Признаки возможной смерти.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Смерть на руках.

Описание: Все по теме.

#1 АРОН » 12.09.2014, 18:06

Без намека на вечность.

«Я пытаюсь вызвать в памяти тот день, и на меня наваливается синяя боль, я проваливаюсь в ослепительную голубизну без конца и края, и на дне этого бездонного колодца парит черная птица...
У меня не было никаких предчувствий, никаких снов накануне и никаких странных событий до того рокового дня. Никакой весточки о том, что произойдет. Шел 1974 год. Апрель, двадцать шестое.
Отец с матерью собирались в гости к родственникам на Украину. Они ругались, потому что мать все делала так, будто не существовало ни расписаний, ни планов, ни точных сроков, ни вообще времени. Отец же всегда торопился и нервничал, он хотел везде успеть, он терпеть не мог опаздывать. Они ругались, потому что мать брала слишком много вещей на короткий срок, а отец ненавидел таскать лишнее. Они ругались без конца. Потому что отец был красив, весел, любил гульнуть, и мать ревновала его, и потому что он родился на Колыме, а она в Ленинграде, потому что он привык к вольному воздуху Севера и его большим деньгам и не понимал прямизны и правильности городов, презирал тесноту ленинградской лаборатории, тяготился условностями и интригами. Мать предложила взять меня с собой. «Подумаешь, пропустит несколько дней в школе, — говорила она, — тем более что там одни праздники — Первое и Девятое мая. Учится на «хорошо», ничего не случится». Отец принялся резко возражать. И они поругались. Но он все же настоял на своем. Он боялся лететь, он боялся брать меня с собой. Но то, что он боялся лететь, ничего не значило, он вообще боялся самолетов. И это при том, что мать с отцом летали постоянно. Они были геологами. А это — постоянные перелеты: в поле и с поля, в отпуск и обратно. И каждый раз его трясло. Мать же, напротив, обожала полеты. И это тоже было предметом споров. Утром 27 апреля они по-прежнему ругались, и я даже была рада, когда после поспешных поцелуев они наконец выбрались из дома и уехали. Воцарилась приятная тишина. Они ушли как обычно. Как бы ненадолго, словно вот- вот должны вернуться. Они скрылись за дверью. Но в эту секунду дверь вела не на лестничную площадку, а в иные пространство и время.
Утром меня разбудила милиция. Я теперь не могу вспомнить, о чем они меня спрашивали, но они не сказали ничего о том, что произошло. Я пришла к бабушке и рассказала, что была милиция и чего- то пыталась выяснить, но что и зачем — я не могла объяснить. Как бабушка это услышала, ей стало плохо, она слегла и больше уже не поднялась. Мама была последним ее ребенком. У бабушки было трое детей. Двое покончили жизнь самоубийством, не дожив до пятидесяти. А теперь мама. Мама и папа разбились 27 апреля в авиакатастрофе. Отцу только что исполнилось 43, а мать не дожила до конца своего 42 года. Мне было шестнадцать лет».
1.jpg
1.jpg (126.72 КБ) Просмотров: 3173

Вновь объект нашего внимания падающая линия из первой горизонтальной линии, или линии Сердца.
Мы уже рассматривали ранее одну из вариаций данного рисунка.
По традиции такая падающая линия, если она по ходу своего падения пересекает какие-либо первостепенные линии, такие, как линия Судьбы, линии Головы, Жизни, то ее интерпретируют как смерть родственника или родственников.
Если на линии имеется дополнительная фигура, относящаяся к признакам нарушения системы самосохранения, как, например, прямоугольник, о котором я рассказывал ранее, то смерть родственника не будет естественной.
Сегодня мы познакомимся еще с одним знаком, выражающим дисфункции системы самосохранения.
Это небольшой возвышенный участок, называемый «локальное выпячивание».
Взгляните на левую руку нашей героини (рис. 3— 4).
Падающая от линии Сердца линия пересекает линии Головы и Жизни и устремляется в 13 поле, там она вливается в темное образование, которое и есть локальное выпячивание кожного рельефа.
Есть определенные приемы, позволяющие устанавливать, когда может погибнуть родственник обладателя признаков.
В нашем случае точки пересечения с основными линиями и точка окончания падающей линии указывают на возрастной период обладателя знаков.
Итак, падающая линия пересекает линии Головы и Жизни в возрасте от 16 до 18 лет, а окончание линии с темным пятном соответствует возрасту от 14 до 16 лет.
Это означает, что родственники обладателя знаков погибнут, когда он войдет в период жизни от 14 до 18 лет.
В целях большей точности определения возраста трагедии используют показатели на главной вертикальной линии, о них мы будем вести разговор в последующих материалах.

В. Финоеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#2 Admin » 13.09.2014, 16:34

Билет

«Звонок в дверь. Я почти наверняка знала, кто там. И все-таки: «Кто там?» — спросила я. «Драголюб», — ответили из-за двери. Я уже открывала, и губы его ненадолго отстали от голоса. Он сделал шаг — и его губы слились с моими. Мне было двадцать два, ему тридцать семь, он был невысокого роста, но крепкого телосложения. Русые волосы, голубые глаза, и у него был дар все чувствовать. Мы созвонились заранее. Потом сели ужинать. «Ты не представляешь, как сильно я люблю тебя. Ты знаешь, в Сербии у меня жена, но я хочу быть только с тобой». Не ожидая ответа, он предложил: «Давай съездим в какой-нибудь маленький городок под Москвой». — «Не могу», — ответила. «Почему?» — «Я уезжаю». — «Куда?» — «В Махачкалу». — «Зачем?» — «Подруга пригласила, ты ее знаешь, она нас познакомила». — «Ты купила билет?» — «Да». — «Покажи». Я достала билет. «Можно?» — произнес он, аккуратно вынимая из моих рук синеватый прямоугольник. Он взял билет и вдруг порвал его на мелкие кусочки. «Что ты делаешь?!» — вскричала я. «Ты не должна ехать». — «Как так?» — «Так, ты не поедешь». — «Но почему?» — «Если ты поедешь, мы расстанемся». — «А что здесь такого? Не понимаю, как это связано с поездкой». — «Я так чувствую». Я замолчала. «Ну хорошо, тогда я не поеду». — «Обещаешь?» — «Обещаю». Это было в июне 89-го года. Мы продолжали встречаться. Раз при встрече — это было уже в июле — он сказал: «Меня отправляют в отпуск. Вернусь через три недели». Он уехал. Он просто ревнует, решила я и купила билет до Махачкалы. Позвонила подруге. «Приезжай, — сказала она, — жду». Вылет был поздний, я заказала такси. Собрала вещи. Мама приехала проводить. В назначенный час такси не было. Мы прождали до последнего. Такси не приехало. Они даже не позвонили. Выяснять, ждать заново было уже некогда. Мы вышли на улицу, стали ловить машину. Никто не соглашался — я жила на противоположном конце Москвы, да еще в аэропорт. «Все, ты уже не успеешь», — сказала мама. Мной овладела паника. Я внутренне дивилась, что так все не складывается. На темной улице показалась «Волга». Это было такси. Я бросилась наперерез: «Стойте!» Он затормозил. Открываю дверь: «Отвезите в Домодедово, опаздываю на самолет». Человек за рулем обратил на меня усталые глаза: «Не могу, я уже смену закончил. Поймайте другого». — «Ловили — бесполезно. Никто не едет. Ну пожалуйста». Он призадумался. Вздохнул: «Ладно, садитесь». Я плюхнулась в кресло. Он закурил. «Пожалуйста, побыстрее». Он был совершенно спокоен. Понятно, не он опаздывал. Обернулся ко мне, улыбнулся: «Вы не переживайте. Успеем». Уверенность, стоящая за словами, подействовала. Я совершенно успокоилась. Он что-то рассказывал, развлекал меня, периодически оборачивался, говорил: «Не волнуйтесь, приедем вовремя». Действительно, приехали так, что времени оставалось довольно. «Я вам очень благодарна, — сказала я, покидая машину, — я вам привезу бутылку вина. Оставьте номер телефона». Он начеркал на бумажке цифры и свое имя. В Махачкале не заладилось. Я простудилась, на этом фоне заболел низ живота, меня положили в больницу. Пролежала двадцать дней. Перед отлетом назад купила бутылку местного вина. В Москве набрала номер. Ответил женский голос: «Таксопарк». Телефон оказался служебным. «Можно Николая?» — я назвала фамилию. «Он в отпуске». — «Он еще зайдет к вам?» — «Возможно». — «Если зайдет, передайте ему мой номер». — «Хорошо», — отвечала дама. Он не позвонил. Дни набегали на дни. Драголюб не объявлялся. Это немного злило. Смутно я ощущала — мы не увидимся. И было чувство вины за поездку в Махачкалу, и досада, что он оказался прав. Через месяц под вечер дома зазвонил телефон. «Это Николай, помните, таксист, я вез вас в аэропорт, помните?» — «Да, конечно, но вы знаете, какая штука, извините, конечно, но бутылку вина сохранить не удалось. Какие-то гости безжалостно ее выпили. Потом вы не звонили долго». — «Да я не об этом. Просто хочу вас увидеть. Это возможно?» — «Возможно». — «Тогда, — голос его повеселел, — давайте завтра». — «Давайте». Мы пошли в кино. Потом долго говорили. Так стали встречаться. Месяца через два я поняла, что он мне нравится. Тут позвонил Драголюб. От того, что он говорил, было не по себе. «Я знаю, ты не одна, — сказал он. — Ты выйдешь за него замуж. Будь счастлива». Откуда он узнал? Он не мог знать. Невероятно. Вновь его слова облеклись в вещи: я вышла замуж за Николая. Он переехал ко мне. Мы жили. У нас бывали застолья. Николай много пил, но не пьянел, а становился добрым. Потом у него стала болеть голова. Так длилось недели две. Раз мне снится, что я в маминой квартире. В полу — люк. Николай проваливается в люк. Его бывшая жена пытается закрыть крышку, но я подаю ему руку. Однажды у нас были родственники в гостях. Они остались ночевать. Легли поздно. Муж рядом тихо застонал. «Что с тобой?» Он едва мог говорить: «Так голова болит, нет сил терпеть, лопнет к черту». — «Выпей анальгин». Я нашла таблетку. Он выпил. Шепчет: «Ты знаешь, отпустило». Через минуту: «Слушай, у меня правая рука онемела и нога». Я стала растирать, ну, думаю, отлежал или что. Включила свет. Он сказал: «Я ничего не вижу». Тут меня как ударило. Я вызвала «скорую». Приехали, увезли, поставили диагноз — инсульт. Речь немного нарушилась, но главное — зрение. «Все, мне конец, — сказал он, — я больше не смогу сесть за руль». — «Ты сядешь, — убеждала я, — крепись, ты поправишься». Я выхаживала его. Через четыре месяца он сел за руль. В целом он восстановился. Хотя кое-что осталось и по сию пору, двадцать лет спустя».
1.jpg
1.jpg (50.17 КБ) Просмотров: 3169
2.jpg
2.jpg (50.29 КБ) Просмотров: 3169

На левой руке линия здоровья связана с линией брака (рис. 4, линия здоровья — красный, линия брака — желтый). Рисунок означает болезнь мужа и длительный уход.

Владимир Финогеев 03.05.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#3 Admin » 13.09.2014, 17:57

Брутто

Я работала в универсальном магазине на Ленинском. К нам приходил постоянный покупатель такого спортивного вида. Ну, как борцы сумо, крупный был, огромный. У него была косичка черная. Черные смоляные волосы гладко назад зачесаны и собраны в косичку. Все предлагал меня проводить после работы. А чего меня провожать, если мне пешком дойти десять минут. К нам он приходил потому, что это был один из первых тогда коммерческих магазинчиков. Один предприниматель в универмаге арендовал помещение. У него теперь большая фирма, магазин и рынок. Тогда это был магазинчик в магазине. Кто челночил, привозили туда свои шмотки. Аппаратуру, шмотки и так далее. Я сидела на комиссии. На приемке, как в комиссионном магазине. Было все. Кроме продуктов. Все, что тогда было дефицитно: американские и английские сигареты, вино, техника, магнитофоны, импортная одежда. Всякая всячина, бижутерия, сервизы. Пуховики. Ну, что везли, тем и торговали. Однажды вечером этот покупатель приперся в магазин уже под закрытие, чего-то мы с ним разговорились: давай я тебя привезу, давай я тебя отвезу. Видимо, хотел, чтобы я посмотрела на его машину. У него был «Фольксваген»-автомат, очень большой. Я говорю: раз у тебя есть машина, то давай съездим в одно место по одному делу.
Мы поехали в один центральный магазин, он допоздна работал, там у меня был маленький бизнес. Я сделала все, что мне нужно было, потом он довез меня до дома. Помог мне сумку поднять до квартиры. Я говорю: «Спасибо, до свидания». И здесь он сыграл. Схватился за сердце: «Чего-то мне плохо. У меня сердечный приступ». Я внутренне посмеиваюсь, не верю, слишком цветущий у него вид для сердечного приступа. Открываю дверь: «Проходи, садись. Я сейчас «Скорую» вызову». Он встрепенулся: «Не надо «Скорую». Сейчас пройдет. Я немного отлежусь и пойду». Я сидела, ждала, ждала, пока он оклемается. Потом говорю: «Ну ладно, я тебе постелю на кухне, а утром ты отправишься». Ночь прошла мирно. Я у себя. Он на кухне. Утром я собираюсь на работу, спрашиваю: «Ну, ты как?» «Нормально, — отвечает, — мне лучше, все прошло». И он ушел. Через неделю захожу в подъезд, стоит он, ждет меня с какими-то шмотками. Выяснилось, это он ко мне переехал, принял такое решение. Я ему понравилась, он теперь знал, где я живу.
Правда, он так осторожненько сказал: «Можно я у тебя поживу некоторое время, сейчас пришлось отдать квартиру, как найду новую, перееду».
«Хорошо, — говорю, — раз такое дело, конечно». Он мне тоже понравился. Внешне был безобразен, потому что фигуры никакой не было, но обаяния чертовски много. У него был черный пояс, какой-то дан в чем-то, не помню. Силы был невероятной. Раз подошел к холодильнику, поесть что-нибудь. Взялся за ручку холодильника, и ручка осталась у него в руке. Попросила карниз подкрепить, у него карниз вырвался вместе с гвоздями. Очень мощный мужчина. Он тогда уже занимался бизнесом, бурно развивался, быстро все росло. Это был первый мужчина, который открыл мне совершенно другую сторону жизни. Он подарил мне машину, купил бриллиантов, водил по ресторанам, дал мне водителя для машины. Меня возил, ребенка, был в хороших отношениях с моим сыном. Учил его драться, на коньках кататься. В хоккей играть. Он сильный, достаточно интересный человек, он красиво ухаживал, мог любого разговорить, душа компании. Когда деньги были, вокруг столько людей вилось. В общем, поначалу все было хорошо, и года полтора мы прожили замечательно, но потом все у него повалилось. Видимо, надо было делиться с какими-то людьми, а он с кем-то делился, а с кем-то не делился. Началась охота. Было страшно. Охрана жила в доме. Круглосуточно. Ребенок ходил с охраной, я ходила с охраной. Я думала, на хрен мне эти шубы, зачем мне нужны эти машины, эти бриллианты! Я хочу спокойно спать и совершенно нормально ходить, как все люди. Я настолько устала от этой сложной и опасной жизни, мне хотелось, чтобы все это кончилось, чтобы я ничего не знала, чтобы никаких охранников в доме не было, чтобы я наконец вздохнула без этого изнуряющего страха, этой тревоги бесконечной. Этих страшных ночей, когда каждый шорох будто выстрел. Сны какие-то сумасшедшие, с пустыми коридорами, со звуком шагов за спиной, оглядываешься — длинный коридор, уходящий в темноту, и жуть захлестывает сердце. И еще он ликвидировал все свои фотографии, где он один, с нами, с друзьями, он все-все ликвидировал. Он все сжег. Он снял в пансионате целое крыло. Ребенок там находился летом с охранниками, я туда приезжала, когда у меня было свободное время. Он привез ящики с документами, фотографиями, я присутствовала при том, как он это уничтожал. Я никогда его ни о чем не спрашивала, это ему и нравилось. Я чувствовала, что что-то должно произойти. Когда такие огромные деньги, рядом с этими огромными деньгами всегда ходят черные люди. Он сам чувствовал наверняка. Я боялась за жизнь ребенка, свою жизнь, за его жизнь. Ну, и чего боялась, то и случилось. Вызвали его на какую-то встречу, стрелку, и убили. Я ничего не знала, куда он ушел, кто с ним встречался. В ту ночь он не пришел домой. У него с собой был мобильный телефон, огромный такой, как аккумулятор, тогда они только появлялись и стоили целое состояние. Я всегда могла ему позвонить, его водитель поднимал трубку. Но в этот вечер никто не поднимал трубку, я думала, может, у них переговоры какие. Он не пришел и на следующий день. Через день мне позвонил наш общий приятель, сказал, что в газете была напечатана информация и фотография. Тем, кто опознает, просьба позвонить по таким-то телефонам. Был найден труп с огнестрельным ранением возле ресторана некоего. Я знала этот ресторан, мы с ним туда ходили. Первой была мысль, что это он подстроил специально, чтобы исчезнуть. На какое-то время. Он не раз говорил, что ему нужно уехать, но как только будет возможность, когда мы все будем вне опасности, он объявится. Что, может быть, будут приходить какие-то люди и спрашивать, я должна говорить, что ничего не знаю, куда он уехал, на сколько уехал.
Уехал в командировку, и все. Но он не успел уехать. Ребята ездили на опознание, я не поехала. Не могла. Это очень страшно. Но потом исчезли охранники, ничего не происходило, нас никто не трогал, и страх кончился».
1.jpg
1.jpg (122.36 КБ) Просмотров: 3168

На линии влияния, которая выходит за пределы линии жизни (рис. 4, линия влияния — желтый, линия жизни — зеленый), что само по себе уже тревожный показатель: партнер уходит.
Он может просто уйти из жизни партнера, но может уйти сложно и фундаментально — умереть. Насильственная смерть в данном случае дана комбинацией прямоугольника и треугольника (рис. 4, красный).

