Пирог пороков ведущих к тюрьме.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Губительные привычки и пороки.

Описание: Все по этой теме.

#1 АРОН » 03.10.2014, 16:17

Доля Брака

Он шел и жаловался: денег нет, работать не дают, перспективы никакой. Что делать? Я говорю:
«Не знаю, как-нибудь». Мы жили у его родителей. Я училась, он только что окончил военный вуз, и его направили в одну часть, где не было должности для него, и он был за штатом, и платили мало. Время — как из мешка горох, глядишь, чего-нибудь и перепадет. У меня был двоюродный брат Александр. Мой отец почему-то не любил и не упускал случая его поддеть и даже оскорбить. Помню, раз Саша пришел к нам с девушкой. Они прошли в комнату, сели. Мой отец, не моргнув глазом, говорит маме: «Люда, там на столике в прихожей твои серьги, сходи посмотри, там ли они». Она идет, говорит: «Нету ничего». Отец на Сашу: «Что же ты делаешь? Приводишь в дом каких-то девок, а у нас серьги пропадают?!» Девушка в слезы и бежать, Саша — за ней. Вот такие отношения. Но ко мне Саша хорошо относился, мы дружили. Так вот Саша основал магазин спорттоваров. У них там уволились бухгалтер и продавец, и Саша предложил мне поработать летом, заменить продавца с бухгалтером временно, пока я на каникулах. Я пошла, первые дни было жутко, но потом я втянулась, и у меня хорошо получалось, я справлялась. У нас появились деньги. Я подумала, что, пожалуй, можно совмещать с учебой. Но всегда есть непредвиденный фактор. Муж Рома уволился из армии и от нечего делать стал приезжать в магазин все чаше. И не переставал повторять, что, мол, тебе надо родить ребенка. Я не хотела. И пила таблетки. Однажды случайно пластинка с таблетками перевернулась, я увидела на тыльной стороне, где фольга, странные дефекты, присмотрелась — это были надрезы. Фольга снизу была прорезана, и вместо противозачаточной таблетки вставлено что-то другое, на вид неотличимое от того, что я пила. Я проверила, оказалось — витамины. Муж подменил таблетки. Вместо предохранительного я пила витаминный курс. И не знала, как долго. Рома опять решил за меня. Я вспомнила, как при вручении мне аттестата он вышел на сцену актового зала и объявил всей школе о нашей свадьбе, не предупредив меня, и как потом, на третий день после свадьбы, ничего не сказав, привез в храм для венчания. Обида, протест, боль. Как же так можно, будто я кукла надувная, или робот с электрической смазкой... Не прошло недели, как стало ясно, что я беременна. Я сказала Роме, что буду рожать в Москве. Он сказал: «Бери деньги и рожай». Когда животик у меня подрос, муж занял мое место в магазине, а я приступила к поискам роддома в Москве. Но его родители сказали: они обо всем договорились, отличный дом в Балашихе, все заплачено. В один прекрасный день ноября утром начались схватки, «Скорую» не хотели вызывать — привезет не туда, а машину пока искали... в роддом попала вечером. Провели в палату. Во-первых, холодно, во-вторых, сколько ж надо сил потратить, чтобы так испоганить интерьер? Какими тряпками полы мыть и окна протирать? Чтобы так несло. Сестра говорит: «Вам четыре укола и на гинекологическое кресло». Я говорю: «Какие уколы, зачем? Я ничего не буду делать, да еще на кресло». Сестра говорит: «Врач сказал — будете. Нечего тут своевольничать». Я поняла: они хотели искусственные роды вызвать, чтоб побыстрее. Я говорю: «Ладно, дайте позвонить», — а сама сбежала оттуда и поймала машину — и в Москву, в одиннадцатый роддом, и рожаю там. Пока я в роддоме, его родители говорят: «Мы еще молодые, нам дедушками-бабушками рано становиться, с ребенком сами управляйтесь, мы сняли вам отличную квартиру». Рома приезжает и везет меня на эту квартиру. Оказалось — это общежитие семейного типа. Наша комната в начале длинного коридора, у самой двери, которая беспрестанно хлопает, в комнате кишат тараканы, в углах — плесень. По коридору вечерком прогуливаются крысы. Вода, кухня, туалет — все в конце коридора. Приехали: ни кроватки детской, ни подгузников. Я рвала полотенце, пеленала ребенка. Горячей воды нет. все греть в подсобке. Через неделю борьбы за существование пришла патронажная сестра, она торопилась в отпуск, сорвала с пупка повязку — рано. Попала инфекция — грибок, у ребенка сорок температура — нас в больницу инфекционную на две недели. Пишу мужу записку из больницы: или ты найдешь приличную квартиру, или я уезжаю с ребенком к своим родителям в другой город. Он нашел квартиру рядом, вполне приличную, теперь он работал в магазине вместо меня, и деньги были. Прошел год или около этого. Саша уезжает на ПМЖ в Германию и продает магазин моему мужу. У мужа пошли деньги. Появились дорогие занятия.- горные лыжи, скейтбординг. Он ездит на сборы, соревнования, заводит дружбу с поклонниками экстрима. Он весь в работе, если его нет на сборах, то он «ведет переговоры» — пропадает в клубах, возвращается в два-три ночи, от него пахнет вином, дорогами духами и табачным дымом. Однажды везет меня на ночь на какую-то дачу, где собираются экстремальные парни. Дом и впрямь экстремален: стен и дверей практически нет. Ходят небритые, лохматые, полупьяные люди. Делают вид, что очень крутые. Но я вижу лишь старания заглушить собственную закомплексованность. Все пьют, курят, сквернословят, играют в бильярд, целуются с кем попало, ночью — общественное совокупление. Все вызвало во мне чудовищную брезгливость и отторжение. Я смотрела на мужа и понимала: он в своей стихии. И в общем понеслось: он в загулах, он пьет, приходит обкуренный и полубезумный и распускает руки. Я беру ребенка и ухожу. Он преследует меня по суду, пытаясь лишить дочери. Суды тянутся по сей день, но я твердо знаю, что правда восторжествует».
Доля брака.jpg
Доля брака.jpg (87.69 КБ) Просмотров: 521

