не стыдно, у него двое детей».
Я говорю: «А тебе не стыдно, ты увела его от двух дочек».
Она говорит: «Не стыдно».
Я говорю: «Вот и мне не стыдно».
Я сказала: «Останови машину, я выхожу». Они уехали, пошел дождь. Было начало марта. Я ужасно себя чувствовала от всей этой ситуации.
Потом я уехала, думала, приедет он, не приедет, но он приехал, но мне не позвонил.
Я позвонила администратору в гостиницу, где он останавливался, и узнала, что он здесь.
Мы встретились. Я спрашиваю: «Зачем ты посадил меня в машину»? Он отвечает, что даже не хочет говорить на эту тему: «Мне так тяжело, я уже ничего не хочу, я этот месяц еле пережил».
Я говорю: «Почему же ты не ушел, ты же говоришь, что любишь меня!»
Он: «Все не так просто».
Я говорю: «Испугался, что останешься без квартиры, без машины?»
В первом разводе он потерял и то и другое.
«Придется делить шикарную квартиру, коттедж, машину, оставить спа-салон, который ты ей купил. Ты этого боишься?»
Он: «Я не этого боюсь».
— «А чего же ты боишься?»
Он: «Я не буду тебе говорить». Ну конечно, он мог всего бояться. Если у него не заладится со мной, он может опять все потерять.
А ему почти пятьдесят. Он уехал.
Потом приехал, не звонил. Я выяснила, что он в Питере, я ему позвонила, поехала в Питер, мы увиделись. Первое, что он спросил: «Ты не скажешь ей, что я с тобой?» Я говорю: «Нет».
При этом во мне — месть, зависть, что он не со мной, а с ней. Он, человек, который мне нужен — наконец-то я его нашла, и который взял все лучшее, и который был настроен так серьезно.
Я хотела позвонить ей и сказать: «Ты думаешь, он тебя любит, он меня любит, он со мной». Мысли такие бродили, но я не звонила. В общем, отношения закончились.
Было четыре момента, когда он спрашивал, звонить жене, что он уходит, или нет, и именно в эти моменты я молчала, как в рот воды набрала, ни слова. Мне бы надо было помочь, поддержать, а я не поддержала и не понимаю, что меня удерживало.
Потом стало известно: ему гадалка сказала, у него во втором браке будут ссоры и скандалы, но проживут чуть ли не до золотой свадьбы».
1.jpg
1.jpg (118.01 КБ) Просмотров: 1779

Линия влияния нс входит в вертикальную линию в восьмом поле (зона Солнца), следует рядом с ней и останавливается (рис. 4, л. влияния — желтый, вертикальная — оранжевый).
Трактовка: отношения не переходят в брак и заканчиваются. У партнера другой будущий исход (он сохраняет брак) — это обозначено косой линией (рис. 4 — красный).

Владимир ФИНОГЕЕВ
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#5 Admin » 08.12.2014, 19:23

Морские звезды.

Стараясь не шуметь, прошла на кухню. Зажгла свет. Поставила чайник. Когда он вскипел, стала наливать в чашку. Капля кипятка оторвалась от струи, ожгла запястье. Рука с чашкой дернулась, из нес выплеснулось хорошо кипяточка и ушло вниз. Отъехавший локоть ударил в сушку с посудой. Верхний шуруп вылетел — давно надо было подкрутить, — металлическая решетка сорвалась одним краем. Посуда со звоном грохнула на пол. В этот момент юла из чашки достигла ноги. Я подпрыгнула. «Ну вот, опять», — возник недовольный голос. Я резко обернулась. Заспанная, босиком, в ночной рубашке, стояла дочь. «Вот и собирай теперь», — пробурчала она. «Я сама соберу, ты спи, спи». Слезы стояли близко. Вот корова, толстая, неуклюжая корова! «Где уж тут спать», — проворчала дочь, ушлепала в комнату. Я присела, собирая осколки. Вернулась дочь в свитере поверх ночнушки, стала помогать, проворчала: «Доуберу, иди, на работу опоздаешь». — «Спасибо, ты уж прости». Она отмахнулась: «Да ладно». Я вышла в темноту: Под ногами хлюпала снежная каша Жизнь казалась такой же беспросветной и страшной, как эта ночь. Муж ушел пятнадцать лет назад. Одна поднимала дочь. Постоянное безденежье. Как жить, где взять сил? Воздух дрогнул. Бухнул колокол. Недалеко был храм. Почудилось, я живу в глубоком прошлом, в Средневековье. Мерный, катящийся ватной звон разгонял мрак. Стало светлеть. Я пронырнула меж домов, вышла на улицу. Подсолнечное масло света стекало по черным фигурам людей. На остановке — толпа, как пчелиный рой. Два автобуса пришлось пропустить. Третий распахнул двери прямо передо мной. Я подняла ногу на ступеньку, но поставить не могла, меня тянули в разные стороны и отталкивали от двери. Я искала рукой поручень, не могла дотянуться. Возникла пробка. Вдруг я увидела из дверей сверху протянутую ладонь, я вложила в нее свою, человек втащил меня вверх. Тут же хлынул поток, пронес в центр салона. Мужчина, подавший мне руку, оказался прижатым ко мне. Он улыбнулся и подмигнул. Но не так, не с намеком, что, мол, теперь сразу в постель, а с задором: не дери в голову. Потом он как-то умудрился отодвинуться, чтобы меж нами был хоть сантиметр пространства Мы продолжали стоять глаза в глаза, и надо было что-то говорить. Он произнес: «Извините, как вас зовут?» «Мила. — начата было я, поправилась: — Людмила».
Он рассмеялся: «Мила — это мило. Я — Петя». Повертел головой: «Мне выходить». Во мне было что-то неясно приятное, и оно таяло. Неужели так вот уйдет? Петя глянул в глаза мои. Тихо сказал: «Давайте погуляем после работы. Знаете скамью в центральном сквере, возле памятника? Давайте в восемь?» Я кивнула: «Хорошо». На работе подруга Света прошептала в ухо: «Совершенно ясно, нас скоро разгонят». Сердце сжатось и покатилось далеко. Нахлынула темная, мутная, бешеная волна страха. Накоплений — ноль. У дочери плохонькая курточка. У самой последние сапоги в дырах. В холодильнике еды на день. Начальство помалкивало, день прошел, никого не уволили. Я задержалась на работе, обдумывая, идти или нет в центральный сквер. Здравый смысл разъяснял: этого делать не надо. Но чувство, щемящее, сладкое, влекло. Я вышла, думаю, пройду мимо, посмотрю. Пришла ровно в восемь, минут пять посидела на лавочке, никого. Стала подмерзать. Зашла в магазин, держу лавочку в пале зрения, сквозь витрину. Благо это место под фонарем. Полчаса — никого похожего на Петю. Я прошествовала мимо лавочки. Нет, не пришел. Закипела обида. Слезы потекли. Внутренний голос укорял; Каму ты нужна, толстая старая баба. Тебе сорок пять! А ему лет тридцать шесть или семь. Он завтра же тебя бросит. Да какое завтра! Бросил уже сегодня! На следующий день после работы меня подмывало пройти мимо условленной скамейки. Я уступила. Иду, вижу: в конусе света стоит Петя, держит букетик цветов. Увидев меня, бросился навстречу. «Какая вы молодец! Пришли!» Я промямлила, что, мол, случайно проходила, работаю рядом, это мой маршрут. Петя улыбался, излучат радость: «Задержали вчера на работе, не смог вырваться. Извините. А я думаю, рискну, приду сегодня. Вдруг повезет, вы мои мысли прочтете. И получилось». Я не могла сердиться. Струйка интенсивного переживания втекала в сердце. «Пойдемте в кино, я билеты купил». Пошли в кино. После этого встречались каждый день две недели, и он пригласил меня к себе. Первый раз поцеловал, как вошли в подъезд. Целовались на каждой площадке. Сердце стучало, как в юности, гулко и страстно. Обалдеть. Не ожидаю от себя. Ничего никуда не пропало. Энергия так и распирает изнутри. Откуда она берется ? Я ведь еле ноги таскала последние годы! Он шумно отпирал дверь ключом. А ведь ты ничего о нем не знаешь. Где он, что, женат, не женат? Да женат конечно же. Мы вошли к нему. «Ты женат?» — спросила я. «Нет, — ответил он, — но был». Я отравилась в ванную. Вернулась в спальню. «Выключи свет», — попросила я. Я себя стеснялась. Мне казалось, я слишком толстая. Да что казалось — так и было. Бедра огромные. Спина неохватная. Петр шептал: «Милая, родная, удивительная, замечательная». Он поста-вил ритмичную музыку. Ударные врывались в кровь, как шампанское. «Мне нравится, что ты такая большая. На тебе можно заблудиться», — говорил Петр.
... Вскоре я пригласила его к себе и познакомила с дочерью. Показалось, дочери он понравился. Будто груз с души свалился. Я переехала к нему. Чувствовала себя счастливой. «А ты выучись на другую профессию. — посоветовал Петр. — Уволят, а тебе и дела нет». Он дал денег, и я прошла курс на декоратора. Пролетела зима за ней весна и лето. Наступила осень, выпал ранний снег. Я шла с работы, было еще светло. Рябина попадала на тротуар. Она лопалась под ногами. Походило на раздавленные морские звезды. Петр встретил у работы: «Знаешь, какая штука. Квартира, где мы жили, принадлежит моему младшему брату. Он вышел, в общем, освободился, понимаешь, и будет жить там. Может, у тебя поживем пока, потом снимем квартиру и уедем». «Конечно», — сказала я. И это было ошибкой. С дочерью Петр повел себя властно и даже грубо. Объявил ей: «Ты переедешь из большой комнаты в маленькую». Мне сказал: «Она тебе на шею села, ты не видишь? Веревки из тебя вьет. Ты надрываешься, а она бездельничает». — «Она учится». — «Учится?! Пусть и работает».
И чем дальше, тем хуже: по всякому поводу разногласия, обиды, крик и слезы. Петр наконец потребовал: «Или я, или дочь». Вроде неглупый человек, а такие вопросы ставит. Скорее всего, надоело ему это вес, и он ушел, не дожидаясь ответа. Потому что ответ был ясен. И он закрыл за собой дверь. Я погоревала, но я уже была другой. Я ходила с поднятой головой. Теперь в двери автобуса я просто входила, и все расступались. Или будто расступались, я не видела никого. Я не боялась потерять работу. Если есть силы, все по плечу. Силы будут, они явятся, когда это действительно нужно».
Морские звезды.jpg
Морские звезды.jpg (47.64 КБ) Просмотров: 1773

После сорока лет индикатором отношений служат линия Солнца (2-я вертикаль) и входящие в нее наклонные линии.
Линия влияния входит в линию Солнца в возрасте 45 лет и блокируется двумя косыми, которые читаются как материальные и/или семейные обстоятельства, препятствующие отношениям (рис. 4, л. влияния — желтый, л. Солнца — оранжевый, косые линии — красный).
Меж тем по руке отношения не обязательно должны прерваться.
Через небольшое ослабление 2-я вертикаль продолжена.
Надо было просто снять квартиру и жить дальше.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#6 АРОН » 10.03.2015, 17:04

Персональное облако

«Стук в дверь. «Да, — сказала я, — войдите». Никто, однако, не вошел. Я просматривала бумаги. Отвела утомленный взгляд в окно. В белой голубизне некоторое время плыли цифры, по инерции унесенные глазами с бумаги. Но скоро они растворились в небесном веществе. Появилось облачко — шарик, две темные точки — как глаза. Что-то это напоминало, не могла вспомнить. Это зацепило, засело в голове. За дверью слышались голоса. Дверь наконец отворилась, вошла помощница Надя с подносом в руках. На нем белоснежная чашка с прозрачным дымком пара. «Ваш кофе». Следом за Надей в кабинет протиснулся — дверь была для него узковата — замзав смежного отдела. Он обычно говаривал: «Ста килограмм я достиг еще в годы счастливого советского детства и с тех пор храню вес как воспоминание». Он был в курсе всего, что происходило в компании. Он знал все обо всех и много чего еще: от цен на участки и квадратные метры и что одежду лучше покупать на распродажах в Австрии, что раз в неделю надо обязательно есть яичницу с салом, чтобы не скрипели суставы, на какой диете следует сидеть, чтобы не потерять ни одного килограмма, обязательно сходить на Миронова, непременно заглянуть в «Et Сetera» к Калягину, чтобы увидеть, как любопытно обустроен зал. Те, к кому он заходил, потом недосчитывались часа рабочего времени. Он шумно подошел к окну: «Смотри-ка, какой колобок по небу катит». — «Действительно, колобок! А я гляжу и никак не могу сообразить, на что это похоже». — «Вот что я вам скажу, и это совершенно точно, — продолжил он. — Я как увижу в небе облако в форме носа, так меня тотчас вызовет начальство и осчастливит какой-нибудь дурацкой задачей». — «При чем здесь нос?» — «Загадка неразрешимая, как одноименная повесть Гоголя». — «Кофе хотите, Александр Павлович?» — «Нет, благодарю вас. Какие-то злые языки утверждают, что он повышает давление, а я мог бы им со всем коллективом поделиться. Но в вашем случае, — Александр Павлович поднял палец, — все гораздо проще». — «Что вы имеете в виду?» — «Этот ваш колобок в небе явно говорит о том, что вас пошлют в командировку». — «Да будет вам, Александр Павлович!» — «Да это совершенно очевидно, очам видно: колобок — примета путешествия». — «Как-то вы упрощаете». — «Это я люблю. А чего усложнять, когда все ясно». — «Да так уж и ясно?» — «Вполне». — «А почему ж тогда с носом не ясно?» — «А вот с носом не ясно. Бывают такие знаки, что весь ум обломаешь, а до сути не докопаешься. Хотя есть у меня один знакомый, физик, Саша Магатаев, так вот он про «Нос» Гоголя все понял». — «Что же он понял?» — «Нет, пусть он сам об этом скажет». — «Так вы, Александр Павлович, еще и спец по приметам!» — «Ну спец не спец, а какие-то вещи читаю. С вашим колобком, например, все прозрачно: отправят вас в длительную командировку». — «Да почему ж с моим, с чего вы взяли, что это мое личное облако? Оно вон над всей компанией висит, да что компания — над всей Москвой. Что же, вся столица вот так возьмет и сорвется с места?» Александр Павлович посмотрел на меня особо: «Не зря про вас говорят, Наталья Николаевна». — «Что говорят?» — «Что вы умны». — «Какая утонченная лесть, ну, Александр Павлович». — «В моем случае скорее утолщенная. — Смеясь, Александр Павлович щедро задвигал горой своего живота. — Но, — Александр Павлович остановился, посерьезнел, вновь поднял указательный палец, — в данном случае вы ошибаетесь». — «То есть?» — «Тут вот какое дело, и оно опять простое. Не важно, что облако плывет над всем городом, важно, что именно вы на него взглянули». — «Да мало ли людей на него взглянули», — возразила я. «Подождите, Наталья Николаевна, вот, — он указал в небо. Я посмотрела туда же. От колобка не осталось следа. — Вот, смотрите, растаяло облако. Ничего не осталось. Оно появилось на несколько минут, может быть, секунд, именно в этот момент вы на него смотрите и отмечаете, что оно на что-то похоже. Это вас занимает, вы думаете об этом, тут захожу я и открываю вам, что оно похоже на колобок, и вы это подтверждаете. Вы узнаете образ. У вас была скрытая ассоциация. И в этом вся штука. Да, многие глядят на облако, но не видят, не думают, не находят связи. А раз вы посмотрели и узнали, это для вас, это ваше. Вам. — Александр Павлович на секунду умолк. — Потому что вот тут, — он согнул палец и постучал им себе по затылку, — потому что вот тут хранятся все сведения о вашем будущем. Это скрытое знание и вбросило вам образ колобка, когда вы увидели облако, чтобы таким манером сообщить сознанию о том, что его ждет». — «А как меня не пошлют в командировку, что вы тогда скажете?» — «Не пошлют, тогда и скажем». Вечером того же дня меня вызвал начальник и предложил отправиться в Питер. «Мы создаем там новую структуру, ваше участие представляется нам чрезвычайно эффективным». Я согласилась. Я зашла к Александру Павловичу: «Признайтесь, вы просто знали. Облако тут ни при чем». — «Ничего я не знал», — энергично отрицал все Александр Павлович, но при этом хитро улыбался. В Петербурге за счет компании я сняла хорошую квартиру недалеко от центра. Город меня принял, все восемь месяцев была прекрасная погода».
1.jpg
1.jpg (45.42 КБ) Просмотров: 1712
2.jpg
2.jpg (51.48 КБ) Просмотров: 1712

От дополнительной линии Солнца отходит ветвь и образует треугольную конструкцию (рис. 4, линия Солнца — желтый, ветвь и треугольник — красный). Ветвь — это длительная поездка по работе в возрасте 42— 43 лет. Треугольничек толкуется как приобретение или получение недвижимости, в данном случае аренда жилья. Второе значение треугольника — достижения в работе благодаря способностям.

Владимир Финогеев 08.10.2012 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 767
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#7 АРОН » 18.04.2015, 20:24

Приглашение

«Саша, сын, полез в почтовый ящик и извлек письмо. Белый конверт. Давно никто не писал писем — не то время. Сердце екнуло: что там? Открыли, внутри — желтый листок. Бланк. «Что это?» Я всмотрелась: «От салона «Арт Шеваль де Сомюр» приглашение участвовать в конкурсе работ, посвященных лошадям. Они, наверное, увидели твои работы в Интернете. Мне кажется, надо заполнить и отослать. Это самая престижная международная выставка художественных работ, посвященная лошадям. Ты как?» — «Я — за». Потом началась переписка. Они просили прислать им восемь работ, из которых две будут отобраны на конкурс. Саша отослал. Он не включил в число двух работ одну уже известную фотоработу, которая называется «Ветер в гриве». Она была уже опубликована, ему показалось, надо что-то новое. Они, однако, попросили включить именно ее. Саша так и сделал. После еще ряда формальностей мы вылетели во Францию. Из аэропорта отправились на вокзал и выехали в Сомюр. Были на месте через два часа. Городок расположен на Луаре. Луара в этом месте разделяется на два рукава и образует остров. На нем часть города и отель «Адажио», в котором мы остановились. Город тих, мил и живописен. На левом берегу старинный замок. Замок, правда, был закрыт на реставрацию, и внутрь мы не попали. В глубоком рву, окружавшем стены замка, жили кролики. Серые ушастики в огромном количестве сновали по зеленой травке. Город знаменит своими пещерами, в которых хранится вино. В пещерах идеальные условия для хранения: температура 8 градусов, каменный дух земли, покой, остановившееся время — все благотворно действует на жидкую истину вина.Александр был назван в числе победителей, получил диплом, плакетку с названием конкурса и бутылку какого-то сверхъестественного шампанского. После был прием в ресторане «Бюве Ладубай», расположенном как раз в пещере. Обед при свечах, музыка, поздравления — все врезается в сердце.Потом вылетели в Париж. У нас было три дня, я решила показать Саше мои любимые места в Париже: Сорбонну, школу Марии Склодовской-Кюри, Пантеон. Наступил день обратного вылета. Рейс был ранний. Мы спустились вниз, было еще темно. Портье удивленно произнес, поглядывая на часы: «Странно, почему булочник не явился в свое обычное время? Уже четверть седьмого, а его нет». Мы также были в тревоге: такси, которое мы вызвали на шесть, не пришло. Администратор разрешил загадку: «Господа, вы забыли перевести свои часы на час назад, на зимнее время». Через час выехали в аэропорт. Сдали багаж, прошли границу, вдруг я замечаю девушку в форме и вокруг нее толпу пассажиров. Пытаюсь подойти ближе, услышать, что она говорит, не очень понимаю. Тут стоящий рядом молодой человек улыбнулся, заговорил по-русски с акцентом: «Рейс отменен, нам дадут другой самолет. Они позже объявят». «Спасибо», — поблагодарила я. Мы стали ждать. Вскоре прозвучало объявление, мы подошли к стойке — тот француз уже был там, он опять улыбнулся. Я улыбнулась в ответ. Нам дали места в самолете, было сказано, что рейс отправится вечером, около четырех. Выдали талоны на обед. Аэропорт мы не могли покинуть, так как были уже за границей. Неплохо провели время: был обеспечен доступ в Интернет, мы посидели в кафе, наконец всех пригласили в самолет. Пошли к рукаву, и вновь впереди нас тот молодой человек, он оглянулся, подмигнул. В самолете оказалось, что я сижу рядом с ним. Мы периодически улыбались друг другу, но не разговаривали. Он сидел за компьютером, я заснула. Проснулась, стала читать. Он заглядывал в книгу, пытаясь узнать, что я читаю, уронил ручку, я ее достала. Ну вот и все, ничего такого. Приземлились в Москве, прошли паспортный контроль и всё как-то вместе с этим парнем. Он держится рядом. Он вдруг привлек мое внимание к вывеске, висевшей наверху. Она гласила, что в Москве проходит выставка упаковки. Он сказал, что работает в упаковочном бизнесе и едет на эту выставку. «Интересно, —сказала я, — а я знаю директора этой выставки». «Познакомьте», — попросил он. «С удовольствием». — «Вас встречают?» — спросил он. «Да, — сказала я. — А вас?» «Нет», — сказал он. «Хотите, я вас подвезу?» — предложила я. «Хочу», — сказал он. Потом выяснилось, что мой багаж утерян. Он вез багаж с собой и избежал этой участи. «Надо оформить претензии», — сказала я. «Я подожду», — сказал он. Через полчаса выехали. Он попросил остановить у «Динамо». Мы расстались, перед этим обменялись телефонами. Когда я приехала домой, он уже прислал эсэмэску. Потом мы встретились в каком-то кафе. Он рассказал свою историю. «Я из бедной семьи, родился в крестьянской семье, фермерской. Католик. С детства — чудовищное чувство вины. Пел в церковном хоре, играл на органе, ощущал свое ничтожество и полную греховность. Но в шестнадцать взбунтовался и сбежал в Англию. Я понял, что хочу вырваться из коробочки». — «Из чего вырваться?» — «Из коробочки. Так у нас говорят, во Франции. Все живут в своих коробочках, если ты родился в каком-то сословии, то из него не выпрыгнешь. В семье фермера быть тебе фермером, и путь твой предопределен. Я хотел убежать от этого. Я работал, учился, во всем себе отказывал. Теперь у меня два высших образования и два завода по упаковочному оборудованию, и еще я читаю лекции в университетах. Я свободен». Я удивилась этой истории и будто впервые увидела этого человека. Все перевернулось, не знаю отчего. Может, совпало, что он человек идеи и у меня была идея: я хотела походить на Марию Склодовскую-Кюри и сделать что-нибудь важное в жизни. Я увидела, что у него правильные и благородные черты лица, синие глаза, черные волосы, он хорошо сложен и привлекателен. И я влюбилась. И у нас начались отношения. Я понимала некую бесперспективность, но до поры не думала о том. Я была старше, и я ни при каких условиях не уеду из России, я не хочу жить ни во Франции, ни еще где бы то ни было. И еще я жила сегодняшним днем. После смерти брата это началось. Когда вот вчера он был, а сегодня его нет, я поняла, что есть только сейчас, что надо сегодня успеть сказать спасибо, помочь или улыбнуться. Это надо сделать сегодня, так как завтра может не наступить. А Жак был стратегом, он планировал на годы вперед: что вот он женится, родит четверых, жена будет католичкой и жить с ним там, где живет он. Разрыв, хоть был ожидаем, пришел неожиданно и нетривиально. Он прислал эсэмэску, что нашел другую девушку, моложе и готовую уехать с ним. Просто, буднично. Без скандалов. И как-то это ударило очень сильно, до слез, до кома в горле и боли в сердце. Через год прошло».
1.jpg
1.jpg (58.98 КБ) Просмотров: 1681
2.jpg
2.jpg (90.26 КБ) Просмотров: 1681

Знаки достаточно наглядны. Линия влияния пересекает вертикаль (рис. 4, л. влияния — желтый, вертикаль — оранжевый), и это предсказывает непродолжительность отношений. Кроме этого линия влияния формирует небольшой островок (рис. 4, синий) в своем окончании, что свидетельствует о переживаниях после разрыва.

Владимир Финогеев 17.11.2008 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 767
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#8 Admin » 05.05.2015, 13:45

Рука времени

«Я подняла руку — машина тормознула. Я не заметила, откуда она взялась, видимо, была ближе, а я смотрела вдаль. Машин было много. Это было серое авто, марку я затруднилась определить. Окно открылось, я просунула голову: «В центр подбросите?» Я назвала улицу. «Садитесь». Я приземлилась на переднее сиденье, рядом с водителем. Машина плавно, но стремительно не въехала — впорхнула в поток. «Ловко», — подумала я. Взглянула на водителя. Волосы черные, на висках — проседь. Глаза живые. Правильные черты лица удивительно располагали. К нему необъяснимо влекло. Мы еще словом не обмолвились, а во мне вспыхнуло убеждение, что это мой человек. При этом он был совершенно не моего типа мужчина. Мне нравятся высокие голубоглазые блондины. А вот поди ж ты. И откуда это приходит? Почему? Зачем? Неизвестно. Он заулыбался, будто читал мысли. При этом он успевал смотреть во все стороны. Машина скользила по дороге, перестраиваясь так плавно, будто меняла форму: где надо — вытягивалась, где-то — сплющивалась или становилась короче. «Вы божественно водите машину», — сказала я. Он усмехнулся: «Я знаю». Я спросила: «А я могу научиться водить так же?» «Как я — нет, — ответил он, — но хорошо научиться водить машину можно». — «А можете дать несколько уроков?» — «Конечно». — «Вот мой номер телефона», — сказала я, протягивая карточку. Он взял. Был краток: «Я позвоню». Оставшееся время мы ехали в невидимом тумане медленного восторга. Дома перед зеркалом я произнесла: «Если я себя правильно понимаю, это любовь с первого взгляда». Он позвонил дня через два. Мы поехали учиться водить. Надо сказать, что я уже водила машину. Я прошла обучение на курсах, но чувствовала себя за рулем неуверенно. Он заехал за мной на работу. Покинул водительское сиденье, сказал: «Садись за руль». Меня обдало горячей волной. «Что, прямо здесь?» — «Да». Я села. «Трогай». Я поехала. Он был невозмутим. Как потом выяснилось, он когда-то преподавал водительское мастерство. Был профессионал. «Слушай, — сказал он, — ты должна слиться с машиной в единое целое. Автомобиль — это не груда железа, это живое существо». «Но как это сделать?» — произнесла я, лихорадочно шаря взглядом по набегающей на меня серой ленте дороги. «Хорошо, прижмись к обочине и остановись». Я остановилась. «Ничего особенного делать не надо. Просто представь, что корпус машины — это продолжение тебя. Не надо напрягаться. Это не экзамен, и никто от тебя ничего не требует. Не надо силой вдавливать свое тело в автомобиль, чтобы тут же почувствовать, как твоя печень сливается с карбюратором. Для начала просто поговори с автомобилем. Ну как со мной. Ведь я тебя пойму и так, словами, и тебе не обязательно засовывать губы внутрь моего черепа. «А что сказать?» — «Скажи правду». — «Какую правду?» — «Ну, что она тебе нравится, ведь это правда?» — «Да, правда, она красивая». — «Вот. Что ты на нее надеешься, что ты ее уважаешь. Скажи, что ты одной с ней крови, поговори с двигателем, поршнями, спроси, как дела. Легко, без напряга. Ничего не ожидай, никаких ответов, знаков, ощущений. — Он хитро прищурился: — Во всяком случае, пока». Я мысленно поговорила с машиной. Я ничего особенного не почувствовала, разве что мне стало легче, и машина сделалась немного компактнее, до этого она была большего размера. Но это, разумеется, плод воображения, сказала я сама себе. Случилось еще кое-что: пропал страх. Возникло новое чувство, в общих чертах его можно было назвать предвкушением удовольствия. «Ну что, прокатимся?» — сказала я. «Вот это другой разговор». Мы поехали. Он учил меня водить полтора месяца. Каждый день я ощущала и находила подтверждение своей влюбленности не только в себе, но и в моем учителе. Глаза его светились, голос исполнился новых тембров. «Я люблю тебя», — читала я в его глазах и слышала в его голосе. Ну и в один прекрасный день уроки перешли в интимную сферу. Казалось, должна была наступить новая фаза в отношениях. После стольких лет наконец появился человек, который совпал с чем-то самым глубоким, самым важным. Человек, с которым было легко. Я видела, что ему также хорошо со мной. Вместо нового длилась инерция предыдущего состояния. Он молчал, ничего не говорил. Я предложила попробовать пожить вместе. Он сказал: «Я дал тебе самое лучшее, научил тебя ездить. Что еще я могу тебе дать?» Неожиданный ответ озадачил: «Это единственное, что тебя останавливает?» «Нет», — ответил он. «Что же?» — «Есть некоторые обстоятельства». — «Что это за обстоятельства?» — «Во-первых, возраст — я значительно старше тебя». — «Я не вижу в этом препятствия. Со временем я догоню тебя, и мы будем одного возраста». — «Мысль, конечно, интересная, но есть еще кое-что». В ту же секунду я знала, что он скажет. Темная мягкая вспышка — и я знала. «Я женат, — сказал он. — И я не хочу ничего менять». Я смутно догадывалась, что это так, но отгоняла от себя эту мысль. Острый укол в сердце, что-то рвется в душе, слезы подступают к глазам. Надо отвлечься, надо что-то сделать. Подойти к окну, взглянуть на улицу, деревья, небо. Небо было затянуто облаками. Облака напоминали рыбью чешую. Осталось выяснить, где рыба. «В общем...» — я повернулась от окна. «В общем, все остается по-старому», — закончил он. Я хотела сказать противоположное тому. Я медлила, потому что прошлое еще не хотело расстаться с настоящим. «Хорошо, — сказала я, — пусть все остается по-старому. Кроме одного условия». «Какого же?» — спросил он. «Интима больше не будет». Глаза его потемнели. Отношения продолжались, и это, конечно, были другие отношения. Мы стали реже видеться, мы внешне стали друзьями. Прошло несколько лет. Со временем выяснилось третье обстоятельство — он выпивал. Он приезжал ко мне выпив — он не особенно пьянел. Вел себя нормально. Он иногда закусывал, иногда нет, потом ложился и засыпал. Часа через два просыпался и уезжал домой. Я видела, ему больно. Но его боль нисколько не лечила мою. Я иногда возвращалась назад, в тот миг, когда я подняла руку, чтобы поймать машину. Я сделала это бездумно, легко, но именно с этого незначительного жеста началась совершенно другая история».
1.jpg
1.jpg (72.98 КБ) Просмотров: 1666

На левой руке линия влияния входит во фрагмент линии Солнца (рис. 4, л. влияния — желтый, л. Солнца — оранжевый). Эта точка маркирует 29—30 лет. Из поля 1 (зона Венеры) следует поперечная, которая пересекает соединения линии влияния и Солнца (рис. 4, красный). Это указание на то, что партнер женат, так как поле 1 — это поле родственников. Обратите внимание: линия влияния входит не в линию Солнца, а в небольшой ее отрезок, небольшая длина которого определяет и непродолжительность отношений. Счастье было недолгим, так как линию Солнца называют линией счастья.

В.Финогеев 20.12.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#9 Admin » 12.05.2015, 14:02

Связь

«Турция, Кемер, мы с подругой на пляже. С нами двое наших детей, две девочки. Лазурь моря. На небе ни облачка. Кругом апельсиновый сок солнца. Дети плещутся в бассейне. Мы с подругой перебрасываемся словами. Каждое слово оттеняет состояние кайфа, поскольку идет от него. Хорошо. Непроизвольно оглядываюсь. Идет молодой парень, красавец с белозубой улыбкой. Подруга говорит: «Глаз с тебя не сводит. Сейчас подойдет и спросит, как пройти к морю». — «Вряд ли, слишком умен для этого». Он приближается, не отводя взгляда. Я чувствую невидимую дугу, возникающую между двумя противоположными зарядами. Подходит, наклоняется, говорит: «Здравствуйте, можно угостить вас коктейлем?» — «Можно», — говорю я. «Нельзя», — говорит подруга. «Извините?» Молодой человек смотрит на нее. Я смеюсь: «Можно, можно, только без алкоголя». Он пружинисто распрямляется, исчезает. Подруга говорит: «Как думаешь, кто он? Говорит почти без акцента». — «Думаю, грузин». — «Пожалуй, — соглашается подруга, — это их тип. Они красавцы. А этот очень обаятелен». — «И мужественен», — добавляю я. Молодой человек возвращается, протягивает два бокала с зонтиками. Они запотели. Холодное освежающее питье. «Спасибо». — «Вы уже давно здесь отдыхаете?» — «Три дня». — «Вам здесь нравится?» — «Очень. Мое любимое место. Обожаю его. Особенно сосны. Растут из камней, это удивительно». — «У нас в Батуми тоже неплохо». — «О, Батуми, знаем, конечно. Прекрасное место». Молодой человек восхищенно смотрел на меня: «Приходите вечером на берег моря». — «Приду», — сказала я. Вечером мы сидели за столиком у моря. Солнце садилось, горы растворялись в пространстве, вода играла непередаваемыми оттенками цвета: лиловые, бордовые, фиолетовые пятна. «Посмотрите, как красиво», — сказал он. «Да это картина Самого Великого живописца». — «Прекрасно сказано, а кто вы по профессии?» — «Психолог», — сказала я. «Да что вы? А у меня как раз в последнее время что-то не ладится, особенно в переговорах, дадите советы?» Я провела небольшой ликбез. «Когда говорите, смотрите собеседнику не в глаза, а на точку на галстуке, на узел. Окончив речь, резко посмотрите в глаза. Обращайте внимание на жесты. Собеседник касается носа, трет глаз, теребит ухо — врет. Стучит пальцами по столу — незаинтересован. Потирает подбородок — принимает решение. Откинулся назад, открыл ладони — переговоры идут успешно». — «Спасибо, как здорово, что я все-таки переехал в этот отель. У меня был другой, рядом. Но меня потянуло в этот с огромной силой. Удивительно». С этого времени молодой человек «прилип» ко мне. Куда я, туда и он. Дочь стала ревновать. Раньше убегала, теперь не отходит, старается влезть между нами. Хотя с ее отцом мы развелись. Через неделю мы уезжали. Наши отношения остались платоническими. Мы простились. Но он звонил каждый день. Через два месяца пригласил меня еще раз в Кемер, но в другой отель, на неделю. Я была влюблена, согласилась. Мы сделались близки. После этого он пригласил меня к себе в Батуми. Перед вылетом снится сон. Я будто еду на дачу к одной знакомой в Грузию. Приезжаем, вместо дачи огромное дерево, полое внутри. Я захожу, вижу свою бабушку, Царствие ей Небесное. Вдруг дом-дерево начинает вращаться, крутиться, все падает, разрушается, превращается в хаос. Бабушка говорит мне: «А ведь ты скоро умрешь». — «Как так?» — «Да-да — умрешь». — «Бабушка, мне нельзя, у меня дочь еще маленькая. Нельзя умирать. Сделай что-нибудь». — «Хорошо, — бросает бабушка, — я попробую. Сделаю через сигарету». Я просыпаюсь. Закрадывается тревога. И что означают последние слова «через сигарету»? Я полетела в Батуми. В самолете сидела рядом с одним пожилым аджарцем. Разговорились. Вспоминали прежние времена, говорили об обычаях. «У нас так: первый день — ты гость, второй день — гость, третий день — жена». Еще в зале получения багажа появился мой знакомый. Как он проник — неизвестно. Он был в костюме, галстуке. С огромным букетом цветов. «Как он вас встречает, — шепнул аджарец-попутчик, — у нас не принято проявлять свои чувства. Видать, сильно любит». Мы приехали в его дом. Дом не в самом Батуми, рядом. Из окна дивный вид на горную реку. На четвертый день ночью началась война с Осетией. Всю ночь летали самолеты. Бомбили Поти. «Мне надо уезжать», — сказала я. Его родители говорят: «Зачем, ничего страшного, оставайтесь, все обойдется». Я живу день, другой, потом вдруг раз — все стало ясно. Я говорю: «Я немедленно уезжаю, ты проводишь?» — «Конечно». Я мгновенно собрала вещи. Его отец расстроился: «Куда ты? Зачем? И без подарков, неужели ничего не возьмешь?» Самолетного сообщения с Россией уже не было. «Слушай, — говорит мой знакомый, — надо через турецкую границу до Стамбула добраться, оттуда вылетишь в Москву». Мы пересекли границу с Турцией ночью. Потом долго на автобусе добирались до Стамбула. Оттуда вылетела в Москву. Он вернулся в Батуми. Потом позвонил, рассказал: «Знаешь, как только мы с тобой пересекли грузино-турецкую границу, ее закрыли, буквально через два часа». Я поежилась. Что бы было, если бы не послушалась внутреннего импульса? Что же такое имела в виду бабушка под сигаретой? Может, Стамбул, сведенный к символу колонны Константина. Ее называют обожженной колонной, она пострадала от множественных пожаров, но уцелела».
1.jpg
1.jpg (44.88 КБ) Просмотров: 1649
2.jpg
2.jpg (153.22 КБ) Просмотров: 1649

Линия влияния на правой руке начинается в 39 лет, следует в восьмое поле и пересекает все линии Солнца (рис. 4, линия влияния — желтый, линии Солнца — оранжевый), что указывает на то, что отношения не перспективны. В седьмом поле наблюдается призматическая форма (рис. 4, голубой). Знак выражает покровительство, защиту высших сил, контакты с ними. На данной руке, демонстрирующей повышенную чувствительность, — осознанные экстрасенсорные способности.

Владимир Финогеев 16.01.2012 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#10 Admin » 16.05.2015, 19:38

Случайное совКадение.

«В электричке мне прищемило руку дверью. Юркнула внутрь в последний момент. Двери сходились. Рука застряла. Я вскрикнула. Двое мужчин разжали двери, я вытащила пальцы. Кисть жгло. Вагон дернулся. Меня отбросило на мужчину, который помог руку вытащить. На того, который остался. Уткнулась ему в грудь. Он от неожиданности меня полуобнял, потом помог выпрямиться. А я опять больным местом приложилась. Я потрясла рукой, слезы навернулись. «Больно?» — кивнул мужчина в сторону руки. «Больно». — «Знаете, был один мыслитель. Он говорят: причина боли в узости мысли». Меня это кольнуло: «Что вы имеете в виду?» Он взмахнул ладонью, отгоняя плохие мысли. Будто уловил их. «До того как вам прищемило пальцы, вы думали обо всем понемногу, о чем хотели. Широко мыслили. Теперь вы ни о чем, кроме как о боли, не думаете. Думаете узко. И эта вынужденная узость причиняет страдание. Это как бы ограничение, а потеря свободы нестерпима». Он говорил так естественно, без позы или желания произвести впечатление—это располагало. Я совершенно успокоилась, ответила: «Что-то я не очень пока понимаю». — «Я сам не сразу усвоил. Но тут можно метод выявить. Например, опять начать мыслить широко. Так, чтобы рука не занимала все ваше внимание, а только малую часть или вообще никакой. Мы же о пальцах не думаем, когда идем куда-нибудь или делаем что-то. Сначала надо увести мысль от этой злополучной двери. Ну, хотя бы в вагон. Там много людей сидят. Все они куда-то едут. У каждого своя история. Они об этих историях своих не помнят. Но эти истории сидят с ними рядом. С художественной точки зрения, это не вагон, а многослойный роман. А мы с вами как раз попали в такой момент, где автор показывает, почему все эти люди оказались в одном вагоне». — «Вы думаете, это не случайно?» — «Не знаю. Не могу решить. Если подумаю — случайно, то так как-то легче на душе. А потом вдруг представляю, что вот один родился тридцать лет назад, другой — сорок, а кто-то — восемнадцать. За эти годы где они только не были, чего только не делали, совершили массу движений — и вдруг сошлись в одном вагоне, сидят все вместе. Не чувствуете необычность этого?» — «Пока нет». Я уже внимательно присматривалась к незнакомцу. Самое обычное лицо. Невыразительное. Из таких, что в глаза не бросаются. Ни черных бровей, ни римского носа с квадратной челюстью. Лица эти текут лентой, не оставляя зарубок в памяти. Брови едва заметны, серые глаза, на подбородке ямка Волосы русые, немного волнистые. Роста среднего. Одет в льняной костюм, под мышкой коричневая папка. Он продолжил: «Это на уровне ощущений. Трудно объяснить. Вообразите, например, где все эти люди были десять минут назад, потом отправимся еще дальше в прошлое: на день, неделю. Это надо представить. Все они были в совершенно различных местах, у них и мысли не было, чтобы сесть в эту электричку. Сколько им предстоит всего сделать. Выполнить то, это, побывать там, тут, и они ни разу не уклонились, все действия в итоге привели их сюда». Я на мгновение уловила что-то непостижимое. Даже жутковатое. Но извлечь это в голову или в слова — пустое дело. Я кивнула: «Да, действительно. Есть какая-то странность». Он покачал головой. «Да. Да. А иногда кажется — ерунда все это. Ничего за этим нет». Он посмотрел в окно. За окном мелькали деревья, столбы, вытягиваясь, переходя одно в другое, тянулись здания. Потом вдруг разрывались—возникали длинные проходы, которые тут же исчезали, но еще длились в памяти. Их сменяли новые здания. Он повернулся: «Ну, как рука?» Я подняла руку. «Действительно, уже не болит. Вы гипнотизер?» Он рассмеялся. «Спасибо, конечно. Но — нет». — «Скажите, а кто автор этой идеи расширения мыслей?» Он стал говорить, поезд резко мотнуло — видимо, поворот пути, — раздался скрежет колес о рельсы, и я не расслышала имя. Резко вошло ощущение загадочности. Какой-то полутайны. Все высветилось необычным светом. Сначала пальцы угодили в двери, потом боль. За ней редкий, странный разговор. Как-то непроизвольно я стала «широко» мыслить, как бы раздалась мыслями вширь. Делать это было радостно. Все благодаря некоему мыслителю, имя которого хотя и было названо, но осталось неизвестным. И так хочется узнать имя. И в то же время не хочется разгадывать загадку. Есть стремление сохранить притягательную неясность будущего, за которым стояло что-то хорошее-хорошее. Было противоречие. Оно легко распуталось. Уму казалось, что все необычно. А по сердцу я этого не чувствовала. Наоборот. Очень все естественно. Такими и должны быть отношения меж людьми. Чтобы и о таких вещах говорить так же легко, без стеснения, как говорится о колбасе, домашних делах, работе, о том, кто как другу чего-нибудь сделал. Поезд въезжал на конечную. Жаль расставаться, было интересно. Я понимала, сейчас мы разойдемся и не увидимся больше. Это так характерно для большого города. Ты видишь встречного в первый и последний раз. А было интересно. Мы вместе вышли на платформу и шли какое-то время рядом, улыбаясь. Открылись ступеньки вниз — переход. И мы опять шли вместе. Нам было по пути. И еще дальше — на площадь. И мы продолжали говорить о том, что хороший день, что не жарко, хотя солнечно. Наконец он остановился: «Вам не сюда?» «Нет, мне туда», — я махнула рукой в другую сторону. «Может, увидимся как-нибудь?» — «Давайте». — «Тогда надо конкретно договориться, а то не увидимся, — сказал он,—давайте махнем в театр». — «А давайте». — «Обменяемся телефонами. — Он полез в карман, вынул визитную карточку. — Вот мои данные». «А вот мой телефон», — я произнесла цифры. Он записал на своей визитке. «Московский, — произнес он, — вы что же, в Москве живете?» — «Да». «Это удивительно», — сказал он. «Почему?» — спросила я. Он указал на карточку. Я взглянула: «Так вы тоже москвич?» — «Я у друга на даче ночевал. Еду домой». — «А я у знакомых, у подруги с мужем. Я вообще на электричках не езжу». — «Да и я тоже. Видите, какое случайное совпадение». Мы покачали головами и рассмеялись. «Знаете, — сказал он, — у меня никогда так легко не получалось говорить с незнакомками. Сам не понимаю, как это вышло».—«И у меня, знаете ли, так не получалось. Так легко и хорошо». И мы опять смеялись. «Меня зовут Кира», — сказала я. «Не может быть, — отвечал он, — меня зовут Кирилл». — «Так не бывает». — «Вот именно». — «Да, я не расслышала, как зовут мыслителя, который нас познакомил». — «Циолковский». — «Циолковский?» — «Да, у него есть работа Очерки о Вселенной. Первая глава называется Нирвана. Вот оттуда. Кстати, обратите внимание, Циолковского зовут Константин, тоже на К». — «Да-да, здорово. Значит, нирвана, говорите?» — «Нирвана». — «Пожалуй!» В тот день мы не смогли расстаться, гуляли и говорили, потом попали в театр. Кирилл проводил домой и уехал сам. Через три месяца разговоров мы поженились. Вместе десять лет».
1.jpg
1.jpg (89.64 КБ) Просмотров: 1627