Владимир ФИНОГЕЕВ 19.09.11 г. " 7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#4 АРОН » 30.09.2014, 17:47

Двойное уведомление.

«Тот день рождения отмечала в ресторане: Тихий, спокойный загородный ресторан. Для нас сдвинули три стола, набросили белую скатерть. На столах две вазы с розами. Ожидалось пятнадцать человек, но приехали одиннадцать. Мы начали одними из первых. Посетителей было мало. Тосты звучали негромко, но каждое слово отчетливо доносилось до слуха. Вера, моя подруга, сказала: «Трудно, а главное грустно человеку без хорошего спутника жизни. Я тебе пожелаю обрести такого спутника, с которым ты могла бы разделить радость и устоять перед невзгодами жизни». Пока было тихо, в сердце звучала грустная нота, как обычно бывает в этот день, когда тебе тридцать. Постепенно ресторан заполнялся, становилось шумно. Шум изгонял печаль. Мы пустились в пляски и танцы. В разгаре веселья ко мне подходит официант, наклоняется к уху и вежливо спрашивает, нельзя ли подсадить к нам немецкую делегацию. Ресторан полон, а у нас четыре места пустует. «Сколько их?» — спрашиваю. «Четверо, — отвечает он, — как раз». Я согласилась. Столик отделили от нашего общего стола, накрыли вновь. Вскоре появились иностранцы. Вежливо раскланялись. Заулыбались, сели рядом. Мы продолжали. Немцы через некоторое время очень громко заговорили, взрывы хохота то и дело сотрясали воздух. Меня это коробило. Я родилась в семье русских немцев, знала язык и удивлялась, как можно смеяться по таким глупым поводам. Меня увели на танец, я с облегчением покинула «немецкий» уголок. Потом дали быструю музыку. Потом еще — танцевали долго. Наконец вернулась. Не успела сесть, зазвучал вальс. Встал один из немцев, направился ко мне, пригласил. Я шла с некоторой неохотой, он поддерживал за локоть, и это было неприятно, не знаю почему. Вальсировал он неплохо. Твердо увлекал за собой. Глаза внимательны, улыбка открыта. После сказал на плохом русском: «Вы корошо танцен». «Вы тоже делаете это неплохо», — сказала я на немецком. Он этого не ожидал, брови чуть не убежали со лба. Он был изумлен, рад и благодарен, что случайный местный житель говорит на его родном языке. Заговорил с быстротой и горячностью, с какою, верно, говорит человек, только что обретший дар речи. Откуда, кто я, почему так хорошо говорю? «Это моя профессия», — отвечала я. Мы расселись по своим местам, немец указал на меня своим компаньонам. Те закивали и осклабились, подняли бокалы. Потом были другие танцы. Время текло незаметно. Немцы собрались уезжать. Тот, с которым я танцевала, подошел проститься, назвал имя. Вскоре уехали и мы.
Прошел год. Снова день рождения. Снова мы едем в тот же самый ресторан. И опять не приходят четыре человека. «Ну, — сказала я, — только немцев не хватает». Вера удивилась: «Каких немцев?» Надо же, она обо всем забыла. Как странно устроена память. Почему помню я? Я чувствую, кроме памяти наступает еще что-то. Сладкое и тревожное. Вечер продвигается вперед. Танцуем. Я поворачиваю голову. Официант целеустремленно идет ко мне. По сердцу разливается тепло. Что со мной? Официант наклоняется к уху: не против ли я, если к нам подсадят несколько иностранцев. «Немцев?» — спросила я. Хотя вопрос звучал утверждением. «Да, откуда вы знаете?» — «Их четверо. Один толстяк — громила. Один рыжий, долговязый. Один плотный и седой. Другой — среднего сложения, приятный, в очках, улыбчивый. Черные волосы». Официант крякнул: «Рыжего нет, а так все точно. Откуда вы знаете?» — «Подрабатываю предсказателем в свободное время». — «Это лучше, — сострил он, — а то я подумал, у вас тут явка». Им отодвинули столик. Они пришли. Они не узнали никого, включая меня. Чай, каждый день по ресторанам. Громкие гортанные голоса, глупый хохот. Я оглядываю зал, во мне растет напряжение: ну, пожалуй, можно пускать вальс. Я бы удивилась, если бы этого не произошло. Потекли звуки вальса. Я смотрю на старого знакомца. Вижу, как тот поднимает голову, и его взгляд плывет ко мне, и я думаю: что сейчас будет с его бровями? Они точно отвалятся. Да и у меня самой холодеет спина от таких сюров. И вот он видит меня, и глаза округляются, лицо наливается краской, он кашляет, встает, идет ко мне и говорит шепотом, но я слышу только его, как будто кругом мертвая тишина: «Это вы?» — «Я. А вас зовут Карл». Он побледнел: «Невероятно». — «Ну, так что, — произнесла я, вдруг сделалось легко и смело на сердце, — вальс?» Он закивал: «Яа, яа». Мы танцевали, и меня захватило необыкновенное чувство к этому человеку, в сущности незнакомому, но вдруг ставшему кем-то близким. Не могу объяснить, но я знала: он испытывает такое же чувство, что и я. Он вел бережно, осторожно, я чувствовала заботу и даже любовь. Так состоялось удивительное знакомство с моим немецким мужем. Мы прожили семь лет, и он умер от инфаркта».
1.jpg
1.jpg (90.74 КБ) Просмотров: 3153

Иногда взаимоотношения линии Влияния и линии Судьбы в поле, когда возраст перевалил за тридцать лет, слишком сложны для однозначной интерпретации.
На помощь приходят дублирующие элементы.
Обратимся к внутренним линиям Влияния (т.е. находящимся внутри линии Жизни).
На рис. 4 видим такую комбинацию.
Линия Влияния растворена в удвоенной ветви линии Жизни (оранжевый), который пересекает собственную линию Жизни (зеленый).
Как говорят, она выходит из зоны.
Применительно к отношениям выход из зоны означает прерывание отношений по разным причинам, иногда это болезнь и смерть партнера, что рука обычно уточняет с помощью дополнительных значков.
Выход происходит в пункте 38 лет.
Данный знак обладает значением парности.
Если что-то случилось с первым мужем, то же произойдет и со вторым.
Причина, как мы увидим в следующей истории, может быть другой, но результат — т. е. в нашем примере смерть мужа — один и тот же.

В. Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#5 АРОН » 03.10.2014, 16:05

До полного растворения

Я шла по городу, глотая слезы: неужели дочь не увидит этой красоты ? Строгость фасадов, тротуары из серых плит, цветы перед окнами. Сверкающие витрины магазинов. Нет, она должна это видеть. Но как это сделать? Это невозможно.
Я не знала, что мы попадем за границу. Я не представляла, как туда попадают. Я работала швеей на фабрике. Достигла чего можно, дошла до самой сложной операции — карманы пришивать. Это потолок. Выше некуда. Но какая мука — делать одно и то же каждый день, повторять скудные движения минута за минутой. Чтобы так работать всю жизнь, надо либо любить это дело, либо быть дур... — нет, неверно, — надо иметь особую психику. Во мне происходило что-то: работали невидимые часы, толкали временем, как пружиной. И вытолкнули с фабрики. Подруга матери предложила пойти служить в армию. «Это как? — спросила я. — Женские батальоны создают? Казарма, сапоги, учения?» « Никакой казармы. Будешь работать в военкомате, бумагами заниматься, а жить дома. И платят больше, и не так однообразно. И еще кое-что». — «Что?» — «Увидишь». Я пошла. Через месяц узнали: есть набор вольнонаемных за границу в качестве водителей, строителей, учителей. Я записала мужа на водителя. Полгода спустя пришел вызов в Восточную Германию. Мужу — работать водителем в торгово-бытовом предприятии, мне — уборщицей-истопником там же. А ребенка брать запретили: я была обязана работать, а детского учреждения не было. Я колебалась. Ребенку три года. Как оставить? Что будет с сердцем? Разорвется оно. Но есть авось. Авось уговаривает: главное — ногу просунуть, пальчиком опереться, потом тапочкой, потом ступней, зацепишься, встанешь, обустроишься, а там, глядишь, что-нибудь произойдет, дочь к себе и заберем. И оставили се с родителями, и отправились. Заграница — диковинка, все по-другому. Взять хоть работу. Мне надо утром растопить тринадцать печек. Топили углем. А уголь разжечь — дело непростое. У нас бы намучилась. А тут продавали специальную растопку, брикеты, пропитанные горючим составом. Раз-два и готово. Знай только в конце дня рыжую золу выгребай. И с мужем отношения улучшились. Дома он ревновал меня сильно. А здесь — покой.
Год прожили, и произошел один случай: в нашем консульстве шофер разбился на машине насмерть. Им потребовался водитель. Они обратились к нам. Было пять кандидатур, мой муж среди них. Как я мечтала, чтоб его выбрани! Каждую минуту мысль эта кричала во мне. Я будто давила мыслью на что. А оно не поддавалось, а я давила. А мысль была самая простая: если бы его приняли, мы бы стали жить в консульстве, а там я имела право не работать, и дочь тогда можно было бы забрать к себе. Не знаю, чудо или что, но именно мужа моего выбрали из всех. Мы переехали, и я привезла дочь. Вот — счастье. Была одна тревога — без слова и голоса, в самых глубинах: нехорошо на место погибшего заступать и в той же машине ездить. Но мы текли сквозь жизнь, течением удаляясь от всего. Тревога потонула во времени. И было оправдание: тот шофер был пьян, а Коля, муж, никогда не пил за рулем. Все шло нормально. Муж работал, я вела хозяйство, дочь росла. В городе продавалось пиво, муж пиво не пил. только водку, а водку пил по праздникам. Но вот он открыл для себя пиво. Пиво не водка — не надо ждать праздника. Сперва раз в неделю, потом два. вскоре каждый день. Выпьет — начинает ревновать. Со временем научился пьянеть, а как пьянел — скандалил.
Вернулись на родину. На родине такого пива нет — от горя даже пить перестал. Тут память его выручила, про водку вспомнил да про пиво не забыл. Стал водку как пиво нить — каждый день. От этого я становлюсь злая, и чувства внутри как топором рубят: чтоб ты провалился со своей водкой и могилы тебе не было. Плохая жизнь наступила. Обвинения, крики, угрозы. Десять лет утюжило душу время. Дошло от слов к делу — наконец муж и за нож схватился. Дочь спасла: взяла трубу металлическую и ударила по спине его. Дочь он не мог тронуть. Отстал. Но я поняла: придет срок, и на нее руку подымет. Я собрала вещи и ушла.
Пять лет он продолжал пить, потом взмолился: помоги. Организовали лечение, закодировали, пить перестал, но я к нему не вернулась, он жил с матерью. Пошел на работу устраиваться, устроился водителем, работал, но через пару месяцев на медкомиссию направили и забраковали его: сердце в таком состоянии, что мог умереть в любую минуту, и уволили его. Он, естественно, запил. Лето прошло, сентябрь. День был контрастный: то облака тень наводят, то солнце тень разгоняет. Гуляю с собакой, затрепетал мобильный, забился в руке. Дрогнуло сердце. Страшно дрогнуло. Со звонком время назад повернуло. Почудилось: я в Германии и муж первый раз за руль берется, руль, который человеку в грудь въехал и убил его. Нажимаю на кнопку: голос подруги: «Твой-то умер — повесился. Степка, мужик мой, пришел проведать. Колина мать открыла. Он спрашивает: «Коля где?» Та отвечает, мол, лежит. Муж подумал, Коля спит или прилег, идет в спальню, там нет его, ищет, заходит на кухню, Коля лежит уже холодный на боку, шея вожжой перехвачена — где он ее откопал? Степан спрашивает мать, что случилось? Та говорит, сын висел на кухне, так я срезала веревку, и он лег. Видать, умом повредилась».
Похоронили его, а отпеть не разрешили. Я в нашу епархию писана с просьбой, батюшка заверил, ответ по почте придет. Ответ не пришел.
Я вспоминаю его, еще мальчика — мы с ним в десятом классе познакомились, — как он ловко на коньках катался. И глаза его сияли огнем. Куда делся огонь, и зачем все это было — нет ответа».
1.jpg
1.jpg (70.64 КБ) Просмотров: 3152
До полного растворения.jpg
До полного растворения.jpg (111.94 КБ) Просмотров: 3152

Как отмечалось, на правой руке (рис. 4) линия влияния (желтый) входит в линию судьбы (синий) и пересекает, затем обрывается, соединяясь с жестким рисунком (красный). Пересечение выражает не развод, а рисунок самоубийства супруга. Соответствующий дубликат имеется на линии брака под мизинцем (рис. 6 — л. брака — зеленый, нарушение безопасности — оранжевый).
На левой руке следует отметить тяжелую косую линию от линии сердца к линии жизни (рис. 9 — красный). Косая толкуется.как страдания в браке, и при показателях — преждевременная смерть супруга.
________________________________________
рука карта жизни, а не календарь событий.
Будущее не опасно, если мы делаем его сами!

В. Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#6 Admin » 16.10.2014, 18:07

Затмение.