На правой руке линия влияния входит в линию судьбы и пересекает ее. Признак предвещает разрыв отношений, хотя и не уточняет времени его наступления — это может случиться как через год. так и через четыре. Линия партнера к тому же в начале соединена с прямоугольной конструкцией, что свидетельствует о тенденции партнера к экстремальным занятиям, куда включают алкоголь, наркотики, нарушения закона, конфликтность и участие в судебных процессах (рис. 4, линия влияния — желтый, линия судьбы — синий, прямоугольник — красный). Участие в судебных процессах дано на линии судьбы героини в виде трех прямоугольных образований (рис. 4, зеленый).

Владимир ФИНОГЕЕВ
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#2 Admin » 21.01.2015, 19:01

Непрочитанные письма

«Олег сидел и смотрел телевизор. Я находилась за столом в отдалении, делала наброски интерьера. «Не мешает?» — он повернулся ко мне, жестом указывая на телевизор. Он так приглушил громкость, что смотрел как-будто немое кино. «Нет, — сказала я, — ты можешь сделать звук, как хочешь». Он кивнул. Две или три минуты ничего не происходило. Слева за стеной стукнула входная дверь. Раздалась пьяная песнь: «Когда б имел златые горы…» Потом грохот падения, глухая возня поднимающегося тела, сопровождаемая хриплым матом. Я почувствовала, как кровь отливает от лица. Это была соседка. Она работала уборщицей в гостинице, в свободное от работы время пила и делала аборты. Я въехала по обмену в одну комнату. Как-то раз попросила соседку не шуметь, потому что не могла работать. Мне надо было сдать дизайн-проект. Ей было сорок пять. Параметры у нее были 160 на 150, плюс кулаки молотобойца и зычный голос под 120 децибел. Она отреагировала стремительно. Без единого слова, кроме мата, она размахнулась, и ее могучая длань полетела по направлению к моему носу. Я до последнего мгновения не могла поверить, что это происходит со мной. Я знала, что люди не могут бить друг друга по лицу. Это невозможно. К счастью, соседка промахнулась, удар попал мне в плечо, но я вылетела из ее комнаты, как мяч. С этого момента жизнь превратилась в кошмар. Она набрасывалась на меня, пока я не скрывалась в своей комнате. Но ванная и туалет были общими. Проблему туалета я решила с помощью ведра. С ванной было сложнее. Я дожидалась, пока соседка уснет, только после этого шла мыться, чутко прислушиваясь к каждому звуку. При малейшем шорохе на меня накатывал ужас. Я обращалась к участковому. Тот ничего не мог сделать или не хотел. Я рассказала матери, предложила нам съехаться. Но ей это было не нужно, она тормозила процесс. Я жаловалась отцу. Он жил в другом городе, но приехал, разговаривал с соседкой, даже давал ей деньги, чтобы она меня не трогала. Она деньги брала, но обещания не держала. Ни один из моих поклонников не рискнул с ней связаться. Лишь Олег, когда узнал, коротко бросил: «Поехали». Он занимался фотографией, но до этого работал в МВД. Соседка была пьяна: «Ты кто такой... тра-та-та, в костюме… тра-та-та». Олег был немногословен. Он подхватил ее под руки, запихнул в ванную, запер, продержал несколько часов, пока она не взмолилась. С тех пор, завидев его, она менялась в лице, в глазах мелькал животный страх. Этот страх был мне первым письмом... Олег в течение месяца каждый вечер приходил в гости и оставался, пока я делала работу. А соседка тихонько сидела у себя. Но если Олег не появлялся, она преследовала меня с дикой яростью... Олег