Линия Влияния входит в линию Солнца (рис. 4, л. Влияния — желтый, л. Солнца — оранжевый), однако последняя связана с фрагментом, уходящим в поле 10—область Сатурна (рис. 4 — синий).
На линии Влияния наблюдается квадратное образование (рис. 4—красный).
В этом поле данный рисунок означает, что партнер занимается наукой или имеет научные интересы, он оригинальный человек.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#11 АРОН » 23.05.2015, 20:58

Тайны перчаток

После лекции преподаватель антропологии Кембриджского университета Майкл Лу Грамон вышел глотнуть свежего воздуха. Стоял погожий весенний день. Дойдя до арочного моста, Майкл оперся на перила и, глядя на движение вод, погрузился в историю антропологии, начиная от Бертильона и кончая самим собой. Стук каблучков вывел его из раздумья. Он вскинул голову и увидел хорошенькую девушку — это была студентка с его курса.
«Доброе утро, профессор», — произнесла девушка, но в ее взгляде было нечто большее. Но что? Майкл глубоко задумался. Что же, черт возьми? Бертильон молчал как рыба. Поравнявшись с ним, девушка уронила перчатку. Это был явный знак. Но знак чего? Что стоит за этим? Откуда-то выплыло: сила притяжения равна произведению гравитационной постоянной на массы притягивающихся тел, деленному на квадрат расстояния между ними. Но Майкл отбросил это без всякого сожаления. Не то.
Он поднял перчатку и хотел было отдать девушке, как вдруг его внимание привлекли какие-то странные складки на поверхности кожи. Майкл остолбенел. Где-то он уже видел эти складки. Но где? Профессор лихорадочно пробежался по всем извилинам коры больших полушарий головного мозга. Ничего. Только одна фраза. Знание бывает двух видов: знать предмет или знать, где он лежит.
Девушка тем временем сделала еще несколько шагов и уронила вторую перчатку. Майкл бросился к ней и поднял. Его ожидало новое потрясение: эта перчатка была значительно легче первой!
Юная леди остановилась, повернулась к Майклу и стояла улыбаясь. В профессоре боролись ученый и джентльмен. Первый убеждал забрать перчатки и немедленно следовать в лабораторию, чтобы их взвесить. Джентльмен призывал сделать совсем противоположное. Победил джентльмен. Майкл подошел к прелестному созданию, поклонился и вежливо проговорил: «Прошу прощения, не могли бы вы продать мне эти перчатки?»
Улыбка на лице девушки стала таять. «Что?! Продать?!» Тут губы ее задрожали, она не смогла ничего вымолвить и бросилась прочь. «Странные существа эти женщины», — подумал Майкл, открывая дверь лаборатории.
При взвешивании оказалось, что левая перчатка тяжелее правой на 27 граммов. Структурный анализ показал, что перчатки были совершенно идентичны по составу. Обмер не выявил никаких отличий. И тем не менее правая была легче. Легче, и все тут.
Последующие несколько недель профессор Грамон производил взвешивание перчаток по возрастным, социальным и половым группам. Результаты были ошеломительными: он констатировал, что если перчатки носились в течение года, то весовое различие между правой и левой перчаткой довольно точно коррелировало с психофизическими и социальными показателями индивида! Независимо от пола и возраста превышение веса правой перчатки от 1 до 30 граммов свидетельствовало о том, что владелец являлся активной, деятельной, целеустремленной личностью с организаторскими способностями или талантом. Он принадлежал к группам населения с высоким социальным статусом или обладал перспективой добиться такового. В целом такой человек характеризовался хорошим психическим и физическим здоровьем.
Утяжеление веса левой перчатки от 1 до 30 граммов, наоборот, указывало на романтичную, иногда оторванную от реальности личность, которая, правда, обладала богатым воображением и творческими возможностями. Такие люди лучше развиваются в художественно-эстетическом и гуманитарном направлениях. Они более аскетичны, в отличие от правоперчаточников, которые любят поесть и повеселиться в хорошей компании. Мечтают о деньгах, которые им нужны не для удовольствия, а для того, чтобы их оставили в покое и они могли заниматься своим любимым делом.
Но самое фантастичное было впереди. Изучая перчатки, профессор обнаружил значительное сходство линий на поверхности перчаток с линиями на ладонях!
1.jpg
1.jpg (121.2 КБ) Просмотров: 1614

Взгляните на рис 1. Вы видите отпечаток правой перчатки ректора Кембриджского университета. Превышение веса по сравнению с левой составило 31 грамм! На отпечатке отлично видна линия жизни. Неплохо просматривается линия судьбы, устремленная к среднему пальцу. Теперь обратите внимание на превосходную линию солнца (рис. 2), обеспечившую высокий общественный и материальный статус владельца.
Но самыми сенсационными явились снимки перчаток в инфракрасном излучении. Метод позволяет выявлять папиллярные узоры на подушечках пальцев (рис. 3). Тем самым открываются возможности полной идентификации личности по перчаткам.
Профессор Майкл Лу Грамон сделал доклад на научном совете университета. Коллеги устроили ему овацию стоя. Результаты были признаны статистически достоверными и прогностически значимыми.

Владимир ФИНОГЕЕВ
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 767
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца

#12 АРОН » 27.05.2015, 16:46

Фарфоровая кошка

«В конце июля выдалось несколько теплых дней. «Поедем ко мне на дачу», — предложил я Гуле. Мы встречались два года. В ее глубоких глазах блеснул свет. Она улыбнулась: «Поедем». Мы покупались, позагорали, к вечеру расположились в доме. Со второго этажа открывался красивый вид. Окна были раскрыты. «Ой, что это?» — спросила Гуля. На полу, возле окна, стояла фарфоровая статуэтка кошки. «Преподнесли на последнем месте работы, когда я уходил». — «Какая прелесть!» Гуля взяла статуэтку, рассматривала ее со всех сторон, гладила ее. «Какая красота! Какая работа!» Она села на диван, прижала кошку к себе. «Обожаю кошек. Как мне хотелось бы иметь такую вещь», — сказала она и выразительно взглянула на меня. Я понял. «Извини, это подарок. Будет неправильно по отношению к тем, кто дарил». — «Да, да, конечно», — вздохнула она, встала, подошла к окну, поставила статуэтку на подоконник. Мы сели на диван, с полчаса говорили о всякой всячине. Смеркалось. Небо синело. «Что-то дует, — произнесла Гуля, — можно я закрою окно?» — «Конечно».
Она стала затворять створки. Послышался удар, звон. Мы вздрогнули. На полу лежала статуэтка. Видимо, Гуля случайно задела ее рамой. «Боже, что я натворила! — всплеснула она руками. — Я не нарочно, я просто не заметила ее». — «Ничего, — сказал я, — ничего страшного». Я поднял кошку: «Видишь, она не разбилась. Она целая». Статуэтка не пострадала, только на полу остались лежать оба уха. «Уши приклеим, и все, не переживай». — «Извини, пожалуйста». Лицо ее выглядело расстроенным, тревожным. Я обнял ее: «Забудь. Пошли лучше пить чай». Когда мы спускались вниз, я подумал: это знак. Что-то будет. Но что именно, где, когда и как — не ясно. На следующий день Гуля ¬уехала. Через два дня раздается звонок. Звонила моя сестра, Лена. У нее дача под Тверью. «Миша, я нашла аиста. У него подбито крыло. Надо спасти. Можешь приехать?» Я сел в машину и выехал. Аист был в крови. Лежал. Бока его быстро вздымались. Я поднял глаза на сестру: «Похоже на огнестрельное ранение, как ты думаешь?» — «Скорее всего». Мы промыли рану. Перебинтовали. «Что будем делать?» — спросила Лена. «Надо отвезти его к ветеринару». Мы стали звонить. В Твери с трудом нашли ветеринара, который согласился посмотреть аиста. «Это не мой профиль, — сказал он, — но насколько я могу судить, перелом костей крыла. Надо в Москву везти, тут мы с этим не справимся, надо рентген делать». — «Что ж, поеду в Москву», — сказал я. «Подожди, его ж кормить чем-то надо. Чего они едят?» Я отправился в луга, насобирал кузнечиков, лягушек. Аист поел. Ему становилось лучше. На второй день он стал вставать. «Поеду», — сказал я. «Давай, я тут посмотрю за ним», — сказала сестра. После долгих поисков я наконец вышел на одну клинику в Балашихе. «Привозите», — сказали они. Я ломал голову, как его привезти, птица большая, размах крыльев полтора метра. Нужен помощник. Я позвонил Гуле. «Поможешь?» — спросил я, рассказав ей дело. «Я бы с радостью, ты знаешь, я люблю животных, но сейчас я не должна уезжать из Москвы». — «Почему?» — «У меня такое чувство, что, если я уеду, что-то случится, что-то нехорошее». — «Ничего не должно случиться, мы же доброе дело делаем. Не пустота же вокруг». Я ее уговорил. По приезде мы нашли картонную коробку. Положили туда сена. Водрузили на сено аиста. Отправились в Москву. Я вел машину. Гуля удерживала аиста в коробке на заднем сиденье. Мы уже двигались в сторону Балашихи, когда у Гули зазвонил телефон. Она ответила. «Как? Не может быть!» — донеслось до моего слуха. Я поглядел в зеркало. Лицо Гули выражало страдание, ужас, из ее глаз текли слезы. Видимо, произошло что-то страшное. Я прижал машину к обочине.
«Что случилось?» — «Мой кот. Он выпал из окна и разбился», — рыдания сотрясали ее. Она едва могла говорить. «Как это случилось?» — «Никто не знает. Его нашли на асфальте возле дома. Отвезли к ветеринару. Тот сказал, шансов — ноль. Множественные повреждения, разрывы внутренних органов, перелом челюсти, мозг поврежден. Я знала, что не надо ехать. Если бы я осталась, этого бы не было». Она замолчала. У Гули был кот — британец, красавец и очень умное существо. Как он мог упасть? Она говорила, он любил сидеть на открытой форточке. Гуля жила на седьмом этаже. Может, порыв ветра закрыл форточку, и она его столкнула? Возможно. Но что случилось на самом деле, остается только гадать. Гуля продолжила: «Сестра звонила. Спрашивала, усыплять кота или делать операцию. Врач говорит, если он не умрет на столе, то мучительно умрет позже». Я молчал, предоставляя Гуле решить. Она горько вздохнула: «Наверное, надо усыпить, что же он, бедненький, будет мучиться». — «Да, наверное». Гуля позвонила: «Пусть усыпляют». Мы поехали дальше и привезли аиста в клинику. «Сколько я вам буду должен за осмотр, лечение и операцию, если она понадобится?» — спросил я. «Если вы нам его отдаете, то все расходы берем на себя». — «Конечно, мне негде его держать». — «Спасибо вам. Вы хорошее дело делаете, благое». Я повез Гулю домой. Я видел, ей было физически плохо. Следующие два дня она была будто в состоянии транса, она будто куда-то погрузилась или находилась в каких-то неведомых местах и занималась каким-то тайным делом, она молилась. Вдруг она говорит: «Мой кот жив». Я не сразу смог ответить: «Почему ты так решила?» — «Мне приснился сон. Он пришел ко мне, ласкался. Я это ясно видела. Он жив». — «Боюсь, это только сон. Ему же сделали укол. Так что...» — «Нет, он точно жив, — сказала она, — я чувствую». Я погладил ее по плечу, что скажешь. Вдруг зазвонил телефон. Звонили из клиники в Балашихе: «К сожалению, у аиста раздроблено сочленение крыла, летать он не будет. Мы поместим его в питомник, будем заботиться». — «Мы вам тоже чем-нибудь поможем, — сказал я, — спасибо». А потом был звонок из клиники, где должны были усыпить кота. Случилось что-то странное. Врач, который делал укол, ввел слишком малую дозу. Кот не умер, а проспал два дня. Проснулся в неплохом состоянии. Далее выяснилось, что разрывов внутренних органов нет. Челюсть не разбита, а выбита. Мозг не поврежден. Сломана только одна лапа. Будет жить. Бывают же чудеса на свете».
1.jpg
1.jpg (58.01 КБ) Просмотров: 1610
2.jpg
2.jpg (59.76 КБ) Просмотров: 1610

На правой руке линия Солнца делает вилочку, одна ветвь следует в поле среднего пальца (зона Сатурна) (рис. 4, линия Солнца — желтый, ветвь — оранжевый). Одно из значений знака — способность идти на жертвы ради природы и животных, любовь к природе, также стремление постичь тайный смысл вещей.

Владимир Финогеев 24.09.2012г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 767
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 2 месяца


Вернуться в Линия Солнца.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость

cron