Аварии.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Аварии, пожары, наводнения...

Описание: Все по темам....

#1 АРОН » 12.09.2014, 18:14

Без прав

«Было лето. Самое начало девяностых, может быть, даже сам девяностый. Мы с подругой возвращались с дачи. Нам было по девятнадцать. Мы окончили художественное училище, умели держать в руках карандаш, жадно вдыхали ветер новизны, чувствовали себя бесконечно свободными, избавились от предрассудков. От этого наши моральные принципы несколько «усохли». Несмотря на наши революционные взгляды, мы были пристегнуты. «Москвич» покладисто преодолевал километры. «Откуда у тебя эта тачка?» — спросила подруга. «Ты не поверишь». — «Да ладно, с чего бы это». — «Так слушай. Отец сгонял за границу — послали по работе, — там он купил телевизор, привез сюда. Подарил мне, я продала, купила машину. Круто, правда?» — «Круто. Там просто смотришь, а тут смотришь — и едешь!» Дорога поворачивала. Я не заметила. Закатное солнце било в глаза. Машина шла вперед. Дороги впереди не было. Я посмотрела на подругу, та что-то весело напевала, дергая головой в такт. Дальнейшее происходило быстро. Сперва исчез шум от соприкосновения колес с асфальтом. В животе стало щекотно. Потом небо дважды перевернулось. Последовало несколько сильных глухих толчков. Удары я ощущала телом, звука не было. Его будто выключили. Тишина. Мы выбрались наружу. Машина всмятку. На нас ни царапины. Подруга сказала: «Слушай, а как мы выбрались?» — «Спроси чего-нибудь полегче». Мы посмотрели друг на друга, стали хохотать. Подруга согнулась пополам: «Как же мы выползли из этого чемодана?!» — «Нет, это бочка из-под пива, мы просто вылились оттуда!» — «Ха-ха-ха!» Подруга обошла машину: «Тебя, наверное, это огорчит, но с этой стороны твоя тачка стала похожа на телевизор. Отечественный». Смех напал с новой силой, он мучил нас. Появились гаишники. Вместо несчастных, изрыгающих проклятия и рыдания, они застали двух веселых барышень, которые помирали со смеху. Возможно, это навело их на некоторые мысли. Один из гаишников — в чине капитана. Шустрый, деловой. Другой был простой-простой парень, белесый, только что из деревни. У него на погонах не было ни одной звездочки, я затруднилась с определением его звания. Может, у него и не было никакого звания? Капитан сказал: «Вы грубо нарушили правила дорожного движения, вы это понимаете?» — «Да, — ответила я, — наверное». — «Не наверное, а точно, — констатировал капитан. — Ваши права, пожалуйста». Я достала права, протянула. Он их поизучал, прочитал там мое имя. «Нарушаем, Анна Григорьевна. Права придется изъять». Он сделал паузу. Потом произнес: «Но...» Очевидно, пауза была со значением. «Но?» — переспросила я. «Но что?» — повторила подруга. Капитан смотрел в сторону, я посмотрела туда же, там стоял белесый милиционер. «Но у моего напарника есть к вам интерес». — «Интерес?» Капитан кивнул: «Интерес». Я вновь посмотрела на молодого парня. Тот потупился. Ресницы у него тоже были белые. Я перевела взгляд на подругу. Она кивнула, подмигнула, шепнула: «Надо бороться за свои права. Хотя мне больше нравится капитан». Я еле сдержала смех. «А можно не сегодня?» — спросила я капитана. Он гостеприимно развел руками: «Как договоритесь». Мы с белесым обменялись телефонами. Через несколько дней созвонились, он назвал место. Это был некий километр того же шоссе. Интересно. На сей раз подруга подвезла меня на своей «шестерке». Мы увидели его издали. Он стоял возле своей машины. Капитана не было. Я вышла, подруга осталась в машине. Мы пошли к лесу. Место оказалось весьма живописным. Это очень интересно, думала я: на природе, среди травы, муравьишек, грибочков... В лесу он повернулся ко мне. Он был в форме, чистый, помылся. Протянул ко мне ручищи, обнял, поцеловал меня. Я отстранилась и протянула ему резиновое изделие, которое заблаговременно купила в аптеке. Он смутился, заморгал... В итоге парень оказался так впечатлен моей обстоятельностью, что вышел из игры, не успев начать ее. Так что мне не пришлось ничем жертвовать, чтобы вернуть свои права. Для кого-то это было бы драмой, но в училище мы прошли хорошую моральную подготовку. Мы считали себя крепышами в этом плане».
1.jpg
1.jpg (66.05 КБ) Просмотров: 788
2.jpg
2.jpg (88.41 КБ) Просмотров: 788

Один из знаков аварийной ситуации выглядит как прямоугольная конструкция на линии, которая пересекает линию жизни (рис. 4, красный, линия жизни — зеленый). Эта фигура относится к группе С. Для того чтобы получить телесные повреждения, этого мало. Нужны серьезные нарушения папиллярного узора, группа А1, и достаточные нарушения группы В, например, значительные разрывы первостепенных линий, таких как линии жизни, головы и сердца. На линии головы мы наблюдаем повреждения, в данном случае это микроразрывы, причем компенсированные, т. е. с перехлестом линий (рис. 4, линия головы — оранжевый), еще один дефект из группы В — перекрест линии жизни (рис. 4, перекрест — сочетание синего и зеленого). В будущем травматизм не исключен.
Прямоугольник рассказывает нам о том, что участники истории нарушили закон, и не только светский.

Владимир Финогеев
7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#2 Admin » 13.09.2014, 17:34

Бордюр

«Луч солнца озарил комнату. Я проснулась. Было около десяти. За окном голубое небо, прекрасный день. В душе была легкость, может быть, впервые за последние полгода. На кухне звенела посуда. Я прошла в кухню. «Будем завтракать?» — спросил отец. «Пожалуй, кофе выпью». Я взяла чашку, положила две ложки кофе. Чайник закипал. Я посмотрела на часы. «Торопишься?» — «Да нет». — «Куда-то едешь?» — «На день рождения к Косте». Отец прошелся в задумчивости. Чайник забурлил. Папа снял его. Налил кипятка в чашку. Кофе, растворяясь, зашипел. «А где празднуете?» — «За городом, на даче у Коли». — «Поедешь на машине?» — «Да». Отец посмотрел на меня. «Послушай, — вдруг сказал он, — я тебя прошу, пожалуйста, не езди на машине». Никогда отец не спрашивал меня, куда я еду и на чем. Я водила машину уже год, чувствовала себя за рулем уверенно. Даже в первые дни он ничего не говорил, а тут вдруг. «Да нет, пап, все нормально». — «Убеждена?» — «Абсолютно». Я взяла собранную сумку, спустилась вниз. Села в машину. Мотор нежно заурчал. Я поехала. Бросила взгляд на щиток. А бензина маловато. Недалеко от дома заправка. Заезжаю. Звонок. Отвечаю. Это Вера — подруга. Мы с ней с первого класса дружим. Она мне как сестра. «Ты где?» — «На заправке». — «Мы будем в магазине с Борисом, купим закусок. Коля просил. Заберешь нас оттуда, как договаривались». — «Я буду минут через тридцать». — «Нам этого хватит. Но сначала Колю забери». — «Хорошо». Мальчишка, помогавший залить бензин, лопнул по машине. Готово. Я нажала на газ и отправилась.Субботний день. Машин мало. Я быстро доехала до Коли. Позвонила. «Спускаюсь», — сказал он. Через пять минут дверь подъезда отворилась. Вышел Коля с родителями. Они помогли ему дотащить пакеты. «Мы приедем позже», — сказала мать Коли, махнула рукой. Мы поехали. «Теперь Веру заберем с Борькой», — сказал Коля. «Именно. Звони им, пусть выходят, тут близко». Еще пять минут — и мы на месте. Вера с Борей загружаются в машину. Парни садятся на задние сиденья. Вера со мной впереди. Резко рву вперед. Чувствую себя превосходно. Ребята оживленно болтают. Под веселые голоса, продолжая следить за дорогой, я испытываю тонкий укол в сердце. Невидимой волной нахлынули воспоминания. Украдкой вздыхаю. Полгода назад я рассталась с моим другом, и боль мучила меня несколько месяцев. Теперь уже лучше: все-таки прошло много времени, я уже шла на поправку — морально, но оставалась какая-то нервозность. Неделями я была в необъяснимой тревоге, может, оттого, что у меня не было работы, не было любимого человека и будущее было неясно. Я старалась не оставаться одна, больше быть с друзьями. И когда я с ними, я успокаивалась. Это происходило и сейчас. Я тряхнула головой, отгоняя печальные мысли. Мы ехали по трассе, по Киевскому шоссе. Фон разговоров в машине, фон дороги, шум двигателя, погруженность в воспоминания, не глубокая, вызвавшая легкую грусть, и при этом одновременно я чувствовала себя комфортно, уверенно, наслаждалась собой, что я так хорошо вожу машину, что я ас, что могу очень быстро ехать, и я не следила за скоростью, а скорость все возрастала. Я не прямо и ясно, а каким-то боковым сознанием чувствовала: едем очень быстро. Но это не тревожило, хотя машину как-то даже немного водило из стороны в сторону. Я вижу, как мы приближаемся к сужению дороги: три полосы переходят в две. На этом моменте, когда машины начинали перестраиваться, я потеряла контроль над автомобилем полностью. Машину понесло, я не понимала, что происходит и почему. Секунда стала очень длинной, никто еще ничего не подозревал. Машину несет, и я делаю поворот на встречку — на встречную полосу вылетаю. Но я понимаю, что это неправильно, и начинаю выруливать обратно. Я не отпускала руль, я не кричала, я пыталась исправить ситуацию, но ни педали, ни руль мне не принадлежали. Состояние автомобиля такое, что он был мне неподвластен. В салоне была абсолютная тишина, никто не кричал. Наоборот, подруга мне говорит: «Все нормально, нормально, выруливай, выруливай». Хотя ситуация была, что называется, только ждать конца. Ощущение такое, что это как огромный металлический предмет, черный, внутри солнечного сплетения, такая неотвратимость, неотвратимость чего-то страшного, и что это уже так просто не закончится. И потом тупой удар о бордюр, который стоит по бокам дороги, за ним был такой глубокий-глубокий обрыв. И бордюр был только на этом месте — вот что поразительно, — а дальше бордюра не было. И мы поэтому не упали вниз. Машина перевернулась, но осталась на дороге, и она какое-то время скользила по трассе, переворачиваясь. Я была в шоковом состоянии, выключилась, пока мы летели по асфальту. Потом открыла глаза: рядом со мной разбитое стекло, я выбираюсь. И какие-то машины остановились оказать помощь, я бегу к ним, кричу, что у меня там друзья. Я бегу, я понимаю, что я жива, что у меня ничего не сломано, и я помню, что произошло. Потом вижу: все друзья выбрались и все нормально, все целы. Мы начали звонить в ГАИ, в страховую. Приехала «Скорая помощь». Ну, мне надо было пройти тест на алкоголь, но никому из друзей не понадобилась медицинская помощь. Народ говорил, это чудо, что все остались живы, после такой аварии, все-таки два человека сзади не пристегнуты. Когда машину поднимали, у нее отвалились колеса, это была груда металла. Машине был год всего. Потом я купила точно такую же, но другого цвета. Но я долго после этого боялась ездить, боялась движения на дороге, мне было даже страшно на метро ездить, я боялась скорости, мне казалось, вагон сойдет с рельсов, страшно было. Я теперь не гоняю, помня о той ситуации. Я помню, ведь по моей вине могли пострадать не только мои друзья, но и их родители. Я не представляю, что бы было, если бы с ребятами что-то произошло. Но почему-то я думаю, что в тот момент мне показали, что нельзя так вот упиваться умением ездить, нельзя доходить до такого состояния, быть такой легкомысленной, так гнать, так бездумно относиться к жизни, к людям. Вот в качестве наказания забрали мой автомобиль. При этом все остались живы, у всех все нормально. И это самое главное. Это счастье».
1.jpg
1.jpg (50.46 КБ) Просмотров: 784

В нашем случае не обнаруживается сколь-нибудь серьезных нарушений системы самосохранения, практически — безопасность в норме. Чаще всего за аварийность отвечают крестообразные фигуры, которые входят во взаимоотношения с линией жизни (например, они могут касаться линии жизни, могут ее сдвигать, менять ее течение, но в тяжелых случаях крестик прерывает линию жизни и внедряется в место разрыва). Здесь ничего подобного мы не видим. Мы находим крестообразную фигуру возле фрагмента линии судьбы (рис. 4, красный, линия судьбы — синий). Положение знака показывает обучающий характер происшествия. Ситуация должна была причинить вред не телу, а неправильному мировоззрению, чтобы обладатель пересмотрел свои взаимоотношения с миром и людьми.

Владимир Финогеев 03.08.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#3 АРОН » 27.09.2014, 16:50

Где кончается голова

«Восемь минут летел луч от солнца, попал на часы, осветил циферблат. Я открыла глаза: 6. 45 утра. Через десять минут спустилась на кухню. Прошла мимо бумажных мешков, прислоненных к стене. Связка тусклых коричневых реек вытянулась вдоль коридора. Я вошла в комнату. Деревянная кухонная стенка с плитой, вытяжкой. Открыла дверцу. Из блестящей банки насыпала бархатного порошка в турку. Плеснула воды. Поставила на газ. Теперь — не забыть. Казалось, забыть нельзя. Но опыт много раз доказывал: можно. Стоит отойти, отвлечься на что-то другое — и вот характерный звук, запах гари бьет в ноздри. И оттирай потом плиту. Но не в этот раз. Я буду внимательна. Главное, не отходить от плиты. Черная смесь в турке неподвижна. Я смотрю, слежу. Напала задумчивость. Вдруг поняла, я немного не здесь. Заснула? Я встрепенулась, бросила взгляд на турку. Ничего. Поверхность ровная. О чем же я думала? Отправилась на поиски мыслей, и опять — я где-то глубоко, далеко, но при этом глаза видят турку, ум наблюдает, бдит. Вода застыла. Что ж так долго сегодня? Может, огонь не горит? Нет, горит. Наверное, вода была слишком холодная. Есть не хотелось, но, может, кусочек сыру? Холодильник в двух шагах, успею. И я двигаюсь к холодильнику. Открываю. Несколько бессмысленно взираю на светлую белую панораму. Штопором в ухо — шипение, я прыгаю назад, поднимаю посудину, пузыри коричневой пены сбегают вниз. Ну вот — как всегда... Вдруг я вернулась, вижу турку, черное зеркало жидкости. Все на месте. Я стою у плиты. Боже! Я просто вырубилась, заснула с открытыми глазами. Ничего себе. Нет, так нельзя, что это со мной сегодня? Вот я вижу, жидкость вскипает, я начеку, при появлении пены тут же снимаю с огня. Вот так. Ну что, день удался? Я перелила кофе в чашку, достала из холодильника сыру. И потом неразгаданная тайна первого глотка, первой чашки кофе. Через два часа была на работе. Вошел человек, немолодой, с острым носом, но двойным подбородком, одновременно похож на Вицина и Моргунова. Промокает платком вспотевший лоб. Боится. Я улыбнулась. Вспомнила, как коллега рассказывал историю... Приходит, мол, больной, трясется от страха. «Что такое?» — «Да ведь зубы-то слишком близко к голове расположены». — «Не волнуйтесь, — говорит коллега, — голова к этому не имеет никакого отношения». Пациент тут же успокоился. Коллега мне подмигнул: «Так что видишь, народ не в курсе, где начинается голова...» «Все будет хорошо, — сказала я пациенту, — ложитесь в кресло...»
В десять позвонил отец: «У нас тут проблема. Не можем душевую кабину установить. Нет стыка. Дело встало. Надо съездить на рынок, купить. Ты когда будешь?» — «В час». — «Точно?» — «Точно». — «Смотри, не подведи. Тут рабочие простаивают. Так что ждем». — «Хорошо». По плану у меня был еще один пациент. Успею. Но случай оказался непростой. Я задержалась. Выбежала только в полпервого. Ясное дело — не успею. Приехала в два часа. Ворота были открыты, я заехала. Вылезла из машины. Появился отец. Он был взбешен. Сразу начал кричать: «Где ты шляешься? Мы же договорились! Ни о чем тебя нельзя попросить. Ты понимаешь, что все стоит и все тебя вынуждены ждать?! Ну почему ты так безответственна? Все у тебя черт знает как!» Его колотило от возмущения. Во мне все сжалось. Как в детстве, когда он повышал голос. Я до сих пор этого боялась, необъяснимо почему. У меня начиналась внутренняя дрожь. Я была виновата и чувствовала это, и не могла отвечать. Было ощущение, что пропал голос. «Ну давай, не тяни резину, шевелись, поехали», — теребил отец. Я пошла к другой машине, старому разъездному джипу. «Куда ты? На этой поехали. Нет же времени». Но я упорно пошла к другой машине, выгнала ее из гаража, остановилась перед отцом, он сел, мы поехали. Через пять минут подкатили к главной дороге. Поток машин был густой. Я остановилась, ожидая момента. Глянула влево. Я физически ощущала, как отец кипел, презрительно видя мою неспособность сразу выехать на трассу. Наконец, газанув, я вписалась в поток. Я молчала, неприятно болело в груди, сердце стучало. Через пять минут впереди я увидела темную движущуюся массу. Мы быстро нагоняли ее. Это оказался груженый «КамАЗ». Встречная полоса была свободна. Можно обгонять. Я взяла влево. Ситуация была довольно простая, я приняла решение — обогнать, автоматически опустила ручку поворотника вниз. То, что я видела, действительно соответствовало реальности. Но я была в другом измерении. Обида жгла диафрагму, в голове все текло замедленно, я видела картинку грузовика, его огромные вращающиеся колеса, слышала рев мотора. Мнилось, эта картинка была пленкой, за которой ничего не было, возьми и проткни в ней дырку, в другой части головы мысли гонялись за оправданиями, находили их, но я не хотела их предъявлять. Еще одна часть меня наблюдала моргающий желтый левый поворотник «КамАЗа». Прозрачный голос как будто произнес: «У грузовика горит левый поворот». Но я ничего этого не восприняла, у меня было ощущение полной непричастности к происходящему. Вдруг я влетела в реальность, в ее начинающийся ужас. «КамАЗ» завернул влево, и его ребристый кузов грубо заслонил небо. Нога нашла тормоз, руки стали выворачивать руль. Прежде чем мы столкнулись, я уже чувствовала, что «КамАЗ» где-то совсем рядом. Глухой, длинный скрежет справа, я двигаюсь дальше, ухожу в кювет. Тишина. Гляжу на отца. Он сидит бледный, испуганный, втянул голову в плечи. Правый бок машины был изуродован, но отец жив, не ушибся. Какое счастье!»
1.jpg
1.jpg (53.88 КБ) Просмотров: 778
2.jpg
2.jpg (54.25 КБ) Просмотров: 778

На правой руке к линии жизни стоит крестообразная фигура. Нарушение безопасности группы С (рис. 4, крестик — красный, линия жизни — зеленый). Крестик «приводит» к аварийным ситуациям. В нашем случае нет нарушений группы А. Нарушения группы В (есть микроразрывы линии жизни — об этом в следующем материале) не принципиальны без группы А, поэтому аварийность не угрожает жизни. Крестик можно лечить — заботой о раненых.

Владимир Финогеев 20.12.2013 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#4 АРОН » 03.10.2014, 18:01

Дырки в чехле

«Очки покрылись коричневой пылью, я снял, стал их протирать. Но я по-прежнему ничего не видел. Слепота. Стоп, я не ношу очки! Я проснулся. Это был сон. Я потер глаза. Было темно. Включил свет, посмотрел на часы: полчетвертого утра. «Ты чего?» — спросила жена, садясь на кровати, протирая глаза. «Ничего, — сказал я, — пить хочу». Она зевнула и заснула, не успев лечь. Я погасил свет, направился на кухню, удерживая в памяти проем выхода, который впечатался в сетчатку глаза, пока горел свет. Есть правило передвижения в темноте на короткие дистанции. При свете запоминаешь путь, потом вырубаешь свет, но картинка стоит перед глазами, и идешь как при свете. Она стоит пару секунд, но этого достаточно. Нога въехала во что-то, оно скрипуче заскользило по полу, как на колесах. «Черт!» — прошипел я. Что это? Я шагнул в направлении звука, пригнулся, поискал руками, ничего не нашел. Тем временем картинка пути исчезла из глаз. Я вытянул руки и медленно шагнул вперед. Скоро ладони уперлись в стену. Я ощупал плотную шершавую поверхность, вправо и влево, никакого намека на дверь. Я шарил по стенке, пытаясь найти выход. На миг почудилось: я не в своей квартире. Дунуло сквозняком. Мозг задал дурацкий вопрос: где это я? Сознание не отвечало, оно знало, что я дома, но знание потеснилось, отодвинулось, на это место пришло ощущение, что я не знаю, где я. От этой двойственности я словно лишился тела. Стало хорошо, меня выбросило в пьянящий поток свободы. Тут я ухнул в выход из спальни в коридор. С этим действием истаяли свобода и намек на счастье. Они схлынули, осталась только узкая щелка, откуда текла тонкая струйка таинственной радости. Непонятно. Я шел по темному коридору, ощупывая правой рукой обои, которые надо бы поменять, и потолок, который надо бы побелить... При этом какая-то рациональная часть меня вопрошала, зачем я иду на кухню, я же не хочу пить. На кухне будет видно, решил я. В коридоре у меня появилось подозрение, что это какой-то другой коридор. Меня вынесло на одно давнее происшествие. Мне было двенадцать. Приехала к нам родственница. Она жила в другом городе, я никогда ее не видел. Когда мне сказали, что приедет моя тетя, фантазия нарисовала старушку в очках с толстыми стеклами. Вошла девчонка с пшеничной копной густых вьющихся волос. Ей было двадцать шесть, но на вид не больше двадцати. Я был поражен. Отец предложил мне как джентльмену уступить тете свою кровать, а самому лечь на раскладушку. Ночью я пошел в туалет как обычно, фактически не просыпаясь, на обратном пути, продолжая спать, по привычке нырнул в свою кровать. Рука коснулась непонятного объекта, который поначалу показался чем-то немыслимо странным. Нечто упругое и вместе с тем мягкое, неопределенное, загадочное. Меня обдал неведомый приятный аромат. Несколько длинных секунд я ничего не мог сообразить, пронеслась страшная волнующая мысль, что я где-то в другой квартире или в другом мире. Одновременно росла гора понимания, что я ошибся, и глыба стыда съезжала с этой горы, щеки вспыхнули огнем. Тайная надежда бежала из глубин, что, может, тетя не заметит, и я смогу незаметно выбраться, и я медлил и не хотел выбираться, сердце стучало в груди, и я был охвачен трепетом, который я никогда не испытывал. «Ах ты проказник», — заговорил голос, и мелькнувшая матовой белизной рука нежно вытолкала меня наружу. Ее голос звучал во мне, я не мог определить его, куда-то вписать. Позже я узнал этот голос. Он был как голос Багиры в мультике «Маугли», который озвучивала Людмила Касаткина. Обольстительный, сладостный, коварный и властный. Я тихо, на цыпочках пролетел над полом к раскладушке. Жизнь, казавшаяся простой, вдруг усложнилась. Бездна будущего развернулась неизведанным углом, приоткрыв пленительные тайны и новизну такой силы, что мне почудился треск огня сварочного аппарата. Вокруг за тонкой пленкой времени пульсировали чудеса, надо только идти в нужном направлении, и самое главное — я знал это направление. Всегда знал. Все это пронеслось в голове, пока шел по коридору к кухне, чтобы выпить воды, которой я не хотел. На кухне подошел к окну. Пустынная улица была плохо освещена. Возник нарастающий рев. Пронеслась машина со столбами света из фар. «Куда ж так быстро, — подумал я,— зачем?» Потом я лег спать и уснул до восьми. Проснувшись, я обвел взглядом спальню. Под столом стояла игрушечная машина сына — ага, вот во что я врезался ночью. Встал, позавтракал. Сел в машину, приехал на работу. Весь день бумаги, звонки, перемещения, деловые разговоры и разговоры не по делу, встречи. Постоянный выбор между проблемами, которые надо решать и которые решать не надо. Ежедневная рутина незаметно надевает холщовый мешок на античный мрамор будущего. Обыденность настоящего заполняет все время. Чехол принимается за статую. После работы я ехал обычным маршрутом, который знал наизусть. Приближается перекресток, горит зеленый, я придавливаю газ, чтобы проскочить. Светофор начинает мигать. Вместо того чтобы плавно остановиться, я резко давлю на педаль газа. Внутри зреет понимание, что это ошибка, но оно чудовищно отстает, во мне открываются некие врата, оттуда бьет азарт. По поперечной улице тоже мчался человек, он также хотел успеть. Я врываюсь на перекресток под крещендо красного света. Я быстр, меня несет стихия удачи, я почти проезжаю. Удар сзади, сбоку. Меня крутит, какие-то доли секунды я отсутствую в окружающей реальности. Открываю глаза. Где я? Передо мной должна быть улица, вместо этого я вижу коричневую ткань с черными точками, рассыпанными в правильном порядке. Что это? Оглядываюсь: кресло сорвано с места, я лежу в салоне и созерцаю внутреннюю обивку крыши. Когда я находился в этом положении, передо мной прошли все знаки предыдущей ночи, которые образовали мысль о том, что я предварительно был осведомлен об аварии и располагал возможностью ее избежать. Но когда стал восходить в обычное сознание, эта мысль показалась мне нелепой, как рыба на балконе или газообразный кофе. Вскоре она сменилась полным забвением. Я не получил серьезных повреждений в отличие от моего авто, металлическая жизнь которого завершилась».
1.jpg
1.jpg (57.29 КБ) Просмотров: 777
3.jpg
3.jpg (58.92 КБ) Просмотров: 777

Будущее событие является в настоящем в облаке предваряющих смыслов. И связи трудно разгадать. На правой руке в поле 4 (зона Марса) наблюдается нарушение группы С, представляющее собой прямоугольную фигуру, сопряженную с треугольником (рис. 4, красный). Знак указывает на повторяющиеся аварии и определенный травматизм. Так как первостепенные линии не имеют нарушений (нет разрывов, положение, конфигурация, размер линий в пределах нормы), обладатель всегда восстановится после травмы.

Владимир Финогеев 06.12.2013 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#5 АРОН » 04.10.2014, 13:16

Железный ангел.

«Двадцать шестого декабря мы собирались на елку в Москву. Я, жена, сын. Перед выездом поссорились с женой, она как-то медленно собиралась, красилась слишком долго, не знаю, было какое-то раздражение. Потом ссора утихла. Мы отправились. Проехали по проселочной дороге, выехали на трассу, вдруг жена вскрикивает: «Фотокамеру забыли!» Волна раздражения: «Как же так? Неужели нельзя было все заранее подготовить». Но я развернул машину, проделали путь назад. Жена побежала за камерой. Я сидел в машине. Принесла. Поехали. Вернулись на трассу. Едем. Я к тому моменту уже успокоился. Это было воскресенье. По трассе в Москву идут большие машины. Дорога в две полосы. Это Минка, там две — туда, две — обратно. Но чистые от снега в обе стороны по одной полосе. Середина вся в снегу. Я еду, говорю жене: «Я попробую, как машина стоит». Я обгонял длинномеров. Они идут по правой полосе, по чистой. Я их обгонял по этой шуге. И я так радуюсь: «Смотри, как хорошо машина стоит». На самом деле хорошо. Машина «Фольксваген-Шаран» — это мини-вэн семиместный. Это первая моя иномарка. Но ее я покупал с приключениями. Человек, который ее должен был мне пригнать, по независящим от меня обстоятельствам все лето промурыжил меня. То он не нашел машины, то еще что-нибудь, потом он пропал куда-то с деньгами моими. Машину я хотел получить летом. Дело с этой машиной началось в мае. Он мне ее пригнал в конце августа. Была большая радость. У жены слезы на глаза навернулись. Мы отметили покупку, выпили по бокалу шампанского. Машине было три с половиной года. Елка должна была быть в час. Мы выехали в десять, чтобы пораньше прибыть, походить там, посниматься, отдохнуть. Елка проводилась в Колонном зале Дома Союзов, рядом с Госдумой. Ехали на праздник. Было ожидание, был такой пафос. Все было хорошо. Вдруг впереди видим: большая авария. Разбросано машин пять по снегу. Эта авария была в низине. Я сбавляю скорость. Все притормаживают. Стоят машины ГАИ, люди кучкой. Я поднимаюсь в гору, набираю скорость, скорость была около 70 км в час. Вдруг крик жены. Я сначала услышал, как она кричит. Крик, и потом было мое внимание. Вижу, на меня несется машина из встречного ряда, он выехал на мою полосу. Крик жены — внимание сфокусировалось и нашло эту машину, но мое внимание было — как-то я не понял, это что, — что это такое со мной. У меня было ощущение, что я отдаляюсь от пола, вытягиваюсь и смотрю на это сверху, не сильно сверху, я свою машину не видел сверху. Я как бы приподнялся, будто у меня машина стала выше, кузов вырос будто вверх, потолок выше стал, вот у меня такое ощущение, я как бы приподнялся, мое сиденье приподнялось. Я выше стал над всем, что здесь происходит. Я смотрю на эту машину сверху, она летит навстречу, наискось. Она мне показалась красной. Я видел, в меня врезалась — по моему сознанию — красная машина. На самом деле, фактически в нас врезалась фиолетовая машина. Затем мне показалось, что в меня врезалась «четверка»-универсал, как у меня была, но реально это была «семерка». Обычная, с багажником, машина. Но я вижу совсем другую машину, а не ту, которая фактически в меня въехала. Мое сознание остается ясным до соприкосновения. Я еще помню, коробчатый, кузовной, металлический удар. И — все исчезло. Я очнулся. Была тишина. Было неестественно тихо. Полное отсутствие малейшего шума. Это не ощущение, что уши заткнуты или их заложило, это совершенно безмолвное внешнее пространство. Тут пронзила безумная боль в груди, боль в паху, как будто воткнули что-то. И еще одна боль, не физическая боль, а дикая жалость, что я разбил машину, которую так долго мы ждали. Я смотрю: стекла рассыпались, поворачиваю го¬лову к жене и говорю: «Зая, мы разбились». И как я это сказал, заплакал сын. И с этого момента стали появляться звуки. Я не мог выйти, я был сжат сильно ремнями. Я жену попросил отстегнуть. У меня живот заострился, углом вытянулся вперед, но внутри ничего не порвалось, как потом выяснилось. Я вижу: слева бугор кожи вылез над ремнем, а справа тело вытекло под ремень, там такой валик образовался, я как бы деформировался. Удар был страшный. Я его бью своим правым боком в стойку, он разрывается пополам, я вижу только капот, передние колеса, а водитель отлетел сам в задней части машины. И там уже был не человек, а то, что от него осталось. В общем, погиб человек. Я улетаю в кювет. Жена была не пристегнута, более того, она перед этим только проснулась, она дремала, а тут перед этим раз — и проснулась, и начала кричать. Она уперлась руками в кресло, так что кресло пошло боком. Я ломаю ключицу. А она ничего, ноги были в гематомах, но в этих случаях люди не пристегнутые вылетают из машины. Ей — вообще ничего. Много мистических вещей. Она потом открывала дверь, чтобы ко мне проникнуть. Выйти сам я не могу, мне плохо, из меня стон идет, потом дрожь меня стала бить непонятная, я начал дрожать, у меня такой озноб пошел, меня трясет. Она чтобы подойти ко мне, — а дверь, значит, не открывалась, заклинило, — так она вырвала дверь. Мой товарищ, технарь, говорит: вырвать — нереально, а она ее просто вырвала — все. Ну, у сына сотрясение мозга. Потом все прошло, а я с ключицей почти два года промучился, были всякие сложности и накладки, то нитку забыли — воспаление началось, то неправильно сделали, в общем, хватил сполна. У меня тут металл и сейчас сидит, надо делать еще операцию, чтобы извлечь. Снов и предчувствий никаких не было. Мы потом обсуждали это все, ничего такого не было. Каких-то опасностей у нас в мыслях не было. Это настолько было неожиданно. Четыре месяца у меня эта машина пробыла, спасла меня, свою задачу выполнила, а если бы я ездил на «четверке», которая у меня была, то вряд ли бы мы выжили. Ничего не снилось, ничего не насторожило. Было другое. За год начались разговоры, что надо менять «четверку». Я всю жизнь на «Жигулях» ездил и ездил бы еще. Но жена начала говорить, что пора нам переходить на иномарку. Она начала это. Мы много ездили с ней на «четверке», и она как-то выдохлась на той машине. И жена давила, давила, капала на мозги, причем упирая на то, что нам нужно безопасную машину. И так потихонечку какая-то аура сгущалась вокруг меня, что надо, надо безопасную машину. И вот взял, четыре месяца поездил, и все. Вот единственное, что можно вспомнить».
1.jpg
1.jpg (55.29 КБ) Просмотров: 776

Нарушения системы самосохранения в данном случае относятся к легкому типу, несмотря на внешнюю серьезность аварии.
Наиболее опасные — грубые искажения папиллярного узора, которые мы относим к группе А, — отсутствуют.
Имеются нарушения группы В — компенсированный разрыв линии Жизни (рис. 4, линия Жизни — зеленый) и нарушения группы С — это несколько крестообразных фигур, одна из которых маркирует возраст, на котором случилась авария (рис. 4, красный).
Еще одна фигура — крест — называется несостоятельной, так как составлена из других линий: линии Поездки (желтый) и линии Здоровья (оранжевый), что указывает на некоторые физиологические последствия аварии.

В. Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#6 АРОН » 04.10.2014, 17:31

Задача для ангела

«Я постояла возле машины. Кажется, все. Все взяла. Надо проверить: деньги, ключи, права. Я полезла в сумочку — прав не было. Ну вот, оказывается, не все. Я вернулась в подъезд. Поднялась на третий этаж. Я хожу пешком. Где есть возможность, надо двигаться. Я всегда так делаю, и лишнего веса нет. Пока шла, вспомнила вчерашний инцидент в парке. Женщина гуляла с собакой. Собака огромная — московская сторожевая. Женщина держит в руках широкую, толстую ленту поводка. Проходя мимо, я посмотрела на собаку. Та вскинула на меня огромную голову с печальными глазами. Но в глазах хитрый огонек, или показалось? Отошла на десять шагов. Вдруг вспыхнула картинка: женщина лежит на земле, ее тащит за собой собака. Вижу все ясно-ясно. Даже слышу звуки. Глухой удар тела о землю, скрежет когтей по асфальту, крик женщины. У меня так бывает. Я оглядываюсь, останавливаюсь. Вижу: собака обегает вокруг женщины, запутывает поводком ноги и как дернет, подсекла, та рухнула с характерным звуком. Собака потащила ее. Я бросилась на помощь. Сначала схватила поводок, остановила собаку. Подошла к женщине, та уже сидела. «Ушиблись?» — спросила я. «Ничего, вроде не сильно». — «Встать можете?» — «Могу». Я помогла ей встать. «Дойдете до дома?» — «Ничего, ничего. Дойду. Спасибо». Я подошла к двери квартиры. Остановилась, доставая ключ. У меня бывают такие картинки — сначала видение, а потом это происходит. Но иногда бывает, что ничего не происходит. Или непонятно, о чем это. Вот вчера или позавчера. Сидела за столом, пила кофе, смотрела в окно. Вдруг пленочкой загородило взгляд, на ней, как на экране, комната просторная. Где-то за городом. Потому что окно большое, за ним — зеленая лужайка. В комнате стол, еда, бутылки с вином. Много людей. Они веселятся. Длилось это секунду-другую — не больше. Потом пленочка скатывается, будто в рулончик, исчезает, и все, и ничего, только мое окно, за окном — небо, деревья, дома напротив. К чему это, зачем, так и не определила. Я очнулась уже в прихожей, подошла к этажерке, где лежали права, — их там не было. Где же они могут быть? Я прошла по всем местам. В уголке сознания была какая-то мысль. Будто я что-то забыла. Что это? О чем? Прав не было нигде. Плохой знак? Несколько раз уж так бывало, ничего не происходило. Но вот была какая-то мысль. О чем-то? Вернулась к этажерке, права лежали на второй полке. Я тут смотрела — их не было, а теперь они здесь. Чудеса. Так и думала: на месте лежат. Я положила права в сумку, направилась к выходу, остановилась перед зеркалом. Надо посмотреться, если пришлось вернуться. Такая примета. Вышла, села в машину, выехала со двора. Через полчаса выехала на трассу. Город остался позади. Я ехала, мысли скакали как мячики из одного в другое. Было какое-то тихое ощущение, которое пыталось войти в сознание. Но не могло, бродило возле. Торшер надо купить, поставить возле кресла, чтобы удобнее читать вечером. Нет — не то. Проезжаю какую-то деревню. Сбрасываю газ. Справа, из боковой улицы выскакивает джип и бьет меня в правый бок. Почудилось, он летел по воздуху и подгадал прямо в дверь. Страшный удар, скрежет. Бисерный звук рассыпавшегося стекла. Секунда, две — тишина. Меня подбросило, дернуло, но я не ударилась. Выхожу, огибаю передок — страшная картина: правое крыло и дверь всмятку. Из джипа вываливается рослый мужик. Чешет за ухом: «Е-мое». — «Вот тебе и е-мое, новую машину мне ухайдакал». У меня такой склад темперамента, что я в минуты опасности или происшествий абсолютно спокойна, никаких нервов, никакой паники или страха. Потом, много позже, иногда через день, меня может слегка затрясти. Я только подумаю: «Ну надо же, а могло быть и хуже», — и все. Но это потом. «Куда тебя понесло? Смотреть надо, когда выезжаешь». — «Виноват», — бурчал незадачливый водитель. Я вызвала ДПС, позвонила в страховую. Заглянула в его джип. Там в детском кресле сидел ребенок. У бедной крохи глаза были в пол-лица. «Ну ты даешь, парень, — продолжала я, — хоть бы о ребенке подумал». Я подошла, улыбнулась ребенку, сказала ободряюще: «Ничего, все нормально. Ничего страшного». Мужик мотал головой. «Дык, это…» — У мужика свело скулы, он не мог говорить. «Хорошо, ты в меня, а если б я в тебя? Чуть бы раньше выехал». Ужас. Лучше не надо об этом. Теперь мороки с ремонтом. Приехали бело-голубые машины. Оформили. Потом я узнала, что этот водитель накануне хорошо выпил. Был какой-то семейный повод, день рождения у кого-то или что-то такое. Вечером я вспомнила: утром, когда проснулась, еще лежала в кровати, нежилась, планировала день, мне надо было поехать на дачу, забрать мать, но ехать не хотелось, было сильное нежелание. Но оно прошло. Я забыла о нем. Знак? Или не знак? Даже если бы не прошло, ехать все равно надо. Вот права — это другое дело. Из-за того, что я возвращалась за правами, я выехала позже, мы и соприкоснулись с джипом. С другой стороны, если бы я выехала раньше, то и парень бы поторопился. Тут все подгадано. А может, и ничего не подгадано. Как получилось, так и есть. Или это все-таки для чего-то нужно?
Нет, только умный ангел разберет это».
1.jpg
1.jpg (26.51 КБ) Просмотров: 775
2.jpg
2.jpg (82.63 КБ) Просмотров: 775

На левой руке наблюдается прямоугольная фигура, касающаяся линии жизни. Один из знаков группы С, выражающий снижение безопасности, влекущий обычно аварийность или повреждения тела, возникающие в иных ситуациях (рис. 4, линия жизни — зеленый, прямоугольник — красный). Авария случилась, когда нашей героине было 58. Здесь интересно то, что знак поставлен на точку линии жизни, возраст которой сначала 35, потом — 50 лет. Это указывает на то, что знаки на линиях или касающиеся линий бывают во временном отношении как бы «размазаны» по всей линии, иными словами, повреждения могут происходить когда угодно. Идея профилактики в том, чтобы убрать сам знак с руки — это требует определенной специфической работы.

Владимир Финогеев 14.11.11 г. " 7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#7 Admin » 25.10.2014, 16:50

Иные сны

«Откуда он появился — неясно. Куда исчез — неизвестно. Мистика. Был праздник. Двадцать третье февраля. День солнечный, яркий, холодный. Мы ехали с мужем из гостей в другие. К его сыну. Дорога казалась сухой. Позже стало ясно, что это не так, по крайней мере не везде. Был полдень или вскоре после него. Машин мало. Мы не спеша перебрасываемся словами. Я ощущаю покой, было ощущение — впереди еще много всего, море будущего. Будущее без конца. Все тягуче неторопливо, играет медленная музыка, медленно летят две вороны справа от дороги. Лениво машут крыльями. В машине тепло. Снег черный возле дороги, светлеет вдали. Я говорю мужу: «Слушай, странный мне приснился сон». Муж смотрит вперед, потом влево в зеркало. Он бывший таксист. Машину водит профессионально. Обращает лицо ко мне: «Сон? Что за сон?» — «Странный, будто мне дарят рыжую собаку». — «Почему странный?» — «Потому что у нас есть собака». — «Ну да. Так что?» — «И потом, почему рыжую?» — «И что такого? Это ж сон, а сны — что? Сознание спит, а из-под него лезет бог знает что. В общем — глупости». Мне стало досадно. Муж почувствовал, примирительно спросил: «И давно приснилось?» — «Месяца три». — «А чего ты вдруг вспомнила?» — «Не знаю». Я не стала рассказывать, что перед этим был другой сон. Я видела, будто возле дома моей матери стоит наша машина, в ней — муж. И его толкает какая-то другая машина, сон не страшный, я забыла. Я оглянулась назад, без мысли, вижу: дорога сзади абсолютно пустая, никого. Только где-то очень далеко будто неподвижно тащится рефрижератор. Хотя нет, то, что это рефрижератор, выяснилось позже. Сначала это была белая, но толстая точка. Мы ехали во второй полосе. Вдруг, как с неба — ни муж, ни я эту машину не видели, — из ничего, из воздуха, слева на огромной скорости появляется машина, летит наискось перед нами, будто ее сносит. Бьет нас по передку, передок дергается вправо. Машина теряет сцепление с асфальтом. Гололед?! Муж кричит: «Держись!» Нас разворачивает задом наперед, и — шок: надвигается громада фуры. Боже! Этот откуда?! Он был далеко! Невероятно далеко. А тут — в двух метрах, закрыл горизонт. Все. Конец. Я мысленно попрощалась с близкими. Муж крутанул баранку. Страшная сила подхватила нас снизу, подняла, швырнула в сторону, перевернула машину на бок.
Скрежет, странный запах дунул в нос, кисло во рту. Фура проревела мимо. Я ударяюсь головой о стойку. Все — тишина. Муж выбрался из машины, вытащил меня. Мы смотрели друг на друга. «Ты эту машину видела?» — спросил муж. «Да, — сказала я, — конечно». — «Что это за машина? Марка? Цвет?» Как он спросил — так у меня возникло пустое место в голове. Не могу вспомнить ничего. Абсолютно. Ни одной детали. Предстает безликим плотным телом. Ни размера, ни формы, ни того, какого она цвета, — ничего не могу вообразить. Стало казаться, ее вообще не было. Я гляжу в изумлении на мужа, он — на меня. У мужа такие же мысли. Поворачиваем головы — впереди метрах в семидесяти посреди дороги стоит машина —«Жигули». «Она?» — спрашиваем друг у друга. Идем к ней. Внутри сидит молодой парень, закрыл лицо руками, навалился на руль. «Это ты на нас налетел?» — спрашивает муж. Тот очнулся. «Да вы что, на меня наскочил какой-то тип и скрылся. Слева ударил». Обходим машину, да, точно, слева. Значит, не он нас долбанул. «Ты запомнил номер?» — спрашивает муж. Тот смотрит дико, говорит: «Какой номер?» Муж махнул рукой: «Все ясно. Не одни мы ротозеи». Я говорю: «Он, наверное, просто в шоке. Отойдет — вспомнит». Вызвали ГАИ. Еще раз спрашиваем парня: «Машину запомнил, номер рассмотрел?» — «Нет, — говорит, — ничего не помню». Подъехала машина ГАИ. Мы ничего толком рассказать не можем. Они посочувствовали, хорошие парни, говорят: «Главное — живы остались, а машина — дело наживное». Звоним сыну, так, мол, и так. Он приезжает. Потом приходит эвакуатор, отвозим машину. Вернулись домой поздно. Буквально через десять дней умирает наша собака. Ни с того ни с чего — ужас, я ее так любила. Одновременно я теряю работу. Через неделю, десятого марта, умирает дедушка. Ремонт машины, смерть собаки, похороны дедушки. Деньги истратили, денег нет, я не могу найти работу, настроение на нуле. Тридцать первого марта звонок в дверь, открываю — приятель. В руках — корзинка, протягивает: «Знаю, каково это — родную псину потерять, вот я тебе щенка купил». Заглядываю — рыжий. «Ой, какой хорошенький! Но это ж дорогая порода. У меня денег нет». Он говорит: «Потом отдашь». А первого апреля я нашла работу. В конце концов денег за собаку приятель не взял, вышел подарок».
1.jpg
1.jpg (47.53 КБ) Просмотров: 757
2.jpg
2.jpg (45.31 КБ) Просмотров: 757

В зоне 32 лет, когда случилось происшествие, на левой руке нашей героини к линии жизни наблюдается образование, напоминающее автомобиль (рис. 4, красный, линия жизни — зеленый). По теории, рука все записывает, хотя часто весьма неразборчиво. Внутри рисунка можно наблюдать
цифры 328 — номер автомобиля нарушителя. Однако при увеличении цифры становятся не читаемы. К линии головы имеется треугольник (рис. 4, синий, линия головы — оранжевый) — это выражение ушибов головы и конечностей.

Владимир Финогеев 03.10.11 г. " 7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#8 Admin » 04.01.2015, 19:38

Незримой походкой

«В этой истории было несколько загадок, но я хотела бы обратить внимание только на одно таинственное обстоятельство. События разворачивались так. Август. Время около девяти вечера. Мы ехали по МКАДу. Скорость девяносто. Справа сидит мой знакомый, Миша. Я злюсь на него. Хотя, если подумать, злилась я не столько на него — на ситуацию. Это началось перед выездом из дома. «Ну так что?» — сказал он, похлопав машину по бочку. «Что?» — «Продашь мне машину?» — «С чего ты вдруг?» — «Ты сама говорила, хочешь новую купить. Эта уж в летах». — «Когда я говорила?» — «Когда, когда, говорила ведь». — «Мало ли что я говорила. Не хочу. Машина хорошая. Не буду продавать. Она мне нравится». — «Да продай». Он настаивал. Это начинало раздражать. Подлинной причиной раздражения были не его вопросы. У меня просто не было денег. Не было достаточно денег, скажем так. Это ограничение я не хотела признавать и мириться. Миша коснулся больной темы, злость стала перетекать на него. Но почему он вдруг начал этот разговор? Я посмотрела на Михаила. Он молчал, глядя вперед. Я посмотрела в зеркало заднего вида на дорогу, потом переместила взгляд ниже на детское кресло. Дочери там не было. Память перенесла назад. Это тоже загадка. Мы уже выходили. Прибежала дочь: «Мамочка, я поеду с тобой на дачу». — «Нет, милая, не сегодня». — «Ну почему? Я хочу!» — «Мы же договорились, ты остаешься здесь, с бабушкой». — «Нет, я хочу с тобой!» Появилась бабушка. «Ты чего, Дашенька, мы с тобой же остаемся. Сейчас будем книжку читать». — «Не хочу книжку, хочу с мамой». — «Да что с тобой такое? Ты обещала». Я стала проходить к выходу, дочь вцепилась мне в ногу, закричала: «Мамочка, не уезжай!» И ревет. У меня сердце защемило. Я заколебалась, может, взять? Но продолжала говорить: «Мы по делам едем, пожалуйста, побудь с бабушкой». — «Нет!» — кричал ребенок. Бабушка пришла на помощь: «Мама еще не уезжает. А мы с тобой мультик посмотрим». Она увела внучку. Они уселись перед плеером. Скоро дочь увлеклась фильмом, мы потихоньку вышли. Воспоминание пронеслось. Я вернулась к дороге. Дорожная ситуация мирная. Я бросила взгляд в правое боковое зеркало. Увидела фуру. Она шла, не отставая, но и не догоняя. Мысли плавно перетекли на что-то далекое и неясное. Загадка третья. Ни с того ни с сего губы, язык сами собой произносят — этих мыслей и в голове-то не было. Они будто из воздуха легли. Я говорю Михаилу: «Знаешь, я ношу фамилию первого мужа. Я не хочу с ней умирать. Не хочу, чтобы на могиле было это написано. Я хочу умереть с фамилией моих родителей». Михаил глядел на меня удивленно. Переход от молчания к таким словам застал его врасплох. Но это было уже не важно. Я ехала в левом ряду, оставался еще один ряд до разделительного барьера. В тот момент, когда я произносила слова о могиле, удивляясь сама себе, в крайнем правом ряду невидимо для нас — потому что в трех рядах от меня и закрыто машинами — на большой скорости мчался красный джип. Он задел грузовичок, его развернуло, он выскочил в мой ряд. Вот как это было. Я еду — впереди свободное пространство. Вдруг справа, метрах в ста впереди появляется красный автомобиль, движущийся поперек движения. Я инстинктивно торможу. Джип не задерживается в моем ряду, а по большой дуге смещается далее в крайний левый ряд. Я облегченно вздыхаю, моя машина катится вперед. Джип бьется об отбойник, отскакивает назад, вновь попадает в мой ряд, прыгает на меня. Я пытаюсь уклониться, давлю на тормоз, не успеваю, все случилось слишком быстро. Хотя в тот момент это не кажется быстрым по времени, а только по пространству или что-то вроде того, не умею сказать. Машина летит на меня, увеличиваясь в размерах. Во мне мысль не мысль, скорее — голос: конец. Смерть. Но начинают происходить чудеса, и они происходят не во времени, потому что о времени ничего не могу сказать. Джип таранит меня в бок, я останавливаюсь. Удар не сильный, как ни странно, или так мне кажется. Но чудесно не это. Я ощущаю, что меня обступает плотное облако. Это происходит еще до удара. Оно невидимое, но я чувствую, что я спасена этим облаком. Я успеваю понять, что это за облако, и почувствовать, что я не умру, что все теперь хорошо. Однако я думаю, к удивлению, дальше, что оно не нужно, в нем нет надобности, поскольку удар не сильный. За этой мыслью, сразу же после нее, происходит чудовищный удар сзади. В меня врезается джип «Вольво». Водитель не заметил вовремя, что происходит, не успел затормозить. От этого удара мою машину выкидывает вправо, как раз в ту полосу, где шла фура. Я вспоминаю про фуру каким-то другим мозгом, и от этого воспоминания страшно вскипает сердце. Молнией — предчувствие смерти, но облако, его прозрачная среда, держит меня в нежных, но твердых руках. И я опять знаю, что ничего не случится. Фуры не было. Она остановилась. Водитель, во-первых, держал дистанцию, во-вторых, видя ситуацию, заранее снизил скорость и остановился. Я выбралась наружу, задней части моей машины больше не было. Все, что за моим креслом, превратилось в месиво. Я почувствовала приближение обморока — ведь там могла бы сидеть дочка, уступи я ей, возьми с собой. Боже правый! Я остановилась, замерла в благодарности. Спасена я, дочь, мой товарищ. С собой в машине я вожу иконки и кусочек башмачка святого Спиридона. Я была на острове Корфу, где хранятся мощи святого. Говорят, его тело имеет температуру 36,6, а его одежда и башмачки изнашиваются, потому что он ходит по свету и помогает людям. Когда башмачки меняют, их режут и продают по кусочкам».
1.jpg
1.jpg (78.27 КБ) Просмотров: 710
2.jpg
2.jpg (87.09 КБ) Просмотров: 710

Аварийная ситуация пришлась на период, который выражен вилочковым разрывом линии жизни, относящимся к нарушениям группы В (рис. 4, линия жизни — зеленый). При разрывах первостепенных линий безопасность снижена. Разрыв, однако, компенсирован, то есть закрыт внешней линией, исполняющей двойную роль — линии жизни и линии судьбы (рис. 4, голубой). Компенсация помогает в травматических случаях, снижая риск серьезных повреждений. Аварийность дополнительно выражена крестовидными фигурами к линии жизни (рис. 4, красный). Покровительство свыше представлено сложными квадратными формами (рис. 4, синий).

Владимир Финогеев 19.04.2013 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#9 Admin » 21.01.2015, 19:06

Нераздельность

«В жизни не думал, что сорву аплодисменты таким странным образом. Дело было в одной юго-восточной стране в семьдесят восьмом году. Меня только что назначили директором Дома советской культуры. День начинался как обычно, ничего экстраординарного. После завтрака отправился в кабинет, просмотреть утренние газеты. Жена принесла чашку кофе. «Спасибо, милая». — «Тебе когда выезжать?» — спросила она. «Думаю, минут через тридцать-сорок отправлюсь». — «Я пока поглажу тебе рубашку и брюки». — «Хорошо». Она ушла. Я должен был поехать в аэропорт. Спешки не было, я никого не встречал и не провожал. Мне надо было забрать несколько коробок с советскими художественными и документальными фильмами для показа местной публике в нашем кинозале. Из Москвы пришло извещение о том, что фильмы отправлены с рейсом таким-то. Рейс прибыл сегодня. У нас была договоренность с таможней, что сначала я забираю фильмы, потом подвожу все необходимые бумаги. Вообще за фильмами должен ездить зав. фильмотекой, но его еще не прислали из Москвы, потому приходилось заниматься лично. Я посмотрел в окно. Когда сидишь в искусственной прохладе кабинета, читаешь газеты, запиваешь новости кофе, не верится, что за окном плюс тридцать девять или сорок... Просмотрев газеты, убедившись, что власть в стране за истекшие сутки не переменилась, я решил потихоньку выезжать. Торопиться было незачем и некуда. Время выезда могло быть каким угодно. Ситуация в стране стабильна, ураганов не предвидится, все объекты находятся на своих местах в ожидании моего прихода, кроме машин, повозок, велосипедов и прочего, что движется. Но в тот день, как выяснилось, они мне не угрожали. Я надел рубашку с коротким рукавом и светлые брюки. Жена поцеловала, я вышел. Когда выходишь наружу, жары первые минуты не чувствуешь. Знаешь, что жарко, даже очень жарко, и вокруг тебя разгоряченная среда, но длится какой-то запас прохлады, до машины вполне можно дойти без проблем. А в машине — кондиционер. Я шел по дорожке посреди постриженного газона. Трава, стайки цветов, деревья с красными листьями наполняли воздух приятным ароматом. Датсун стоял возле ворот. Я открыл дверь, сел, сиденье обожгло. Запустил двигатель, врубил кондиционер, выехал на улицу. Температура в машине не снижалась, наоборот, становилось все жарче. «Что за черт?» Я поднес руку к выходным отверстиям кондиционера, дул горячий воздух. Я нажимал на кнопки, менял режимы — тщетно. Сломался, каналья. Температура за бортом 38 градусов. В машине, поди, в два раза больше. Я открыл заднее боковое окно, чтобы обдувало. Датсун, поскрипывая, шел вперед. Машина низкая, ощущение, что задница ниже асфальта едет. Еду. Рубашка прилипла к спинке кресла, брюки придется выжимать. Фешенебельная часть города кончилась, возникла пальмовая аллея с перепутанной растительностью у подножия стволов. Я немного ускорился, чтобы заставить воздух циркулировать в салоне. Скоро зеленая полоса исчезла, возник длинный ряд лачуг, наезжающих одна на другую, крытых гофрированным железом, стены из кусков картона. Пришлось сбросить газ. По обочине шел народ в островерхих соломенных шляпах, кто-то ехал на велосипеде, кто-то шел праздно. Большинство было при деле: тащило на коромыслах корзины с овощами, фруктами, всякой снедью, толкало тележки с огромными тюками. Ударил запах специй, жареных скорпионов и пыли. Я повернул направо, выехал на дорогу, ведущую в аэропорт. Это была широкая дорога, по две полосы в каждую сторону. По бокам раскинулись рисовые поля. Воздух в салоне переменился, теперь пахло неизвестно чем. Отсюда уже недалеко. Я снял черные очки, глянул вверх в надежде увидеть грозовые облака с океаном воды и кубиками льда. Тщетно. Ни облачка. Небо сияло, солнце было размазано по всему небосклону. От блеска заломило глаза, выбило слезу. Я вернул очки. В аэропорту было прохладно. Я вздохнул, приходя в себя. Волосы у меня слиплись, на брюках темные пятна от пота, рубашка мокрая. Следую на таможню. Там служили веселые, приятные ребята. «Как дела, Александер?» — белозубо заулыбались все. «Плохо, — сказал я (у них вытянулись лица), — не могу найти выключатель». — «Какой выключатель?» — «От печки». — «От какой? Где?» — посыпались вопросы. «Она — снаружи». Все захохотали. Я получил фильмы — с десяток металлических круглых коробок, погрузил их на заднее сиденье и отправился назад. Заднее боковое стекло открыто, воздух хоть и горячий, но кое-как обдувает. В какой-то момент бросаю взгляд в зеркало заднего вида на сиденье, где лежат коробки, замечаю, что ветер шевелит накладными, вот-вот они приподнимутся и вылетят в окно. А без накладных возникнут серьезные проблемы. Я решил их взять к себе, потянулся правой рукой, ну и отвлекся от дороги. Машина скачет влево, наезжает колесом на бордюр. Колесо лопается, неведомая сила приподнимает машину, она, поворачиваясь в воздухе, обнимает металлическую мачту освещения. Удар как из пушки. Сознания я не терял, но на секунду меня не стало. Прихожу в себя. Тут же вспоминаю, что случилось, но не понимаю, где я. Машина встала на левый бок, потому правое окно у меня сверху. Там зияет дыра. Я чувствую, что жив. Но не совсем сориентирован. Несколько мгновений пытаюсь сообразить, почему небо у меня с правой стороны. Трясу головой, из волос хлынул дождь битого стекла. Я не стал додумывать, почему да как, взял и вылез, даже, скажем, вылетел через эту дыру, так это у меня ловко получилось. Встал во весь рост на бок машины. В двадцати метрах стояли торговые ряды. Я спрыгиваю на землю. Вдруг все торговки разом встают и дружно мне аплодируют. Вот было потрясение. Ведь это они от радости, что я жив. Я в этот момент почти все про все понял, но слов нет на это. Иногда такое понимаешь, что умом не достать. Мы все гораздо ближе. А может, вообще не разделены».
1.jpg
1.jpg (52.99 КБ) Просмотров: 702
2.jpg
2.jpg (194.43 КБ) Просмотров: 702

На правой руке в возрасте 33 лет к линии жизни направлена прямая линия с прямоугольным образованием (рис. 4, красный, л. жизни — зеленый) — одно из выражений аварийной ситуации. Так как пересечения линии жизни не последовало, травматизм незначительный.

Владимир Финогеев 18.01.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#10 АРОН » 22.03.2015, 12:48

Подражание Марсу

«Я сидела за рулем. Навстречу текла улица. Деревья, дома, люди. Кроме зрения и слуха, где все шло обычным порядком, конвейер тянул ленту образов, изображавших жизнь города. На этом фоне покадрово, медленно проявлялась голубая косынка с черными и желтыми полосами, пакетик носовых платков, колечко скотча, черная трубочка для ресниц, коробочка с шестью кружочками теней, расческа, связка ключей, черный квадрат кошелька, несколько тусклых монет. Я посмотрела вправо: на сиденье стояла картонная коробка. Поглядела назад: салон сзади забит коробками грязно-желтого цвета. Зачем и куда я везу эти коробки? Приходивший из ниоткуда ответ был прост: надо везти, и точка. Я выворачивала на улицу. В этот момент слева показалась машина, сдававшая задом. Машина приближалась медленно, мне казалось, у меня есть полдня, чтобы отъехать. Я нажала на газ — ничего не изменилось, машина не сдвинулась с места. Педаль газа на месте, нога ложится на педаль, вдавливает ее — ни рева двигателя, ни изменения положения. Я вмерзла в пространство. Бампер машины приблизился, ударил в бок. Вместо удара мне послышалась музыка. Словно играли вальс, при этом довольно фальшиво. Не раз-два-три, а три с половиной. Откуда музыка? Я открыла глаза, прежняя реальная жизнь в салоне авто сменилась другой: комната, окно, сквозь шторы лучится свет, на тумбочке трепещет темный плоский предмет. Я проснулась, звонил будильник мобильного телефона. Играл мелодию. Это был сон, но какой ясный, какой точный образ действительности. Ощущение правдивости быстро меркло. Я начинала понимать: нет, не правдиво. Я встала, взяла стул. Покружилась. Надо вернуть вальс на место. Раз-два-три, раз-два-три — вот как надо. Мне ли не уметь. Приснятся же глупости: коробки в салоне, вальс. Пора на работу. Быстро в душ. Ребенок спит, поцелуем коснуться его щеки, теперь одеваться. Я посмотрела на часы. Через пять минут надо выйти. Но сначала на кухню — выпить стакан теплой воды. Вот и весь завтрак. Первый завтрак. Я выбежала наружу. Летнее утро. Сажусь в машину, еду. Город расстилает улицы, разворачивается площадями. На работу прибыла вовремя. Прошло две недели. Я ездила на работу сама, или меня забирал от дома друг, с которым мы вместе работали, и он жил неподалеку. В этот день мы договорились, что он заедет за мной. Машина уже стояла. Я подошла, распахнула дверь, села рядом. «Привет. Все о’кей?» — «Все в порядке. Ну что, в час поедем перекусим?» — «Сегодня меня в «Макдак» тянет. Ты как?» — «Давай. Нормально». Он пришел в час. Я сидела за столом. «Что это у тебя? — Он заглянул в книгу. — Что это за герла?» — «Это не герла. Вакханка». — «А что у нее в руках?» — «В одной — факел, в другой — ветвь дерева». — «Про факел ясно. Я так понимаю, что она типа вечеринку зажигает». Я рассмеялась. Товарищ был остроумен. «Что-то вроде того. Огонь — символ страсти». — «А ветка к чему тут? А, понял, комаров отгонять?» — «Ветвь — это жизнь. Смотри, факел опущен книзу, а ветвь поднята вверх. Внизу огонь, то есть страсть, любовь, вверху — жизнь, а между ними танцующая вакханка». — «Смотри, какой гамбургер». — «Сам ты гамбургер. Танец выражает сокровенное действие. Когда вакханки танцевали, они парили в воздухе. Танец подражает небесам. Имитирует движение планет». — «Хитро». — «А ты думал». — «Да я прикалываюсь, о’кей? Ладно, поехали. Я хочу есть». — «Я тоже». Когда мы приехали на место, есть расхотелось. Я не могла отыскать причину. «Что бы это такое?» — думала я. Взяла салат, едва смогла его осилить. Друг ничего не заметил. Ел быстро и с удовольствием. Мы вышли наружу. Сели в машину. Выехали, попали в узкий коридор. Навстречу ехала машина. «Сдай назад», — произнес друг, моргнул фарами, в ответ такое же моргание, которое надо было понимать, мол, ты сдавай. Он не хотел уступать. Друг взял вправо, чтобы протиснуться, водитель взял влево, хотя заранее было видно — не разъехаться. Тогда они поменялись: тот принял вправо, мой товарищ — влево. С тем же результатом. Это была разведка танцем. Друг начинал злиться. «Черт возьми!» — выкрикнул он, вылез из машины. Другой водитель также покинул авто и появился в поле зрения. Я осталась сидеть. Отдаленно слышала голоса и видела активную жестикуляцию. Мой друг довольно спортивен и умеет убеждать. Тот водитель отступил, сел в машину, она стала удаляться. Мой знакомый плюхнулся на сиденье, продолжая ругаться. «Вот тоже мне! Ему же удобней сдать, да и короче, и по прямой, а мне еще выворачивать!» И еще добавил кое-чего. Путь был свободен, мы с большой скоростью пронеслись по пассажу, стали выезжать на дорогу. «А не забыла ли я телефон?» — пришла мысль. Я открыла сумочку. Какое-то неуловимое, смутное воспоминание появилось на окраине мозга. Крутилась тихая неразборчивая мелодия. В сумке показалась косынка, голубая, с черными, желтыми полосами, пакетик носовых платков, колечко скотча, блестящий цилиндр туши, коробочка с шестью кружочками теней, расческа, связка ключей, черный кошелек, вывалившиеся монеты. Что-то
заставило меня поднять глаза. Когда мой друг остановился, чтобы осмотреться, из неизвестного места, непонятно откуда выскочил автомобиль, сдающий задом. Все случилось в секунду. Я застала последние мгновения. Сотрясение, удар, скрежет. «Ё-мое!» — закричал товарищ. Он в последний момент заметил столкновение, смотрел в другую сторону. Мы какое-то время ожидали ДПС, потом долгое оформление, как бессмысленное перекладывание коробок. Я что-то силилась вспомнить, не могла. Ум продолжал складывать какие-то кусочки, подставлять, склеивать, не оповещая сознание, и только через месяц вытолкнул готовую работу: сон был вещий. Я вспомнила, что эту аварию я видела во сне. Я не соединила сон с ситуацией, потому что во сне за рулем была я, а тут машиной управлял мой знакомый».
1.jpg
1.jpg (54.06 КБ) Просмотров: 664
2.jpg
2.jpg (54.08 КБ) Просмотров: 664

На правой руке есть нарушения группы С, выражающие снижение безопасности, одно из них — прямоугольное образование к линии жизни (рис. 4, линия жизни — зеленый, прямоугольник — красный). При прямоугольнике, который также называется коробочкой, происходят аварии. Если группы А и В в норме, как в нашем примере, то дело обойдется без травм.

Владимир Финогеев 16.08.2010 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#11 АРОН » 23.05.2015, 20:19

Тайна будущего

Слева поле и лес, справа — деревня. Иду к дому. Встречаю соседку. Поздоровались. Она говорит: «Давно тебя не было видно».
— «Работы полно, никак не вырваться».
— «Люд, ты в курсе, что твой дом разлетелся? Сложился как карточный домик. Грохот стоял, все прибегали смотреть».
Стою, не понимаю, показываю рукой: «Да вот же он стоит».
— «Дак строители твои хреновы забегали, захлопотали и давай опять собирать».
И так меня это по сердцу резануло. Столько труда было затрачено. Сама ездила в Тверь, в лесное хозяйство, заказывала сруб, платила деньги, чтобы хорошие бревна дали, просушенные. Они же свою бригаду порекомендовали, я их оттуда привезла, чтобы собрали, просила: сделайте хорошо.
Захожу на участок, спрашиваю прораба: «Что ж вы молчали, что дом развалился?»
— «Так это не мы, другая бригада собирала, а наша задача — отделка».
Я обошла кругом, потрогала, вроде все крепко, а внутри осадок неприятный. Приехала в Москву, а сама все об этом думаю.
Потом другая беда вытеснила: отец умер. Похоронила. Проходит сорок дней. Я приезжаю в деревню, пожить в доме. Зима. В первую ночь приснился отец в шапке, «уши» под подбородком завязаны, тепло одет. Я подумала: морозы грянут. И точно. На следующую ночь минус тридцать четыре градуса. А у меня проблемы с отоплением — не греют батареи, чуть теплые.
Холод стоит зверский. Спать ложусь в шубе, все одеяла на себя натянула. Под утро сон не сон, будто наяву — видение. Вижу, на меня бревна наезжают, сыплются на голову, грудь, а я ничего не могу поделать, только кашляю и кашляю. Очнулась в страхе. Оглядываюсь, прислушиваюсь, не трещат ли стены, не шатается ли потолок.
Ни жива ни мертва. Все тихо. Думаю, надо освятить дом. Через какое-то время как раз один знакомый священник из Кирилло-Белозерского монастыря (за Вологдой) приехал в Троице-Сергиеву семинарию экзамены сдавать. Я его пригласила. Он приехал, освятил дом.
Я говорю: «Может, нам поехать в монастырь, получить благословение на строительство дома?»
Он отвечает: «Поезжайте».
В апреле выдалось несколько дней свободных, и мы поехали в Кирилло-Белозерский монастырь. Брат, Михаил, был за рулем, со мной еще две мои знакомые, две Лены. Одна, Елена Алексеевна, агроном с моей работы, сидела рядом со мной на заднем сиденье. Другая, Елена Петровна, — рядом с водителем.
Машина — новенькая «десятка», месяц ей.
Приехали в монастырь. Я была потрясена. Это огромный комплекс. Это был первый форпост России в петровское время. Это целый город, там все было, даже пушки отливали. Самый крупный монастырь в Европе. Красоты, мощи, великолепия неописуемого. У истоков стояли два монаха: Кирилл и Ферапонт.
Первым прибыл Кирилл, основал обитель, к нему присоединился Ферапонт, но скоро понял, что не могут два лидера один монастырь возводить. Отошел на несколько километров и создал Ферапонтов монастырь.
Я все не могла понять, как это было возможно — двум людям такую громаду возвести, — не укладывалось в голове. Нам все показали, рассказали, но служб в тот день не было, или не попали мы на службы. В одном храме встретили москвича, он то ли служил там, то ли подвизался как-то.
Он узнал, что мы едем в Москву, и попросил телефонный аппарат (стационарный) отвезти в починку, товарищ его подъедет и заберет.
Мы взяли, он говорит: «Все закрыто, но я вас подведу к мощам». Проводил в придел храма, попросил нас пропустить. Мы поклонились мощам, вышли, спросили, как проехать к святому источнику, — хотели окунуться.
Источник находился в 30 км от монастыря. Мы сели в машину, никак не могли отъехать, буксовали из-за снежной каши. Кое-как выбрались на дорогу, едем. Шли прилично, потом выяснилось — свыше ста километров в час.
Была суббота, на дорогах и кругом никого, по сторонам поля, покрытые снегом, вдалеке лес. На душе спокойно, хорошо, все, кроме водителя, уткнулись в книги, как дома.
Я разглядывала журнал о монастыре. Впереди справа шли два трактора с прицепами, везли бревна. Миша выехал на встречную, стал обходить. Я увлеченно читаю. Вдруг что-то заставило оторвать взгляд. Поднимаю глаза — картинка во все лобовое стекло: летит навстречу прицеп с бревнами. Я хотела закричать, но не успела. Оказывается, когда мы обгоняли задний трактор, первый трактор вдруг повернул налево и закрыл путь. Миша только успел немного отвернуть и вошел в колесо трактора. Хлопок. Скрежет. Грохот. От удара бревна посыпались на машину. Потом все стихло. Тишина. Я не теряла сознания.
Мы все вылезли через заднюю дверь, остальные не открывались. Только Елена Петровна сидела неподвижно на переднем кресле, опустив голову. Я стала звать ее, она не двигалась.
Я подскочила, попыталась открыть дверь, она не поддавалась, ее смяло. Голова Лены была опущена, лицо белое. Я испугалась, стала бить ее по щекам, чтобы привести в чувство. Изо рта у нее хлынула кровь. У меня подкосились ноги. Страшное пронеслось в голове. На самом деле повреждения не были такими серьезными. Сломанный зуб повредил слизистую, не более того. Правда, сотрясение мозга ей поставили.
На «скорой» нас отвезли в Вологду. Никто, кроме нее, сильно не пострадал. Мелкие ссадины. Тем не менее я пролежала с Леной в больнице три недели, не хотела ее бросать. Машину пришлось оставить, она не подлежала восстановлению, но телефонный аппарат мы привезли в Москву.
Этот человек приехал, забрал его.
Он сказал: «Это чудо, что вы живы. Видели вашу машину. Никто не верил, что ехавшие могли уцелеть. Господь спас».
Создается впечатление, что предсказания являются не для того, чтобы изменить будущее, а показать, что оно есть. Более того, при малейшем шансе увернуться от судьбы тут же высылается предсказание: оно и направляет куда следует.
Вспомним бедолагу Эдипа. Без предсказания он не убил бы своего отца и не женился бы на своей матери. И в нашем случае, не приснись нашей героине сон, не поехала бы она в монастырь и не попала бы под бревна. Будто кругом система, которая следит за нами и не позволяет ни одного шага в сторону.
По устройству реальности, которое мы не можем изложить в нашем комментарии, все проще, прозаичнее и безжалостнее.
Безжалостнее, потому что будущее является причиной настоящего. Предсказание может быть, или его может и не быть—не оно меняет будущее. Будущее причинно согласовано, предсказание — лишь отражение этой согласованности.
1.jpg

Будущая авария — причина сна, надо устранить причину аварии, а это деструктивные согласования людей и обстоятельств.
Здесь на руке это выражено треугольными образованиями к линии жизни (рис. 4, красный, л. жизни — зеленый). Эти нарушения поддаются терапии. Тяжелое будущее излечимо.

Владимир ФИНОГЕЕВ
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#12 Admin » 28.05.2015, 12:52

Число ангела

«Двадцать пятое июня прошлого года. У моей девушки, Юси, выпускной. Утром едем в университет. Она в шикарном платье получает диплом. Потом я везу ее домой переодеться. Все идет обычным чередом. Но я чувствую, что-то не то. Я ждал, пока переоденется Юся, я думал о ней. Почему-то вспомнил, она мне рассказывала, что ей часто попадается на глаза цифра 52. Одновременно думал о том, как пройдет день у мамы. У нее был намечен показ одежды в мэрии. Она отбирала одежду, готовилась. Пришла мысль о том, что надо залить бензина в машину. За ней другая: а надо ли? Ведь еще четверть бака, на два дня хватит. Часть сознания была занята еще какой-то работой. Я осознавал, что размышляю еще над чем-то, но не понимал, над чем именно, все это оставалось за какой-то темной шторкой. Юся переоделась, решили сходить куда-нибудь, чтобы отметить день. «Давай просто в «Макдоналдс», — предложила она. «Хорошо. Только сначала зальем бензина». Зазвонил мобильник. Звонила мама, просила забрать ее после показа, часов в одиннадцать. Юсе сказал: «Мама просит забрать ее вечером после показа». «Я с тобой», — сказала Юся. Я хотел сказать: «Без проблем». В этот момент в загадочной части сознания отдернулась темная шторка, оттуда ступили на язык совсем другие слова. «Может, тебе не ехать?» Я вставил ключ в замок зажигания. Посмотрел на Юсю. «Нет, я поеду». Я пожал плечами. Я не понимал себя. Я явно не хотел, чтобы она ехала, и не постигал, почему я этого не хочу. Была еще одна странность — я не хотел ехать на заправку. И тем не менее я ехал туда. Руки крутили руль, ноги работали с педалями. Подъехали к заправке. Я всегда заправлялся до полного бака, чтобы неделю не думать об этом. Вдруг сказал: «На 500 рублей, пожалуйста». Потом тряхнул головой, была какая-то рассеянность. Зачем я это сказал? Почему? С чего это? Поправился: «Подождите, нет, давайте до полного бака». Вышло на полторы тысячи рублей. За мамой заехали к одиннадцати вечера. Погрузили вещи. Мама сидела справа, Юся сзади. Мы отправились по Тверской, повернули на Охотный Ряд, выехали на Лубянку, пересекли Старую площадь, попали на набережную. Болтали о машинах: «Купить бы «Жигули»-«двушку», покрасить в черный цвет, сделать белый кожаный салон». — «Прикольно». — «Номер еще «666» поставить, а, как?» — «Кончайте эту чертовщину», — засмеялась мама. С набережной выехали на Таганку, там возник выбор — ехать по Рязанке или по Волгоградке? Я всегда выбирал Рязанку. Волгоградку не любил. А тут поворачиваю на Волгоградку. Я еще спросил себя, зачем это делаю, не получил ответа. Я ехал в среднем ряду, впереди меня кто-то ехал медленно, я решил обойти, выехал в левый ряд, опередил, думаю, надо возвращаться в средний. Кругом никого, просторно, проспект пуст. Я начинаю уходить вправо. Смотрю в боковое зеркало — все чисто. Вдруг все остановилось, как видеопленку заело. Звуки исчезли. Вижу, мой капот медленно складывается. Морщится гармошкой. Застыли брызги лобового стекла. Неторопливо, по-черепашьи разворачивается моя подушка безопасности. Я не ощущаю, не слышу никакого удара. Слух отдельно, где-то не здесь. Вместо удара я слышу тягучий звон, он же свист, он же шелест. Я обрел зоркость. Вижу: пылинки талька из подушки висят в воздухе, справа — будто неподвижно наполняется мамина подушка, ее лицо погружается в нее, при этом мама смещается вправо. Юся была не пристегнута, я наблюдаю, как она плавно летит вперед. Я успеваю думать, потому что времени очень много, полно времени, я думаю: только бы она не ударилась о ручку передач. Мое сиденье движется влево, сиденье мамы — вправо, их разворачивает, будто освобождается место для Юси, ее голова погружается в левую сторону маминой подушки безопасности. Затем Юся так же невесомо, неторопливо возвращается назад. С этого момента все поехало в обычном режиме. Из-под капота повалил дым. Надо выбираться. Я был спокоен. Попытался открыть дверь. Заклинило. Вылез через лобовой проем, обошел машину сзади. Мне было трудно наступать на правую ногу, но я пренебрег, сначала другие. Открыл мамину дверь: «Ты как?» — «В порядке», — отвечала она. Занялся Юсей. Она на секунду потеряла сознание, но когда я обратился к ней, пришла в себя. «Цела?» — «Да». — «Вылезайте, а то загорится». Они задвигались. Я увидел, что правый бок моей машины прочерчен глубокой бороздой. Значит, еще с кем-то столкнулся справа. Кто ударил меня спереди, я не понимал. Откуда он взялся, что за машина — загадка, так как впереди ничего не было. Где эта машина? Я огляделся. У обочины стоял белый «Сааб» без передней части. Потом сообщили, что его двигатель улетел на тридцать метров. В «Саабе» сидели люди. Они не выходили. Я двинулся к ним, заметил на асфальте мобильный телефон, поднял его. Подошел к машине. За рулем сидела девушка, сзади двое мужчин. «Живы?» — спросил я. «Живы», — отвечала девушка. Я вздохнул: «Слава Богу». Девушке сказал: «Твой телефон?» — «Мой». Я отдал: «Только батарейки нет, сама ищи». Авария произошла прямо рядом с бензоколонкой. Может, поэтому мне утром не хотелось ехать на заправку? Да и зря столько бензина залил. Я не стал углубляться. Было нечто поважнее: тот, кто оставил полосу на правом боку моей машины, по сути, спас нас. Если бы не он, нашу машину от удара могло перевернуть, или — еще хуже — она могла влететь в бензоколонку. Надо же такому случиться — в момент столкновения слева кто-то ехал справа. Некий ангел. Потом выяснилось, это был парень на «пятерке», он проехал вперед и остановился метрах в ста. Вот что интересно: позже выяснилось, мой номер «к 592 уу», а у него «к 529 уу» — те же буквы, а цифры просто переставлены. Двадцать пятое июня — это ведь 25 или, иначе, 52. Еще одно: девушку в белом «Саабе» звали Александра, мое имя — Саша. Она ехала в противоположном направлении. Ее кто-то подрезал, она резко отвернула, выскочила на встречку, столкнулась со мной. Удостоверившись, что все в порядке, я вернулся к своим. У Юси текла кровь из ноги. Рядом оказался мужик, который когда-то работал спасателем. Он сказал: «Тащи бинт». Я принес аптечку. Он забинтовал ей ногу и исчез. Я тем временем установил аварийный знак. Приехала «скорая», нас отвезли в больницу. Недели через две пришел посмотреть на свою машину. Жуткое впечатление. Как можно уцелеть в этой развороченной груде металла? Перед аварией в машине было три иконки. Стал искать. Одну нашел у передней левой стойки, где был мой левый бок. Другая была возле педали тормоза. Третья исчезла».
1.jpg
1.jpg (124.23 КБ) Просмотров: 602

Так как на руках нашего героя нет нарушений групп А (деструкции папиллярного узора) и В (дефекты первостепенных линий), есть только нарушения группы С, то он отделался сравнительно легкими повреждениями. К группе С принадлежит крестообразно-треугольная фигура к линии жизни в возрасте 24 года (рис. 4, красный, линия жизни — зеленый). Ниже еще одно нарушение — крест к линии жизни (рис. 4, оранжевый). Это знаки аварийных ситуаций. Оба знака забраны в квадраты, обозначенные на рисунке синим. Крест в квадрате традиция толкует: чудом избежать смерти. Надо отметить, чудеса имели место.

Владимир Финогеев 09.08.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#13 АРОН » 01.12.2016, 11:59

Продольное движение

Станислав Аркадьевич Семенов рассказывал: «Помню, как на день рождения в 1960 году мне купили...

Станислав Аркадьевич Семенов рассказывал: «Помню, как на день рождения в 1960 году мне купили мотоцикл. Хороший, венгерский. Сложились мама, тети, папа, он тогда уже не жил с нами, но помогал. Я давно мечтал о мотоцикле, права уже получил. И вот мне его дарят. Сел за руль и помчался. Стоял хмурый ноябрьский день, по краям дороги лежал снег. Помню, гоню по Русаковской улице, поворачиваю на Сокольническую Слободку, мотоцикл заносит, какая-то страшная сила вырывает меня из седла, бьет по лицу, затем тупой удар в правый бок, острая боль при каждом вздохе... В больнице поставили диагноз: сотрясение мозга, два ребра сломаны, перелом носа». Станислав Аркадьевич остановился и посмотрел на меня: «Нос потом еще три раза ломали». — «Кто, как это случилось?» — спросил я. «Врачи». — «Зачем?» — «Неправильно срастался. Первый раз сняли гипс с носа, врач посмотрел: «Ага, ушел влево». Меня — в кресло, руки привязывают ремнями и... бах слева по носу. Через какое-то время снимают гипс, дают зеркало: «Нравится?» Гляжу, нос уехал вправо, и говорю: «Нет, не нравится». Опять в кресло, привязывают, удар по носу, гипс. Только после третьей попытки нос встал на место». — «Станислав Аркадьевич, по теории, этой аварии должны предшествовать мелкие похожие инциденты». — «То есть такие звоночки?» — уточнил Станислав Аркадьевич. «Именно». — «Было кое-что. Лет в одиннадцать я счищал снег с крыши барака и поехал вниз вместе со снегом. Барак хоть и одно¬этажный, но при падении я прилично ударился о землю головой и грудью, так что дыхание остановилось». — «Значит, были звоночки... Расскажите о себе. Вы родились в Москве?» — «Да, в Сокольниках, жили на Сокольнической Слободке, 20». — «Кто ваши родители?» — «Отец, Семенов Аркадий Станиславович, работал в ОБХСС, прожил до 75 лет. С мамой они расстались, когда мне был год или два, не помню. Я впервые его увидел, когда мне исполнилось 14 лет... Но они с мамой дружили. Мне кажется, он ее продолжал любить». — «Почему же развелись?» — «Да бабульки напели маме, мол, он ей изменяет. У отца ведь какая работа — приходилось задерживаться, график не нормирован, приходил поздно. Вот бабки напридумывали всякое, мол, другая у него есть, у нее и время проводит». — «А как звали маму?» — «Антонина Андреевна Семенова, в девичестве Хрусталева. Она всю жизнь проработала на ткацкой фабрике». — «Где вы учились?» — «Окончил семь классов в 375-й школе, в 14 лет пошел слесарем-сборщиком на авиационный завод. Сначала, конечно, в ученики взяли, на заводе было обу¬чение, техминимум». — «Что собирали?» — «ЖРД — жидкостные ракетные двигатели». — «Удивительно, — заметил я, — на вашем этаже живет Астра Фридриховна, дочь Цандера, который и создал эти двигатели. Так что было дальше?» — «В 18 лет призвали в армию. Служил в Горьком, определили водителем танка. Жили в казармах, а на полигоны возили в Золино. Оттуда я вынес любовь к водительской профессии и по демобилизации на завод не вернулся, а пошел рулить. Сначала работал на автобусах, потом перешел на большие автомобили-тягачи». — «Я, глядя на них на улице, всегда гадал, как они впишутся в узкий поворот». — «Да, дело непростое, тут и геометрию надо знать». — «Аварии были?» — «Больше сорока лет проработал — ни одной аварии, единственно, как-то меня немного прижал «жигуленок» на заправке. Но я его не видел, он попал в слепую зону. Он позже приехал, встал неудачно. Я выезжал с поворота, прижал его к бордюру, он сложился в домик. Водитель не пострадал, он в это время платил за бензин». — «Неужели ни одной аварии?» — «Учителя были хорошие. Мой учитель — Александр Ратников. Помню, он говорил: первое правило — чтобы кабина была чистая, чтобы было приятно самому ездить. Еще за рулем нужно постоянно анализировать ситуацию вокруг. Надо научиться ездить правильно и красиво. Еще Ратников научил слушать двигатель. На слух понимать: болен ли он или в порядке?» — «А когда вы женились?» — «Сразу после армии». — «Где познакомились?» — «Она работала в штабе. Я шел по коридору, она шла мне навстречу, я случайно задел ее плечом. Она уронила бумаги, я бросился помогать... Так и познакомились. Перед демобилизацией я предложил ей замуж. Она согласилась». — «Дети были в этом браке?» — «Трое: Катя, Наташа, Анатолий. С женой мы прожили 17 лет». — «А почему расстались?» — «Из-за какой-то ерунды, я уж и не помню. Вроде хотел я пожить у матери, жена была против... Но расстались по-доброму и сейчас дружим. После этого я еще два раза женился. Детей от тех браков не было». — «Какие у вас были хобби, увлечения?» — «Мотокроссом занимался. Возле МКАД в Капотне, там трасса про легает. Еще есть давняя задумка — научиться играть на аккордеоне. Не знаю, как взяться». — «Была бы цель — средства найдутся. Начните с нотной грамоты, там, глядишь, и аккордеон явится. Скажите, а вы верующий человек?» — «Да, мама меня в детстве водила в храм в Сокольниках, стоял всю службу, причащался. Один раз видел патриарха Пимена. Он был в облачении, с седой бородой, строгий, как по чину полагается, и в то же время расположение вызывал: просветленный, от земного очищенный». — «Что нужно для долголетия, как вы думаете?» — «Отказаться от вредных привычек. Вести правильный образ жизни. Прислушиваться к себе, анализировать, принимать правильные решения». — «Что пожелаете молодежи?» — «Мира на планете и взаимопонимания».
1.jpg
1.jpg (99.97 КБ) Просмотров: 335
2.jpg
2.jpg (104.37 КБ) Просмотров: 335

На правой руке прямоугольная фигура и уголок с линией сопряжены с линией головы (рис. 2, фигуры — красный, линия головы — оранжевый) — это авария с повреждением носа и сотрясением мозга. От линии сердца (рис. 2, желтый) нисходит ветвь в направлении линии головы (рис. 2, ветвь — розовый, помечена стрелочкой) — это трактуется как неудачный выбор партнера, или хотя бы однажды партнер будет выбран неправильно. Изогнутая поперечная, пересекающая линию жизни (рис. 2, линия жизни — зеленый, поперечная — синий), в данном случае обозначает перелом ребер справа. Треугольник к линии жизни (рис. 2, коричневый) указывает на травматизм.

01.12.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев


Вернуться в Аварии, пожары, наводнения...

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость

cron