встал, выключил телевизор, вышел в коридор. Мат тут же прекратился, соседка уползла к себе, закрылась. Олег вернулся, сказал: «Думаю, до утра у тебя будет тихо, я поеду». Я боялась, мне не хотелось его отпускать: «Может, еще побудешь?» — «Хорошо», — он сел, вновь включил немое кино. Я поглядывала на него. Внутри разливалось теплое чувство. Олег не только не приставал ко мне, казалось, он меня не замечает. Первый раз, когда мы встретились, я, глядя на его лицо, подумала, что от него веет загадкой. Какой-то романтикой. У него была атлетическая фигура, но без заметной мускулатуры, его вид внушал уверенность, спокойствие. На следующий день или через день Олег пришел с цветами, в парадном костюме. «Будь моей женой», — произнес он спокойным голосом. Я потеряла дар речи. Это было совершенно неожиданно. Он продолжил: «Я не очень умею выражать свои чувства, но я полюбил тебя в самый первый миг, когда увидел». Я не знала, что ответить: он мне нравился, но особо пылких чувств я не испытывала. «Может, полюблю?» — пронеслось в голове. Слово «да» уже шло где-то в лабиринте мозга, спускаясь по лестницам, проделывая путь к языку. Лишь отдаленный холодок пробежал под сердцем, исчез. «Да», — сказала я наконец. Он обнял меня, мы поцеловались. Поехали к его родителям. Это была странная встреча. Они задавали мне много вопросов, сами говорили мало. Мы подали заявление в загс, начались приготовления к свадьбе. В какой-то момент, когда Олега не было со мной рядом, вспыхнул конфликт с соседкой, подскочило давление, меня увезли в больницу. День, второй проходит — Олега нет. Звоню ему домой, никто не берет трубку. Меня охватывает беспокойство — это было второе письмо. Снится сон: Олег в каком-то загадочном свечении. Звоню его родителям. Вдруг его мама говорит: «Знаете, не надо выходить за него замуж». — «Как, почему?» — «Просто не выходите». — «Скажите, в чем дело?» — «Поживите так, но замуж не спешите». Я терялась в догадках. За три недели, что я была в больнице, Олег так и не пришел. Только когда меня выписали, он появился у меня дома. Вид у него был собранный, немного усталый, как будто он сделал какое-то важное дело. «Где ты был?» — спросила я. «Ну так, — сказал он, — есть вещи, которые тебе не надо знать». У меня промелькнула мысль, что, может, у него какое-то задание от спецслужб или что-нибудь такое. Настал день регистрации брака. Подъехала украшенная лентами машина. Я — в белом платье, жених — в строгом костюме, белой рубашке. Едем. Вдруг водитель тормозит. «Что такое?» — спрашиваю. «Черт! Кирпич повесили. С ума они, что ли, посходили? — ругается водитель. — Вчера тут ехал, все было свободно. А теперь объезжать придется». — «Успеем?» — спросила я. «Не знаю», — бросил водитель, озабоченно глядя в зеркало заднего вида. Мы развернулись, поехали другой дорогой. Успели. Это было третье письмо. Но я не вскрыла конверт. Через полгода после свадьбы все выяснилось. Не было никакого важного задания. Просто периодически Олег уходил в запои. Когда напивался, из него, как из кокона, вылезала незнакомая личность. Агрессивная, злобная, ревнивая. Невменяемый взгляд. Это были глаза человека, который хочет причинить, может быть, самый страшный вред. Вот что напугало соседку, она нутром чуяла этот черный омут в его душе. Конечно, я пыталась спасти его. Ушло на это несколько лет жизни — все без толку. Я ушла, только когда он избил меня».
1.jpg
1.jpg (56.42 КБ) Просмотров: 498

На линии влияния в поле 1 наблюдается крестовидная фигура с треугольником (рис. 4, линия влияния — желтый, треугольно-крестовидная фигура — красный). Фигура указывает на буйный нрав у партнера, пробуждаемый
алкоголем. От прямоугольной конструкции на линии (рис. 4, красный), которая указывает на столкновения с законом, отходит поперечная линия, которая пересекает линию жизни и входит в крестик к линии жизни (рис. 4, оранжевый). Крестик к линии жизни — нарушения безопасности группы С — выражает травматизм обладателя, который ему причиняет партнер.

Владимир Финогеев 22.03.2013 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#3 АРОН » 27.05.2015, 19:13

Часы без стрелок

Мальчик, которого я любила, сказал: «Я женюсь». Встал и ушел. У меня наступил такой шок, что я ходила туда-сюда, странно потирая руки, даже не понимая, что я в жутком состоянии. Я впала в ужас, только когда поймала себя на созерцании блестящего металла трамвайного рельса как избавления от мучений. У меня была старшая сестра. Она — уверенная в себе, общительная, смелая, пробивная и удачливая. Я — полная противоположность.
Сестра, почуяв неладное, не оставляет меня ни на минуту, везде влечет за собой, вот и сейчас она тащит меня за руку по бульвару. Я плохо понимаю, куда мы, вокруг каша из всего. Мне хочется исчезнуть. Зачем я здесь, в этом мире? Для чего? Кто бы объяснил? Душа, как нескончаемая дорога, брошена под чужие ноги и колеса. Красноватая крошка тротуара шуршит, по краям кусты и деревья, перед ними — лавочки, на них люди. И множество народа течет навстречу. Воздух трясется, из него, как из копилки, сыплются обрывки фраз, смех, чириканье воробьев, звон трамваев, шедших по тем самым рельсам. Покачиваясь, входит в картину моего взгляда лавочка, вокруг и на ней — куча парней и девчонок. Один сидит на спинке. Светлые глаза, светлые волосы. Лицо широкое. Мускулистый. Ворот рубахи сильно расстегнут, видна мощная шея. Наглый, циничный, дерзкий взгляд влечет неудержимо. Сестра нашептывает парню в ухо, наверное, мою историю, хотя вряд ли, город небольшой, все про всех знают. Он грубовато усаживает меня рядом, хрипловато убеждает: «Не бери в голову, не из-за чего раскисать. Пошли его на хрен, и дело с концом. Наплюй». Я всегда была слабая, неспособная, болезненная, меня надо лечить, носик высмаркивать платочком, а то сама не смогу. Вдруг — стенка. Надежная, крепкая. Мне хорошо, надежно. Ни слова с небес и от вещего сердца ни звука, что стенки — жесткие, об них и разбиваются.
Сразу или не сразу все вокруг куда-то исчезли, а мы с ним идем вдвоем в облаке электричества. Проводил до дома, назавтра опять идем гулять, он дарит цветы, держит сильной рукой за руку, уверенно ведет куда-то, я ощущаю за ним будто гору чего-то, тайну. Мы сидим в кафе, на столе бутылка вина — ласточка из тайны. Он пьет вино как воду и не пьянеет. Только глаза сияют, будто они — везде. Губами своими он поймал неосторожно оставленные без присмотра губы мои. И воли моей уже нет. И я иду к нему и остаюсь у него. И гора приблизилась. Гора чего-то. Я осталась у него, сделала выбор. Мне было девятнадцать, ему на год меньше. Я была заворожена. Он не учился и не работал. Откуда деньги — неизвестно. Только и знала, что он занимается кикбоксингом. У него внутри был мотор. Внутри его шла постоянная, невидимая и непонятная мне работа. Он жил ради нее, но что это было, я открыла не сразу. У него не было деления на ночь и день, а было время, которым распоряжался он. Он вставал посреди ночи, уходил, и его не было два дня. В первый раз думала, сойду с ума. Он пришел как ни в чем не бывало. Ни слова о том, где был и с кем. Я чувствовала — спрашивать не надо. Он молчал, глаза его были не такие светлые, как прежде. Было какое-то движение, я опустила взгляд: руки его странно шевелились, пальцы жили каждый сам по себе и складывались в странные сплетения и жесты. Я содрогнулась.
Физически ощутила, как через пальцы выходит страшная разрушительная сила. Потом его не было неделю. Потом, войдя в ванную, я почему-то нагнулась. В уголке лежала деревянная конструкция, удерживавшая стеклянную колбу с осиной талией. Песочные часы. Только без песка. Рядом валялись два шприца. Тайна приоткрылась. Я поняла. Не работа, а запредельное существо жило в его теле. Сначала оно съедает в человеке все хорошее. А потом все остальное. Но я думала так: раз выбран мною, надо исправлять, тянуть, перевоспитывать, терпеть. Ничего не выходило, хорошо получалось только терпеть. Я не знала, как из этого выпутаться. Ощущение, будто живешь рядом с железной дорогой и спишь на рельсах. Поезд уже мчится в далеком пространстве, и он не свернет.
Я училась и подрабатывала манекенщицей. Однажды пришла домой, забыла снять макияж. Он был дома. В глазах — жало расширенных зрачков. «Я не разрешал тебе краситься», — сказал грубо. Грубость как пуля, ей навстречу—другая: «Не твое дело». Очень короткая перепалка. В глазах у меня взрывается огненный шар. Его тяжелая ладонь ударяет по щеке. Я никогда не била никого. Думала, это противоестественно. Я этого никогда не сделаю. А тут, не думая, как дала сдачи! Прямо по лицу. Он озверел «праведной» яростью сильного против слабого. Свалил меня одним ударом, добивал на полу. Боль телесная излечивает от многих иллюзий. Я освободилась от долга по отношению к нему.
Меня с ним больше ничего не связывало. Но уйти нельзя. От них не уходят, потому что, если ты уходишь, тебя убивают. Надо ждать, пока он сам не уйдет. Недели через три он уехал, и его не было два месяца. В конце этого срока я встретила мужчину. Он был широк лицом, у него были светлые волосы и глаза. Он был из другого города. Через три дня после знакомства я уехала с ним. Но это уже другая история».
1.jpg
1.jpg (172.82 КБ) Просмотров: 448

На правой руке линия влияния пересекает линию судьбы и образует крестообразную фигуру (рис. 4, линия влияния — желтый, крест — красный). Пересечение указывает на прекращение отношений, крест выражает нарушенную систему самосохранения у партнера; внутреннее разрушение, которое в нем совершается вследствие употребления наркотиков, приводит и к внешнему разрушению. Линия влияния исходит из треугольника (агрессивность) и крестовидного рисунка (рис. 4, оранжевый). Сходство симптомов начала и конца линии влияния трактуется как ранняя смерть партнера.

Владимир ФИНОГЕЕВ
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#4 АРОН » 22.04.2018, 09:50

Реверанс

«В прошлый раз мы говорили о мошенниках. Ты рассказал мне о знаках обманщиков на ногтевом валике...

«В прошлый раз мы говорили о мошенниках. Ты рассказал мне о знаках обманщиков на ногтевом валике мизинца. Однако не уточнил, на мизинце правой или левой руки надо искать эти значки. И имеет ли это значение?» — «Я думаю, для практических целей это не важно — на левой или правой руке наблюдается уголок или упавшая набок восьмерка. Но она должна быть разомкнута». — «Еще крестик с точками и крест поперечный». — «Именно. Нашел на правом или левом мизинце эти значки — будь осторожен. Не только слушай, что тебе говорят, но и сам задавай вопросы». — «Понятно. Надо спросить просто и прямо: «Скажите, вы мошенник?» Если он мошенник честный, ответит «да». Тогда разговор окончен, мы мирно расходимся. А если он мошенник еще и нечестный, то, конечно, скажет «нет». Но если он скажет «нет», то мы ему сразу заявим: «Что ты гонишь! У тебя на мизинце все написано!» И вот смотри: если он мошенник, он даже не посмотрит на свои мизинцы, чтобы показать всем своим видом, мол, я такой порядочный человек, что мне и на мизинцы нечего смотреть... И опять разговор окончен. А если он нормальный человек, тогда будет смотреть на мизинцы, чтобы убедиться, что он не мошенник. То есть, иными словами, нам даже не надо знать, что написано на мизинцах. Если возникли подозрения, надо воспользоваться методом, как описано выше, то есть спросить прямо, и смотреть за реакцией». — «Боюсь, что практика может несколько подкорректировать твои предположения. Ты полагаешь, что реакции мошенника будут такими, но только реальность является критерием. Хотя твой прямой подход мне импонирует. Это может дать неожиданные результаты». — «Типа фингала под глазом?» — «Маловероятно. Мошеннику так делать невыгодно, ибо он себя выдаст, а порядочный человек этого делать и так не станет». — «Да, но тогда нам будут неясны различия между мошенником и честным человеком». — «А вот для этого и надо взглянуть на мизинец и посмотреть, нет ли там проясняющих значков». — «Ты прав. Это поразительно, как устроена реальность. По видимым значкам мы в силах определять тайное, невидимое. Знаки — великая вещь. Допустим, ты резвишься в теплой водичке Индийского океана и вдруг замечаешь вертикальный плавник, который скользит над поверхностью воды и движется в твою сторону. Ты аккуратненько вылезаешь на берег, потому что этот плавничок выдает, что приближается время чужого обеда, на котором таинственный повар уготовил тебе роль еды». — «Спасибо природе: перед тем как тебя съесть, она многократно и заранее уведомляет. Если ты попал акуле на завтрак, это уже давно указано на твоих ладонях. Плавник появляется позже, как последнее предупреждение». — «Да, это удивительно: ядовитые жуки или лягушки имеют пугающую окраску — очень яркие цвета, красный или желтый с черным, или сверкающий синий с черными пятнами. Таким образом они любезно сообщают: «не ешь меня, отравишься» или «не трогай, я ядовит». — «Это потому, что в реальности между содержанием и формой нет различия, или, точнее, содержание и есть форма». — «Но я думаю не об этом, — сказал Слава, — не о том, что ядовитая сущность лягушки выступила определенным окрасом на поверхности кожи, я думаю о том, откуда хищникам знать, что это ядовито. Вот подумай. Сидит лягушка, а мы с тобой два дятла». — «Дятлы не едят лягушек». — «Хорошо, мы две гадюки. Вот сидим, смотрим: лезет желтющая лягушатина. А глаза черные и блестящие как маслины. Эта ярко-желтая подружка называется «ужасный листолаз». Она жутко ядовита: если бы ты был человеком и дотронулся до нее, ты бы помер от одного прикосновения. Но мы с тобой две обычные змеюки, и кто бы нам мог сказать, что нужно отказаться от этого желтого желе? Вообрази, ты видишь эту необыкновенную вкуснятину...» — «Почему я?» — «Ну хорошо, я. И вот я вижу это восхитительное блюдо и в стремительном броске отправляю его себе в утробу. Думаю, яд подействует не сразу. Мы уползаем с места моего обеда. Вскоре и тебе подвернулась удача: появляется красная с белыми полосами и пятнышками лягушка, такая клубника в сметане, я сыт, мне это все равно, а ты ее хвать — и принял. Ползем дальше, вдруг я почувствовал себя плохо, меня тошнит, крутит и прочее, и вот я в конвульсиях отдаю душу. И вот скажи мне, ты сможешь связать