«Восьмое января 1952 года. Сын Вова вбегает в комнату: «Ма, можно я в кино с Валеркой пойду?» Я не отвечаю. Осторожно наклоняюсь. У меня на руках дочь — Таня, три недели как родилась. Я кладу ее в кроватку. Даю ей соску. Оборачиваюсь к Вове: «Хорошо. Только прежде убери, пожалуйста, елку. Видишь, она вся осыпалась». — «Да, мам, сейчас». Он складывает игрушки в ящик. Вытаскивает ствол из крестовины. Слышен шелест осыпающихся иголок. Он торопится, пыхтит, колет руки. Наконец бежит с елкой к двери: «Ма, ну все, пошел». — «Только после кино — сразу домой». — «Хорошо, ма». Хлопает дверь. Я беру веник, заметаю зеленые дорожки.
Недолгое какое-то прошло время. Вдруг топот детских ног по коридору. У нас коммуналка была, соседи открыли дверь. Быстрые шаги ребенка. Он бежит. К нашей двери. Она распахивается: это Валера. Он кричит. Но еще до крика, лишь возникло его лицо, показались расширенные глаза, съехавшая назад шапка, мокрые, прилипшие ко лбу волосы, ослабели ноги и пол под ними поехал. «Тетя Тонь, Вовка под машину попал. Его в больницу увезли». Хватаюсь за стену. Мысль: «Ну раз в больницу, значит, жив. Он жив».
Мечусь, хватаю одежду, на бегу надеваю пальто. Возвращаюсь. Соседи выстроились молчаливой стеной. «Даша, присмотри за Таней, там молоко на окне, я сцедила, дашь ей, когда запросит».
В больнице к Вове не пустили. «Нельзя. Рано». — «Как рано? Почему?» — «Ждите. К нему нельзя». Сажусь. Кругом странно темнеет. Если посмотрю куда — светло, а как отведу взгляд, все пропадет, как в воде черной. Тяжело стало дышать. И — как завесу задернули. Я куда-то еду. «Куда я еду. А, да-да, в больницу к Вове. Да». Захожу в палату. Вова лежит, голова задрана вверх, он неподвижен. «Здравствуй, Вова». Он, не поворачиваясь, скашивает глаза. Улыбка трогает его прозрачные губы. «Ну, вот я и пришла. А ты думал не приду? Нет, мой маленький, я тебя не брошу. Я с тобой. Ты поправишься, встанешь. Все будет хорошо. Тебе уже десять лет. Ты сильный, большой, ты справишься. Ты встанешь. Все будет как прежде. Я тебе расскажу, как было. Да ты и сам помнишь. Мы жили в Киргизии, в селе Теплокюченка. Война еще шла. Мы в эвакуации жили, помнишь, снимали комнату у тети Ганы. А папа плавал в Волжской флотилии. Папа. Папа тоже придет, не волнуйся. Придет. А мы с тобой ездили на работу. На лошади, верхом. Я тебя впереди посажу, и мы скачем. Помнишь, как ты смеялся радостно. — Вова улыбается. — Скачем с тобой, дух захватывает. Тебе так нравилось. Мы еще так поскачем, да, да. Возьмем лошадь и помчимся. Мы теперь в Москве живем, но все равно, сядем на лошадь и полетим. Да, обязательно. Я тебе вот конфет принесла. А не забыл, какие конфеты мы в Киргизии делали? Ириски. Из свеклы и мака. Да, варили свеклу долго-долго. Потом обсыпали маком. Хорошо так просыпали. А мак там не черный, а белый. Он растет в таких больших-больших головках, вот таких, как твой кулачок, нет, даже больше. Утром, до рассвета женщины встают, повязывают марлей лицо, подходят к маку и делают три надреза на головке и на стебле. А вечером собирают, что вытекло, такая темная масса, как деготь. А кругом стоят дяди милиционеры, смотрят за порядком. А маковые зерна оставались, их нам отдавали. И соломку отдавали, мы ей печь топили. Дай я тебе одеяло поправлю. Какое тяжелое. Ужас. Погоди, тебе надо другое одеяло. Полегче. Да. И трава тут у тебя выросла кругом. И траву эту мы уберем. Вот что: я сейчас съезжу домой, привезу тебе легкое-легкое одеяло. Вот так. Ты жди меня, я скоро приеду».
Я иду по извилистым тропинкам. «Господи, и не выйдешь отсюда. Крестов понаставили кругом. Ерунда какая. Зачем в больнице кресты?» Сажусь на трамвай. Еду домой. Дома — мама. Бросается ко мне: «Опомнись. Что ты делаешь? Ты губишь себя! Ну ладно — себя. Ты дитя губишь! Ты посмотри на дочь, ты что, и ее хочешь потерять? Хватит к нему ездить. Лето уже, а ты каждый день на кладбище мотаешься, дочь забросила». — «Какое кладбище? Я в больницу к Вове езжу. Я за одеялом приехала». Мать трясет меня за плечи, из глаз ручьем слезы: «Опомнись, приди в себя. Что ты делаешь? Умер Вова, уж полгода как». Мать тащит меня к кроватке: «Вот твой ребенок — ее спасать надо». Девочка, увидев меня, улыбается, раскрывает руки, обнимает за шею. Горячая волна поднимается из глубин сердца. Я плачу: «Танечка, милая моя, родненькая».
Я отправляюсь назад в тот день 8 января. Больница. Холодная пустота коридора. Выходит врач. Что-то у него в руках — не понимаю. Врач говорит: «Мальчика не удалось спасти. Держитесь, мамаша». Ага, вот как: шарф был у него в руках. Вовин шарф. Потом морг. Похороны. Все предстало передо мной в деталях. Это как тень по земле убегает, тень от луны, закрывавшей солнце, и все становится ясно видно. Вижу будто со стороны: как стала ездить на кладбище, беседовать с сыном. Как разум потеряла. И как теперь обрела. Все встало на место. Танечка спасла меня».
1.jpg
1.jpg (70.72 КБ) Просмотров: 3139

Фигура, выражающая смерть ребенка, в нашем примере представляет собой полукруглую поперечную глубокую линию, выходящую из крестообразного рисунка, касающегося линии Головы и следующую в первое поле — зону Венеры, в которой содержится также и поле родственных связей (красный).
На линии Судьбы (синий) мы наблюдаем большое вилкообразное разделение, смыкающееся кверху и образующее подобие большого острова.
На левом ответвлении линии Судьбы также есть островная фигура, из основания которой выходит прямая линия и пересекает линию Головы (островок — оранжевый, линия из него — красный, линия Головы — зеленый).
Линия Головы проявляет нарушение конфигурации.
Правый сектор линии приподнят, как бы притянут к линии Сердца.
Данный признак есть подчинение головы сердцу, т.е. тяжелые (в нашем примере) эмоциональные состояния привели к временному помутнению сознания.
Островные фигуры на линии Судьбы — острые переживания, вызванные стечением неблагоприятных обстоятельств, неподвластных воле человека.
Вся сумма признаков: крестообразный рисунок возле линии Головы, наличие островных фигур, изменение конфигурации линии Головы привело к временной потере вменяемости после смерти ребенка.
На правой руке есть дублирующие показатели: удлинение линии Сердца, симметричное по отношению к левой руке (повышенная возбудимость), нарушение конфигурации линии Головы, наличие крестообразных фигур и островных рисунков.

В. Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#7 Admin » 16.10.2014, 18:18

ЗВЕЗДОЧКА НА ЛАДОНИ

«Шел 1976 год. После окончания института меня забрали в армию. Определили связистом. Служу себе потихоньку, все нормально. Вдруг приказ — батальон на спецзадание. Выдали пятнистую форму, посадили в АН-22 и вперед. Куда, зачем — ничего не говорят. Летели долго. Наконец посадка.
Открывают люки. Выходим в ночь. Стеной обступил влажный горячий воздух, все заполнил незнакомый, густой, терпкий запах. Уши закладывает от стрекотания цикад. Ну, думаю, куда ж это нас занесло? Объявляют: "Вы прибыли, чтобы исполнить интернациональный долг. Помочь ангольским товарищам отстоять завоевания социализма". Раздали всем по блоку «Мальборо», погрузили в грузовики и повезли. Часа через два прибыли на место. Меня направили в центральную кабину связи. Не успел присесть, как начался обстрел. Леденящий душу вой снарядов, оглушительный треск взрывов, в кабину, в которой я находился, угодил снаряд. Никакой боли не помню.
Очнулся в Мурманске. Сначала вижу перед собой пятно. Постепенно оно превращается в лицо под офицерской фуражкой. На плечах — по четыре звездочки. Офицер наклонился ко мне, губы шевелятся, но я ничего не слышу. Через минуту «включился» звук. «Кто вы такой?» — медленно повторяет капитан. Кто я такой? Раз двадцать я равнодушно воспроизвожу фразу, но мало-помалу меня начинает пронизывать ужас: а кто я такой? И где я? Капитан методично произносит: «Запомните, вы получили травму в Мончегорске, в воинской части такой-то. Запомните». Лицо под фуражкой опять стало пятном, и капитан исчез из моей жизни. Несколько месяцев я приходил в себя. Перенес две операции. Терял зрение и вновь обретал его. Вот так я побывал в Африке».
1.jpg
1.jpg (74.27 КБ) Просмотров: 3138

На рис. 3—4 вы видите фигуру звездочки, находящейся в поле 14. Говоря иначе, это центральная часть ладони, или, по традиции, поле Марса. Звездочка забрана в некое подобие незаконченного квадрата — у него не хватает верхней стороны. Если внутри квадратной или прямоугольной формы помещен какой-либо знак, то его действие ограничивается. Поскольку у нас квадрат не закрыт, то он лишь частично справляется со своей миссией. Не устраняет опасность, не отменяет последствия, но и не дает им развернуться в полную силу.
Признак нарушений, который мы изучаем сегодня, на нашей цветной схеме обозначен под номером 290 (рис. 1—2). Это звезда в центре ладони. На цветной картинке руки знак поставлен на вторую горизонтальную линию (линию головы) — это как раз то место, где он приносит наибольший вред. Но она может занимать любое положение в серединной части ладони.
Звезда в центре ладони — знак очень древний. В стародавние времена глубокий рисунок в поле Марса интерпретировался как смерть в сражении. В нашем случае, как мы видим, связь очевидна — владелец признака был ранен в бою.
Вместе с тем в нынешних условиях полем брани вполне может стать улица или ресторан, ибо звездочки в центре ладони отмечаются у людей, получивших травмы в банальных драках.
Сила знака ослабевает, если он поверхностен, бледен, окружен многочисленными линиями и его трудно распознать. Ослабевает, но не отменяется.

Владимир ФИНОГЕЕВ. №2 2006 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#8 Admin » 19.10.2014, 13:53

И СЕРДЦЕ ЧУВСТВУЕТ БЕДУ

В ноябре 1982 года я приехал вместе с женой в Дели. Мы остановились у моего старшего брата. Тогда он занимал большой пост в правительстве и ему предоставили просторный дом с садом в самом центре столицы. Мать жила со старшим сыном, и я хотел навестить ее. Последние два года она сильно болела. Нежная и заботливая, мудрая и спокойная, она вызывала горячую любовь всей семьи. Мы все ощущали близость ее ухода, и сердце ныло в предчувствии беды. Первого января ее положили в больницу, а восьмого ее не стало. Она умерла тихо и достойно. Старший брат, который был подле нее, ощутил слабое пожатие и, нагнувшись, услышал шепот благословения. И ее не стало. В этот момент я был дома. Было семь утра. Раздался телефонный звонок. Еще не взяв трубку, я понял, что мамы больше нет. Печальный голос брата подтвердил предчувствие...
1.jpg
1.jpg (93.3 КБ) Просмотров: 3134

Сегодня мы рассмотрим очень интересный признак. Ранее я писал о том, что сведения о родителях входят в крупные показатели на руках, в частности, жизнь матери зашифрована в линии головы (2-я горизонтальная линия), а отец представлен линией жизни (тенарная). Вместе с тем я упоминал об этом в предыдущих материалах, всякая информация дублируется другими признаками и на других участках руки. Так, практики выделили специальную линию на поле 1 (область Венеры — на цветной картинке руки эта зона окрашена зеленым цветом). Вообще поле 1 называют полем родственников. Именно здесь можно отыскать информацию о муже и жене, братьях и сестрах, прочих родственниках, а также детях. Взгляните на рис. 1 —2. Искомая линия обозначена номером 39. Это общая линия для матери и отца. Она бежит параллельно линии жизни и находится от нее на строго определенном расстоянии. Это расстояние составляет от10 до 15 мм в глубь поля 1 от линии жизни. На рисунке вы видите, что линия заканчивается вилочкой. По традиции это один из знаков смерти для родительской линии. Если от этой вилочки провести прямую горизонтальную линию так, чтобы она пересекла линию жизни, то точка пересечения укажет возраст владельца, в котором умрет один из родителей. Возраст определяется по возрастным точкам линии жизни.
Теперь взглянем на руку нашего героя (рис. 3—4). Здесь вы видите очень четкую глубокую линию, располагающуюся на удалении 12—14 мм от линии жизни. Примерно в середине своего течения линия образует вилкообразную фигуру. Дальняя ветвь вилки продолжается, но, плавно изгибаясь, покидает поле родителей, то есть те самые 15 мм от линии жизни. Кстати, изгиб линии в сторону большого пальца с последующим выходом из своей зоны (15 мм от линии жизни) по традиции представляет еще один знак смерти на родительской линии. Если от вилки мы проведем прямую горизонталь до пересечения с линией жизни, то пересечение укажет на точку, соответствующую 37 годам (см. рис. 4, пунктирная линия). Это как раз возраст, когда его мать умерла. Правда, следует отметить, что линия не уточняет, об отце или матери идет речь. Разобраться в этом помогают прочие признаки, которые дублируют и эту информацию, но уже на других участках руки. Мы поговорим об этих указателях в свое время.

Владимир ФИНОГЕЕВ №17 2006 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#9 Admin » 25.10.2014, 15:42

Иная осведомленность

«Первым был сон. Через секунду после пробуждения вся последовательность, сюжет, детали завертелись волчком, рассеялись беззвучным взрывом. Остался лед беды. Он таял. «Что с тобой?» — спросил друг, наклоняясь и целуя под ухо. «Ничего. Так, сон». — «О чем?» — «Не помню. Но неприятный. Вот тут — ноет». Я положила руку на сердце. Он поцеловал и там: «А сейчас?» — «Лучше», — сказала я. Я была влюблена. Волна счастья поднялась и вытеснила страх. Страх неизвестно чего. «В чем дело?» — мысленно спросила я себя, но ответ не приходил. Я люблю, я счастлива, мне хорошо, я в отпуске, наконец, так что же не так?
«Планы такие, — говорил он. — После завтрака идем на Оку, соседи присоединяются. Заплыв на другой берег, поиски клада». — «Клада?» — «В прошлом году зарыли сундук с царскими червонцами, до сих пор найти не можем». — «Что, прямо царские?» — «В рублевом эквиваленте». — «Понятно». — «Далее, игра в сваечку». — «Что это? А, помню, кольца на колья набрасывать». — «Неправильно. Здесь мужское начало. Потому наоборот: колышки, то бишь сваечки, в кольца загонять». — «Хорошо, — вставала я и, еще потягиваясь, спросила: «Завтрак тоже мужского типа?» — «То есть?» — «Яичница с беконом и толстый ломоть черного хлеба с маслом?» — «Супер!» Сковородка разогревалась на огне. Я разбила несколько яиц. Яичница зашипела, зашкворчала в масле. Что происходит? Вчера приезжали друзья, сколько было веселья, шуток, потом играли в покер, танцевали. Я поймала себя на мысли, что за всем этим праздником есть какая-то глубокая сердцевина, куда я боялась заглянуть. И в то же время смотреть было некуда. Предмет не отбрасывал тени и сам был невидим. Некуда смотреть. «А где бекон?» — спросил друг. «В холодильнике не обнаружен». — «Понял». Он ест, а я думаю, как объяснить ему, что мне не хочется идти на Оку, купаться, дурачиться. Не знаю почему. Не могу себя заставить. Ему пришел звонок на мобильный. «Слушай, извини, — говорит он, — с работы звонят. Мне надо подъехать разобраться, там проблема, без меня не решат, часа через три буду». — «Конечно, — сказала я, — поезжай». Мой друг — начальник, без него не разберутся. Он уезжает. «Не скучай!» Я киваю, улыбаюсь. Потом хожу из угла в угол. В душе нарастает беспокойство, у меня чувство, что я куда-то опаздываю.
КУДА? Не ясно, не понятно. Нестерпимый зуд внутри побуждает, влечет, толкает, гонит. Я бросаюсь к шкафу, срываю с вешалок платья, выгребаю вещи из ящиков, бросаю в сумку. Бегу к машине. Мне надо в Москву. Немедленно! Старенький «Опель» верно ждал все эти дни. В нетерпении вставляю ключ, поворачиваю — ни звука. Вот невезуха! Не заводится. Я выскакиваю, бегу к соседу, тот понимает в машинах. Но его нет, и неизвестно где. Что делать? Внутри зов: скорее, скорее. Выбегаю на дорогу, ловлю машину. «В Серпухов?» — бросает водитель. «На автостанцию». — «Поехали». Едем. Лезу в сумку бессознательно, не зная зачем, но что-то во мне знало. Обнаруживаю, что оставила деньги. Такая досада взяла, что слезы брызнули из глаз. «Что такое?» — испугался водитель. «Давайте назад, я деньги забыла». Разворачиваемся, возвращаемся. Возле пивной палатки стоят знакомые. Выскакиваю из машины к ним. Меня колотит. Сбивчиво рассказываю, что машина не завелась, что забыла деньги. Они успокаивают. Протягивают бутылку с пивом, пью — не помогает. Кто-то позвонил моему другу. Тот говорит, что застрял, будет не раньше восьми. «Именно сегодня, — кричу я, — когда мне плохо». Он не понимает, и это правильно. Я тоже не понимаю. Идем к «Опелю». Парни вмиг выясняют причину: клеммы аккумулятора отошли. Сажусь за руль
Машина заводится, машу рукой, давлю на газ, мчусь к трассе. Дорога идет полем, справа и слева — рвы. Мне дурно. Я умираю. Сколько времени? Часы на панели сбиты, лезу в сумочку, нащупываю часы, вытаскиваю, бросаю взгляд: без пяти восемь. Гляжу вперед — машин нет, сзади тоже чисто. Начинаю выставлять время на автомобильных часах. Держу руль одной левой. Набегает какая-то страшная мутная энергия, входит под сердце, прошивает насквозь тело, живот разогревается до кипятка, чрез мозг проносится что-то очень большое, лишнее, неправильное. Дорога поворачивается боком и встает вертикально. Тишина. Я не понимаю, что это. Змеистыми кусками сращивается сознание: я в перевернутой машине, машина — в кювете. Вылезаю. Ни ушиба, ни ссадины. Дурноты как не бывало. Во мне ревут поршни деятельной жизни. Я иду за трактором. Машину вытаскивают. Потом вечером за шашлыками, вином мы весело смеемся, обсуждая событие и мое умственное помрачение.
Утром я резала салат на веранде. Соседка зовет к телефону. Звонит мой друг — он на работе, говорит: «Срочно позвони бабушке». Звоню. Бабушка неестественным голосом говорит: «Умер папа твой». — «Как умер? Когда?» — «Вчера, около восьми».
1.jpg
1.jpg (54.36 КБ) Просмотров: 3130
2.jpg
2.jpg (55.66 КБ) Просмотров: 3130

Смерть отца прописывается различными признаками, сегодня обратим ваше внимание на ветвь, отсоединяющуюся от линии сердца в пункте, покрывающем 28—30 лет, и идущую через ладонь в первое поле к основанию большого пальца (рис. 4, линия сердца — желтый, ветвь — красный, линия жизни — зеленый). Отец нашей героини умер, когда ей было 28. Руки демонстрируют наличие экстрасенсорных способностей. В частности, на левой руке линия головы глубоко заходит в третье поле — участок, управляемый Луной, т. е. всего мистического, потустороннего, скрытого от дневного света, иными словами — находящегося за пределами не только оптического, но, в целом, сенсорного диапазона. Эта невидимая часть реальности заключает в себе всю полноту данных. Отсюда сознание черпает свои озарения. Есть и особенности: в поле Луны на линии головы есть незначительные компенсированные разрывы. Из-за этих разрывов весточки из пространства абсолютной осведомленности иногда минуют сознание и транслируются в безотчетные эмоционально-соматические (телесные) реакции. (Рис. 7, линия головы — красный).

Владимир Финогеев 06.07.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#10 Admin » 10.11.2014, 21:59

Ложное ухо

«Обычно он спорил. Редко шел навстречу. Настаивал на своем. Тут согласился. Помолчал, кивнул, произнес: «Хорошо». Если бы он попросил объяснить, я не смогла бы. Никакого объяснения не было. Никаких разумных причин. Никаких предчувствий. Я хорошо спала, никаких снов. Майское утро — свежее, прозрачное. Солнце сверкает в небе. Накрываю завтрак. Тосты, яйца, сыр. Мужу — кофе, себе — чай. Все хорошо. Почти забыты вчерашние обиды. Позавчерашние — точно. Наливаю мужу в чашку черный кофе. Горячий, от него поднимается пар. Ставлю кофейник рядом с плитой. Кофе в чашке застывает зеркалом. Из-под блеска проступает чернота. На долю секунды что-то проносится рядом с головой. Видение — будто в пустоте вьется струйка дыма, не вверх, а наклонно. Мелькнуло еще что-то, очень знакомое, узнаваемое. Быстро исчезло, я не успела ухватить. В тот же миг откуда-то снизу, у груди, вдруг разрывается узкая черная щель. Оттуда дуновение, от которого холод. Быстрое, невесомое дуновение. Я ощущаю не умом, помимо ума, что дымок был раньше, чем щель. Видимо, я замерла на мгновение. Потеряла слух. Издалека голос мужа: «Ты где, что с тобой?» — «Что со мной? Ничего». — «Сахар у нас есть?» — «Сахар... да-да, я слышу, конечно». Открываю дверцу настенного шкафа. Дверца скрипнула. Почудилось, скрип с чем-то связан. С чем? Рука снимает сахарницу, несет ее над столом. Мысли убегают: был страх — вот что было, воспоминание об этом запоздало. Страх так быстро всосался в щель, что я не успела осознать, что он был. А теперь? Теперь его не было. Ничто не напоминает о минутном наваждении. Все чисто. Я поискала страх в груди — его нет, в сердце — покой. Ровные, спокойные биения, без тени тревоги. Непостижимо. Пытаюсь разобраться. Я думаю, уношусь назад во времени, я вспоминаю: да это от кофе. От черного колодца чашки, куда случайно упал взгляд. От него. Обращаю глаза на черную жидкость, смотрю внимательно, длительно, глубоко — тщетно. Лакированная чернь ничего не навевает, не вызывает. Ничего, кроме кофе. За окном — солнце, небо. Комната наполнена светом. Все как-то очень хорошо. Что же это было? Да и было ли? Муж медленно водил ложкой, она звенела о края чашки. Шипел чайник на плите. «Отрежь еще сыру», — попросил он. Я огляделась: «Где-то у нас был сырный нож». Муж повел плечами. Нож лежал на кухонном столе. У ножа была прорезь, щель. Вид ее вызвал какое-то смутное неприятное переживание. Оно не длилось, растаяло, рассеялось, от него осталась дырка. Похожая на досаду. Потом и ее не стало. Я отрезала сыру. Села, отпила чаю. Красно-коричневый прозрачный круг чая, по его поверхности стелется пар. Муж взглянул на часы. Встал: «Мне пора». — «Ты поедешь на машине?» — «Да». Язык сам собой проговорил: «Не езди». Я не то хотела сказать. Но что хотела — забыла, сказалось: «Не езди». Он оглянулся. Удивление пробежало по его лицу. Возникло молчание. Он посмотрел мне в глаза. «Не езди на машине». Возражение замерло на его губах, он стал серьезен. Закивал головой: «Хорошо, поеду на электричке». Он уловил, что происходило: в глазах была не я. И я не от себя говорила. Внутри что-то огромное, невидимое. Его нет. Но в какой-то миг оно шевельнется, и ты чувствуешь его мощь. Идти против бессмысленно. Оно пересилит. Оно говорит за тебя. Муж молча оделся. «Я пошел». — «Будь осторожен». Он кивнул, шагнул за порог. Я закрывала дверь. Сквозь проем видела, как он спускался по лестнице, оглянулся на площадке. Мы кивнули друг другу. Он исчез. Я медленно закрыла дверь. Прошлась по квартире. Что-то менялось. В животе тихо жужжит струна. Низкая, басовая. От нее бегут волны. Я размышляю, хочу разобраться. Ощущаю какую-то неправильность, слова «не езди на машине» и муж не согласуются. Не подходят. Они отдельно. Но почему — не ясно. Может, вернуть мужа? Но тут же поднимается твердая волна. Вернуть нельзя, потому что нельзя ехать на машине. Нельзя. Вечером стало известно: мужу защемило ногу в электричке, протащило по перрону. Он упал на сумку, это смягчило падение, отделался легкими ушибами. Потом электричку остановили. Прихрамывая, вернулся домой. Главное — жив. И, в общем, здоров. Все — позади. Тем не менее я не чувствую облегчения. Убеждаю себя: все хорошо, все обошлось. Все кончилось. Но в груди тоска, печаль, близко слезы, ощущение беды. Так же мерно бубнит струна нескончаемую грусть свою. На следующий день приезжает сестра мужа Оля со своим парнем Николаем. Они вместе несколько месяцев. Они приехали поменять зимнюю резину на летнюю. Муж с отцом помогают, рядом гараж, инструменты. Было воскресенье. В понедельник утром Оля с Николаем едут на работу. Их заносит, машину выбрасывает на встречную полосу, разворачивает правой стороной, где сидит Оля. В правую дверь на огромной скорости врезается машина. Сестра мужа погибает на месте. Николай не пострадал. Я иду в храм. Гулкая, наполненная тишина подхватывает душу. На широком подсвечнике потрескивают свечи. Подошла служительница. Она загасила сгоревшую свечку. От нее потянулся светлый дымок. Без усилий я вспомнила недостающую часть видения. Свеча. Вот откуда эта серебряная полоска. Задуло свечу, от нее тянулась струйка дыма. Вот что стерлось тогда из памяти. Объяснились печаль, страх, досада, непонимание. Я поняла, что слова «не ездить на машине» были предназначены не мужу — его сестре с другом. Но сказаны они на два дня раньше. Теперь это уже ничего не изменит».
1.jpg
1.jpg (23.47 КБ) Просмотров: 3109
2.jpg
2.jpg (78.45 КБ) Просмотров: 3109

Внутренняя линия мужа имеет нарушения по безопасности — это множественные разрывы линии и прямоугольные образования. Это не первая травма мужа. Ранее он подвергся нападению, получил серьезные повреждения (рис. 4, оранжевый, линия жизни — зеленый). Смерть сестры мужа выражена линией, уходящей к основанию большого пальца. На этой линии также серия приподнятых прямоугольников — опасная аварийность (рис. 4, красный).

Владимир Финогеев 21.12.2009 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#11 Admin » 11.12.2014, 20:36

Не Андрей.

«Я сидела на лавочке возле своего дома. Было лето. Зачем вышла, не помню, обычно я так не делаю, глупо бесцельно сидеть и приклеивать глаза к прохожим. Что меня понесло, не знаю. Что-то гнало из дома. Дома я не находила места. И погода вокруг повиновалась мрачному моему чувству. Внизу было тихо, но наверху ветер гнал лоскуты серо-черных облаков. Недели две, как мне сообщили, что Андрей, парень, которого я любила и с которым гуляла шесть лет, — женился. Я плакала неделю. Я ждала и любила только его, ни с кем не знакомилась, а сколько парней было возле, отказывала всем. Он сначала учился в другом городе, потом его направили служить за границу; я все ждала. Близки мы с ним не были — это тогда до свадьбы возбранялось, да и не в том дело, что возбранялось, а была общая атмосфера, которая воспитывала без прямых запретов. Да и я сама была скромная, мечтательная: главное — любовь, забота друг о друге, преданность, главное — семья. Я сидела на лавочке, а душа носилась далеко. Отрешенно я сидела и не видела ничего кругом. В мысленных видениях мы с моим Андреем шли рука об руку по дороге среди прекрасных лугов и озер, и у нас было все — и дом, и сад, и дети.
Пока я так сидела, к нам в подъезд зашел молодой человек, я это краем глаза отметила. Зашел и скрылся, и нет его, и я забыла о нем. Потом вдруг он выходит назад, не-уверенно прохаживается взад-вперед будто в нерешительности, как поступить. Увидел меня и идет ко мне: «Здравствуйте, скажите, вот Николай из второй квартиры не знаете где?» «Не знаю», — говорю. И думаю, да и как я могу знать? Глупые вопросы задаст какие-то. Молодой человек, нимало не смущаясь, продолжает: «Ну нет, может быть, вы видели, что он уходил, если вы тут сидите». Я отвечаю: «Не видела, да и сижу я тут недолго». — «Нет, ну это я так, на всякий случай, может, видели». Я говорю: «Нет, не видела». «Ну нет — так нет, — он вдруг рассмеялся. — Чудак этот Николай, пригласил к себе, а сам забыл прийти». Я пожала плечами. Не хотела с ним разговаривать, не до того мне было. Он тогда опять рассмеялся и указал рукой: «А эта улица меня к трамваю выведет?» Я говорю: «Эта не выведет». Он: «Простите за навязчивость, может, покажете дорогу, не откажите в любезности». И в этой последней фразе что-то мне показалось знакомое в голосе, как шарики рассыпаются, ну как у моего Андрея. Я встала, и мы пошли. Я присматриваюсь: он такой же высокий, и лицо узкое, и волосы кудрявые — ну в точь, только он черный, а мой Андрей русый. Мой — вдруг опомнилась я. Теперь не мой. Я отвлеклась, парень что-то говорил. Потом остановился и вдруг ни с того ни с сего: «Меня зовут Андрей». Как он это произнес — у меня мурашки по телу, и волосы зашевелились на голове. Даже мысль страшная пронеслась: Господи, что это? И, конечно, у меня к нему сразу другой интерес. Какое невероятное совпадение — Андрей. Идем, он вдруг приглашает к другу на свадьбу. Послезавтра, в субботу. Я соглашаюсь. Потом он меня до дома проводил и ушел. В назначенный день зашел за мной в костюмчике, хотя небогатом, но выглаженном, и в галстуке. Идем, гуляем на свадьбе. Он сидит, громко разговаривает, поддерживает любой разговор. Начитанный — отмечаю про себя. Одна рука держит вилку, которой он поддевает круг соленого огурца, другая постоянно находит где-то полную рюмку и подносит ко рту, и не раздумывая он отправляет внутрь рюмку за рюмкой. Это мне не понравилось. Я подумала: ну день такой, праздник, мало ли — и не стала беспокоиться. Он работал в каком-то НИИ. У него не было высшего образования, но он был башковитый и понимал в математике, уж откуда, не знаю. Говорил еще, что без него в НИИ все встанет и что благодаря ему написаны многие диссертации. Месяц прошел. Он предложил замуж за него. Я его не любила, но мне было уже двадцать семь, я подумала, может, этот Андрей поможет забыть первого. Единственное было у меня возражение — он любит выпить. Как выпьет, начинает бахвалиться. Он и трезвый-то считал себя самым умным и, не стесняясь, так и заявлял, мол, я только и умный, остальные — дураки. Это отталкивало. Я сказала, мол, буду думать. Он удивился, мол, как ему, гению, кто-то отказывает, говорит: «А чего думать, соглашайся и все тут». Я говорю: «Есть препятствие». Он: «Какое?» — «Ты выпиваешь». Он: «Это ерунда, я брошу, плевое дело. Как женюсь — сразу брошу. Вот Степка, у которого на свадьбе были, лопал страшно, а как женился, сразу остепенился и даже в институт поступил. Я говорю: «Когда это он успел в институт поступить, месяца не прошло, как женился, а в сентябре никто не поступает». Он, не краснея: «Не поступил, так поступит». Вот как! Думала я, думала, потом решила: надо выходить, может, действительно остепенится в семье! Это была ошибка. Ничего он не остепенился. А как выпивал, так и продолжал выпивать. «Понимаешь, это у меня от тоски, что мои таланты не востребованы обществом». А какие такие таланты, кроме красивого трепа? Потом у него были какие-то проблемы с мочевым пузырем, как выпьет, так у каждого столба останавливается, я от стыда сгорала, если приходилось с ним из гостей возвращаться. Жили мы у нас, и мама, конечно, против него была настроена, у нас семья непьющая, папа только по большим праздникам рюмку пригубит и все. Папа, правда, умер, когда мне было шестнадцать, камень из печени застрял у него в пищеводе. Так я жила без любви. Я родила девочку, мы все жили у мамы. Вот муж принялся уговаривать переехать к нему, а у него комнатушка в ветхом фонде без мебели. Уговаривал, уговаривал, я говорю, ладно — перевези мои веши, я вечером приду. Он вещи унес, а я не пришла, обманула, не хотела ни идти к нему, ни жить с ним. Он ждал-ждал, приходит под полночь, давай в двери стучать, мы не открываем, так он в форточку пытался влезть, только все равно не пустили. На том и расстались. Я поняла: грех без любви замуж выходить. Он продолжал выпивать и опускался, из НИИ его уволили, несмотря на незаменимость. Потом он познакомился с посудницей из кафе, она его подкармливала, ей было его жалко. Потом она сообщила, что он умер. Ушел и не вернулся, она стала искать по моргам, нашла. В диагнозе было сказано, что захлебнулся собственной рвотой. И никакой он, конечно, не Андрей — в смысле не затмил первую мою любовь».
1.jpg
1.jpg (66.78 КБ) Просмотров: 3051

На правой руке линия влияния (рис. 4, желтый, линия судьбы — синий) в возрасте 27 лет начинается в зоне Луны и имеет нарушения в виде приподнятого островного образования (рис, 4, красный), избыточного Марса (красный).
Линия влияния пересекает л. судьбы и заканчивается крестообразно-островным знаком, что свидетельствует о нарушениях, могущих привести партнера к летальному исходу (рис. 4, зеленый).

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#12 Admin » 28.12.2014, 17:00

Невидимое

«Душа порвана, кровоточит. Я в разводе. Брошена, одинока, уязвима. Потеря статуса, разочарование, отчаяние и надежда. Бежишь от людей и тянешься к ним. И вдруг — встреча. Теперь кажется, в этой истории с самого начала было что-то мистическое. Крупицы загадочности посыпались с первой минуты. Был кинофестиваль. Я плыла в разноцветной шумной толпе. В калейдоскопе лиц встретились наши глаза. Он не отвел взгляда. Из его глаз лилась небесная жидкость. Он стоял в группе моих знакомых. Нас представили. Повторный долгий взгляд. Никому, кроме нас, не слышен треск синего электричества. Как золотой песок из самосвала или взрыв картинок — вся будущая связь прокрутилась вихрем в груди, я уже все знала от начала и до конца. Но это не дошло до сознания. Горы не видно, когда стоишь на горе. Мне двадцать три. Я думала, он чудовищно старше. А ему было немного за сорок. Облик его был благороден. Я хотела быть замужем за кем-то достойным. Мы провели вместе несколько часов и вместе вышли из киноцентра. В небе висело облако. Оно имело вид толстого бублика. Только без мака. «Какой необычный день», — сказала я. Хотя не смогла бы объяснить, в чем его необычность, спроси он меня. Он не спросил. Он сказал: «Даже странный. Сегодня я шел к машине — вдруг впереди меня появился человек. Он шел медленно. Я нагнал его. Молодой, волосы черные. Одет в белую майку, тренировочные синие брюки. На ногах — шлепки. Левая штанина была закатана до колена, а правая нет. Я шел за ним и думал, зачем он закатал только одну штанину? Для чего? Что побудило его сделать так? Жара? Но почему только одну? Я не мог объяснить». Он замолчал. Я терялась в догадках. При чем здесь парень с закатанной штаниной? Я ждала продолжения, не понимая, для чего он рассказал этот случай. Мы шли рядом. Он не стал ничего объяснять, посмотрел на меня и сказал: «Я подвезу вас домой». «Спасибо», — кивнула я. У меня было ощущение, что наша встреча не закончится так, будет еще что-то. Он вдруг остановился: «А может, заедем выпьем кофе?» — «С удовольствием». Мне хотелось быть рядом с этим человеком. Кроме внешнего обаяния, притягательности от него исходило еще какое-то тайное дуновение значимости. Мы сблизились в ту же ночь. Мы стали встречаться. Он многому научил меня. Однажды я хотела увлечь его в какую-то кафешку перекусить. Он покачал головой: «Не здесь». Отвез меня в дорогой ресторан. «В еде есть эстетика. Она — часть еды. Часть процедуры. Важнейшая. Она упорядоченность, а то, что упорядоченно, не навредит талии. Цвет и качество скатерти, расположение приборов, форма еды на тарелке — все подчинено мистической геометрии трапезы. Что есть, как, с кем и где и какое слово должно быть сказано — все важно. В слове не меньше еды, чем в телячьих отбивных. Мистика обоснована более общей, не зависящей от нас ментальностью». Раз, наклонившись ко мне, прочитал название фирмы на майке. «Тебе лучше не носить майки с названиями фирм. У тебя другие достоинства». Пригласил на открытие выставки в частную галерею. «Будет бомонд. Это познавательно». Я пришла. Масса людей излучала шик. Известные лица сияли в свете камер. Воздух дрожал, как голос виолончели. После официальной части он провел меня по залам. «Есть способ осмотра. Иди мимо картин, не останавливайся. Не смотри прямо на них. Первое знакомство с художественным произведением происходит в пространстве, предшествующем визуальному. Подлинная картина содержит невидимый компонент. Она сама остановит тебя, если ты сосредоточена на подлинности. Истинным может быть только невидимое. Прежде ищи ненаблюдаемое. Энергетику произведения. Краски подчиняются интенсивному мистическому переживанию творческого озарения. Художник не может создать ничего ценного только руками, он рисует душой, внутренним взрывом. Выбросом. Вылетом из границ. Искусство — это раздвижение границ. Реальность полна мнимых стен. Они не дают понять, где мы и зачем». Я остановилась у странной картины. Кусок мешка на красном фоне. Мне это не понравилось. «Что это?» — «Да, поначалу — это бред. Но давай войдем в атмосферу. Во-первых, ощути блистательный декоративный эффект. Он достигнут совмещением простых, даже простодушных, материалов. Мешковина — это грубо, но как она размещена и какой яркий, интенсивный фон за ней. Красный фон — это кровь. Рваная мешковина — это низость, страх, грубость, разрушение и в то же время — бинт. Бинтом делают перевязки. За всем этим скрывается чудовищная мерзость войны. Художник был военным врачом. Это не рациональная вещь, это не для ума, это глубоко символическая работа, она проникает в потаенную часть сознания. Вызвала же она у тебя отвращение, протест, возмущение. Не так ли?» — «Так». Через несколько недель, в полутьме, он сказал мне: «Ты помнишь, я рассказывал тебе о парне с одной закатанной штаниной». — «Помню». — «Я знаю, что это». — «Что?» — «Тут общественный смысл. Это половинчатость всего, что происходит в стране. Это отсутствие разумных правил. Это угроза». — «Угроза? Не понимаю». — «Я тоже не понимаю. Но, может быть, здесь и не надо понимать». Через несколько дней случился августовский путч. Я поразилась его состоянию. Его лицо сделалось красным, он был очень возбужден. Я ощутила страх. И потом всякий раз, когда кто-нибудь заговаривал об этом, он краснел и его высокий лоб покрывался потом. На Новый год он пригласил меня в Альпы. Эти три дня вплетаются волшебной лентой в мои воспоминания. Но лента оказалась с темным отливом. Мы объяснились. Он сказал: «Ты мне нравишься, часть моей души влюблена в тебя. Но я должен сказать прямо: я не расстанусь с женой, не буду разрушать семью, не брошу ребенка. Понимаешь?» — «Нет». — «Я так и думал. Ты можешь остаться моей любовницей, я могу содержать тебя». Я покачала головой. Я была сломлена. После этого отношения стали спадать, он предлагал встречаться, но я избегала его. Месяца четыре или полгода мы не общались. Вдруг одним вечером сильное желание позвонить ему охватило меня. Я не могла вспомнить номер. В этом месте памяти была пустота. Номер, который я знала наизусть, исчез из сознания. Я стала рыться в телефонных книжках, ничего не нашла. Утром позвонил общий приятель, сказал, что мой бывший возлюбленный покончил с собой. Я долго мучилась, думая,
что могла быть тому причиной. Много лет спустя мне рассказали: у него была неизлечимая болезнь мозга. Узнав об этом, он ушел из жизни».
1.jpg
1.jpg (173.63 КБ) Просмотров: 3026

Линия влияния (рис. 4, желтый) касается линии судьбы (рис. 4, синий), затем поворачивает и входит в замкнутую фигуру (рис. 4, красный). Такая замкнутая фигура обычно сообщает, что партнер уйдет из жизни через повешение. Обратим внимание, что линия влияния берет начало глубоко в зоне Луны, что свидетельствует о меланхолической, подверженной приступам отчаяния и необъяснимых страхов, также мистической и креативной натуре партнера. Избыток Луны сообщает склонность к самоубийству.

Владимир Финогеев 14.09.2009г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#13 Admin » 04.01.2015, 20:13

Нелегкий выход

«Что же делать? Я механически открывала ящики. За окном стиральная доска неба. Я остановилась. Мысли разбредались, не могла сосредоточиться. Что-то тонко пищало в голове. Бесконечно длящаяся нота. Ночью я видела сон. Не могла вспомнить, что там. Какая-то простая вещь. Но за ней стояло что-то ужасное. Невыносимое. Я пошла на кухню. Открыла дверцу кухонного шкафа. Опять что-то мелькнуло в тайнике памяти. Дверца связана с чем-то... Грянул кризис. Все рушилось. Долги, долги. Я продала все. Квартиру, гараж, машину. Потом еще хуже. Арестовали партию товара, обвинили в контрабанде, уход от налогов в особо крупных размерах. Вот с чем связана дверца. Пришла беда — отворяй ворота. На секунду провал, дрожь в коленях. В сознание врезалась другая картинка. Три дня назад я спускалась по лестнице. Сломался каблук, я упала. Ушибла колено. Указательный палец больно врезался в камень. Приложилась скулой к перилам. В этот момент мне стало легче. На минуту. На правом колене чулок порван.
Кожа содрана. Выступили мелкие капельки крови. Я подумала, какая мелочь. Какая ерунда. По сравнению с тем, что арестовали счета, завели уголовное дело. Боль в груди отступила. Ненадолго. Я с трудом выпрямилась. Подобрала сумочку. В сумочке завибрировал, глухо заныл телефон. По этому телефону могли звонить только несколько человек. И все же мне было страшно. Но я ответила. Звонил приятель. Он говорил быстро, приглушенно: «На работе не появляйся. Тебя сразу возьмут. Поняла?» Я молчала. Мне стало дурно. На лбу выступил горячий пот. Страх отвратительный, мерзкий, как обрубок змеи. «Следователь спрашивал, где ты, какой у тебя адрес. Хорошо, пожалуй, что ты продала квартиру». — «Ты думаешь, хорошо?» — «Я понимаю, зато у тебя нет адреса. И не говори мне, где ты находишься. Я не должен это знать. Ты слышишь?» — «Да. Что делать?» — «Не знаю. Скрыться». — «Скрыться?» — «Да». — «Адвокат сказал, что по этой статье светит до 10 лет. Что мне, 10 лет скрываться?» Приятель на другом конце молчал, я не понимала, куда мне, как, что. Мысли скакали, как мячики, я знала, говорю что-то не то. Не хватало чего-то самого важного. Надо было говорить о главном, но что это главное, я не могла открыть. Все, что делалось, казалось неправильным. Правильное будто где-то было, но найти не удавалось. «Слушай, — сказала я, — этим проектом занимался Стас. Как могло получиться, что по документам груз был чистым, а потом оказалось, что это не так? Я ему так верила. Неужели он сам в этом участвовал? Помнишь, он сразу уволился после этого?» — «Стаса нашли. Стас-то и рассказал следователю, что это была твоя идея». — «Но это неправда! Это ложь». Колени подогнулись. Слабость бесконечная. В глазах темно. «Больше не могу говорить», — сказал приятель и отключился. Я и сама не могла говорить. Лишилась сил. Это конец. Все это пронеслось в голове, пока я открывала дверцу шкафа. Я тупо смотрела внутрь, забыв, что ищу. Дверца, дверь. Я вспомнила, что мне приснилось. Снилось так ясно, будто это явь. Какая-то замшелая стена. В ней — дверь. Мне надо было войти в дверь. Это был выход. Спасение. Я надавила на ручку вниз, пытаясь открыть, ручка отломилась, осталась в руках. Я тут же проснулась. И боль вернулась. Невыносимая боль в груди. Какая-то страшная нечеловеческая сила жевала внутренности, все было растерзано, сломано. Съедено. Боль, боль грызет сердце. Нет, в тюрьму я не пойду. Выход есть, какой-то простой выход. Сначала надо избавиться от боли, или я сойду с ума. Я все еще стояла перед кухонным шкафом, открыв дверь. На полке стоял коричневый пузырек. Я открыла его — он был набит желтыми кругляшками. Годится. За ним — коробка пенталгина. Еще две упаковки, в них было несколько таблеток. Подойдет. Я подошла к кухонному столу. Налила стакан воды и стала методически глотать таблетки. Душа была разорвана на кровавые куски. Вытерпеть невозможно. С каждым глотком будто становилось легче. Я побрела в комнату. Лечь, уснуть. Я села на кровать, ничего не происходило. Я не чувствовала никакого действия. Я думала, боль пройдет. Она не проходила. Потом медленно стала кружиться голова. Как на карусели, сначала ничего не заметно, потом все быстрее, быстрее. Потом такая дурнота, будто сапогом наступили на живот. Я теряла сознание. Последнее, что увидела, — всю комнату заполнила огромная жирная улитка...
Я не умерла. Подруга нашла меня. Я жила у нее. В тот день она была на работе. В обед решила съездить домой. Она недалеко работает. Обычно она ест в кафе. А тут потянуло домой. Вошла на кухню, увидела пустой коричневый пузырек. Нашла меня в спальне. Вызвала «скорую». Меня откачали. С тюрьмой обошлось. Дело свели к штрафу. После этого случая я ушла из бизнеса. Стала по-другому относиться к людям. Научилась сострадать чужой боли».
1.jpg
1.jpg (97.9 КБ) Просмотров: 3015
2.jpg
2.jpg (184.54 КБ) Просмотров: 3015

В поле 6, в зоне Меркурия, расположенной под мизинцем, наблюдается темное круговое образование. Такие кружки выражают угрозу отравления. Если обладатель решает покончить с жизнью, он выбирает отравление как способ. В нашем случае круг соприкасается с поперечной линией. Круг перечеркнут, это означает, что попытка не удалась (рис. 4, круг и поперечная линия - розовый). От линии сердца отделяется нисходящая ветвь (рис. 4, желтый) — это выражение необдуманных действий под влиянием сильных чувств. Линия пересекает линию головы (зеленый), потому ум на это время может быть отключен. Линия головы имеет опущенный к нижнему краю ладони отросток (рис. 4, красный) — это выражение того, что обладатель иногда падает в бездну отчаяния. Линию судьбы (рис. 4, синий) пересекает поперечная (оранжевый) — конфликт с людьми, обладающими властью.

Владимир ФИНОГЕЕВ 14.03.2011 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#14 Admin » 21.01.2015, 19:54

Нет жизни без сна.

«Вдоль глухой стены лицом к стене стояли пятнадцать женщин. Стены комнаты были неровными. Штукатурили руками, потом белили. Было окно. Я не видела его. Дощатый пол. Посредине комнаты две табуретки. На них — сосновый гроб. В гробу лежал мой муж. Живой. Хотя я знала, что его уже нет. Он был накрыт с головой льняным покрывалом. Плохо выглаженным. Вдруг я увидела: покрывало в ногах затрепыхалось. Я по¬дошла, отогнула. Будильник. Армянский будильник «Наири». Оранжевый. Он дергался, бился. Звенел. Беззвучно. Я убрала, потому что ногам его было холодно. И бьет об ноги — неприятно. Надо убрать. Муж лежал на боку. Рука под щекой, ноги согнуты. Поза калачика. Когда я вынимала будильник, он сел. Худой, изможденный. Его глаза. Я смотрела в глаза.
Он стал говорить. Я закрыла ему рот рукой. Другой пыталась заткнуть себе уши. Я не хотела слушать. Я все знаю. И еще: не должна слушать. Им нельзя говорить. Они не могут вмешиваться. Они могут, но это запрещено. За нарушение их ждет наказание. Он говорил, я держала его губы. Но говорить было не надо. До этого я хотела спросить. Был вопрос, была боль: недолюбила, недоделала, с лечащим врачом полуромантические отношения. Все теперь стало ясным, понятным. Ответ вошел без слов. И покой, и грусть, и радость: На мне нет греха. Нет вины. Он пришел из-за этого. Сказать мне это. И больше он не придет. Я убрала руку со рта его — он произнес: кроме Гоги я больше всех на свете люблю тебя.
В этот момент завопил кот. Я проснулась. Кот в форме копилки, выгнутая спина, шерсть торчком, глаза горят, безумный и жалобный вопль раздирает уши. Кот запрыгнул на пианино. Он никогда этого не делает. Не делал. С пианино он сиганул на одеяло, потом под одеяло. Я поняла — это не сон. Не только сон.
Я знала наперед: что-то произойдет. Прошло сорок дней. Я впервые легла на подушку мужа. Наволочку я не меняла. Все оставалось, как было до того, как мы увезли его в больницу. И приснился сон. Полусон. Полуявь. Не знаю что. Горит ночник. За окном декабрьская предутренняя мгла. За мглой — вселенная, куда нельзя попасть. И нельзя не попасть — если пришел срок.
В мае он начал кашлять. Курильщик — логично. Мелкими шажками. Кашель нарастает. Потом ночи без сна. Он не мог лежать. Я врач. Педиатр. Я могу лечить. Но своих не видишь. Приехала подруга из Штатов. Пошли на спектакль к Розовскому. В перерыве подруга шепнула: «Послушай, он выглядит как тяжелый онкологический больной». Со словами ударил страх. Не щадя, вбил клин в сердце. Жжет. Потом ослабевает, но теперь он с тобой, куда ни идешь, что ни делаешь. Уговариваю мужа идти обследоваться. Он сам врач — не хочет. Последний аргумент. «Знаешь, чего я боюсь?» — спрашиваю я. «Ну?» — «Боюсь проснуться — а рядом холодное тело. Я не прошу себе, что я не сделала всего, что нужно. Понял? Я умру сама. Пожалуйста, сделаем рентген». — «Хорошо, ради тебя». Онкология не подтвердилась. Электрокардиограмма показала, что он перенес пять микроинфарктов. Позже выяснилось: сердечная мышца перерождается в соединительную ткань. В хрящ. Сердце не может биться. От левого желудочка остался один квадратный сантиметр мышцы. Только он работал, только он толкал кровь.
Выход — пересадка сердца или шунтирование. Муж отверг то и другое: «Не хочу быть инвалидом. Либо я буду жить мужиком, либо не буду жить вообще». — «Ты останешься тем, кто ты есть». — «Ты не понимаешь. Изменится психика — это буду не я». Я спорила: «Еще есть душа». — «Душа тоже поменяется». Два месяца в больнице, удалось лекарствами заставить сердце продолжать работать. Но это война со следствием, причина осталась. Он пошел в туалет — там был длинный коридор, упиравшийся в окно, — упал. Я закричала — страшно. Он открыл глаза, сказал: «Ну вот, уже шел по коридору к свету. Меня там встречали цветами. Тут твой крик, пришлось вернуться».
Я уговорила его делать шунтирование. Он сдался: «Чего я ради тебя не делал». Перед операцией сказал: «Одна не будь. Выходи замуж. Я тебя люблю». Встал и ушел своими ногами. Операцию делал Акчурин. Когда вскрыли грудь, один из врачей сказал: «Ренат, тут нечего лечить. Зашьем — и все». «Нет, — сказал Ренат, — я обещал». Он вставил в левый желудочек машинку. Через четыре часа после операции — остановка сердца. Вскрыли вновь, запустили открытым массажем. Через пять дней вижу: ничего не получается — как только снимали капельницу, сердце останавливалось. Мне ничего не говорили, я не знала, что ничего нельзя сделать, перевезла мужа к Лео Бокерия. «Зачем?» — спросил он. «У вас оборудование лучше». Когда Бокерия открыл грудь, он сказал: «Акчурин — великий хирург. Я бы не сделал лучше». Через две недели, утром, меня завели в кабинет. Появилось много народу — человек пятнадцать. Объявили о смерти мужа. Я плохо понимала, о чем они. Я все еще была в заботах, это предусмотреть, об этом подумать, достать деньги. Отказываешься верить. Не пускаешь в себя. Думаешь: это не о нем. Это о ком-то другом. Но мысль поселяется, не выгонишь. Растет, как дерево, опутывает ветвями душу, и сдаешься. И думаешь: да, умер. Но приходит сон и уравновешивает. В сознании — да, умер, а во сне — нет».
1.jpg
1.jpg (73.16 КБ) Просмотров: 2998

На правой руке линия Влияния совмещена с линией Поездки, та, в свою очередь, представляет собой ветвь линии Жизни (рис. 4, красный).
Нижняя часть линии жизни (рис. 4, зеленый) выпускает отросток вверх, который также исполняет роль линии Судьбы (рис. 4, синий).
Возникшая фигура пересечения нисходящей ветви с восходящей называется перекрест (рис. 4, красный, зеленый, синий).
Знак, как отмечалось, многозначен и драматичен.
Линия Влияния пересекла линию Судьбы в двадцать три года, при этом она влилась в линию Жизни.
То, что линия Влияния пересекла линию Судьбы, указывает: отношения обречены на разрыв.
Однако вход в линию Жизни делает отношения устойчивыми и длительными.
Действительно, брак продлился двадцать лет.
В 43 года началось обратное движение, теперь время пошло наружу, назад, вниз — линия Влияния вышла из линии Жизни и пересекла линию Судьбы.
Это означает, что партнер вышел из жизни и из судьбы.
Таково значение перекреста в системе отношений.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#15 АРОН » 18.02.2015, 20:55

Опасные волны.

«Было это в 1935 году в Горьком. Стояло лето, погода была прекрасной. Как-то после работы собрались мы покататься вчетвером на лодке по Волге. Я, моя подружка Люба, Сашка, слесарь с механического завода, веселый парень и рыбак, и Глеб, сын главного инженера. Поплыли мы на Мочальный остров. Поплавали, посидели у костра, обсохли и собрались обратно. Сели в лодку, отплыли немного, и Глеб говорит: «Давайте на волнах покачаемся!» «Качаться на волнах» означало подплыть поближе к какому-нибудь проходящему пароходу или сухогрузу, направить лодку поперек волн и качаться. Мне сделалось страшно, потому что можно было запросто перевернуться — лодка у Сашки была очень легкая. Мы с Любой запротестовали: вечер приближался, темнело. Но Глеба не переспоришь, больно он упрямый был, да и Сашка его поддержал, что с ними сделаешь! Мы с Любой на корме сидели, Сашка впереди, Глеб греб. Сашка высмотрел пароход и скомандовал Глебу: давай, жми. Я вцепилась в борта, сердце защемило. Или Сашка не рассчитал, или Глеб что неправильно сделал, но первая волна нас развернула, и вместо того, чтобы носом волны резать, мы вдоль волн попали, боком. Ну а уж вторая волна как даст о борт — лодка и перевернулась. Я тут же вынырнула, плавала хорошо. Люба следом за мной показалась. Еще одна голова из воды появилась — Сашкина. А Глеба не видно. Волны в лицо бьют, я закашлялась, чуть не утонула. Стали мы звать Глеба и нырять. Да где там, вода черная, как мазут, ничего не видно. С какой-то баржи нас заметили, круги бросили, потом шлюпку спустили и вытащили. А Глеба так и не нашли, ни в тот день, ни после».
1.jpg
1.jpg (155.45 КБ) Просмотров: 2962

Мне удалось обследовать и сделать отпечатки рук только одной участницы трагических событий, от лица которой и велся рассказ.
Рассмотрим левую руку рассказчицы и отметим парную работу признаков, «ответственных» за данное происшествие.
Нас будет интересовать поле 3 — область Луны.
Лунные влияния отмечены на цветной схеме руки белым цветом.
Луна считается «водным» знаком, поэтому хирологическая практика издревле связывала присутствие каких-либо вредоносных знаков в лунной сфере руки с неприятностями на воде.
Сегодня из таких «вредных» знаков мы выберем два.
На цветной картинке их номера 268 и 270.
Эти рисунки соответственно называются «уголок» и «крест».
Любая из этих фигур, появившись в поле 3, указывает на повышенную опасность утонуть при возникновении каких-либо осложнений на водоемах, начиная от мелких речушек и кончая морями и океанами.
Повторю, что каждый из этих знаков обладает одинаковыми возможностями, и достаточно иметь только один показатель, чтобы возникли неприятности.
Разумеется, по концепции, которую я предлагаю, не сами знаки несут угрозу или организуют опасности.
Речь идет о симптомах нарушений той части системы самосохранения, которая обеспечивает обработку опасной информации, исходящей от каких-либо процессов, условий и обстоятельств на воде.
Система самосохранения также учитывает возможности и способности обладателя признаков справляться с экстремальными ситуациями.
В частности, у меня была пациентка, у которой крестовидная фигура в поле 3 исчезла после того, как она научилась плавать.
Это еще один пример, как можно бороться с «неотвратимым» будущим.
Но вернемся к рукам нашей героини.
На рис. 3- 4 вы видите, как выглядит «уголок» на реальных руках.
2.jpg
2.jpg (143.8 КБ) Просмотров: 2962

Сместившись чуть выше, мы можем наблюдать глубокую крестообразную фигуру (рис. 5-6).
Случаи, когда знаки работают парой, например, «уголок» дополняется «крестом» или когда происходит удвоение одного и того же знака, — дело обычное и весьма распространенное.
Оба знака являются глубокими и «работают» всю жизнь.
Женщина, поведавшая нам историю о «качании на волнах», во время войны вместе с другими женщинами после налета немецкой авиации заблудилась и попала в болото.
Ее чудом не засосали топи.
Потом она и другие несчастные брели несколько дней по грудь в воде.
В результате она тяжело заболела и четыре месяца пролежала в больнице.
Знаки «уголка» и «крестика», если они есть или появились на ваших ладонях, взывают к большей разумности, взвешенному поведению и осторожности во время водных путешествий.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#16 Admin » 09.04.2015, 22:23

Предупреждение свыше.

«Накануне Степану начистили морду в местном ресторане. Кто-то ему там не понравился, у него так бывало, когда он принимал лишнего. Да, видать, не рассчитал свои силы. Поэтому на следующий день голова у него болела по двум причинам. И к обеду он уже не мог это переносить. А у меня в тот день с утра тоже маленькая неприятность вышла. Вызвал к себе начальник штаба и врезал мне за то, что я послал комэска, командира эскадрильи куда подальше. А тот донес начштаба и добавил, что я был пьян и к тому же однажды забыл вынуть заглушку из двигателя, что чуть не привело к аварии. Но это вранье. Я не был пьян, заглушку не я забыл, а Колька Овчаренко. А комэска, сволочь, о чем я его и проинформировал, вот и все. Но начштаба слышать ничего не хотел, накричал на меня, пообещал взыскание и выгнал.
Вышел я от него - в груди огонь горит. Захожу к начальнику строевого отдела и говорю: - «Дай воды испить».
Тот подает мне стакан, а сам за графином потянулся и в этот момент, когда он пробку вынимал, у меня в руке стакан раскололся.
Причем, я его не сжимал, не давил - клянусь.
Он сам изнутри взорвался. В общем, порезал мне палец безымянный до кости и ладонь.
Кровища хлынула.
Начальник строевого дал мне платок, дуй, говорит в санчасть. Прихожу, руку перевязали, и домой отправили. Но я в ангар пришел, - чего дома делать?
Заваливаюсь в ангар, ребята - все прапора - в карты режутся, дым столбом стоит.
Рассказываю, как у меня стакан сам собой взорвался.
Они гогочут: - «Сам собой, как же!»
Послал я их к черту и пошел домой. Навстречу Степан. «О - говорит, - а я тебя ищу, пошли дернем».
Лицо у него разбито, белки кровавые, и перегаром разит.
Приходим к нему на склад. Он ставит бутылку на стол и достает колбасы любительской и ржаного хлеба.
Я смотрю, бутылка почата и черной резиновой пробкой закрыта.
Не понравилась мне эта пробка. Спрашиваю, чего там? А Степка радостный такой уже: «Чего-чего, - спирт, конечно. - И быстро разливает по стаканам. – Поехали». И не дожидаясь меня, опрокидывает стакан. А у меня прямо рука не поднимается. «Не идет, - говорю, - чего-то».
А Степан колбаской с хлебом закусывает и гремит: - «Это потому, что ты с левой не привык».
Я думаю, может правда. Пока я раскачивался, Степан еще полстакана пропустил и захмелел.
Перенес я тогда стакан в правую, а он по бинтам скользнул и вниз упал на колени и разлился.
«Эх ты разиня» - Степан разлил еще. Досталось на четверть. Я левой поднес и пропустил залпом.
Может с полчаса прошло, и отправился домой. Пришел, сел на табурет и вдруг, - шевельнуться не могу, будто сила вся ушла из тела, ну пальцем не могу двинуть. И отключился. Жена сдала в санчасть. Меня откачали, только глаз правый хуже видит. А Степан помер. Заснул на складе среди шинелей. И все».
1.jpg
1.jpg (109.4 КБ) Просмотров: 2854

Вновь разговор о нарушениях системы самосохранения.
Система принимает и обрабатывает сигналы, несущие информацию о процессах или веществах, представляющих опасность для жизни или тела человека.
Поскольку информация может приниматься на больших расстояниях от опасного объекта, то возникает возможность избежать опасного сближения.
Если система здорова, то человек не попадает в опасные ситуации, и тогда рука его чиста, т.е. на кожном рельефе не наблюдается тех специфических отклонений, которые традиция назвала знаками смерти.
Если система больна, то нарушения ее деятельности представлены на поверхности кистей рук вполне определенными признаками.
Перечень идентифицированных морфологических нарушений заставляет думать, что система самосохранения включает рецепторы и анализаторы, работающие с конкретными видами раздражителей.
Скажем, одни занимаются опасностями от огня, другие занимаются опасными людьми, третьи отравляющими веществами.
Именно поэтому значок на руке показывает, какая из структур плохо работает, а человек, соответственно не видит именно этого вида опасности.
В нашем примере нарушена функция распознавания ядов.
По традиции - опасность отравления.
Одним из значков, указывающих на этот вид расстройств, является рисунок круга в поле 6, или подпальцевой области мизинца (рис 1-2, №277).
Кружки бывают разных размеров - от 2 до 7 мм в диаметре.
Чтобы при таком знаке умереть, нужны прочие и весьма многочисленные нарушения системы самосохранения, что выражается присутствием других опасных рисунков.
У нашего героя есть довольно большое круговое образование в указанной зоне (рис.3-4).
Однако поддерживающих признаков (прочих нарушений системы) в достаточном количестве не наблюдается.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#17 Admin » 16.05.2015, 20:10

«Смерть» на ладонях.

Сделаем небольшой перерыв в изучении знаков, приносящих нам всевозможные блага и удовольствия. Обратим наше внимание на другую, особую группу знаков. Часть из них традиция называет «знаками смерти». При определенных комбинациях данных признаков их обладатели умирали насильственно или внезапно.
Все это кожные признаки дисфункций системы самосохранения или других систем организма, которые могут повлечь за собой смерть, но могут и не повлечь. Ибо организм лечится. Например, в «знаки смерти» были записаны и рисунки, появляющиеся на руках при воспалении аппендикса. Действительно, лет двести назад воспаление червеобразного отростка обычно приводило к летальному исходу. Ныне благодаря хирургии смертность снизилась. «Знаки смерти» от аппендицита продолжают появляться. Но люди перестали умирать.
Главное, надо усвоить: на руке — не смерть, а признаки нарушений системы самосохранения и кожные симптомы наследственных предрасположенностей к болезням. Многое поддается воздействию и лечению.
1.jpg
1.jpg (112.37 КБ) Просмотров: 2745

Особая группа знаков на цветной картинке руки обозначена красным цветом (рис.1).
Здесь изображено 60 признаков, относящихся преимущественно к расстройствам системы самосохранения. Приведены не все признаки, а только основные и наиболее часто встречающиеся.
Раньше считалось, что достаточно одного знака, чтобы произошла травма или возникла опасная ситуация. Практика показала, что доминирует картина множественного присутствия признаков — иногда их набирается несколько десятков.
Перед вами отпечаток левой ладони девушки, подвергшейся нападению. Ничто не предвещало беды в тот день. Она возвращалась с работы, настроение было прекрасное — вдруг удар по голове и провал. Она очнулась в подвале. Девушка вела себя мужественно, понемногу разговорила бандита. Ей удалось незаметно достать из сумочки газовый баллончик. Улучив момент, девушка «выстрелила» газом в лицо насильнику и бросилась бежать. Она почти выбралась из подвала, когда он схватил ее за ногу. Она закричала что есть силы. Нервы у подонка сдали, и он сбежал. Вскоре с помощью милиции преступник был схвачен и осужден.
На руках К. М. насчитывается 32 нарушения системы самосохранения. Отсутствие места не позволяет изложить все признаки, но некоторые мы выделим.
Найдите на цветной картинке знак красной звездочки под номером 274 (левый край, середина) (рис.2). Традиция выяснила, что наличие данного знака в зоне верхнего Марса (на нашем рисунке это поля 5' и 5") приводит к повреждениям тела вследствие физического насилия со стороны людей.
В большинстве случаев звездное образование бывает маленьким, почти незаметным. На живой руке знак выглядит так (рис. 4, 5).
Второй знак — вилочка (рис. 3). Но¬мер 249.
Найдите знак на цветной картинке и сравните с реальным, на отпечатке (рис. 4, 5).
Сам по себе, без других признаков данный знак выражает легкие нарушения системы самосохранения. Если при данном знаке происходят повреждения тела, они, как правило, полностью обратимы, т. е. человек восстановится до первоначального состояния.
То, что вилочка режет вторую горизонталь (линия головы), указывает на возможное повреждение головы: через месяц после нападения К. М. попала в автокатастрофу и получила травму головы.
Поверхностные знаки действуют непродолжительное время. Их исчезновение указывает, что система вошла в норму.
Глубокие знаки действуют постоянно. Они представляют хронические дисфункции системы.
Если знаки появились на правой руке, то есть некоторые основания полагать, что нарушена сознательная ветвь системы самосохранения.
Если на левой — то бессознательная система не справляется с работой.
В первом случае происходит потеря сознательного внимания. Во втором — неосознанного. Соответственно знаки на правой призывают к большей бдительности, осторожности и необходимости выработать стереотип безопасного поведения.
Когда знаки на левой — дело хуже. Требуется целый комплекс воздействий на человеческий организм в целом, включая личностные изменения.
Если вы нашли данные рисунки на своих руках, следует сделать грамотный хирологический анализ и следовать рекомендациям.
Если такой анализ недоступен — станьте другим человеком, чтобы судьба вас не узнала, когда она будет выкликать жертву.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#18 Admin » 25.05.2015, 18:25

Точный список.

«Спешила на работу. Выпрыгнула на площадку. Хлопнула дверь, эхо пробежало вперед, на первый этаж, к выходу. Хорошо бы как эхо: раз — внизу. Стучат каблучки по ступенькам, медленно подвигается лестница. Скорее. Скорее. Ну, вот и парадное. Выхожу. Теперь к метро. По дороге несется машина. Резко тормозит. Из окна высовывается лицо парня. Черные, прямые, длинные волосы, римский нос. Лучше бы таким и оставался — молчащим. Он закричал. Это все испортило. «Эй, девушка-красавица, давай прокатимся!» Противный, хамский, похотливый голос. А до этого был соблазн. Если бы он промолчал, улыбнулся, чуть повел стреловидной бровью. Был, был соблазн. Теперь нет. Все — отрезано. Я холодно взглянула и, не ответив, пошла прочь. «Шанс упускаешь!» — донесся крик, да еще прозвучал клаксон. Совсем лишнее. «Шестерка» — обычные «Жигули» — с ревом обогнала и скрылась за углом. Машина исчезла, но лицо осталось. Запомнилось.
Через месяц в другом месте Москвы, опять спешка, опять дела, срочно надо на «Мосфильм». Подбегаю к краю дороги, вскидываю руку. Тут же визг тормозов — белая «шестерка». В ней тот самый молодой человек. Был мгновенный протест, колебание: ехать или нет? Я всматриваюсь в лицо. Оно ничего не выражает. Он меня не узнал. Не помнил. Это решило выбор. Села. В этот момент какая-то глубокая, серьезная, даже печальная мысль забрела в сердце. Я смотрела на него, он легко о чем-то болтал. Я не слышала. Думала: судьба? И что-то вдали, как эхо, утвердило — судьба. Я притихла, слушала, смотрела по-новому. И человек менялся на глазах. Наверное, он был тем же самым. Менялся его образ во мне. Ощущение конвейера. Руки автоматов схватили, вместо молока упаковали в пакет и потащили к неотвратимому пункту.
Раз судьба, то пусть судьба делает и все остальное, помогать не буду. Посмотрим. Его речь была правильна, интересна и учтива. Если это продлится еще несколько минут, я предвидела возвращение соблазна. Судьба не церемонилась, она забросила в солнечное сплетение теплый шарик. Шарик быстро добрался до сердца, и оно согрелось. Соблазн не успел. Его обогнало чувство. Молодой человек стремительно начинал нравиться. Глаза его искрились умом и задором. С каждой секундой я проваливалась в бездну. Я все еще думала, что не буду помогать, теперь появилась другая мысль: не буду и противиться.
Видимо, польщенный тем, что его не перебили ни разу за полчаса, он предложил встретиться вечером. Я не переставала удивляться. «Вечером я не могу». Это была неправда. Проверка. Если он предложит увидеться завтра, я соглашусь, и пусть будет, что предначертано. «Завтра?» — мгновенно произнес он. Улыбнулся, отвернувшись от дороги, и посмотрел на меня с хитрецой. Они с Судьбой были заодно. — «Завтра».
Завтра это и началось. Бурный поток чувства. Радость полета в трех сантиметрах от земли. Он был актером. У него был острый, иногда едкий и всегда наблюдательный ум. Через год отношений он исчез неожиданно, как и появился. Несколько месяцев мы не виделись. Потом я уехала в другую страну. Значит, это был просто случай. Случайность. Но вились нити, свивались вместе. В предусмотренный день явилось яркое воспоминание о нем, защемило сердце, и через секунду — звонок. Знакомый и все еще любимый голос.
Я сделала ему вызов. Через три месяца мы снова вместе, и снова бешеное чувство полета. Недолго. Как актер работу он найти не мог. Пошли круги ада: мойка окон, уборка мусора, разнос пиццы и постоянные отказы в кино и театрах. В глазах мука и отчаяние. В какой-то момент — слом. Внутренний обвал. Он пьет, в запой уйти не может — непереносимость алкоголя. Пьет и мучается. Физические страдания безмерны. Он пьет, выбивая физической болью боль душевную. Иногда человек стремится упасть на самое дно. Чтобы в некий миг от дна и оттолкнуться. Обрести новые силы, начать сначала. Он запирается в комнате и не выходит две недели. Еда просовывается в щель и часто остается нетронутой. Он показался через четырнадцать дней — заросший, с воспаленным блеском в глазах. В руке кипа листов. «Что это?» — «Сценарий». — «О чем?» — «Об актере, который приехал в другую страну и не мог найти работу, как он опускайся, как его ломало до хруста костей и как он заперся в комнате, написал сценарий и сценарий победил на конкурсе, а он так об этом и не узнал». Он замолчал. «Почему?» — спросила я. «Он ехал, чтобы узнать, и машина сорвалась с моста». Я прочитала, мне понравилось. Я сказала: «Хорошо. Только конец грустный. Его надо переписать. Слишком черно. В жизни так не бывает». «Если в жизни так не бывает, — ответил он, — то пусть жизнь и перепишет». Сел в машину и уехал.
Через месяц телефонный звонок. Спрашивают, нужен господин такой-то. Отвечаю: «Его нет. Я его жена». «Примите поздравления. Сценарий вашего мужа выиграл конкурс. Под него дадут деньги». Помню, охватил щенячий восторг, и счастье, и гордость за мужа. Я возбужденно ходила по комнате в надежде, что муж позвонит. Звонок не замедлил ждать. Ну, вот и он! Бегу к трубке, кричу: «Ты?» — «Мадам, это из полиции. К сожалению, ваш муж попал в аварию. Мы просим прибыть к месту происшествия». — «Что с ним?» — кричу. — «Все подробности на месте». Гоню по указанному адресу. Полицейские машины, «Скорая помощь». Люди в форме. Я подняла голову вверх. Поверху шла эстакада. Прямоугольный кусок льда въехал в сердце. Это был ответ. Я знала, что мне скажут. Полицейский говорил: «Не совсем ясно, как он слетел с путепровода. Техническая неисправность или встречный транспорт, это предстоит выяснить. Мы приносим наши соболезнования». Я минутами глядела в окно. Память уносила к нашей первой встрече. Сколько жизни и счастья было впереди! Но Судьба играла по своим правилам. Я перечитывала сценарий. Искала не знаю чего. Позже, кажется, поняла: в отличие от своего героя, муж не верил, что сценарий пройдет, будет принят. Это и было непростительно».
1.jpg
1.jpg (106.63 КБ) Просмотров: 2718

Когда взаимоотношения предопределены свыше, как в нашем примере, линия Влияния бывает неотличима от линии Судьбы.
Потому информативность линии Влияния несколько снижена.
Здесь играют роль мелкие значки, которые нам трудно показать на отпечатке.
Тем не менее, исходя из крупных (заметных) признаков, мы можем сделать определенные выводы.
Обратим внимание: линия Судьбы резко обрывается (рис. 4, синий).
Это указывает на неожиданный разрыв в отношениях и одновременно переезд в другую страну.
Указание на вероятную смерть партнера можно поискать в дублирующих рисунках.
В поле 1, зона Венеры, обнаружим на линиях Влияния приподнятые коробочки (рис. 4 — красный, линия Влияния — оранжевый).
Это указывает на тип нарушения системы сохранения партнера, который приводит к аварийности с тяжелыми последствиями, вплоть до летального исхода.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#19 АРОН » 27.05.2015, 21:18

Черная, черная пробка.

Накануне Степану начистили морду в местном ресторане. Кто-то ему там не понравился, у него так бывало, когда он принимал лишнего. Да видать, не рассчитал свои силы. Поэтому на следующий день голова у него болела по двум причинам. И к обеду он уже не мог это переносить. А у меня в тот день с утра тоже маленькая неприятность вышла. Вызвал к себе начальник штаба и врезал мне за то, что я послал комэска, командира эскадрильи, куда подальше. А тот донес начштаба и прибавил, что я был пьян и к тому же однажды забыл вынуть заглушку из двигателя, что чуть не привело к аварии... Но это вранье. Я не был пьян, и заглушку не я забыл, а Колька Овчаренко. А комэск — сволочь, о чем я его и проинформировал, вот и все. Но начштаба слышать ничего не хотел, наорал на меня, пообещал взыскание и выгнал. Вышел я от него — в груди как огонь горит. Захожу к начальнику строевого отдела и говорю: «Дай воды испить». Тот подает мне стакан, а сам за графином потянулся, и в тот момент, когда он пробку вынимал, у меня стакан в руке раскололся. Причем я его не сжимал, не давил — клянусь. Он сам, изнутри взорвался. В общем, разрезал мне палец безымянный до кости и ладонь. Кровища хлынула. Начальник строевого дал мне платок, дуй, говорит, в санчасть. Прихожу, руку перевязали и домой направили. Но я в ангар пошел, чего дома делать? Заваливаюсь в ангар, ребята — все прапора—в карты режутся, дым столбом стоит. Рассказываю, как у меня в руке стакан сам собой взорвался. Они гогочут: сам собой, как же! Послал я их к черту и пошел домой. Навстречу Степан. «О, — говорит, — а я тебя ищу, пошли дернем». Лицо у него разбито, белки кровавые, и перегаром разит. Приходим к нему на склад. Он ставит бутылку на стол, достает колбасы любительской и ржаного хлеба. Я смотрю, бутылка почата и черной резиновой пробкой закрыта. Не понравилась мне эта пробка. Спрашиваю: чего там? А Степка, радостный такой уже: «Чего-чего, спирт, конечно. — И быстро разливает по полстакана: — Поехали». И не дожидаясь меня опрокидывает стакан. А у меня прямо рука не поднимается. «Не идет, — говорю, — чего-то». А Степан колбасой с хлебом закусывает и гремит: «Это потому что ты с левой не привык». Я думаю, может, правда. Пока я раскачивался, Степан еще полстакана пропустил и захмелел. Перенес я тогда стакан в правую, а он по бинтам скользнул и вниз, упал на колени и разлился. «Эх ты, рохля!» — Степан разлил еще. Досталось по четверти. Я левой поднес и проглотил залпом. Может, с полчаса прошло, я отправился домой. Пришел, сел на табурет и вдруг — шевельнуться не могу. Будто сила вся ушла из тела, ну пальцем не могу двинуть. И отключился. Жена сдала в санчасть. Меня откачали. Только глаз правый хуже видит. А Степан помер. Заснул на складе среди шинелей. И все».
1.jpg
1.jpg (108.56 КБ) Просмотров: 2713

Вновь разговор о нарушениях системы самосохранения.
Система принимает и обрабатывает сигналы, несущие информацию о процессах или веществах, представляющих опасность для жизни или тела человека.
Поскольку информация может приниматься на больших расстояниях от опасного объекта, то возникает возможность заблаговременно избежать опасного сближения.
Если система здорова, то человек не попадает в опасные ситуации, и тогда рука его чиста, т. е. на кожном рельефе не наблюдается тех специфических отклонений, которые традиция назвала знаками смерти.
Если система больна, то нарушения ее деятельности представлены на поверхности кистей рук вполне определенными признаками.
Перечень идентифицированных морфологических нарушений заставляет думать, что система самосохранения включает рецепторы и анализаторы, работающие с конкретными видами раздражителей.
Скажем, одни занимаются опасностями от огня, другие - опасными людьми, третьи - отравляющими веществами.
Именно поэтому значок на руке показывает, какая из этих структур плохо работает, а человек соответственно «не видит» именно этого вида опасности.
В нашем примере нарушена функция распознавания ядов.
По традиции — опасность отравления.
Одним из значков, указывающих на этот вид расстройств, является рисунок круга в поле 6, или подпальцевой области мизинца (рис. 1 — 2, № 277). Кружки бывают разных размеров — от 2 до 7 мм в диаметре.
Чтобы при таком знаке умереть, нужны прочие, и весьма многочисленные, нарушения системы самосохранения, что выражается присутствием других опасных рисунков.
У нашего героя есть довольно большое круговое образование в указанной зоне (рис. 3—4).
Однако поддерживающих признаков (прочих нарушений системы) в достаточном количестве не наблюдается.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#20 Admin » 27.04.2018, 10:49

Сладкое слово

«Слушай, — сказал Слава, глядя вбок и крепко потирая лоб, — а на руках есть знаки войны?» —...

«Слушай, — сказал Слава, глядя вбок и крепко потирая лоб, — а на руках есть знаки войны?» — «Войны?» — «Войны. Ты же изучал руки ветеранов Великой Отечественной, потом афганской войны. Война — страшное дело. Наверняка там есть ясные знаки, указывающие на это событие, может быть, самое важное в жизни». — «Знаков войны не существует». — «Да ты что?!» — «Я не нашел рисунков, которые можно было бы сопоставить с этим событием». — «Не нашел» и «не существует» — разные вещи», — отвечал Слава, испытующе глядя на меня. «Хорошо, — пожал я плечами, — начнем сначала. Традиция, под которой мы разумеем хиромантию, также не оставила нам отдельного значка войны. Будучи по молодости несколько самонадеянным, я подумал, что традиции просто не удалось выделить рисунки, изображающие войну. Я поставил себе задачу обнаружить эти признаки. Я был убежден, что они есть. Рассуждал, как и ты, думал: война — сама по себе страшная летальная сила и мощь, а для индивида это вопрос жизни и смерти, который обязан быть «написан» на руках. Я взялся за работу. Просмотрел около 250 рук воевавших людей». — «И что?» — нетерпеливо встрепенулся Слава. «Я уже говорил, я не нашел ни какого-либо повторяющегося узора, ни совокупности признаков, которым можно было бы вменить значение войны». — «Подожди! — вдруг хлопнул себя по лбу Слава. — Ты сказал, нет отдельного значка войны, а есть ли связанные или, как ты сказал, не отдельные обозначения войны?» — «Я понял тебя. Тут надо сказать следующее. Традиция выделила несколько значков, которые называются «смерть на войне». — «Ну, вот видишь. — Слава потер руки. — Это очень интересно! Так, и какие это значки?» — «Назову три: извилистая линия на среднем пальце, знак треугольника с крестом в 5-м поле, знак звезды в 4—5-м полях». — «Четвертое, пятое поле — это где?» — «Это ударная часть ладони, 5-е поле между линией сердца и головы, 4-е — под линией головы». — «Так-так, погоди-ка, где это? — Слава раскрыл правую руку, водил левым пальцем по ладони. — Вдруг у меня стоят такие знаки?» — «У тебя нет таких знаков». — «Точно?» — «Точно!» Слава выдохнул. «Уже хорошо. Итак, — заключил он, подняв указательный палец, — традиция утверждает, что крест с треугольником или звезда в этих полях есть признак войны?» — «Нет, — отвечал я, — это не так». — «Подожди, ты же сказал, треугольный крест и звезда в этом поле — смерть на войне». — «Это не я сказал, это традиция утверждала». — «Ну! — воодушевился Слава. — Разве это не кое-что? Вот и надо двигаться в этом направлении, разве не так?» — «Я тоже поначалу был вдохновлен. Решил, что здесь можно что-то нарыть. Но два обстоятельства подрезали крылья. Во-первых, просматривая исторические источники, я нашел для этих знаков иные трактовки. В одном случае звезда в 5-м поле толковалась как «достойная смерть на дуэли», в другом — как «казнь на эшафоте», а крест с треугольником — как «смерть от нападения». Понятно, что подобная противоречивость подрывает доверие к этим наблюдениям». — «Ну почему же? — возразил Слава. — Есть одна общая черта — смерть. Она совпала во всех интерпретациях». — «К смерти у меня нет претензий, но согласись, что обстоятельства совершенно различны, и ни слова о войне. Мы ж тут все-таки про войну рассуждаем, если я тебя правильно понял?» — «Ну, с этим я согласен». — «Поэтому я стал думать: либо методы отбора значков не продуманы, либо традиция не понимала, что она на самом деле видит. Вернее, так: традиция думала, что знак обозначает обстоятельства». — «А что же, как не обстоятельства?» — «А вот это большой вопрос — что на самом деле выражает знак? Что стоит за ним? До сих пор у нас нет общего — подчеркиваю, общего — однозначного ответа». — «Я что-то не могу хорошенько понять, что значит «общего»?» — «Сейчас ты поймешь. Я расскажу тебе о втором обстоятельстве, которое показывает, что за знаками традиции «смерть на войне» нет не только войны, но нет и смерти. Когда я проводил сравнительные исследования рук людей, которые погибли, рук людей, которые умерли своей смертью, и рук тех, кто перенес травмы, нападения, но не погиб, выяснилось, что, например, значок звезды в 4—5-м полях встречается как у людей погибших, но не на войне, а вследствие убийства или ДТП, так и у людей, которые не погибли, хотя и подвергались опасностям. Значит, в данном случае эти значки не обозначают обстоятельств». — «Похоже, что так. Но что же они выражают?» — «Изучив огромный материал, я понял, что в данном случае речь идет о нарушениях системы самосохранения. Чтобы погибнуть, недостаточно звезд, крестиков, треугольников. Плюс к этому ну жны еще специфические нарушения папиллярного узора, которые я назвал «нарушения группы А1». Если их нет, то звездное образование выражает травматизм или даже угрозу травматизма, например, человек попал в ДТП, но не пострадал. Не смерть и уж тем более не на войне». — «Подожди, а ты еще говорил про извилистую линию на среднем пальце». — «Извилистую линию на среднем пальце я никогда не видел, но думаю, что и этот знак имеет более широкое значение, и без группы А1 он, если будет обнаружен, также будет означать простые травмы». — «Правильно ли я понял про общее значение знаков, что за ними нет обстоятельств?» — «Не совсем. К каким-то знакам нельзя применить понятие обстоятельств. А к другим можно. Например, если тебя познакомили с твоей женой — это один знак, а если ты сам познакомился — другой». — «Да, хитро и мудрено, — протянул Слава. Помолчав, продолжил: — Должен тебе сказать, что я разочарован, что нет общего значка войны». — «Я думаю, разочаровываться особенно не стоит. Но я что-то не пойму, зачем тебе это нужно? Почему ты спрашиваешь?» — «Видишь, какие события, — сказал Слава, — мир балансирует на грани войны. Несмотря на бодрый тон средств массовой информации и оптимизм наших аналитиков, и даже на консультации наших и американских военных, закрадывается иногда нехорошая мысль: а вдруг? Вдруг случится ошибка, что-то не туда прилетит, кто-то нажмет не ту кнопку или специально нажмет ту самую, не выдержав нервного напряжения. Что, если вмешается случайность?» — «Да, случайность. Загадочная случайность. Я вижу тут две странности. Странно, что такое серьезное и неслучайное дело, как война, может зависеть от случайности. Вторая странность в том, что говоришь так, будто не знаешь, что случайностей не бывает. Интуитивно это многие знали, и уже довольно давно. Вспомни у Пушкина: случай есть мгновенное орудие провидения». — «Ух ты! Это слова гения, — сказал Слава, — я немало читал Пушкина, но эта мысль мне не попадалась». — «О Пушкине никогда всего не узнаешь». — «Ну да, пожалуй. Во всяком случае, одному человеку это вряд ли под силу. — Слава потер рыжеватую голову. — Нет, конечно, я знаком с твоей теорией, я знаю, что случайность подобна шуму колес поезда, скрытого в тумане. Сначала шум, потом появляется поезд. И не важно, что тумана и поезда не видно, наше знание является решающим. Если мы не знаем, что гудок или шум колес на стыках означает приближение поезда, мы беспечно продолжаем сидеть на рельсах. Теперь смотри, если бы существовал знак войны, то, не найдя его на руках, мы бы совершенно спокойно относились ко всем возможным «случайностям», мы бы знали, что сидим на других рельсах, поезд не придет. А теперь мы в страшном неведении. Будет не будет». — «Ах, вот оно в чем дело! Тогда у меня для тебя хорошая новость. Войны не будет, и руки как раз совершенно ясно на это указывают». — «Как?! — вскричал Слава. — Ты же сказал, что знака вой¬ны¬ не существует?!» — «Чтобы узнать, будет ли война, знак войны нам в данном случае совершенно не нужен». Слава достал платок и промокнул лоб: «Поясни». — «Охотно. Достоверно, подчеркиваю — достоверно установлено, что строго определенное сочетание признаков на руке выражает гибель человека. Если этих признаков нет, человек не погибнет. Мой опыт показывает, что смертельные сочетания наблюдаются на руках крайне редко, где-то у трех человек на 10 тысяч. Если бы в будущем была ядерная война, в которой, как ты понимаешь, никто не уцелеет, то тогда я бы отметил резкий рост числа людей с такими нарушениями, даже не резкий рост, а все должны были бы иметь эти значки. А этого не наблюдается». — «Точно! Я понял тебя! Да ведь и мы с тобой должны были бы иметь эти значки, а у нас их нет! — Он остановился и подозрительно посмотрел на меня, понизил голос, спросил: — У нас их нет?» — «Нет». — «Ну вот, — Слава облегченно вздохнул, — теперь я не совершу роковой ошибки, которой я чуть было не сделал». — «То есть?» — «Ну, — Слава отвел глаза в сторону, — я хотел взять кредит и прогулять его напоследок, понимаешь, отдавать-то бы не пришлось, если война». — «Не безобразничай. Войны не будет. Будет мир». — «По¬нял. — Слава притворно вытянулся, потом потряс головой и изрек: — Знание — сила, а в данном случае — и свобода».
1.jpg
1.jpg (40.41 КБ) Просмотров: 1153
2.jpg
2.jpg (35.08 КБ) Просмотров: 1153

Изображение звездочки в 5-м поле на руке человека, который подвергся нападению, не пострадал и будет жить дальше (рис. 1, рис. 2 — красный).

26.04.2018 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев

#21 Admin » 01.02.2019, 14:42

Перевал Федотова

«Павел Андреевич Федотов прожил мало — 37 лет. Родился в 1815 году, умер в 1852-м. Рассказывают,...
1.jpg
1.jpg (86.34 КБ) Просмотров: 485

«Павел Андреевич Федотов прожил мало — 37 лет. Родился в 1815 году, умер в 1852-м. Рассказывают, что он был очень энергичным, деятельным, с большим чувством юмора. В бедности, в холоде работал, творил, созидал. В 1848 году приходит успех. Он выбирается из полуголодного существования, за копии картин получает приличные деньги. В 1851 году он начал работу «Вдовушка», закончил в 1852-м. На картине изображена молодая беременная вдова. Муж, скончавшись, оставил ее без средств и с долгами. Кредиторы приказали описать имущество, выселить из квартиры. Обрати внимание: она стоит, опершись о комод. На нем, рядом с иконой Христа, находится портрет в золотой раме. Это ее покойный муж. Искусствоведы разглядели в лице умершего черты самого Федотова. Весной 1852 года Федотов сходит с ума, попадает в психиатрическую лечебницу в Петербурге и в ноябре умирает. Тебе не кажется, что, желая пошутить, поместив свое лицо вместо мужа вдовы, он зашел далеко? Судьба свыше отвечала: «Что ж, ты этого хочешь? Получи!» Любой здравомыслящий гражданин того века посчитал бы сумасшествием изобразить самого себя в покойнике. Сумасшествие и настигло Федотова. Приметам надо доверять. Помнишь, Александр Сергеевич собрался из Михайловского в Петербург накануне восстания декабристов в 1825 году? Выехал — дорогу перебегает заяц. Пушкин встревожился. Едет дальше, второй заяц бросается под лошадь. Пушкин заколебался. Наконец, навстречу идет священник. Пушкин поворачивает и возвращается. Это спасло его от каторги. Помнишь, что он ответил Николаю I на вопрос, где бы он был в момент бунта, если бы был в Петербурге? Короче говоря, не надо беду кликать». — Закончив, Слава вперил в меня грозный взгляд. «Тут у тебя богатый замес получился. Давай по слоям разбираться. Неужели ты полагаешь, что судьба — некая самоуправная тетка, которая придирается ко всякому чиху? Посмотри, как определяется судьба у Ожегова: 1. стечение обстоятельств, не зависящих от воли человека; 2. доля, участь; 3. история существования кого- или чего-нибудь; 4. будущее, то, что случится. Да и у Даля ты не найдешь никаких теток». — «Даль, Даль, — нараспев повторял Слава, перебирая пальцами в смартфоне: — Вот и Даль: судьба, — я же помню, там что-то не вписывалось в твою механическую схему, — вот: судьба — жребий, предопределение, пути провидения, что суждено. Что, по-твоему, предопределение? Не нравится «судьба», возьмем высшие силы». — «А что это меняет? Ты делаешь высшим силам плохую услугу. Ты им, по сути, вменяешь уголовное поведение. Наказание из произвола: не нравишься ты мне — на тебе! За что? Где состав преступления? Ведь речь идет не о реальной ситуации, где Федотов оскорбил усопшего человека, это искусство, воображаемая ситуация, ничья честь не задета. Все это недостойно высших сил. Если, конечно, они высшие, кстати, кого ты туда записал? Если ангелы, то это духи служебные, без собственной воли, они волю Божию проводят. Что же, Бог несправедлив?» — «Бог справедлив, — кивнул Слава. — И с юмором у Бога все в порядке. Он отличит шутку от греха. Но это не шутка, не глумление и не грех. Федотов с портрета взирает на вдову, это его способ быть рядом, проявить сочувствие. Он лично присутствует в ткани произведения своим сердцем и именно в образе мужа, потому что муж любил жену. Но муж умер, а Федотов жив, он здесь и сейчас. Это величайшая находка художника! Высшие силы, если они таковы, поймут это. Но в любом случае им запрещено изменять ход человеческих событий. Бог не вмешивается в жизнь людей, и своим помощникам запретил. Я уже объяснял: Он дал свободу. Если бы Бог управлял, то пришлось бы отобрать у человека сначала свободу, а с нею сознание, то есть волю, память, его «я». Остался бы Бог и управляемые автоматы. У людей ложные идеи о Боге: почему не спас, не отвратил войну и прочие претензии. Эти идеи приводят к безбожию, это я Бердяева цитирую. Апостол Иаков, брат Христа, написал в Соборном послании: «В искушении никто не говори: «Бог меня искушает», потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть». — «Но ведь Федотов вскоре умер, что ты скажешь?» — «Тут просто. Федотов был уже болен, помешательство, как правило, наследственная болезнь. Еще пишут, что он истощил себя непосильной работой и в итоге умер от инфаркта или инсульта. Инфаркт или инсульт неожиданны только на макро¬уровне — раз, и все. Но на микроуровне процессы подготовки этих ударов протекают годы, как и переход от скрытого сумасшествия в явную фазу. Весной 1852-го, когда художник заканчивал картину, эти процессы-тенденции к выраженным формам нарушений психики и последующей смерти уже имелись. Они подтолкнули его создать «Вдовушку» и изобразить свое лицо вместо усопшего. Но это нижняя, неосознанная часть айсберга. Верхняя — это сознательный акт вживания автора в искусство как действующего лица, не в нашем времени, а во времени самого произведения». — «Ты объявляешь приметы недействительными? Но ведь ты утверждал обратное?» — «Хирологически ответ прост. Надо сделать биометрическое исследование системы самосохранения. Если есть нарушения, которые могут привести к гибели, то приметы предупреждают о приближении исхода. И просят: измените поведение, товарищ, но если гибели нет на руке, хоть тресни от примет, ничего не произойдет. Ближайший пример — актеры, снимающиеся как усопшие. Приметой будет не то, что они снимаются в роли покойников, а то, как часто им это предлагают. Именно частота приглашений есть предупреждение: сходите к врачу. Врач найдет и вылечит. Но врач не обнаружит будущей случайной травмы или гибели, тут и надо делать биометрию руки. Нет признаков смерти на руке — хоть каждый день снимайся в гробу, ничего не произойдет. А если есть, то — да, можно чуть раскачать лодку и умереть на день раньше. На день! Но не более. И повторяю, если биометрия обнаружит гибельную случайность, это излечимо, поскольку это болезни системы самосохранения. Федотов во «Вдовушке» вырвался за пределы привычного. Он сказал нам: не надо ничего бояться. Мы продолжим: надо меняться и жить дальше».

31.01.2019 / Владимир Финогеев 7 Дней
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 700
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 11 месяцев


Вернуться в Смерть на руках.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость