Оба родителя...

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Родители на руках детей.

Описание: Все по теме.

#1 АРОН » 22.03.2015, 14:14

Пока меня не было.

«Меня не было. Мать возвращалась с работы. Ходить ей было уже тяжело, но она ходила и работала до последнего дня. Было такое время в стране. Петроград. Тысяча девятьсот двадцатый год. Октябрь.
Мы жили за Невской заставой. Недалеко от церкви, называемой «Кулич и Пасха». В косых лучах солнца чернеют деревья. Прохожих немного. Люди ходят медленно. Купола, шпили, дома с колоннами, прямые как стрелы улицы все сделалось далеким, чужим, не относящимся к жизни. Призрачным. Не существующим. Как золото солнечного света. Реален — голод, тяжесть в ногах, свинец вопроса: что будет завтра?
Впереди маячила спина мужчины. Он шел согнувшись, едва переставляя ноги. Мать догнала его. Это был старик. Волосы падают на воротник старого засаленного пальто. Ноги в сапогах, обмотанных тряпкой. За спиной — котомка. В руке — посох. Мать оглянулась. Взгляд выхватил резкий нос, темные глазницы. Вдруг обозначились пронзительные глаза. В них вспыхнул багровый огонек — отблеск заката. Как недобрый уголек. Мать передернула плечами: Господи, помилуй! Ускорила шаг. Она удалялась, но прилип к затылку неприятный холодок и скользнула по спине влажная змейка. Перед поворотом за угол оглянулась. Старик смотрел на нее. Мать рванулась вбок, скрылась за домом. Выдохнула с облегчением: Фу! Миновала соборы. Булыжник, по которому где-то внизу шли ноги, уже был объят тьмою, но небо оставалось светлым. На черной луковице храма сиял, горел крест.
Выплыла картина венчания с мужем. Яркие шарики свеч, скорбные лики в матовых окладах, праздничная риза священника. Гулкое, чуткое пространство, в нем — треск воска, скрип песка под подошвами, шуршание платья, запах ладана и торжественный молебен, летящий ввысь. Свеча падает из руки мужа, ломается, но не распадается — скреплена фитилем. Служитель наклоняется, подает свечу мужу. Смотрит одобряюще, тихо говорит: «Сотворит Господь по милости его». С тех пор прошла вечность: немощный, неповоротливый год. Из сгущавшихся сумерек выползал, раздвигался, разворачивался фасад дома. У дверей стоит, словно в забывчивости, соседка Александра Ипполитовна. Мама здоровается. Та рассеянно кивает. Осторожно берет мать за рукав: «Не понимаю. Не могу понять. Всего три года назад напротив была лавка. Там были колбасы, сыры, стерлядь, кофий, хрустящие булочки. Не понимаю».
Мать поднялась к себе, поставила на керосинку чайник. Что-то беспокоило ее. Она подошла к окну. За окном было светлее, чем в комнате. Меня еще не было.
Раздался стук в дверь. Мать отодвинула задвижку, толкнула ручку от себя. Перед ней стоял давешний старик. Она отшатнулась. Сердце застучало громко-громко. Старик кашлянул, выговорил несоответственно мягким и добрым тоном: «Вы жена Ивана?» Мать несколько раз кивнула, прежде чем голос вышел из ее губ: «Да». Старик потоптался: «Вы позволите?» — «Да, да, проходите». На кухне мать пододвинула ему стул.
Он медленно опустился на него. «А вы что, от мужа, от Ивана?» «От него», — старик стягивал с плеч холщовый мешок. — «Так вы его видели?» — «Видел». — «Слава Богу». При этих словах старик вздрогнул. «Я так волнуюсь: он уехал в сентябре на Украину, в Полтаву и с тех пор ничего нет от него, ни весточки, ничего, где он, что с ним? Мы ему собрали вещей, чтоб он, значит, обменял на хлеб, сало. Да вот так. Ну так что? Где он? Как? Почему не едет?» «Не угостите кипяточком?» — сказал старик вместо ответа. Мать налила в чашки дымящуюся жидкость. Старик достал из мешка выцветший платок. Развернул — открылся белый узелок. Старик тщательно расправил углы. Показалось три кусочка неровно отпиленного сахара. «Вот, — старик придвинул матери сахар, — угоститесь». Сам взял кружку, обхватил ее пальцами, согреваясь. — «Вы, милая девушка, присядьте, присядьте». Он освободил руку, полез внутрь пальто, извлек тряпочку, развязал, подал матери цепочку с крестом. «Что это? — прошептала мать. — Что это значит?» — «Я с вашим мужем в поезде ехал. Места стоячие рядом оказались. Душевный человек ваш муж. Знающий инженер. Беседовали мы о важных вещах. Он человек высоких качеств. Въехали на Украину. Поезд пошел медленнее. Останавливался, подолгу стоял. Возле вагонов стали появляться люди с очень нехорошими лицами. Тогда ваш муж сказал мне. Сказал просто и прямо: «Если со мной что случится, сообщите моей жене». Дал адрес, потом расстегнул ворот, добавил: «Передайте ей это». Старик кивнул на цепочку в руках матери. Мать задохнулась, онемела. «На следующую ночь в вагон ворвались люди с оружием. Они отнимали деньги, вещи, еду. Ваш муж один из немногих оказал сопротивление. Что теперь сделаешь. Пуля вошла в сердце. Он умер сразу, без мучений. Простите». Мать потеряла сознание.
Вскоре появилась я. Мать назвала меня Тоней. Я никогда не видела своего отца».
1.jpg
1.jpg (127.32 КБ) Просмотров: 472

Часть линии Судьбы, которая начинается на запястье, визуально за поперечной складкой, отделяющей ладонь от запястья, выражает сведения о родителях до рождения ребенка.
Данный отрезок тщательно изучается.
По его размерам, конфигурации, по знакам вокруг извлекаются сведения о жизни родителей перед тем как обладатель появился на свет.
Так, если линия Судьбы выходит из звездного рисунка, то один из родителей погиб до рождения, как в нашем примере.
Линия Судьбы — синий, звездные рисунки — красный, поперечная складка, отделяющая ладонь от запястья, — зеленый.
Кто из родителей погибнет, определяется по показателям линии Жизни и линии Головы.
Линия Жизни представляет отца, линия Головы — мать.
Одним из таких показателей являются разрывы линий.
В нашем случае разрывы имеются как на левой, так и на правой руках нашей героини.
Современный подход трактует данные признаки иначе.
Речь идет о нарушениях системы самосохранения одного из родителей.
Нужно говорить не о предопределенности смерти, а о ее высокой вероятности.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#2 АРОН » 22.03.2015, 14:22

Полевой ребус.

«Я позвонила Наташке: «Ну чего, где ты, мы уже готовы, давай, кроме тебя, все на месте!» — «Ой, я сейчас. Бегу».
Наташке недалеко идти. Выйти из дома, повернуть налево да улицу пересечь. Звякнул входной звонок. Я бросилась к двери, открыла. Стояла краснощекая Наташка в сиреневой куртке. Волосы гладко забраны назад в пучок. Наташка заглянула через мое плечо в комнату, смутилась: «А кто там?» — «Сейчас расскажу. Проходи». Я закрыла дверь: «Вон Юрий Михайлович Снегов». Наташка перебила: «Это ж твой отец, я его знаю, ты чего?» — «Шучу. Ладно. Маму, сестру мою и Любку-Любочку ты знаешь. А это вон дядя Володя и тетя Ира — они оба художники. Тот парень — Сережка, их сын. Дядечка постарше — Виктор Кондратьевич, папа тети Иры. Он люминесцентную краску изобрел, представляешь?!» Наташка кивнула. «А возле камина — Елизавета Александровна, его жена. Ну проходи, я тебя познакомлю». Я потащила Наташку за руку и представила. «Ну, теперь — в путь», — сказал папа. Набросив рюкзаки, взяв сетки, сумки и сумочки, мы вышли.
На электричке от Ярославского вокзала доехали до глухой станции. Двери открылись, все высыпали на платформу. Незнакомый воздух наполнил грудь. «Ух ты, воздух-то, воздух!» — воскликнул дядя Володя. «Настоящий, — откликнулся Виктор Кондратьевич, — не фальшивка городская». Вошли в лес. Из почек уже вырвались первые клейкие листья. Взрослые гладили стволы, нюхали робкую зелень. Мы с ребятами бегали с визгом и шумом. Шли наугад часа два. Лес уступил место полю. Поле было покрыто темной ровной травой. Высоко в небе, обжигая глаза, висела золотая воронка.
По краю поля вышли к склону. Склон сбегал к реке. За рекой расстилались луга. «Живописное место, — раздались голоса, — то, что надо!» Рюкзаки поехали вниз, на ожившую землю легла скатерка, появилась снедь, встали прозрачные бутылки, несколько термосов. Взрослые подняли пластмассовые стаканчики: «Ну, за Победу!» Потек разговор. Я убежала к ребятам. Поиграла в бадминтон, вернулась, прилегла. Рассказывал отец: «Такое же поле. Трава выше да бронетехника кое-где подбитая. Погода изумительная». Я вскинула голову. Война представлялась чем-то жутким, холодным, темным. Вечная зима с черным снегом. И бурый дым, и огонь, и фонтаны взрывов, и напряженные лица в гримасе беззвучного крика. «А разве на войне бывает хорошая погода?» Взрослые рассмеялись. «Бывает, — сказал отец, — денек тот был один к одному — сегодняшний. Яркий, теплый. Только было лето. Лето сорок четвертого. Так вот, едем по дороге на «Виллисе». С Юркой Сенкевичем. Мы занимались ремонтом танков в частях и соединениях 1-го Украинского фронта». Отец глянул на меня: «Виллис» — это такой небольшой джип, открытый, без верха. Да. Юрка сидит впереди рядом с водителем. Я сзади. Едем, настроение отличное. Вдруг справа — странный звук — шлепок. Уши уловили, голова отметила, но еще разговариваем по инерции, еще катим дальше. Наконец дошло до понимания. Я кричу: «Эй, стойте! Юрка, а ведь мы чего-то сбили». Водитель тормозит. Я поворачиваюсь назад. «Чего там?» — спрашивает Юрка веселым тоном и, чувствую, улыбается. Я привстаю. Вижу: метрах в пятнадцати на колее лежит длинная палка. К верхней части фанерка прибита. «Это табличка, — восклицаю я, — там что-то написано!» — «И чего там?» — «Погоди, сейчас, так, ага — ДЕВЯТНАДЦАТЬ, дальше — Н, потом И, дальше — флажок не флажок, треугольник с двумя палочками вверх». «Что это значит?» — Юрка сдвинул пилотку на затылок. Я продолжал рассуждать, но чувствовал, как в живот заползает что-то нехорошее.
«Последняя, это же — ба, конечно, это — М перевернутая! Получилось НИМ и еще 19». «Что за НИМ за такой и при чем здесь 19? — озабоченно произнес Юрка, повторил: — НИМ19». Я холодеющим голосом отвечаю: «Да не НИМ 19, а 19 НИМ, Девятнадцать впереди, понимаешь!» «Ну», — но он не понимал, потому что не видел, а со слуха врубиться трудно. Я, внутренне продолжая падать, начинаю объяснять: «Это ж кверху ногами написано, и это не 19 никакое, это Ы, Ы! Перевернутое. Чуешь?» «Это что ж выходит-то, — Сенкевич медленно приподнимался, постигая смысл слова, — МИНЫ» «Именно, — отвечаю, — на мины въехали, дорога заминирована. Табличка стояла. Она, видать, вдоль была повернута, мы не заметили и сбили». Стало очень тихо. «Скажу вам, — отец откашлялся, — я ни о чем таком не думал, не вспоминал детство, как это, говорят, бывает. Нет, ничего такого в голове не было, кроме одного — что делать?» «Что будем делать?» — вопросил Юрка. Водитель вскинул руку вперед: «Смотрите». Впереди на дороге, метрах в пятидесяти от нас, была воткнута в землю такая же табличка, как сзади. Сенкевич присвистнул: «Понятно, и там «МИНЫ». Только надпись с другой стороны для тех, кто навстречу едет». «Может, назад сдадим?» — подал я идею. «Не годится, — отрубил Сенкевич, — продавим вторично — и на воздух». Опять тишина. Ветер траву шевелит. Посвистывает в небе птица. «А-а, — вдруг резанул воздух рукой Юрка Сенкевич, — трус в карты не играет. Поехали вперед». И — проехали! «Проехали?» — не поверил Виктор Кондратьевич. — «Да, представьте себе. Проехали. Конечно, ехали тихо, и нет-нет мысль врежет под дых: сейчас рванет! Но нет, ничего, пронесло. Под конец шофер на газ надавил, «Виллис» выпрыгнул за черту. И вторую табличку сбили». Все рассмеялись: «Сбили! Сбили!»
1.jpg
1.jpg (87.45 КБ) Просмотров: 470

Рассмотрим левую руку нашей героини.
Нам известно, что ряд косых или вертикальных линий, наблюдаемых в основании ладони до поперечной линии, индийская традиция связывает с жизнью родителей до рождения обладателя руки.
Поперечная линия, располагающаяся выше первой браслетной складки (первой считается ближайшая к ладони — желтая цепочка), означает рождение.
Есть проблема идентификации линий — т.е. кому какая линия принадлежит.
Существуют два основных подхода к решению проблемы.
Первый — метод фиксированных позиций — состоит в том, что каждой линии, выражающей родственников, приписывается определенное место.
Линия Отца — ближайшая к линии Жизни или ее дубликату (поперечная — красный, линия Отца — синий, линия Жизни — зеленый, дубликат линии Жизни — оранжевый).
Линия Матери находится за линией отца по направлению к краю ладони (коричневый).
За ней следуют линии других родственников: деда по отцу, деда по матери, бабушки по отцу, бабушки по матери.
У метода есть нюансы, о которых мы поговорим далее.
Равно как и во второй методике идентификации линий.
Сегодня отметим: на левой руке, на линии Отца нет выраженных знаков нарушения системы самосохранения.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#3 Admin » 05.05.2015, 13:07

Родительская связь.

«Мне было около четырех лет. И хотя я была маленькая, все хорошо помню. Родители жили недружно, часто ругались. Как только они начинали кричать, я забивалась под кровать. Во мне и сейчас живо ощущение кома в горле и холода в груди, когда я вспоминаю об этом. В тот вечер они долго спорили, мало-помалу их голоса становились все громче и громче, наконец комнату заполнил даже не крик, а какой-то обоюдный рев. Потом стали кидаться разными вещами, опрокидывать стулья, вдребезги разлетелся графин, и стекло захрустело под ногами. Я ревела и зажимала уши ладонями, но все равно было слышно. Потом вдруг как-то сразу стихло. Что-то тяжелое с шумом рухнуло на пол. Я выползла из-под кровати и наткнулась на лежащую на полу маму. Я стала шептать: «Мама, мамочка». Но она не отвечала. Я трогала ее за руки, но она не шевелилась. Не помню, сколько времени прошло — несколько минут или часов, но раздался топот ног и вошло много людей. Меня увели, а потом какой-то человек в форме увез меня в большой незнакомый дом. Еще помню, меня посадили на кровать, а вокруг стояло много девочек. Ни мама, ни папа так и не пришли за мной. И больше я их никогда не видела. Позже я узнала, что мама в тот день умерла, а папу посадили в тюрьму, где он погиб через два года».
1.jpg
1.jpg (143.73 КБ) Просмотров: 468

Продолжаем разговор о разрывах линий.
Речь идет о разрывах первостепенных линий.
Их на руке три: линия Сердца (это первая горизонтальная линия), линия Головы (вторая горизонтальная, или серединная линия), линия Жизни (тенарная линия).
В предыдущих материалах мы выяснили, что разрывы линий — явление очень многозначное.
Сегодня мы рассмотрим еще одну область «применения» разрывов линии Головы и линии Жизни.
Это довольно необычная сфера, и относится она к родителям.
Дело в том, что по представлениям индийской хирологической школы линия Головы характеризует мать, а линия Жизни — отца.
По теории, изучив глубину залегания, ширину, конфигурацию, размеры линий и другие показатели, эксперт способен сделать ряд ценных выводов о здоровье родителей, продолжительности их жизни, взаимоотношениях между ними, характере, способностях, социальном и материальном положении и прочих частностях и особенностях.
Возвращаясь к разрывам, вносим соответствующее дополнение.
Разрыв головной или жизненной линии может относиться не к обладателю данного признака, а к его родителям.
Изучим левую руку этой женщины.
На рис. 1-2 приведен разрыв линии Головы, материнской линии, который в данном случае выражает прерванную жизнь матери.
На этой же руке мы можем наблюдать и разрыв линии Жизни, который представляет трагический уход отца (рис. 3-4).
Я привел экстремальный пример.
Чтобы составить такое заключение о разрывах линий, нужно отыскать немало мелких хирологических подробностей, называемых дополнительными признаками, и знать особенности строения рук.
Из наиболее важных дополнительных знаков отмечу два:
а) отсутствие выраженной вертикальной линии в нижней части ладони;
б) наличие звездных рисунков во 2-м поле (основание ладони, центральная часть).
Оговорюсь еще раз, поскольку руки — это системный и иерархичный объект, разрыв линии Головы или Жизни не поддается немедленным и однозначным трактовкам.
В большинстве случаев разрывы действуют более мягко, относится ли это к вам или вашим родителям.
Разрывы не означают неизбежной и преждевременной смерти родителей.
Наоборот, и при ваших разрывах они могут прожить очень долго.
Другое дело, что разрывы первостепенных линий повышают вероятность случайного ухода того или иного родителя из жизни, и это может произойти даже в весьма преклонном возрасте.
Также у родителей может наблюдаться повышенный травматизм и сильные ослабленные состояния с угрозой оперативного вмешательства.
Если вы нашли на своих руках разрывы, сделайте качественный хирологический анализ собственных рук и рук родителей.
Если это невозможно, духовная и физическая забота детей о родителях продлевает жизнь и тех, и других.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца

#4 АРОН » 27.05.2015, 18:54

Ценность неповторимости

Костер еще горел. Встал Виктор Кондратьевич. кармана выскользнул черный квадрат. «Ой, — я наклонилась, подняла, — это ваше, из кармана выпало. Что это?» Я протянула ему кожаный футляр. Виктор Кондратьевич сдвинул брови, сделал серьезное лицо. Но в глазах — огоньки. «Т-е, никому ни слова», — сказал он, осторожно оглядываясь. Это было смешно, потому что все были рядом и с любопытством смотрели на нас. Виктор Кондратьевич понизил голос: «Это карманная машина времени». В груди у меня сделалось сладко, но я ощущала подвох. «Как это?» — спросила я. Сама во все глаза глядела, как его руки достают что-то из футляра. Показались две матерчатые корочки, охватывающие стопку листов. «У-у, — разочарованно протянула я, — это же обыкновенная записная книжка». Взрослые рассмеялись. «А вот и нет, — возвысил голос Виктор Кондратьевич, — обыкновенная, когда в ней пусто. А как напишешь в ней чего-нибудь, сразу делается необыкновенная. Откроешь ее где-нибудь и сразу переместишься в прошлое. Вот, пожалуйста». Он раскрыл книжку и прочитал: «23 марта. Заседание научного совета». Он сделал паузу, обратился ко мне: «Сегодня, какое число?» «Девятое мая», — говорю. «А я раз — и мгновенно перенесся в 23 марта. Тут же в глазах зал, где мы сидим. Выступающие, и все что там было. Так-то вот». Я вздохнула: «Я думала: настоящая — сел туда и поехал в прошлое». Он потрепал меня по щеке: «К сожалению, с точки зрения науки настоящая машина времени невозможна».
Мама задумчиво сказала: «А я, если бы и была машина времени, никуда бы не отправилась. Во всяком случае, в прошлое — точно». «Почему?» — спросила я.
Мама вздохнула: «Был у меня такой случай в жизни... — она помолчала. — И я думаю сейчас, что исход его был связан с одной сказанной мною фразой. Скажи я по-другому, неизвестно, что бы со мной стало. Вот так прилетишь на машине времени в прошлое, станешь там собой, которой была, и чего-нибудь не так сделаешь — и все будет по-другому. Не сидели бы мы возле костра этого. Не вышла бы я замуж за папу. Не родились бы наши дочери. Вдруг тебя бы не было? А?» Мама обняла меня. Все крепко призадумались. Я тоже: как это меня бы не было? Я спросила: «Ма, а что это за случай, и какая фраза тебя спасла?»
«Сейчас думаю, странно и смешно, что я могла так сказать, — начала мама, — В 45-м, после войны, я стала работать в комиссии по разделу флота Германии. Чуть не полтора года прожила за границей. Объездила пол-Европы. И в Германии была, и от Англии до Норвегии проехала. Везде к нам, русским, хорошо относились. Просто обожали. Был какой-то необыкновенный подъем. Все чувствовали, что начинается новое время. Новая эпоха. Возглавлял комиссию зам. наркома морского флота. Замечательный был человек, образованный, умный, деликатный, но где надо и нажать умел. После того как мы выполнили нашу миссию, вернулись в Москву. И как тогда бывало, вместо награды этого нашего руководителя взяли под стражу. Меня несколько раз вызывали на допросы. Измором брали: с утра до вечера задают одни и те же вопросы: «Куда он ездил? С кем встречался ? Были ли у него друзья среди иностранцев? Говорил ли он с ними один на один ? Получал ли от них вещи, деньги, письма?» А надо сказать, этот мой руководитель был человек дальновидный: один никуда не ездил, никаких встреч наедине. Всегда вызывал переводчика, меня то бишь. Я составляла запись беседы. Он подписывал. Все на виду. Ничего предосудительного не делал. А следователь знай свое гнет: «Какие разговоры вел? Отсутствовал ли по ночам?» Или вдруг огорошит: «А вы знаете, что он работал на английскую разведку?» Потом совал бумагу, ручку: «Пишите все, что знаете». Пишу. Он бумагу в стол. Потом опять вопросы. Потом опять пишу. Наконец я вспылила: «Сколько можно одно и то же спрашивать?» Он рассердился: «Вы об этом пожалеете». Выбежал из комнаты. Долго его не было. Потом заходит и говорит: «Вас хочет видеть министр». А министром тогда был Абакумов. Мне сделалось страшно. Повели меня по коридорам. У меня ноги подкашиваются. Входим. Огромный кабинет. Стол из орехового дерева с зеленым сукном. Портрет Сталина на стене. Откуда-то выходит высокий, широкоплечий интересный мужчина. Одет в штатское. В хороший, дорогой коричневый костюм. Сесть не предложил. Сам тоже стоял или ходил. Потом оперся задом о стол, полусел. Принялся задавать те же вопросы, что и следователь. Но как-то более умно, что ли. Я отвечаю пращу: не видела, не знаю, ничего такого не было. Видимо, я говорила не то, что ему было надо. Он стал злиться. Сжал скулы, вдруг прикрикнул: «Да вы знаете, где находитесь и с кем говорите?! Я сейчас нажму кнопку, вас отведут в подвал, посадят в камеру, и никогда вы оттуда не выйдете. Сгниете заживо!» Меня ужас охватил. В голове заметались мысли. Одна другую теснит. Не знаю, что делать. Как себя вести. Что говорить. И вдруг с кончика языка фраза слетает — не знаю откуда она взялась, как туда попала — не объяснить. Помимо меня в одну секунду вылетели слова. Мама умолкла. Все зашевелились. Я подергала маму за рукав, заторопила: «Ну, что же ты сказала?» «Да глупую, невозможную вещь. Я выпалила так же громко, как и он: «Но так нечестно!» Вот что я прокричала. Нечестно! И все, и ничего больше. Абакумов, помню, рот приоткрыл. Оторопел. Потом что-то у него пронеслось по лицу. Он поманил следователя и сказал: «Освободите ее». Меня вывели наружу и больше не вызывали».
1.jpg
1.jpg (129.33 КБ) Просмотров: 460

Мы изучаем корреляты судьбы родителей на руках ребенка до его рождения. В рамках метода фиксированных позиций линия матери следует после линии отца, если идти от радиального края к ульнарному, т. е. двигаться от стороны большого пальца к ребру ладони (рис. 3—4, линия матери — синий, линия отца — зеленый). На линии матери есть прямоугольное образование (рис. 4 — красный) — знак участия в судебных процессах и разбирательствах.

Владимир ФИНОГЕЕВ 12.12.02
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 3 месяца


Вернуться в Родители на руках детей.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость

cron