мою кончину с тем, что я полчаса назад выкушал желтую лягушку? Только именно своим гадючим умишком? То есть сначала запомнить, что было съедено. Потом, наблюдая симптомы, установить, что я скончался не от сердечного приступа, а от отравления и что причиной отравления стала желтая лягушка? Думаю, вряд ли. К тому же мы взяли идеальный случай — налич ие свидетеля. Обычно змеи охотятся в одиночку — так больше достанется. В этом случае все усложняется. Вот я где-то отведал желтой лягушки, тебе не сказал об этом. Ты однажды ползешь к тому месту, где мы общаемся, и видишь, что я лежу бездыханный. Ты сможешь восстановить картину происшедшего и сделать правильный вывод? Определенно нет. К тому же и тебе недолго осталось: ты слопал трехполосного листолаза и тебе крышка. Тебя к вечеру обнаружит наш сосед питон, но надлежащие выводы, совершенно ясно, он не сделает. Я никому ничего не сказал, ты тоже промолчал. Письменности нет, завещание не оставишь. Вот и посуди, откуда у животных и птиц может быть такое знание, чтобы не есть экстравагантно окрашенных товарищей? А оно есть. Кто-то написал для них эту инструкцию. Кто?» — «Существует природный интеллект, он прописал и довел до всех участников органической жизни правила и некоторые исключения». — «Значит, знаки придуманы специально, чтобы мы успешнее ориентировались по жизни?» — «Ну, в целом так оно и есть». — «Если так, неужели этот весьма мудрый интеллект не имел что-то в виду, если он располагает знаки мошенника только на левой руке, или только на правой, или сразу на обеих? И неужели вы, специалисты, не обнаружили какие-то отличия знаков мошенника на правом или левом мизинце?» — «Да нет, мы обнаружили, но зачем лезть в эти тонкости, которые, если не знать еще других вещей, выглядят в некоторых случаях весьма противоречиво?» — «Например?» — «Например, по одной схеме знаки на левой руке означают уже совершенные акты мошенничества. На правой — будущие. А по другим представлениям, наоборот, на правой прошлое и настоящее, на левой — будущее». — «Действительно противоречиво, и как это объяснить?» — «Ну, давай на примерах. Если на левой руке есть знак мошенника, а на правой нет, то человек стал аферистом по наследству». — «Правильно я понимаю, что человек родился в семье мошенника и, соответственно, унаследовал эти вредные наклонности?» — «Ну, или в роду кто-то этим занимался. А если только на правой, то он приобрел этот порок под влиянием внешней среды». — «А это как?» — «Попал в криминальную среду, или из-за бедности, или из-за куска хлеба пошел на обман и втянулся. Есть и такое мнение, что если на левой руке знак мошенника, то человек обманывает под влиянием некой эмоции. Или не может удержаться, увидев подходящую жертву или под неким вдохновением, но главное, что тут больше импровизации. Тогда как значки на правой руке сообщают о большей продуманности преступления, предварительной подготовке». — «Да, ты прав, так или эдак, а все мошенник. Для нас как потребителей невелика разница, обманывает он тебя из творческого порыва или холодного расчета. Но я хотел спросить: а если он случайно раскроет руку и обнажит ладонь, там что-нибудь можно увидеть?» — «Да, те же значки». — «А куда смотреть?» — «Крестики только под мизинцем. Уголок под мизинцем, на ударной части ладони, под указательным пальцем, но под линией жизни, то есть в поле 13. Разомкнутую восьмерку — где заметишь». — «То есть на любом участке ладони?» — «На любом». — «И как это понимать?» — «В зависимости от того, на каком участке знак находится, будет принимать некоторые нюансы. Вот посмотри на эту фотографию».
1.jpg
1.jpg (29.87 КБ) Просмотров: 104

Слава всмотрелся: «Вижу уголок выше большого пальца. Это мошенник?» — «Да». — «А что обозначает уголок в том месте?» — «Это поле 13, или область нижнего Марса, который заведует агрессией. Ты и сам можешь сделать вывод». — «Агрессивный мошенник?» — «Верно. Неприкрытое, дерзкое, настойчивое, неутомимое мошенничество». — «И чья рука?» — «Господина Мавроди».
(См. рисунок, уголок выделен красным.)

19.04.2018 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев


Вернуться в Губительные привычки и пороки.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость