Травмы конечностей.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Травмы, переломы, операции.

Описание: Все по этим темам.

#1 АРОН » 12.09.2014, 18:26

Без права передачи.

Через щели в шторах течет каша. Я приподнимаю голову, всматриваюсь: это не каша — это серое вещество рассвета. Опускаю голову. Голова шире подушки. Закрываю глаза. Под веками — нудная путаница. Прибой черных шаров-шлангов выталкивает обломки дня в мутных, дивных картинках. Меж ними сами собой ходят необъяснимые формы. Плавают мусором проблемы. Сознание расползлось муравьями. Я сшиваю края неизвестно чего. Не могу заснуть, нет сил встать. Я поднимаюсь, спускаю ноги на пол. Сижу на кровати, в глазах — горячие круги. Как прожить день? Это длится неделю. У меня ничего не болит. Я теряю силы, не сплю, еда не идет горло. Что со мной? Почему? Месяц готовлюсь к исповеди и причастию. Ежедневно подолгу читаю молитвы. Когда читаю, не чую тела, мне хорошо. Перестаю, возвращаюсь к нуждам дня — наваливается тяжесть на плечи. Мне плохо. «Боже, милостив буди мне грешной». Встаю на колени, произношу утренние молитвы. Выпиваю чашку чаю, одеваюсь, выхожу на улицу. Был май, за середину, восемнадцатое. Многослойные облака скрыли небо.
Съемки были непродолжительны, возвращаюсь домой, еще светло. Иду по улице. Вдруг резкая боль в правом бедре. Жаркая волна бежит по всему телу. Голова плывет. Боль не дает дышать. Что это? Откуда? Как? Смотрю на ногу, ничего не замечаю. Оглядываюсь — вокруг никого. Напрягаю волю, все силы, делаю шаг, другой, иду. «Господи, помилуй». Только бы работал лифт. Лифт работал. Вошла в прихожую, упала в изнеможении на банкетку. «Сейчас умру». «Кто там?»— доносится голос. «Мама, это я. Я сейчас». Мама болела, лежала, я ухаживала за ней. Стягиваю джинсы, осматриваю место. Маленькая кровавая ранка. Мне страшно. Это страх необъяснимости, непонимания. Откуда эта ранка? Мистика холодит сердце. Смазываю йодом. Иду к маме. Кормлю, помогаю подняться. «У тебя все нормально?» — спрашивает она. «Нормально, — отвечаю я. Тикает ранка в бедре. — Нормально, мама, все хорошо». — «Честно?» — «Да». После всех дел иду к себе. Черное вещество ночи струится в комнату. Тихо болит нога. Нудная, постоянная, тупая боль выматывает душу. Открываю молитвослов, негромко нараспев читаю, ухожу, убегаю от боли в ноге и от боли более глубокой, неосознаваемой, невидимой. «Владычице Богородице, воздвигни нас из глубины греховныя, и избави нас от глада, губительства... от тлетворных ветр, смертоносныя язвы и от всякого зла». Ложусь, сон смежает глаза. Сплю, кажется, пять минут. Просыпаюсь от боли в ноге. Молоточком стучит боль. Утро далеко-далеко, как вершина Эльбруса.
Одиннадцать дней боли. Я терплю, молюсь, прошу исцеления, хожу на работу, ухаживаю за мамой. Приближается исповедь, намеченная на 31 мая. Как выстоять службу, не представляю, нет сил. Тридцатого мая осматриваю больное место, слегка надавливаю. Вдруг — ужас— из-под кожи появляется черный столбик: что это? Мысли рванулись драконами — в ноге другое существо, загадочная, неизвестная сущность?! Искрами рассыпались страшные картинки конца, корчи, мук, развернулась черная бездна. Все выстрелом пронеслось. Надавливаю сильней — столбик растет, вылезает наружу. Дрожащими пальцами хватаю его. Тяну. Легко, как из масла выходит безобразная, ржаво-черная иголка. Вздох облегчения. Это иголка, всего лишь игла. Я всматриваюсь, она без ушка. Новая тревога, страх: неужели ушко осталось? Застряло в теле? Ощупываю, давлю, ничего не улавливаю. Надо идти в больницу. Кладу иглу в маленький пластиковый пакет с замком. Иду в травм-пункт, молю Бога, чтобы приняли, чтобы не было народа, чтобы работал рентген. Прихожу, коридоры пустынны, никого. Тут же принимает врач. Рассказываю врачу, показываю иглу. Он внимательно изучает предмет. Меня отправляет на рентген. Делают снимок. Инородного тела в ноге нет. Врач поджимает губы, качает головой: «Впервые в моей практике такой случай. Поставьте Богу свечку, что вы живы». Вновь земля уходит из-под ног. «Почему?» — «Могло быть заражение крови, через три дня вас не было бы в живых». Я вышла, терзаемая противоречивыми чувствами. Плавно на меня снизошло обновление. Я поняла, не сознанием, чем-то более широким, основательным, благодарность наполнила душу. «Господи, излечилась по слову Твоему!»
Утром тридцать первого пошла в храм. Взяла с собой иглу — показать духовному отцу и подругам. Иглу положила в пакетик, плотно закрыла замок, заклеила скотчем. Прошла исповедь, службу отстояла на одном дыхании. Причастилась. Ощутила прилив сил. Чувствую радость, умиление. Необыкновенное единение со всеми, кто находится в храме. Никакой боли в ноге. Нет и следа. Ощущение, что все это привиделось в страшном сне. После службы рассказываю о случившемся: «Сейчас покажу иглу». Лезу в сумочку, вынимаю пакетик. Пакетик закрыт, так же заклеен скотчем, только внутри ничего нет.
Я умолкаю, в голове нет мыслей, в голове прозрачная пауза. Исследую пакетик, дырки нет, лезу в сумочку, если игла вышла, то в кармашек сумки. Ничего. Немота склеивает губы. Как это понять? Куда она делась? Как игла вошла в тело, если рядом никого не было, как и куда она исчезла? Что же это было? Может, это было чудо для меня одной? Испытание духа. Опыт веры. Личный, только для меня».
1.jpg
1.jpg (117.31 КБ) Просмотров: 784

Повреждение правой ноги, по Д. Стояновскому, выводится пересекающей линией в основание безымянного пальца правой руки (рис. 4, зеленый).
В отношении чудотворного исцеления у нас есть некоторые затруднения.
Тема изучена недостаточно, у нас нет статистически подтверждаемых стигм.
Правда, в индийской традиции есть рисунок, выражающий помощь высших сил и их покровительство, он принимает на руке вид призмы.
Такой рисунок мы можем наблюдать в окончании восьмого поля (рис. 4, красный).

В. Финогеев 01.08.11 г. " 7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#2 АРОН » 12.09.2014, 20:55

Безымянный сигнал.

«Безымянный палец пострадал. Не в том месте, где обручальное кольцо носят. Выше. И средний был прихвачен. На одной квартире было, отмечали какой-то праздник. Времена были застойные, чтобы осадка не было, растворяли вином. Парни перебрали и подрались по некой причине, оставшейся неизвестной. Мне было больше всех надо. Я была воспитана борцом за справедливость и порядок - бросилась разнимать. Сцена разворачивалась между двух комнат, я вытянула руку, в надежде остановить побоище, кто-то ударил по двери, она оглушительно захлопнулась, и мои пальцы попали между дверью и коробкой. Вид кровавого месива остановил бойцов. Меня доставили в больницу, к счастью, попался хороший врач: мастерски собрал имевшееся безобразие в приличную форму. Мне было девятнадцать. Безымянный палец был первым. Разведчиком. Я шла по следу.
В двадцать лет поехала вожатой в пионерский лагерь. Среди вожатых был один юноша. Обаятельный, статный и высокий, красивый и артистичный. Танцевал, пел, все были от него без ума. Он был звездой. Я ходила, смотрела раскрыв глаза, как он танцует, - танцевал блестяще. Он профессионально занимался в танцевальном коллективе. Два дня смотрела. На третий он подошел ко мне, мы отправились гулять на берег реки, и вдруг стали целоваться, и целовались до умопомрачения. Воспитание мое было строгим, меня с детства приучали блюсти девственность, и внушали: девственность потеряна - девушка порченая. После возвращения домой наши отношения продолжались. Он пригласил меня к себе, и на жестком диване, прямо в сарафане, я потеряла невинность. Тут же мой возлюбленный говорит: «Ну, вот ты больше не девушка, кому ты нужна теперь? Тебе надо срочно замуж выходить». Я в трансе: действительно, кто теперь возьмет? - мама права. И я решила, что да, надо срочно выходить замуж. Он и предложил выйти за него. Я согласилась. Сыграли свадьбу. Стали жить. Летом поехали отдыхать в Крым. Сняли комнату, заехали, отдыхаем. В один день, какой не помню, он стоит посреди комнаты, потом разворачивается и говорит серьезно: Ночью к тебе пытался пробраться один придурок, я его прикончил, он лежит у порога, оттащи его и закопай. Я думала, шутит, коленом дернула. Взглянула в глаза - глаза дикие, в глазах дурман. У меня ноги подкосились, руки затряслись, в животе миксер коктейль смешивает, открываю дверь - никого. Делаю несколько шагов туда-сюда, осматриваюсь - никаких следов. Возвращаюсь - муж валяется на полу, на спине, бьется в конвульсиях, глаза закатил, - одни белки, и изо рта пена идет. Я окаменела: что с ним? Умирает? Через какое-то время затих, выспался и самостоятельно вернулся к жизни. Вернулись домой, я к маме, а мама моя врач, спрашиваю, мол, что это с ним такое, описала симптомы. Мать говорит: «Дурочка ты наивная. У него же эпилепсия. Немедленно разводись». Я обращаюсь к врачам, спрашиваю у его матери: «Почему же вы не сказали, что сын больной?» Она отвечает: «Никакой он не больной, у его отца то же самое было». Ответ озадачил. Больных было больше, чем я думала.
Надо как-то разводиться, но не хватает мужества, да и неудобно бросать больного. Придется жить вместе, хотя тяжело. Перед припадком он обычно выдает какую-нибудь несуразицу. Поначалу я ловилась, потому, что все очень натурально и остроумно у него выходило. Но вскоре я научилась, и знала сейчас... Но живем дальше. Едем отдыхать на море. Я утром на пляж, у меня купание, гимнастика, чтобы ни одной минуты не пропало. Муж лежит до обеда, и потеря времени его не беспокоит. В какой-то день я купалась на пляже рядом с семьей. Достаточно молодая чета с детьми. Глава семьи оказался общительным. Разговорились, познакомились. Он был первым секретарем ВЛКСМ из Якутии - тогда это величина была. В ходе разговора, он предлагает, мол, приезжайте к нам в Якутию. Я говорю: где это? Он отвечает: это двенадцать Францией, с той разницей, что у нас леса погуще, народу пореже, и это хорошо. Я говорю: спасибо за приглашение, но, как говорится, уж лучше вы к нам.
Вернулись в Москву. Проходит еще какое-то время, вдруг муж говорит: «Я знаю, у тебя любовник в Кремле, я видел, как вы на «Чайке» в Спасские ворота въезжали. Я должен тебя изуродовать, чтобы они отстали». Берет большой кухонный нож и идет на меня. Белки сверкают, зрачки - сумасшедшая бездна. Нож со свистом проносится возле лица. Я прячусь, уклоняюсь, отскакиваю к окну. Все, бежать некуда. Оглядываюсь. Выхода нет: колено на подоконник, выбиваю стекло и прыгаю на улицу. Был второй этаж, очень высокий. Бросаюсь на асфальт, бегу, не чуя ног. Я была так настроена, что решилась немедленно уехать. Я вспомнила про приглашение секретаря из Якутии. Звоню ему, договариваюсь и выезжаю. Он встречает меня, уговаривает преподавать русский язык в школе, в одном поселке в тайге. Дают дом на двоих с одной девушкой, ее прислали учителем, в ту же школу. Местность вокруг сказочная, деревья в три обхвата. Высотой с небоскреб. Морозы под пятьдесят. Глаза мерзнут. А у нас туалет на улице. Воду привозили из Лены. Наливали в бочку у дома, мы с подругой скоренько, скоренько, скорее, скорее в дом воду таскаем, иначе замерзнет и до весны не разрубить. Прожили там год. Надо сказать, ни до, ни после я не испытывала такого плотного, всепоглощающего чувства внутреннего покоя. Идешь в унтах по снегу: хруст стоит, снег на солнце переливается разными цветами, воздух чистый, как святая вода. Запах кедров и снега. А вечером затопишь печку, дрова потрескивают, пахнет дымком, в окошке заря алая - так грудь блаженством стеснит, что мочи нет. Через год окрепла духом, приехала в Москву и развелась. Так первый брак завершился».
1.jpg
1.jpg (73.15 КБ) Просмотров: 780

Рука предлагает сведения по здоровью будущих партнеров.
Точный диагноз недоступен, но определенные диагностические возможности имеются.
Традиция, правда, утверждает, что в случае с эпилепсией линия Партнера образует или касается круговых рисунков, или пятен в форме круга от трех и более.
Как показывает практика, это выполняется не строго (чаще доступно только общее заключение о присутствии такого заболевания), хотя в нашем случае, мы имеем знаки, предписанные традицией (рис. 4, - красный, линия Партнера - оранжевый).
Еще один, подтверждаемый наблюдателями рисунок - соединение линии Здоровья с линией Брака.
Трактуется лапидарно - больной муж (рис. 4, линия Здоровья - зеленый, линия Брака - желтый).

В. Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#3 Admin » 25.10.2014, 16:09

Интрига небесная

«Дышать солнцем, кутаться в шелк моря. Никуда не ходить, никого не видеть, ни с кем не общаться, ничего не смотреть, никаких поездок, никаких встреч — хватит. Только море. Пляж. Плавать и лежать без конца. Картинка, поставленная желанием на сцене мысли. Выступления, переезды, невидимое давление времени и видимое сопротивление пространства. Отдохнуть хотя бы день, два, лучше неделю. Но и думать нечего, не выскочить, не вырваться, все сцеплено, как железнодорожный состав. Без всякого перерыва — сразу выезд в Финляндию. Как я не хочу туда ехать, не могу. Не выдержу. Не вынесу физически. Хоть бы что-нибудь произошло, чтобы не поехать. Чтобы хоть на два, на три денька к морю. Жернова тайные крутятся, мука мелется. Не постичь, каким чудом, но случился сдвиг, пробел — выпадает семь дней свободных. Не раздумывая, решаю махнуть в Хорватию, после гастролей у меня там много друзей. Лететь до Сплита оказалось дорого. В Загреб дешевле, а оттуда на автобусе. В Сплите у меня есть знакомая. Думала у нее остановиться. Накануне вылета звоню ей в Сплит, сообщаю: «Еду». — «Прекрасно, — говорит она, — замечательно. Только есть одно «но», я в момент твоего приезда буду в Загребе». — «Так я и прилетаю в Загреб». — «Не может быть! Потрясающе. Когда?» Я назвала дату и рейс. «Прекрасно. Единственное, что я буду в театре в это время. Но тебя встретит мой друг, потом я приду из театра, на следующий день мы на моей машине поедем в Сплит». — «Здорово, — говорю я, — повезло мне». Лечу в Загреб. Самолет в воздухе, я в самолете, тело в кресле, воображение в Сплите. Я на своем любимом месте, на моле, где уже сидела когда-то. Закрываю шторы век, слушаю шум волн, никому не даю голоса. В Загребе меня встретил друг моей знакомой, отвез к себе домой. Мы поели, потом играли с детьми, потом смотрели ТВ, потом приехала знакомая со своей подругой, тоже из Сплита. Оказывается, они были вдвоем. Утром погрузились в машину. «Слушай, Сплит никуда не денется. Давай мы тебе покажем страну», — хором предложили подруги, искрясь радостью. Хотели сделать приятное. Я кивала, улыбалась, думала, ну почему? Зачем? За что? В другое время я приняла бы это с восторгом. Но не сейчас. Душа переполнена, устала смертельно. Я не хочу этого. Я хочу на море — обездвижить тело, остановить ум. Мы поехали по стране. Я с грустью считала: осталось шесть дней, осталось пять, четыре. Когда осталось три дня, мы въехали в Сплит. Я ждала минуты, когда смогу остаться одна, пойти к морю. Наконец вышла из дома. Идти далеко: через порт, мимо сада, через скалы к уединенному кафе на выступе. Не дошла. Идя мимо пирса, заметила группу молодежи. Они ныряли, плавали, смеялись, кричали. Красивые парни, девушки. Что они делают тут, почему? Что их свело вместе? Не знаю, почему я задавала себе эти вопросы? Меня безотчетно тянуло к ним. Я подошла к пирсу. Вообще я никогда не прыгаю, я предпочитаю спускаться по лестнице. Я спросила девушку, которая плавала поблизости: «Тут можно нырять? Глубоко?» — «Да», — отвечала девушка. Я стянула сарафан, разбежалась, прыгнула солдатиком. Левая нога ударилась обо что-то. Резкая боль. Она быстро прошла. «Ничего, — подумала я, — ерунда». Нога ныла, но я терпеливая. Я продолжала плавать. Боже, как я ждала этого! Какое счастье! Проходит минут двадцать. Мало-помалу я чувствую: что-то не то. Какая-то слабость, тошнота, я на грани обморока. Хорошо, я плавала рядом с пирсом. Я подплываю, поднимаюсь по лестнице. Яркий, слепящий свет. Ступаю на сверкающий белый камень пирса. Под ногами разливается лужа крови. «Help», — шепотом кричу я, падаю в обморок. Темный тесный колодец. Далеко внизу — огонек. Человек поднимается ко мне снизу по лестнице с факелом в руке. Он глядит на меня. Я знаю этого человека. Не могу вспомнить. Он сует мне в нос факел. Откидываю назад голову, вылетаю из колодца. Вижу наклоненные участливые лица. Блаженство неведения. Не понимаю, где я, что это. Блаженство течет, истекает, испаряется последняя капля. Скачком, мгновенно все встало на место. Прыжок в море, боль, кровь, обморок. «Кто вы?» — спросила я. «Мы студенты-медики. Пришли покупаться». Загорелый парень улыбается, в руке вата, от нее веет нашатырем. «Врачи?» — «Да». — «Что со мной?» — «Глубокая рана на ступне». Смотрю на ногу. Она перебинтована. «Откуда бинт?» — «Мы с собой возим. У нас в машине все, кроме операционной». Они дружно засмеялись. «Спасибо», — сказала я. «Мы вас отвезем. Где вы живете? На ногу лучше не наступать». Меня привезли к подруге. «Что случилось?» — всплеснула она руками. «Вот, — сказала я, — нырнула. Первый раз». — «Да, тебя просто нельзя оставить». — «Завтра в травмпункт, на перевязку», — сказали студенты, исчезли. Назавтра в больнице сделали перевязку. Все были такие милые, заботливые, ободрили, успокоили, денег не взяли. Я позвонила в Москву. «Оставайся сколько нужно, — ответил главный, — справимся». Действительно справились, я не поехала в Финляндию. Я осталась в Сплите. Ходить не могла, меня всюду возили, явилась вся масса друзей. Меня носили на руках, кормили, развлекали, доставляли на пляж, усаживали в кресло, подвешивали ногу, я днями сидела в полном счастье, бездумно созерцая бесконечное разнообразие моря. Через месяц вернулась в Москву. Я прихрамывала. Для вида. Мне было немного неудобно перед коллегами, но зато теперь я могла свернуть горы».
1.jpg
1.jpg (42.21 КБ) Просмотров: 771
2.jpg
2.jpg (41.18 КБ) Просмотров: 771

На левой руке тонкая косая линия с вилочкой пересекает складку, отделяющую безымянный палец от ладони. По наблюдениям Д. Стояновского — это повреждение левой ноги (рис. 4, линия — красный).

Владимир Финогеев 19.11.2012 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#4 АРОН » 09.11.2014, 20:47

Контакты второго типа

«Лошадь внезапно мощно скакнула вбок. Седло уехало, я оказалась в воздухе. Легкость, с которой я покинула седло, была необыкновенна. Хотя постижима: тело пребывало в том же положении, а лошадь переместилась. Тело отстало. Оно зависло в том месте, где лошадь только что была. Это очень странное ощущение. Кажется, что ты все еще на чем-то сидишь. Правда, кажется недолго. Конечно, ничего такого в этот момент не думаешь. Момент и сжат, и в то же самое время растянут. В животе холодок, потому что живот не знает, что известно голове. Голова уверена — тело упадет на землю, живот в этом не уверен. Вот в нем и сквознячок. Эти мысли приходят позже. А пока ты свободен, потому что находишься в свободном падении. Но потом, некоторое время спустя, начинаешь мечтать о том, что хорошо бы иметь в кармане такую штучку типа пульта — нажимаешь кнопочку, останавливаешь картинку, потом жмешь на другую кнопочку и отматываешь назад. Обычно я ездила на милой очаровательной и даже застенчивой лошадке Шуне. Каурая Шуня была послушна, надежна. Когда я впервые заглянула в ее бархатные карие глаза, я поняла что-то очень важное в жизни. Что-то совершенно другое, не принадлежащее всему предыдущему опыту. Мы хорошо ладили с Шуней. Но наезднику необходимо скакать и на других лошадях. Надо набираться опыта, расти. Лошади индивидуальны. Непохожи. У каждой характер, повадки, интеллект, свой уровень благородства, моральных качеств. Покладистые и миролюбивые, отважные и пугливые, упрямые и хитрые. Бывает, встанет на плацу как вкопанная. Всадник и так и эдак, икрами придавливает, поводьями понуждает, все без толку. Тут издали доносится голос тренера. Лошадка становится шелковой и сама быстренько отрабатывает всю программу. Или затягивает наездник подпругу, а лошадь специально надует живот. Усядется незадачливый ездок, а лошадка животик назад вберет, подпруга ослабнет, седло набок. Другая увидит двигающийся, извивающийся шланг, придет в ужас, решит, что это змея, начнет метаться, прыгать и козлить. Остальные пугаются за компанию. В общем, все это так похоже на людей. На момент падения я владела основами верховой езды. Стояла прекрасная погода. Летний день, ни жарко, ни холодно. Тренер говорит: «Возьми сегодня Бусю». Буся — вороной мерин, известный своей хитростью и коварством. Любитель сладкого. Пока седлаешь, он тянется к карману в поисках сахара или сухаря и может хорошо тяпнуть. Зубы большие, желтые, кривые. За ним глаз да глаз. Я оправила жакет, внутренне собралась. Меж наездником и лошадью идет невидимое противоборство. Кто возьмет верх. Кто будет главным. Животное следит за тобой, чувствует, как и что ты делаешь, что у тебя внутри, можно ли пренебречь командами или придется подчиниться, можно с тобой задурить или все будет строго. Подошла к Бусе. Тот глянул на меня коричневатым янтарем. Я уверенно потрепала его по холке, погладила морду, достала сахар. Пока он теплыми губами забирал добычу, вставила трензель, надела оголовье и перекинула повод на шею. Затянула подпругу. Вывела на плац, вскочила в седло. Лошадь вела себя прекрасно. Придавливаю бока — идет вперед, трогаю повод — поворачивает куда надо. Я ощутила торжество победителя, гарцевала с наслаждением. Отвлеклась, перестала следить за обстановкой. Что произошло — неясно до сих пор. Я пропустила миг, когда Буся испугался, напрягся, прижал уши, — все осталось незамеченным для благодушного сознания. Только когда седло резко ушло в сторону, привычная картинка взорвалась и исчезла. Хорошо, ноги не застряли в стременах. Все-таки опыт сыграл роль, я заучила правило — пятка вниз, стопы слегка опираются широкой частью на стремена. Падаю на локоть. Вскакиваю, бегу к лошади, хочу сесть в седло. Поднимаю правую руку — резкая боль. На силе воли залезаю в седло. После занятий не было сил переодеться, так в бриджах и сапогах и отправилась в травмпункт. Определили отрыв бугра плечевой кости. Месяц ходила с рукой на привязи. Потом, много лет спустя, начались точечные боли в области локтя. Поднимаю руку — боль. Просовываю в рукав — как гвоздь входит. Пошла к врачам, посоветовали примочки. Не помогло. Другой врач назначил мази. С тем же результатом. В Цюрихе рассказала местному хирургу о полученной травме. Он осмотрел. Сообщил о разрыве какой-то суставной манжеты. Я рассказала о боли, о том, что мне посоветовали массаж — пальцем давить в точку, где болит. Я указала на место чуть выше локтя. Врач рассмеялся: «У мужчин при такой проблеме болит плечо в области погон. А вот у женщин по-другому. У женщин боль проявляется на 10—15 см ниже. Так что массаж бесполезен. Нужна операция». Я думала, речь о лапароскопии, но это была сложная полостная операция. Полгода восстанавливалась. Разрабатывала руку. Но то падение с лошади считаю хорошим уроком. Я узнала, какое дело является самым важным. Самое важное дело то — как высказался Лесков Николай Семенович, — которое сейчас делаешь. Потому собранность, концентрация внимания на том, что делаешь, постоянная бдительность. Продолжаю заниматься конным спортом, больше не падала».
1.jpg
1.jpg (63.73 КБ) Просмотров: 759
2.jpg
2.jpg (64.31 КБ) Просмотров: 759

По индийской традиции травмы рук проецируются на линию головы под мизинцем той руки, на которой происходит ушиб, трещина, перелом и т. п. В нашем примере на фрагментарном продолжении линии головы имеется прямоугольное образование, выражающее отрыв плечевого бугра (нарушение группы С). Операция дана поперечной линией (рис. 4, продолжение линии головы — зеленый, прямоугольник — оранжевый, поперечная линия операции — желтый). По Д. Стояновскому, повреждение руки выводится под мизинец, в нашем примере это короткая вилочка, операция обозначена короткой поперечной линией (рис. 4, вилочка, ушиб плеча — красный, операция — синий). Согласно обеим школам (западной и восточной), травматизм при контактах с животными представлен линией из поля 10 в поле 1, то есть из зоны Сатурна в зону Венеры (нарушение группы С, рис. 4, коричневая линия).

Владимир Финогеев 28.02.2011 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#5 АРОН » 10.03.2015, 17:17

Песчаная роза

«Хоть бы икнулось с утра, ан нет. Или бы в ногу вступило. И сон без сновидений. До начала выпускных экзаменов оставалось несколько дней. С утра надо было в школу на консультацию. Я вскочила с кровати. Выглянула в окошко. Солнце светило вовсю. «Понятно», — сказала я. Выпила чаю, съела бутерброд, натянула джинсы, майку, понеслась в школу. Прибежала вовремя: в классе стоял ор и грохот. Вошел учитель. Народ нехотя угомонился. «Вот и школа закончилась», — подумала я, легкая грусть охватила. Мелькнула в глубине памяти длинная картинка школьных лет. Я посмотрела на подругу. Она сидела рядом, глядела в окно. Тоже, наверное, взгрустнулось. У меня немного защемило сердце — так, чуть-чуть. Мы с Наташкой дружим с первого класса. Я легонько толкнула ее в плечо, чтобы развеселить. Она повернулась ко мне. Я ей подмигнула, мол, ничего, прорвемся. Она подмигнула в ответ. Мы заулыбались — много ли надо в юности? После консультации вышли на улицу. Наташка взглянула на небо, говорит: «А поехали купаться». — «Да куда ж купаться, экзамен на носу». — «Ну чего, мы не сдадим, что ли?» — «Да сдадим, — сказала я, — но надо бы освежить». — «Ну вот покупаемся, освежимся». Мы засмеялись. «Куда поедем?» — спросила я. «К нам на дачу. Беги переоденься, возьми купальник и ко мне. Сегодня суббота, папа поедет на дачу и нас захватит». — «Хорошо», — я рванула домой. «Ты куда это собралась?» — бросила на меня мать пытливый взгляд, едва я переступила порог дома. Как она это сечет, уму непостижимо. «На дачу к Наташке». — «Это еще зачем?» — «Да мы, это... — Тут я прикусила язычок, не скажешь же, что купаться едем. — Ма, мы, это, с Наташкой у нее на даче к экзамену будем готовиться. Здесь жара, пыль, духота, а там красота, воздух, покой». — «Готовиться? Точно?» — мать смотрела несколько иронично. «Мам, я уже взрослая, все понимаю». — «Ну ладно, — смягчилась мама, — поезжайте. Только уговор». — «Какой?» — «Поменьше болтать, купаться и загорать, побольше учебники читать». — «Нет-нет, какое купание, только учебники, ну если только чуть-чуть». Я покидала в сумку купальник, платье, полотенце, тетради, пару книг. Чмокнула маму в щеку. «Поешь!» — крикнула мама, когда я была уже в дверях. — «Не хочу». — «Деньги есть?» — «Да». Я выскочила на лестницу и через десять минут была у Наташки. Дверь открыл ее папа: «А, проходи, проходи, Леночка». Наташка, конечно, была не готова, сидела на кухне, у окна, намазывала хлеб маслом. Протянула мне: «На. Садись. Бери молоко, пей». Я откусила хлеба, запила холодным молоком. Странный вкус, мы так не едим. Вошел Наташкин папа: «Девочки, по машинам». Он вручил нам пару сумок и корзинку. До дачи доехали за час. Машина остановилась перед бурыми воротами. Мы выпрыгнули из машины. Я остолбенела: воздух был необыкновенный. В машине этого не чувствовалось, хотя окна были открыты. Мы перетащили скарб в дом. Наташка увлекла меня на второй этаж. «Вот моя комната. Спать будешь тут, — бросила Натка, подведя меня к дивану, стоявшему в нише окна. — Надо проветрить», — Наташка отворила настежь белые створки. В окна лезли ветви яблонь. Буйство зелени волновал ветерок, принося в комнату запахи цветов, хвои. Птичий щебет, свист, чириканье доносились отовсюду. Я глубоко вдохнула: «Хорошо». «Переодеваемся, — крикнула Наташка, скинула с себя платье. Натянула купальник. Я за ней. — Бежим!» Мы скатились по лестнице, помчались в сторону озера. Скоро очутились на песчаном берегу, с кое-где торчащими кустами травы. «Ну, нырнем», — я стала толкать подругу к воде. «Нет, нет, надо сначала остыть, подготовиться, так нельзя», — заупиралась Натаха. «Ничего не надо готовиться, надо сразу. В этом весь кайф», — я пыталась затолкать Наташку в воду и макнуть с головой. Наташка вырвалась. Мы помчались по берегу. Я крупными прыжками догоняла ее. «Ну, Наташка, держись, ну, погоди!» Наташка заливисто визжала. Тут соляной ком подкатил под горло, виски обдало жаром, круги красные перед глазами, острый длинный удар в стопу, да еще с разворотом, хрустом. Особенно хруст. Что это? Я подняла ногу, стопа была в крови, красный ломоть свисал от пятки до пальцев. Кровь крупно капала на песок. Я, видимо, вскрикнула, я этого не помню. Наташа оборотилась. В ее глазах изобразился ужас: «Что такое? Что? Что?» Я зажала руками рану. В такие минуты на меня вдруг накатывает спокойствие и юмор. «Да вот на розочку напоролась», — сказала я. «Какую розочку?» — не поняла Наташка. «Да вон, бутылочную». Она бросила взгляд вниз, увидела кровавый цветок бутылки. Она побледнела, зашаталась. «Да ерунда, чего ты», — ободрила я ее. «Я сейчас, я сбегаю за папой. Жди». Она унеслась. Вскоре появился папа с аптечкой. Он обработал рану. Туго забинтовал: «Ну как, сможешь дойти до дома?» — «Запросто», — сказала я и, почти не хромая, зашагала к даче. «Ничего, до свадьбы заживет», — сказал Наташин папа. «Абсолютно», — отвечала я. Поначалу мне казалось, что нога не болела. Мы сели за книги. Однако ученье не шло на ум. В ноге бился пульс, а бинт напитался кровью.
Отец Наташи еще раз перевязал. «Утром отвезу тебя в больницу». Ночь была жуткой. Бесконечно-мерные удары молота в стопу. Нога горела. Как дожила до утра? В травмпункте сказали: «Зашивать поздно, сутки прошли. Придется так». Сменили повязку, отпустили. Наступать на ногу я не могла. Пришлось ходить на костылях. Так и сдавала экзамены. То ли меня жалели, то ли память обострилась, сдала неплохо. Два месяца передвигалась на трех ногах — одна своя, две деревянные».
1.jpg
1.jpg (76.18 КБ) Просмотров: 728
2.jpg
2.jpg (158.97 КБ) Просмотров: 728

На левой руке линия головы пересечена вилочковой фигурой (рис. 4, пересечение — красный, линия головы — зеленый). Признак относится к группе С и выражает нарушения системы самосохранения, приводящие к повреждению конечностей. В нашем случае это левая нога.

Владимир Финогеев 28.11.2014 Владимир Финогеев «7 Дней»
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#6 Admin » 25.09.2015, 11:34

Бесконечное долголетие

Рассказывает Лидия Александровна Игнатова.
Я вошел в комнату, Лидия Александровна Игнатова лежала на кровати слева, у окна. Увидев, что к ней гость, она попыталась сесть, но не получалось, и я помог ей. «Что с вами случилось? — спросил я. — Почему вы не можете ходить?» — «Да вот», — сказала она и приоткрыла одеяло. И я увидел, что левую ногу у нее отняли по бедро. Я содрогнулся, представляя, что пережил человек, потерявший ногу. Сколько душевных мучений и физической боли ему пришлось вытерпеть. Я уже пожалел о вопросе, заданном так небрежно, но тут Лидия Александровна взглянула на меня и улыбнулась. Она вела себя без всякой бравады, но было видно, что и на жалость не рассчитывает, улыбка у нее была открытая и взгляд веселый. Я поддержал ее настроение, улыбнулся и спросил: «Где же вы ногу потеряли?» — «Так врачи отобрали...» — «А вы бы не отдавали!» — «Я и не отдавала. А они сказали, что надо». — «Для чего надо?» — «Говорят, либо вы отдаете ногу и сохраняете жизнь, либо наоборот. Что вам дороже: жизнь или нога?» Оказалось, жизнь дороже». Она положила руку на солнечное сплетение: «Вот здесь есть что-то такое, что живет само по себе. Думаешь, ты выбираешь, а за тебя уже все выбрали. — После паузы произнесла: — А почему-то хочется еще пожить». Я тем временем достал краску, положил на столик листы бумаги, приготовил валик. «Что вы собираетесь делать?» — спросила она. «Хочу снять у вас отпечатки рук». — «Для чего?» — «Ищу признаки долголетия. Пытаюсь выяснить, как прожить долго. Должен быть какой-то секрет. Может, вы знаете какой?» — «Я об этом не думала, — отвечала Лидия Александровна, — тут надо поразмышлять». И она тут же выполнила свое намерение, замолчала, погрузившись в раздумья. По ее лицу было видно, что проблема не поддавалась легкому решению. Я перевернул коробку и энергично ее потряс, чтобы краска вытекла. Лидия Александровна рассеянно наблюдала за моими действиями. «Да, тут загвоздка, — произнесла она, — секрета не знаю. Одно скажу: жить долго — это как с квартиры на квартиру переселяться, а квартиры все хуже и хуже». Я не очень понимал, о чем она. Она пояснила: «Из молодого в старое переселяешься. Получается, живешь, чтобы в итоге стать старым. А старость не в радость. Немощь приходит... Для чего же это нужно?» Я не предвидел, что разговор примет философский характер. Ответил: «Давайте подумаем. Если за смертью ничего нет, получается, цель жизни — старость, а если за смертью есть что-то, то целью вполне может быть немощь». — «Это уж я не понимаю, — сказала Лидия Александровна, — это как же?» — «Бог сказал апостолу Павлу: «Сила моя совершается в немощи». А что это значит?» — «Да, что?» — Лидия Александровна посмотрела на меня с большим ожиданием. «Пока человек в силе, он Богу противоречит, Бога не хочет, не видит и не слышит и гибнет. А в немощи он Богу не противится, впускает в себя Божью волю, Она в нем и через него работает, тем он спасается и попадает в Царствие Божие, где нет смерти. Иными словами, через немощь человек может достигнуть бесконечного долголетия. — Я продолжил: — Но это не та немощь, которая есть простая слабость физическая, это другая немощь. Отказ от себя, самоумаление, это высокая немощь». В глазах Лидии Александровны загорелся огонек: «Вы знаете, я жила и про себя о чем-то таком думала, о чем-то глубоком, все искала какого-то ответа. И этот ответ, мне кажется, похож на то, что вы говорите». Я хотел было высказать еще одну мысль, но не стал — из-за ее парадоксальности. Суть в том, что немощь управляет силой. Мозг по сравнению с костью или мышцей простое желе, а мысль — вообще невесомая штука, но именно мысль преобразила мир, подчинила себе камень, железо и воду. Самое важное было сказано, и этого достаточно.
Вслух сказал: «Давайте все-таки и о вас поговорим, расскажите о себе». — «Я родилась 19 января 1927 года на Киевской железной дороге, станция Востряково. Жили мы в деревне Михалково. Наша деревня тогда была большая, дворов сто точно насчитывалось, но церкви у нас не было. Церковь находилась в селе Очаково, от нас примерно в двух километрах. Мой отец, Александр Александрович Игнатов, был скотником, лошадей гонял. С матерью они развелись, поэтому я мало что знаю о его жизни. Разве что прожил он мало, всего 40 лет, спился. Мать, Мария Петровна Лелехина, 1904 года рождения, прожила долго, до 90 лет. Она работала продавцом в торговой палатке, овощи продавала. В нашей семье было трое детей: я, сестра Нина и брат. Нина еще жива, брат умер. Я окончила семь классов, училась в школе на Смоленской, поскольку мы переехали из Михалково в Матвеевское. После окончания школы пошла работать продавцом в продуктовый магазин. Вышла замуж за Виктора Матвеевича, фамилию оставила свою. Муж — рабочий, токарь, с 1924 года, он умер в возрасте 80 лет».
Она остановилась. Взгляд ее наполнился прошлым. «Всего не расскажешь, тут тысяча и одна история... Столько всего было! Страшно подумать, что все это в одну мою жизнь уложилось». — «Вы курили, Лидия Александровна?» — «Нет, никогда не курила и не пила. Слава богу, не нужно мне было этого. Я шустрая, бойкая была, во мне все кипело, зачем еще вино тут?» — «Что пожелаете молодежи?» — «Главное, чтобы здоровыми были, берегли тело, да и душу не забывали. У нас ведь молодежь хорошая, замечательная, они точно к Богу придут. А вот те из стариков, которые говорят, что молодежь у нас хамы да нахалы, — сами такие».
1.jpg
1.jpg (146.9 КБ) Просмотров: 670
2.jpg
2.jpg (145.25 КБ) Просмотров: 670

На левой руке линия жизни далеко отступает от большого пальца, ее пересекает главная ось, что указывает на ресурс в 95 лет. Кроме этого мы наблюдаем дубликат линии жизни, который прибавляет к ресурсу до 5 лет (рис. 4, линия жизни — зеленый, дубликат — желтый, главная ось — черный). Есть, однако, и серьезные нарушения, которые снижают продолжительность жизни и, в частности, выражают ампутацию ноги вследствие гангрены: 1) две линии головы, которые входят в перекрест (рис. 4, линии головы — оранжевый); 2) звездное образование на нижней ветви линии головы (рис. 4, звезда — красный); 3) треугольно-крестовидные фигуры на верхней линии головы значительно усиливают эффект звезды (рис. 4, фигуры — синий).

25.09.2015 В.В.Финогеев «7 Дней»
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#7 АРОН » 03.11.2016, 11:22

Ответ

Познакомившись с Валерием Ивановичем Микиным, я обратил внимание, что левая нога у него отнята по...

Познакомившись с Валерием Ивановичем Микиным, я обратил внимание, что левая нога у него отнята по колено. «Когда вы родились, Валерий Иванович?» — «Четырнадцатого мая 1945 года в Умани Черкасской области Украинской ССР. Отец, Микин Иван Ильич, 1918 года рождения, служил в ВВС, воевал. Мама, Мингалева Нинель Алексеевна, родилась в Иркутске. В войну оказалась в Умани, отец освобождал этот городок в 1944 году, там они познакомились и поженились». — «Умань стоит на реке?» — «Да. Река Рось довольно большая, мы там рыбу ловили. В Умани есть Софиевский парк, какой-то граф или князь разбил его в честь своей любимой, которую звали София. Деревья так посажены — если лететь на самолете, смотреть с воздуха, то образуется имя София. Отец служил, его переводили в разные города. Отца направили в Польшу, мать со мной грудным поехала с ним. Поселились у польки. Однажды, когда отец был на службе, пришли бандеровцы, искали советских офицеров. Заходят в дом, мать взяла меня на руки. Бандеровцы спрашивают у хозяйки, указывая на нас: «Кто это?» Полька ответила: «Это моя дочь с ребенком». Спасла нас, получается... Бандеровцы ушли. Потом мы жили в городе Белая Церковь, тоже на Украине. Потом в Мелитополе. Закончил отец службу в Моздоке, его назначили там командиром базы стратегической авиации. Оттуда он ушел на пенсию в чине подполковника, ему дали квартиру в Севастополе. Я окончил 11 классов и получил аттестат в Моздоке, затем поехал в Севастополь поступать в Нахимовское военно-морское училище. Первый раз в 1963 году не прошел, поступил на следующий год. Окончил училище в 1969 году в звании лейтенанта, был направлен в Зеленоградск Калининградской области. Занимались секретной работой, не буду говорить какой, рано. Ходили в морские походы с заданиями, по полгода в плавании». — «Когда вы женились?» — «Еще в училище, на третьем курсе. Когда жили в Моздоке, в десятом классе познакомился с девушкой на танцах. Поступил в училище, все это отодвинулось. А потом приехал в Моздок, случайно встретились, отношения вспыхнули с новой силой». — «Как ее звали?» — «Миля, отец — грузин, мать — кабардинка». — «Должно быть, девушка с темпераментом». — «И красавица какая! От нее у меня три дочки. Первая дочка родилась еще в Моздоке. Потом Миля переехала ко мне в Севастополь». — «Где там жили?» — «Я в училище, она с дочкой жила у моего отца, он к тому моменту развелся с матерью, у него была двухкомнатная квартира. Затем поехала со мной в Зеленоградск, там дали квартиру. В 1979 году направили на службу в ГДР, на полуостров Вустров, на Балтике. Там жили в старинных немецких домах, с печным отоплением, на берегу моря, летом мы купались. В 1984 году вернулись в Зеленоградск. В 1985 году развелись с женой». — «Почему?» — «У нее были какие-то претензии ко мне, у меня к ней. Были основания думать, что она была неверна мне. Я по полгода плавал, она оставалась одна. Квартиру я отдал ей, она поменяла ее на трехкомнатную в Моздоке и уехала туда с дочерьми. А я поехал к брату Виктору в Москву. Проезжал через Калининград, захотел найти могилу Канта, не знаю зачем, отыскал бывший кафедральный собор Кенигсберга. Собор еще не был восстановлен после войны. Крыша отсутствовала, неровные стены, груды кирпичей, кучи мусора... Вдруг вижу на стене надпись: «Иммануил Кант». Внизу надгробие... Почему-то это меня поразило. Что-то как щелкнуло внутри, с тех пор стал писать стихи». — «Стихов много?» — «Много. У меня и публикации есть». — «Прочтите что-нибудь». Он прочел: «Мир жив любовью, / Осознанной Тобою. / Не оставляй Любовь, / Найди ее в себе. / Прими свои желанья...» — «Продолжим. Что было потом?» — «Тут так: я приехал к брату в Москву, он окончил МВТУ имени Баумана, защитил диссертацию, работал на кафедре. У него была дача в районе Кубинки, я поселился там, работал в совхозе имени 22-го Партсъезда. Потом познакомился с подругой жены брата, женился на ней, у нее было двое сыновей. Юра, малой, жил с нами, старший — отдельно. Я поднял его, направил в Бауманское училище. Так прожили двадцать лет. Отношения с женой стали вянуть. Юра вырос, привел девушку. Я оказался не у дел, думал, надо уйти, освободить место...» — «Расскажите, а как вы потеряли ногу?» — «Раз зимой был у друга, выпили, поехал домой, ждал автобуса долго, ноги замерзли. Пришел домой, говорю жене: «Что-то ног не чувствую, особенно левую». Она налила горячей воды, ноги попарил, вроде отошло. Утром, как обычно, пошел на работу... А через месяц вдруг левая нога покрылась сыпью. Пошел к врачу, тот сказал: «Ого! Давай сдавай кровь». Оказалось, началась гангрена. Врач заявил, что нужна операция. Так ногу мне и отрезали». — «Эта операция что-то изменила в вашей жизни?» — «Конечно. Хотя я сам виноват. Не надо было в горячей воде ногу парить, нужно было в холодной. Может, и сберег бы ногу... Без нее оказалось тяжело. Сначала ходил на костылях, потом сделали протез. Похожу несколько дней — сразу кровавые мозоли на культе. Там же кожа нежная. Так и чередовал: месяц на костылях, потом на протезе, появляются мозоли — возвращаюсь к костылям. Все это долго продолжалось. Но потом кожа огрубела, теперь спокойно хожу, могу три километра за раз пройти». — «Может, стоило побороться за ногу?» — «Опоздал. Анализ показал, что кровь у меня уже сворачиваться начала. Могло быть общее заражение крови. Вот нет ноги, но зато есть чем заняться: протез сложно устроен, так я его разбираю, подкручиваю, укрепляю...»
1.jpg
1.jpg (80.21 КБ) Просмотров: 426
2.jpg
2.jpg (79 КБ) Просмотров: 426

На левой руке линия сердца имеет нарушение конфигурации со сдвигом линии (рис. 2, линия сердца — розовый, сдвиг указан синей стрелочкой) — это нарушение группы В. В поле 5, которое называется верхним бугром Марса, наблюдается решетчатая структура. Согласно преданию, решетка в этом месте — опаснейший знак, считалось, что она предрекает мучительную насильственную смерть (рис. 2, решетка — красный). Но опыт показал, что это не совсем так, без нарушений папиллярного узора (группа А) и первостепенных линий (группа В) решетка не приводит к смерти. Линия жизни (рис. 2, зеленый) имеет истончающуюся вилочку, прорезанную двумя линиями с треугольными фигурами (рис. 2, оранжевый), — это нарушение групп В и С. Сдвиг линии сердца слева, решетка, истончение линии жизни, треугольные фигуры — все эти признаки на левой руке указывают на ампутацию левой ноги.

03.11.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#8 Admin » 26.01.2017, 13:50

Уклонение от полета

Мы встретились в коридоре. Большой человек сидел на диване, а в руках держал клюшку. Врач Николай...

Мы встретились в коридоре. Большой человек сидел на диване, а в руках держал клюшку. Врач Николай Александрович Мальвин произнес: «Это Шарапов Ленар Миннапович». Затем представил меня. Я объяснил, для чего исследую руки — ищем признаки долгожительства. «А чего искать? Я и так знаю, что до 100 лет проживу!» Мы засмеялись. «Вот и посмотрим, написано ли это на вашей руке». Мы отправились в комнату. Ленар Миннапович с трудом поднялся и, опираясь на палку, шел впереди, прихрамывая. «Что у вас с ногой?» — спросил я. «Да чего уж теперь...» — он махнул рукой. Я был озадачен. Мы сняли отпечатки с его ладоней, начали разговор. «Когда и где вы родились?» — «В сельской местности». — «Где именно?»— «Деревня Кульбаево-Мараса». — «Где ж такое место?» — «В Казанской области. Отец был призван на фронт и пропал без вести. А мать родила меня прямо в поле. Раньше в той области не было роддомов, работали до последнего, рожали, где прихватит, потом, конечно, сразу бабушки набегали, помогали... Мама работала дояркой, а через два или три года мы уехали из деревни в Москву, к маминой сестре. У нее самой было шестеро детей, а тут мы еще. Тяжело пришлось...» — «Где работала ваша мать?» — «Дворником поработала, потом устроилась в метро, продавала билеты, смотрела за порядком. Я окончил семилетку и пошел работать электриком». — «Были опасности на работе?» — «Какие опасности?» — «Ну, взялись за неправильный провод, током ударило...» — «А мне показали, за что не надо браться, я запомнил. Так что опасностей не было». — «Что потом?» — «Призвали в армию». — «Где служили?» — «Оп¬ределили в стройбат, служил в Литве, потом направили в Североморск, оттуда демобилизовался». — «Где стали работать?» — «Устроился маляром на опытный механический завод на «Новокузнецкой», в районе, где мы жили». — «Чего красили?» — «Я был маляр-высотник». — «Это интересно. Так вы на тросах спускались с крыши?» — «В основном красили на лесах, но бывало, и на страховочном поясе». — «Не боитесь высоты?» — «Нет». — «Неужели, когда вниз смотрите, вам не страшно?» — «А я вниз не смотрю. Это запрещено. Нас так учили: смотреть только вверх». — «Оказывается, у вас есть свои правила и хитрости?» — «А как же. Еще производился строгий отбор на медкомиссии: годен или нет». — «И как проверяли?» — «Как космонавтов. Все померяют, потом сажают в колесо и вращают. Если голова не кружится — берут». — «И что, у вас не кружилась?» — «Нет». Я посмотрел на крепкую фигуру Шарапова. «Спортом занимались?» — «Да. На заводе организовывали клубы. Летом мы играли в футбол, баскетбол, волейбол, зимой — в хоккей. Теннис настольный я всегда очень любил. А сейчас на тренажерах занимаюсь». — «Мама выходила замуж второй раз?» — «Да. В середине 50-х годов». — «У нее еще дети были?» — «Родился еще один сын. После этого нам дали трехкомнатную квартиру в Новогиреево». — «Вы сами женились?» — «Да. Мне было 24 года». — «Где вы познакомились?» — «В селе Нагаево Ульяновской области». — «Как же вы туда попали?» — «Отчим повез к себе на родину, навестить многочисленных родственников. Там мы и познакомились, там и свадьбу сыграли». — «Так сразу и женились?» — «Ну да. Увидел девушку, понравилась, женился. Жену мою звали Катя. Екатерина Камаловна». — «Дети родились от этого брака?» — «Двое. Дочь Зоя и сын Ринат». — «Жена жива?» — «Жива, но мы развелись». — «Из-за чего?» — «Выпивал я...» — «Понятно. А что у вас с ногой?» — «Я курил много, сосуды испортил, началась гангрена. Левую ногу отняли по самое основание. Причем проблемы с ногой начались на отдыхе. Поехали с женой на море. Приходим на пляж, а там объявление: «В шторм купаться запрещено». — «А вы, естественно, полезли?» — «А как же. И не я один. Масса народу полезла, все хотели на волнах покататься. После купания нога вдруг распухла, может, от грязи, волной поднимавшейся со дна... В Москву приехал, на «скорую» — и в больницу. Назначили операцию... После нее хирург сказал: «Ничего страшного, с одной ногой тоже можно жить. И жениться, и детей рожать, и дом построить, и дерево посадить. На эту протез наденете, а вторую ногу берегите. От табака надо отказаться». — «Отказались?» — «Не отказался. Но курить стал меньше. Вот пить бросил. Старик какой-то вылечил, врач. Я пришел, он меня попшикал чем-то: волосы, нос, рот. Говорит: «Сейчас пойдете домой, не заходите в магазин. И два дня еще не ходите в магазин. А потом все — пить больше не будете». — «И как?» — «Как отрезало. Два дня продержался, теперь все: в рот не беру. Могу выпить на Новый год или день рождения одну рюмку, не больше, не тянет. В следующем кабинете от табака лечили, но я туда не дошел». — «Это платная была процедура?» — «Да, руб¬лей семьдесят я заплатил». — «Дети навещают вас?» — «Дочь не навещает, а сын и не может — у него нога отнялась. Не пойму, откуда это, ни у кого не было в роду. Странно». — «Что, по-вашему, надо делать, чтобы прожить долго? Вот вы до ста собираетесь прожить...» — «Я пошутил». — «И все-таки?» — «Я думаю, спортом надо заниматься, это главное». — «Что пожелаете молодежи?» — «Не курите — берегите ноги, не пейте, никогда не принимайте наркотики. Будьте жизнерадостны!»
1.jpg
1.jpg (86.68 КБ) Просмотров: 325
2.jpg
2.jpg (91.12 КБ) Просмотров: 325

На правой руке под средним пальцем наблюдается звездное образование (рис. 2, красный), звезда в этом поле имеет несколько значений, нам подходят два — несчастный случай и суицидальные наклонности. Первое имеет отношение к ампутации ноги, второе — избыточное курение и пристрастие к спиртному, что трактуется как неосознанный суицид. Два крестика под мизинцем (рис. 2, желтый) означают финансовые проблемы и травму ноги. Большой остров на линии Солнца (рис. 2, остров — розовый, линия Солнца — зеленый) означает переживания из-за утраты конечности. «Задир» на линии головы и сложный уголок с левой стороны (рис. 2, линия головы — оранжевый, «задир» — синий под белой стрелочкой, уголок — черный) указывают на ампутацию левой ноги.

26.01.2017 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев


Вернуться в Травмы, переломы, операции.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость