Букет признаков опасности.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Знаки опасности.

Описание: Нарушение безопасности - признаки на руках.

#1 АРОН » 29.08.2014, 11:19

Аквариум


«Резкий звонок. Потом стук в дверь. Я подошла к двери: «Кто там?» — «Соседи снизу, вы нас топите». Я оглянулась вокруг, пытаясь понять, что происходит. Ничего не происходило. Я открыла дверь. Стояли два человека, по-видимому, муж и жена, одетые по-домашнему. «У нас ничего не течет», — сказала я, повела рукой, показывая пространство позади себя, мол, можете проверить. Они шустро устремились в квартиру, стреляя взглядами по всем углам. Я шла за ними. По мере приближения к туалету стал различаться неясный шум. Мужик, в майке, с лысиной и спутанными волосами на затылке, открыл дверцу шкафа, за которой располагалась шахта с трубами. По задней стенке стекала вода. «А, это сверху», — бросил мужик. «Давай наверх», — бросила его жена. На ней был вытертый халат, который трещал на ее талии. Они удалились. Через пятнадцать минут раздался второй звонок. Открываю. Стоит высокий, стройный красавец. Блондин с голубыми глазами. «Это мы вас залили?» — «Нет». — «Точно?» — «Точно». — «Можно посмотреть?» — «Думаете, я скрываю?» — «Нет, я в смысле, может, не заметили где». — «Проходите». Он обошел квартиру, внимательно глядя на потолок и стены. «Непонятно. Вода течет вниз, к земле, подчиняясь гравитации, и должна была попасть к вам, но вас вода обошла, а тех, что ниже, залила конкретно. — Он почесал за ухом. — Ничего не понимаю». «Повезло», — вставила я. «Это точно. Ну, так я пошел?» — «Идите». Он ушел. Я переоделась. У меня была встреча с подругой. Третий звонок. Это была мать. Вид у нее был недовольный. «Что-нибудь случилось?» — спросила я. «Да так», — она отмахнулась. Прошла на кухню, поставила пакеты на стол. Я просунула голову в дверь: «Ну я пошла, пока?» — «Ты куда?» — «У меня встреча». — «С кем?» — «С подругой. Пока!» — «Постой». — «Что?» — «Как ты оделась? Что это на тебе? Что это за брюки? Что за дурацкая майка? Жара на улице. Надень юбку, светлую блузку, ту, которую я тебе купила». — «Не надену». — «Почему?» — «Не хочу». — «Но так нельзя идти». — «Можно». — «Нет, нельзя». — «Я пойду, в чем я хочу», — сказала я, вышла, хлопнув дверью. Два дня с матерью не разговаривали. Правда, виделись мало. Она уходила на работу, я спала. Потом я шла на работу, задерживалась, приходила домой поздно. Раз на лестнице встретился сосед сверху. Была суббота. Утро. «Привет!» — «Привет!» — «Как дела?» — «Ничего». — «Не зайдете ко мне?» — «Зачем?» — «В гости». Я посмотрела на часы: «Когда?» — «Да хоть сейчас». — «А давайте». Мы поднялись в его квартиру. Он провел в большую комнату. На столе стояла ваза с фруктами. Бутылка вина. Мы сели. Он налил вина. Пододвинул тарелку, нож для фруктов. «Меня зовут Алексей». — «Радаманта». Он подался вперед: «Странное имя». — «Да? А я привыкла». — «Ну да, в общем-то, конечно. Ну, за знакомство». Повисло молчание. Я отрезала дольку яблока. «Может, на «ты» перейдем?» — «Давай». — «Ну, за «ты». Я спросила: «Ты учишься, работаешь?» — «В поиске». — «Понятно. А родители?» — «Живу с матерью. Они развелись. Когда я был маленький. А ты?» —«Работаю в одном месте. Отца у меня тоже нет, в смысле, не живет с нами. Уже давно». — «Понятно». — «Пожалуй, мне пора», — сказала я. «Заходи». — «Ладно». Так мы стали встречаться. У меня была работа с неполной занятостью. Мы могли видеться днем, пока его мать была на работе. Сидели, болтали, ели фрукты, пили сухое вино. Прошло месяца два или три. Была уже осень. Раз, сидя у него, я потянулась за фруктами, он за вином, лица оказались так близко, губам было не разминуться, да и он давно мне нравился, с того самого дня, как появился на пороге. Сначала губы, потом все остальное. Мы стали проводить время иначе. Ночевали по-прежнему каждый у себя. Раз мать пришла, обняла меня: «Ну ты как? Трудно тебе?» — «Да ничего.» Глаза ее просветлели: «Ты умная, талантливая, я знаю, у тебя все получится». Через неделю, вечером, мать сказала: «Ра?» — «А? Что?» — «Ты можешь вытащить наушники из ушей, когда я с тобой разговариваю?» — «Ну». — «Я нашла другую квартиру. Мы уезжаем». — «Когда?» — «Через неделю». — «Хорошо». — «Ужин приготовила?» — «Сейчас». Я пошла на кухню. Мать вошла, когда я шинковала морковь. «Ну кто так морковь режет?» — «А что?» — «Тоненько надо, тонюсенько. А это нельзя, — она смахнула морковь в ведро. — Возьми другую, сделай как надо». Я еле сдержалась. «Как бы хорошо сбежать отсюда», — подумала я. Я объявила Алексею, что мы переезжаем. «Оставайся со мной», — сказал он. «Я — за, но вот мама...» — «Я пойду к ней». Мы пошли. Он сказал: «Оставьте Радаманту со мной». Мать даже не удивилась. Взгляд ее говорил: чего еще от тебя ожидать! Я стояла рядом. Мать кивнула на меня: «А она хочет?» «Да», — сказала я. «Ну живите». Я осталась с Алексеем. Скоро выяснилось, что он выпивает. Сначала это забавляло. Довольно быстро надоело, стало раздражать, потом тяготить, потом бесить. Прошло уже два года, как мы жили. Однажды он пришел пьяный. Я сорвалась. Накричала. Он схватил меня, стал бить головой о холодильник. Незнакомое страшное чувство поднялось во мне. Я вырвалась, схватила бутылку из-под пива, тяжелую, из толстого стекла. Замахнулась. Подняла руку. Осталась стоять. Чувство, возникшее во мне, дошло до сознания, я с ужасом поняла, что могу убить. Сейчас ударю по голове и убью. Нет, так нельзя. Нельзя этого. Нет, надо уходить, иначе я не сдержусь. Просто прикончу его. Ужас охватил меня от этой мысли. Я собрала вещи и съехала».
1.jpg
1.jpg (50.82 КБ) Просмотров: 953
2.jpg
2.jpg (153.12 КБ) Просмотров: 953
3.jpg
3.jpg (150 КБ) Просмотров: 953

Линия влияния пересекает линию судьбы и входит в линию поездки (рис. 4, линия влияния – желтый, линия поездки — оранжевый, линия судьбы — синий), все это указывает на не перспективность связи. Линия влияния в своем начале окружена подъемами рельефа, что на отпечатке принимает вид темных пятен, треугольных и прямоугольных фигур (на рис. 4 выделено черным). Эти изменения относятся к нарушениям группы А2. Это указывает на то, что партнер представляет опасность, может иметь трения с законом или с криминалом (прямоугольные фигуры). Темные треугольные фигуры указывают на подверженность пьянству. Длинная линия брака (рис. 4, красный) в целом указывает на то, что обладатель придает важное значение браку, может использовать отношения как инструмент достижения целей: статусных, материальных, карьерных и прочих; также линия выражает чувственность и разрушительные тенденции. В данном случае знак указывает на то, что обладатель способен причинить физический вред партнеру, однако благодаря сильной линии ума (рис. 4, зеленый) оказывается достаточно благоразумен, чтобы не делать этого.

Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 5 месяцев

#2 АРОН » 04.10.2014, 15:32

Жизнь на десерт

«Он тащил меня к краю. Видимо, хотел сбросить между поездом и платформой. Зачем? Какой в этом смысл? И потом, я же не пролезу. Похоже, они все-таки дебилы. Остается только гадать, как они оказываются в нужное время в нужном месте. Меня тащат, я упираюсь ногами, руками, как-то затрудняю задачу. В голове — спешные диалоги. Не отслеживаю о чем. Помню только, шепотом было сказано: «Конец». Причем не в такой цензурной форме. Противный отдаленный шепоток. Ненавязчивый. Констатация тенденции. Я пыталась это опровергнуть. Мне только двадцать восемь, с чего это конец? Я доказывала себе, что это неправильно. Неправильного было много. Например, что на платформе не было ни одного человека. Как это может быть? Правда, была глубокая ночь, а в этом месте на платформе было темно. Поезд остановился на полустанке на десять минут непонятно для чего. Неправильно, что я вышла покурить. Курить вообще неправильно. Неправильно, что не было проводницы у двери. Неправильности начались раньше. Я ехала с подругой во Львов. Было начало двухтысячного, я наладила небольшой бизнес — помогала выезжающим за границу оформлять документы и получала визы. Со мной была сумка, в сумке деньги, полученные от клиентов. Мы с подругой купили последние билеты на этот поезд, места оказались в разных вагонах на верхних полках. «Встречаемся в ресторане», — объявила подруга. Мы сели в свои вагоны, поезд пришел в движение. На нижней полке в моем купе ехал молодой человек. Мы познакомились, разговорились. С ним было как-то легко, хорошо, была в нем какая-то чудинка. Тянуло понять, в чем тут дело. «Извините, — наконец сказала я, вставая, — подруга ждет меня в ресторане». Я отправилась в путешествие к шестому вагону. Поезд громыхал, трясся, скрипел, стонал, толкал меня с одного бока на другой. Лязг в тамбурах был невыносим. От хлопков дверей закладывало уши. Я шла бесконечно. Где этот чертов ресторан? Наконец, пахнуло теплым запахом еды, глазам предстал совершенно другой вид вагона: барная стойка, два ряда столиков. Подруга уже была на месте. «Чего так долго?» — бросила она, когда я присаживалась рядом. «Поезд очень длинный, понимаешь». — «Знаю я тебя, болтала поди с кем-нибудь!» — «О чем ты? Давай ближе к еде. Есть охота». — «И по сто пятьдесят коньячку». — «Может, по сто?» — предложила я. «По сто не зацепит, потом придется дозаказывать. В итоге случится перебор». — «Уговорила». Мы сделали заказ. Официантка принесла салаты, два бифштекса и колбу с коричневой жидкостью. «Ну, чтобы все было», — произнесла подруга. «Именно», — сказала я. Мы чокнулись. «А бифштекс ничего». — «И салат тоже». Мы ели, пейзаж убегал назад, за окном темнело. «Ну что? Еще по сто пятьдесят?» — «Хорошая мысль». — «Тем более что мы не пьянеем», — отвечала подруга, громко смеясь. Появилась, затем опустела еще одна колба. Прошел еще час. «Ну, пошли», — сказала я. «А десерт?» — вскинула брови подруга, остановила официантку: «Кофе, мороженое и еще по пятьдесят». — «Мороженого нет». — «А что на десерт?» — расстроилась подруга. «Ничего», — сказала официантка. «Тогда по сто». Через полчаса я попросила счет. Официантка положила узкую полоску на сером блюдечке. Я посмотрела на цифру: «Ага». Тут и произошло загадочное совпадение. Я открыла сумочку, чтобы достать деньги. Именно в этот момент по вагону-ресторану проходил единственный зэк, ехавший в этом поезде, только что откинувшийся с зоны. Когда я раскрыла сумочку, он как раз оказался возле нашего столика и увидел толстую пачку денег. Я подняла голову, встретила два цепких глаза. Высокий, длинная шея, кожа туго натянута на челюсти. Он прошел и скрылся. Мы с подругой встали. Она отправилась в первый вагон, я — в предпоследний. Я пришла в свое купе. Парень внизу уже спал. Мне спать не хотелось. Я встала в проходе и смотрела в черный проем окна. Поезд замедлил ход, остановился. «Сколько стоим?» — спросила я проводницу. «Десять минут». — «Пойду покурю», — сказала я. Сумку с деньгами я повесила через плечо и надела сверху куртку. Была ночь. Я вышла. Душистый воздух лился отовсюду. Я закурила. Откуда он появился — неизвестно. Выпрыгнул как черт из табакерки, рванул сумку. Но сорвать сумку, ремень которой проходит под курткой, нереально. К тому же я вцепилась в руку. Он нанес мне несколько ударов по голове. Голова стала как воздушный шарик, а ноги чугунные. Он безрезультатно дергал сумку, потом поволок меня на другую сторону. Почему-то я знала, он намерен спихнуть меня вниз. Наверное, у него был план поработать под платформой, в спокойной обстановке, где никто не увидит. Вмешалась неправильность. На другой стороне стоял товарняк. Он думал, там будет пусто. Оказалось, занято, хотя, видно, это его не вразумило. Ошиблась и я. Когда мы оказались на краю, я увидела, что места между платформой и вагоном вполне достаточно, чтобы туда провалилось тело, покрупнее моего. Я поймала его взгляд, мне стало страшно. Я ошиблась насчет проводницы. Она увидела нападение, бросилась в наше купе к тому парню, подняла его. Они выбежали вовремя. Зэк смылся. Я упала. Парень внес меня на руках в вагон. Уложил на свою полку и ухаживал до Львова, хотя ему надо было сойти раньше. Лицо у меня было разбито. Мне было плохо. «Главное, — сказал попутчик, — душа в теле осталась, а лицо заживет».
1.jpg
1.jpg (49.3 КБ) Просмотров: 940
2.jpg
2.jpg (48.4 КБ) Просмотров: 940

На правой руке в зоне 28—29 лет наблюдается клиновидное выпячивание — это нарушение безопасности А2 (рис. 4, клиновидная фигура — красный). Возникает как следствие согласованности с нападениями. Возраст условен, столкновение с криминальными людьми может произойти в любом возрасте до тех пор, пока стоит знак. На линии головы наблюдается еще одно нарушение — прямоугольная фигура и приподнятый кружочек (рис. 4, фигуры — синий, линия головы — зеленый). Знак представляет собой комбинацию группы С и А2 и означает ушибы головы вследствие нападений.

Владимир Финогеев 02.08.2013 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 5 месяцев

#3 Admin » 17.10.2014, 14:17

Зеркало

«Это произошло метров за триста до моей работы. Я въехала в улицу, которая вела к офису. По бокам стояло много машин. В какой-то момент я услышала звон и характерный звук, который возникает, когда что-то металлическое волокут по земле. Я стала думать, что-то не так. Я не точно отметила начало звона, была поглощена дорогой, но потом осознание пришло, я пыталась понять, что это, что произошло? Я остановилась перед своим офисом, обошла вокруг машины и заметила отсутствие глушителя. Я села в машину, вернулась назад на те самые триста метров, где, по моим предположениям, впервые возник неприятный звук. Подъехав, я поняла причину — посреди дороги зиял открытый люк, рядом крышка. Я вышла, подошла к люку. Видимо, когда я проезжала это место, причем люка я не заметила, я наехала на крышку, она поднялась, оторвала мне глушитель. Напротив люка была какая-то контора, перед дверью стояли два парня и курили. Я подошла: «Ребят, свидетелями будете?» — «А это вы сейчас проехали?» — «Я». — «Не вы первая». — «Ну так что, пойдете в свидетели, как люк мне глушитель оторвал?» — «Пойдем», – говорят. Я вызвала ГАИ, составили протокол для страховки, я повезла машину в ремонт.
За две недели до этого произошла кража на нашем складе. Склад располагался в ангаре, задняя стенка которого выходила на улицу. Злоумышленники вырезали кусок стенки, сделанной из трехслойного гофрированного железа, проникли внутрь, украли сувениров тысяч на двадцать. На складе хранится подарочная продукция, сувенирные поделки. Кладовщики обнаружили пропажу и дыру в стене. Я вызвала страховщиков, но они не приехали. Появились они через месяц, потирая руки: «Ну показывайте дыру, через которую воры проникли внутрь». — «Какую дыру, месяц уже прошел, дыры нет». — «Ну на нет и суда нет, — сказал страховщик, прошелся туда сюда, говорит: — Я вижу, вы тут сувениры храните, нельзя ли и мне какой-нибудь подарок получить?» Говорю: «Выбирайте». Он выбрал. Я говорю: «Хорошо, берите».
Затем через две недели я наезжаю на люк и отвожу машину на сервис.
Потом звонит этот страховщик по телефону и говорит: «Знаете, там у вас одна вещица была, нельзя ли ее в подарок?» Но эта вещица была дорогая, и так как я не владелец, чтобы распоряжаться чужим имуществом, пришлось отклонить. «Вы знаете, — сказала я как можно мягче, — эта вещица уже куплена. Я не могу вам ее подарить». «Так вы отказываете мне?» — спросил он. «Да», — сказала я предельно вежливо. Судя по его тону, он совершенно не обиделся.
Дальше происходит следующее. У меня была подруга. Как-то я ей сказала, что мне нужно на дачу зеркало. Потом мы с ней немного повздорили и находились какое-то время в ссоре. Она, желая, видимо, наладить отношения, вдруг появляется и дарит мне зеркало. Зеркало было без рамы, края отшлифованы, но в углу был небольшой скол. Я краем ума подумала, что это нехорошо. Но зеркало приняла. Подруга говорит: «Послушай, может, встретимся и выпьем где-нибудь кофе?» «Хорошо», — отвечаю. Мы договариваемся на утро. Утром сажусь в машину, еду в кафешку попить кофе с подругой. Въезжаю на Третье кольцо. Поворачиваю, еду в крайнем правом ряду. Вижу впереди — идет ремонт дороги и на правой полосе, блокируя движение, стоит погрузчик. Слева рядом со мной едет автобус. Я прикинула, что, ускорившись, обгоню автобус, выеду перед ним и уйду с правой полосы. Я придавливаю газ, машина разгоняется, однако в это же время автобус вдруг чудовищно начинает ускоряться, и мне не удается вписаться перед ним. Хмурый твердый зад погрузчика стремительно приближался. Я еще сильнее давлю на педаль газа, в последней надежде выскочить впереди автобуса. С неким странным чувством я понимаю — мне не хватает времени и места, чтобы закончить маневр. Левый ряд занят автобусом, справа у борта — люди, ремонтники, чинят дорогу. Вправо нельзя. Я начинаю тормозить, вернее нога уже давно тормозит, вбивает педаль в пол. Поздно. Погрузчик вдруг чудовищно приблизился. Удар, скрежет. Взрываются подушки. Пудра талька в воздухе. Из-под капота вываливает дым. Дым проникает в салон. Я начинаю задыхаться, отстегиваюсь, вылезаю из машины.
Выхожу, вижу: передка у машины нет. Вообще вся правая часть всмятку. Жуткая картина. Бежит таджик-рабочий: «Вы живы?» — «Да». Таджик, глядя на машину, всплескивает руками, выдыхает: «Ничего себе!» Я хожу вокруг, ощущаю какой-то прилив сил, какую-то веселость. Звоню подруге, говорю: «Ты знаешь, я не приеду, я тут в аварию попала». Потом я позвонила в ГАИ. Мне сказали, что сотрудник, который должен составить протокол, где-то впереди на участке. Я пошла его искать. Нашла. Он подошел. Смотрит на машину, потом на меня, говорит: «Чего ж так сильно?» — «Сама не понимаю, и скорость вроде небольшая была. Извините». Машину забрали, страховая приняла под списание, мне выплатили деньги. На мне ни царапины. Так, какой-то синяк.
Через месяц происходит пожар на складе. Сгорает все. Я звоню страховщику, тому самому, который не обиделся на то, что ему отказали в подарке. Тот говорит: «Вы знаете, у нас с вами так договор составлен, что вы не получите денег за понесенный ущерб». Я говорю: «Как это может быть, когда мы с вами составили договор, специально включив ущерб от пожара». «Не знаю, не знаю», — сказал страховщик. Я обратилась в суд. Через год дело было выиграно, страховая компания возместила ущерб».
1.jpg
1.jpg (121.51 КБ) Просмотров: 935

Перед нами серия значков, которые как в зеркале отражают наступление деструктивных происшествий. Каждый предмет и событие является знаком другого. Дыра на складе перекликается с люком на дороге. Незначительно треснутое зеркало является индикатором автоаварии и отсутствия серьезных травм. Дым из-под капота согласуется с возгоранием на складе. Руки в своей манере также обозначили будущие катаклизмы, так как линии на ладонях формируются до рождения. На левой руке наблюдается треугольное образование рядом с линией жизни (рис. 4, красный, линия жизни — зеленый) — это выражение соприкосновения с огнем. На правой руке в 14 а поле имеются несколько фигур, отображающих аварию, пожар, судебный процесс. (Рис. 5: за аварийную ситуацию несет ответственность крестик — оранжевый, за пожар — треугольная фигура с темным пятном внутри — красный, за судебную тяжбу — прямоугольная фигура). Кража выражена соприкосновением с нехорошими людьми в виде точечной приподнятости рельефа, расположенного внизу 14 а поля (на рис. 5 — обозначен черным цветом). Поскольку у нашей героини отсутствуют нарушения группы А, то серьезные повреждения тела невозможны.

Владимир Финогеев 27.09.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 6 месяцев

#4 Admin » 25.10.2014, 17:14

Испарение света

«У ребенка потек носик. Ребенку было полтора года. Мне тридцать один. Первый ребенок — страшно, как бы чего. Говорю мужу: «Надо бы ребенка отвезти в поликлинику, врачу показать». — «Надо — поехали. Вот мотоцикл выведу». Ушел. Муж старше меня на пятнадцать лет, я родилась в пятьдесят третьем, он — в тридцать восьмом. Это второй муж. Вышла за первого в девятнадцать. Два года пожили — не пошло, развелись. Потом девять лет никого не было. Два года назад встретила этого, вышла. Муж мотоцикл вывел, зовет: «Давайте». Был май, число пятнадцатое, год восемьдесят четвертый. Мотоцикл с коляской, но вместо коляски платформа, сидеть нельзя. Я вынесла ребенка. Ребенок куксится. Сажусь на заднее сиденье, ребенка устраиваю между собой и мужем. Муж крепыш, спина широкая, не шелохнется. Поехали в больницу. Врач осмотрел, сказал: «Ничего страшного, мамаша. Купите в аптеке капли, прокапайте, пройдет». Выходим, муж начал сердиться, торопит: «Шустро давайте, на работу мне». — «Дак рано тебе на работу-то. Еще два часа только. Успеешь. Надо вон ребенку капли купить. Сперва в аптеку заедем». Муж ворчал: «Шевелитесь давайте». Едем. Справа показывается магазин. Дорога в этом месте расширяется, поворачивает вправо. Гляжу, едут синие «Жигули». За рулем — старик, я его хорошо вижу. Он схватился за руль обеими руками. Лет шестьдесят ему. Машину его стало бросать из стороны в сторону. Я — мужу: «Машина-то как сильно едет!» В следующий миг — я на земле. Лежу на спине, небо надо мной. Где-то далеко плачет ребенок. Я думаю, чего это я лежу? Надо вставать. Хочу встать. Кругом люди стоят. Я говорю: «Сейчас встану». Какая-то баба говорит: «Как ты встанешь, у тебя ноги-то нет?» Я пытаюсь встать — не могу. Сажусь. Гляжу на левую ногу. Нога выше колена лежит отдельно, на тонком кусочке висит. Две кости торчат. Кости толстые, белые, нога серая. Ничего я не чувствую. У меня шок. Абсолютно никакой боли. Муж мой уехал вперед, даже не заметил, что меня нет сзади. Остановился у магазина, сидит. Народ кричит ему: «Баба твоя на дороге валяется!» Он слез с мотоцикла, пошел назад. Увидел ногу, закричал страшно. Тот старик, что в «Жигулях», левым фонарем мне ногу оттяпал, поехал дальше, не остановился. Люди его остановили. «Стой, ты чего наделал, убил женщину-то!» Он вылез, пошел к нам. Из моей ноги кровь хлещет. Муж снял ремень с пояса, ногу перетянул в паху. Я — мужу: «Ребенок-от где?» Муж руками разводит — забыл про ребенка. А ребенок улетел далеко. Сломал пятку. Его подобрали, оттащили в магазин. Там его муж и нашел. Говорят старику — водителю «Жигулей»: «Вези женщину в больницу, истечет кровью. Помрет». Четыре мужика меня в машину к нему перенесли. Едем, муж ногу держит. Его трясучка бьет. Колотит всего. Привезли. Врачи говорят, с такой травмой ногу отрезать надо. Я говорю: «Не дам резать, пришивайте». Боли нет. Я спокойна. Врач говорит: «Если не отрежем, умрете. С такой травмой». Я говорю: «Не дам отрезать. Лучше смерть». Они совещаются, звонят в район. Ничего не делают. Я слышала, врач говорил: «У нее шок, если через час из шока не выйдет, умрет». Я смотрю на часы, говорю: «Делайте что-нибудь, час-от уже проходит». Врач говорит: «У вас колена нет и стопа всмятку». Стали делать операцию, три врача их было в поселке: Макеев, Фомичев, Лопарев. Четыре часа собирали ногу. Первая боль пришла, когда я проснулась после наркоза. Врач сказал: «Ногу сохранили, но сгибаться не будет. Вместо колена два металлических штыря. При таких переломах ногу отнимают. Вам собрали». Потом переправили в город, забрали гипсом по живот, полгода в гипсе. Неделя — перерыв, и еще гипс на полгода. Ребенок забыл меня, я к нему, а он «тетя да тетя». Мне горько. Муж привез домой на свой день рождения, 5 февраля. Я на костылях, а он ходит на своих ногах, мне обидно. Я говорю мужу: «Вот поправлюсь, я вас обоих посажу, и деда того, и тебя». Муж говорит: «А я не виноват. Я отвернул». — «Хорошо отвернул, ноги-то у меня нет». Муж достал самогон, сильно напился. Дом не топлен, в доме холодно. Говорю: «Протопи, замерзаем». Он говорит: «Холодно — пальто наденьте». Я позвонила брату. Он приехал, говорит: «Что ж ты, Вася, так напился, у тебя жена и ребенок». Забрал нас к себе. Муж вслед сказал: «Что б тебе последнюю ногу оторвало». Я повернулась: «Значит, вот чего ты мне желаешь. А тебе желаю, чтоб ты не проснулся завтра». На том расстались. Уехали. Утром брат входит, говорит: «Муж твой удавился». Я не поверила: «Как же, задавится он». Он говорит: «Правда повесился. Милиции полно в вашем доме». После похорон сестры мужа продали наш дом. Я не знала ничего. Приходит мужик, говорит: «Я этот дом купил, прошу освободить помещение». Я сняла девятиметровку. Там жили с сыном. Через четыре года встретилась с одноклассником. Он меня еще в школе любил. Он взял меня в жены. От него я еще сына родила. Прожили с ним двадцать лет. Он умер от рака почки. Поздно обнаружили, все спина болела, ставили хондроз. А это почка. Удалили почку. Из больницы пришел, ступил на порог и закричал криком: «Током ногу бьет!» А это метастазы пошли. Боли начались, на стенку лез. Полтора года мучился, помер. Брат мой родной, который меня от мужа увез, когда ему исполнилось сорок пять, поехал на мотоцикле ночью, перевернулся и погиб. Я была на месте аварии, мотоцикл перевернут, но на боку сильная вмятина. Кто-то сбил его, а кто — неизвестно. За три года до этого с ним такая история приключилась. У них в доме сосед, внизу. На Новый год было. Сосед напился, начал жену бить. Жена бежит наверх, к брату, кричит: «Спасите, убивают!» Брат ее впустил. Она за дверь спряталась. Бежит сосед. Ворвался, в руках ружье. Брат говорит: «Ты чего, с ума сошел?!» Тот в него тут же и выстрелил. Снес ему нижнюю челюсть. Брат повалился на пол. Сосед жену нашел и застрелил ее тут же насмерть. Побежал за дочерью, все кричал: «Убью!..» Не нашел дочь, убежала она, спряталась. Тогда сосед сам себя застрелил в своей квартире. В нашем поселке химзавод был. Его закрыли, работать больше негде. Больницу, где мне ногу ремонтировали, закрыли. Школа доживает — один класс остался. Народ разъезжается. Мне ехать некуда».
1.jpg
1.jpg (75.2 КБ) Просмотров: 931

У нашей героини серьезные нарушения безопасности, так как есть все группы нарушений: А, В, С. На правой руке нашей героини наблюдаются разрушения папиллярного узора в форме изъязвления в полях 3, 4 — на рис. 4 они обведены красной линией. Это нарушения группы А. Линия головы на правой руке имеет разрыв (рис. 4, линия головы — зеленый). Линия сердца расщеплена, и нижняя ветвь соединена с линией головы (рис. 4, желтый). Это нарушения группы В. Полукруглая поперечная пересекает линию жизни и головы, означает хирургическую операцию (рис. 4, оранжевый) — это нарушения группы С. На левой руке на линии сердца треугольно-крестовидная фигура — традиция трактует знак как телесное повреждение с большой потерей крови. (рис. 7, синий, линия сердца — коричневый). Это нарушение группы С. Линия влияния в поле 1 заканчивается короткой поперечной и уголком — самоубийство второго мужа (смерть через повешение) (рис. 7, оранжевый, линия жизни — зеленый). Вторая линия влияния имеет разрыв, пересечения и выходит за линию жизни — это смерть второго мужа. Квадратное (также бывают круговые) образование на линии с темным пятном внутри — рак почки (рис. 7, линии влияния — желтый, квадратное образование — красный).

Владимир ФИНОГЕЕВ 23.08.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 6 месяцев

#5 Admin » 03.12.2014, 20:27

Молния

«Не помню, кто предложил это, может, и я. «Пошли на луг играть». День был ясный, тихий. Светило солнце. Мы помчались. Мне тринадцать лет. Я в седьмом классе. Было нас человек десять или двенадцать. До луга минут пятнадцать-двадцать. Прибежали. Луг — огромный, как поле. На зеленом ковре среди желтых и белых цветов — черные ребристые стволы деревьев. Толстые ветви идут низко над землей. Запах травы, звон насекомых, ветерок — хорошо! Мы бегаем, кувыркаемся, дурачимся. Вдруг — откуда что взялось — сильные порывы ветра, листья защелкали, зашумели, затрещали стволы. Голубая пленка неба лопнула, из-под нее выезжает черная свинцовая туча. Дождь хлынул, молнии засверкали, гром такой, что земля разрывается. Все дунули обратно в город. Я лечу во весь опор. Вокруг стена дождя. Все куда-то разбежались, рядом — никого. По сторонам с шипением, грохотом фиолетовые столбы врезаются в землю. Я несусь, от страха не разбирая пути. Тут все осветилось ярким светом, я — внутри его. Горячий столб пронзает с головы до пят. Сквозь меня в землю проходит жгучая синяя струя. Меня отбросило от земли, отшвырнуло, дернуло вверх, и — падаю обратно. Ноги не держат. Сознание не теряла, все вижу, чувствую, соображаю, понимаю, что в меня молния попала, — не верю. Несколько секунд все длилось. Я лежу, надо вставать, дождь льет, молнии сверкают, гром гремит. Встаю, ноги ватные, усилием заставляю их двигаться. Мало-помалу они опять начинают слушаться, кое-как добралась до дома.
После этого ничего особенного не происходило, ничего странного. Только грозы я стала очень бояться. Лето прошло. Сентябрь наступил. Начались занятия в школе. Я ходила в школу во вторую смену. Идти до школы далеко, около часа. С утра делала домашнее задание, потом собиралась и шла. В один день произошло следующее. Накануне снится мне сон. Причем снилось так ясно, как будто на самом деле. Снится мне: встаю, завтракаю, учу уроки, надеваю школьную форму — коричневое платье, черный фартук, — выхожу на улицу, иду в школу. Дорога вверх заворачивает. Поднимаюсь на пригорок, это улица — справа дома, дворы деревенские. Прохожу мимо одного дома, открывается калитка, выносят гроб c ребенком, рядом женщина в черном. Вижу лицо ребенка в обрамлении белых цветов. И — просыпаюсь. Не сразу понимаю, что это сон. Мне кажется, я просто перенеслась с того места к себе в кровать, так все отчетливо, реально: звуки, шелест травы, ветерок на щеках, скрип калитки, приглушенные голоса, запахи. Я села, тру глаза, внутри неприятное чувство. Оно быстро тает, это всего лишь сон. Встаю, одеваюсь, съедаю пшенную кашу, запиваю стаканом молока, сажусь за письменный стол, решаю примеры, упражнения по русскому выполняю. Тикают часы на стене. Пробило двенадцать, пора, надо собираться. Выхожу из дома в школу, уж давно забыла про то, что снилось. Выхожу на улицу, иду по той самой дороге. И вот дохожу я до этого места, раздается вихляющий скрип калитки, она открывается, выходит тетка в черном, появляются венки, и выносят маленький гробик. Неподвижное, неживое, маленькое личико в белых цветах. Точь-в-точь как во сне. Я тогда так боялась всего этого. Я остолбенела, меня паника охватила, а ноги как чугунные сделались. Я не понимаю, что это, не могу объяснить, меня трясет. Ужас. Долго не могла забыть эту историю.
Проходит несколько месяцев. Утром просыпаюсь, открываю глаза. Лежу на спине. И вижу на потолке, вернее, под ним, — лицо женщины. Только голова и шея. Лицо большое — на полпотолка. Красивое. Волосы гладко зачесаны и стянуты на затылке в хвост. Огромные темные глаза. Она смотрит на меня, ничего не говорит. Она смотрит просто, без какого-либо чувства. Просто взгляд. Я смотрю на нее. Я замерла, не двигаюсь, тело будто восковое. Мнится, я будто и не дышала в этот момент. Особого страха не было. Легкий трепет, ощущение чего-то очень необычного, но как бы вдали, отодвинуто, будто не наступило еще. Это долго длилось. Взгляд ее был спокойным, без упрека, осуждения, без печали, но и без радости. Лицо медленно исчезло, растворилось в воздухе. Потом я стала замечать, что от меня людей било током, особенно если я в нервном состоянии. Затем еще одно открытие. Возникла влюбленность, гуляю с мальчиком, ну и поцеловались. У него от поцелуя ожоги на губах. Я ему: «Давай поцелуемся», а он мне говорит: «Может, не надо?» Я говорю: «Да давай, интересно же», а он от меня отодвигается, отодвигается. Потом появилась вещь, которая меня саму пугает. Стала ощущать запах смерти. Если кто вскоре умрет, обычно дня за два, за три я чувствую — от него исходит особый запах. Я не могу его описать, запахи вообще не изъяснишь словами, это сложно. Можно только одно сказать — что запах неприятный, нехороший. Будто что-то протухло или что-то вроде этого, только очень тонкий, неуловимый. Запах сопровождается твердым знанием, что человек обречен.
А сколько утюгов у меня перегорало, и не счесть. Когда я нервничаю, компьютеры перестают работать, зависают. И грозы я до сих пор боюсь и избегаю».
Молния..jpg
Молния..jpg (286.97 КБ) Просмотров: 898

По некоторым традиционным представлениям удар молнии выражается отдельно стоящей, глубокой звездой на участке ладони между безымянным и средним пальцами. При наличии этого знака последствия обыкновенно бывают летальными, если имеются другие признаки, такие как разрывы первостепенных линий (линии жизни, головы, сердца) и прочее. В нашем примере мы не обнаружили звезду в ее классическом виде. Тем не менее при изучении поля 9 (так в научном подходе обозначается участок между средним и безымянным пальцами) наблюдается слабое круговое образование с фигурой внутри круга, которая тяготеет к некой звездности (рис. 4, красный). Так как тема мало изучена, мы не будем утверждать, что найденная нами фигура во всех случаях будет признаком поражения молнией. Важнее, на наш взгляд, следующее. На руках нашей героини нет серьезных нарушений безопасности, которые сведены в группы А, В, С. В группе А (нарушения папиллярного узора) есть признаки А2i — выпячивание элементов папиллярного узора (локальные подъемы кожного рельефа) (рис. 4, темные точки) — это опасности от нехороших людей. Группа В (разрывы первостепенных линий) отсутствует. В группе С наблюдаются три слабых треугольных образования к линии головы (рис. 4, линия головы — зеленый, треугольники — оранжевый) — это индикация ушибов головы (лица). Потому удар молнии оказался не смертельным и даже не особенно травматичным.

Владимир Финогеев 19.07.2010 г. "7 Дней"
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 60
Репутация: 7
Сообщения: 711
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 5 лет 6 месяцев

#6 АРОН » 22.03.2015, 18:31

Предварительные условия

На Новый год я отказалась от всех приглашений и решила встретить его в общежитии. Меня сильно уговаривали и подруги, и даже некий молодой человек. Он был красавец, весельчак, душа любой компании, и какое-то время назад я думала, как было бы замечательно провести новогоднюю ночь вместе. Втайне я желала, чтобы он стал моим мужем. Я любила его, но он казался недосягаемым. И вот он сам приглашает меня, и я отказываюсь. Почему — не знаю. Непостижимо. Не могу объяснить. Какая-то сила не дает, и все. Что она? откуда? — не понимаю.
Новый год традиционно праздновался внизу, в просторном холле. Без всяких ухищрений, без какой-либо подготовки и организации. Просто устраивалась дискотека, и народ ритмично въезжал в главный лист календаря.
Помню, я ощущала какой-то особый подъем, пела, танцевала часов до четырех утра. И вот около четырех мне вдруг показалось, что в зале очень душно, и я отправилась наверх, в свою комнату. Передохнуть, привести себя в порядок.
Поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Поднимаюсь и совершенно не помню о том, что в ноябре со мной произошла одна история. Я вспомнила о ней гораздо позже, через много лет. Как только через годы, когда уже и брак был расторгнут, и ребенок вырос, я вдруг постигла значимость происшедшего? Что за чем шло и к чему вело.
А в ноябре было вот что. Мы вернулись после «картошки» из колхоза. Две мои подруги и я решили отметить благополучное возвращение походом в кафе. Мы уже заканчивали ужин и пили кофе,
когда вошли два молодых человека. Это были знакомые нашей подруги Леночки. Они увидели ее, подсели к нам, немного поболтали и тут же предложили отправиться на какую-то квартиру, чтобы продолжить. Я сказала, что не поеду. Я очень осторожна в таких случаях. И парни, и девчонки принялись настаивать: мол, просто посидим и расслабимся. Но я была непреклонна. «Ну ладно, — сказали они, — как хочешь. Мы на машине, подвезем тебя к общежитию и высадим». Сели в машину, едем. Мы — на заднем сиденье, они — впереди. Мы болтаем, и они о чем-то переговариваются. Я на миг отвлеклась от девчонок, и мне в ухо вплыл кусок реплики, от которой по спине пополз озноб и в животе сделалось дурно от страха. Я по сторонам гляжу: едем совсем не к общежитию. Требую остановить. Не останавливают, хохочут. Пытаюсь открыть дверь — не дают. Я все-таки сумела открыть и кричу: «Сейчас выпрыгну на полном ходу, и у вас будут большие неприятности». Тогда они остановили машину. Но не выпускают. Девчонки тоже испугались и давай биться. Я вырвалась, поймала какую-то проезжавшую машину, прошу помочь. Девчонки бегут. Парни за ними. Запрыгнули в машину. Я садилась последней — ждала подруг. Меня схватили за пальто, дернули, рукав затрещал, пуговицы брызнули в стороны. Из последних сил захлопнула дверь, водитель газанул, мы умчались.
Я об этом не помню, не знаю, поднимаюсь на второй этаж. Стихает шум дискотеки. Уже облегчение. В комнате поправляю волосы, подвожу глаза, трогаю помадой губы. Стук в дверь. Открываю.
Приятель. Просит стакан. Отворачиваюсь. Слышу: поворачивается ключ. Не успеваю оглянуться. Он наваливается сзади. Пытается снять платье. Не может быть! Он был всегда такой добродушный, спокойный! Неужели? Неужто это происходит? Происходит со мной? Такой осторожной и предусмотрительной, старавшейся никогда не провоцировать? Меня охватывает бешенство. Я отбиваюсь, мечусь по комнате, кричу. Ору так, что стены дрожат. Он носится за мной, ловит руки, рвет одежду, лицо безумное. Я вскакиваю на подоконник, ударом открываю раму, бросаю исступленно: «Сейчас я прыгну, а тебя посадят». Он застывает. В коридоре шум, крики, стук, пытаются выбить дверь. Он как бы встряхивается и идет как ни в чем не бывало, открывает дверь. Врывается толпа, меня снимают с окна, набрасывают шубу. Тело непроизвольно дергается. Я реву.
Тем же днем иду к матери молодого человека, который мне нравится. Мы уже знакомы, и она очень хорошо ко мне относилась. К кому идти? В этом городе у меня никого нет. Рассказываю ей все. Говорю, что не смогу после этого жить в общежитии. Что делать? «Оставайся у нас, есть свободная комната». Осталась. А молодой человек через полгода стал моим мужем».
1.jpg
1.jpg (43.91 КБ) Просмотров: 842

Нарушение (прекращение, остановка) начального фрагмента линии судьбы (рис. 3—4, красный) прикрывается с одной стороны отростком от главной вертикали в ульнарную сторону (рис. 3—4, оранжевый), с другой — отрезком, смещенным в тенарную область (рис. 3—4, синий), подменяющим собой линию жизни. Нарушение системы самосохранения, выраженное разрывом начального вертикального ряда, компенсировано: обладатель попадает в опасные ситуации, но бывает избавлен (прикрыт) от серьезных последствий, с одной стороны, обстоятельствами (судьбой — ульнарный отросток), с другой — имеющейся у него жизненной силой и энергией (тенарный отрезок). Ульнарный отрезок также играет роль линии влияния и означает брак или связь, равную браку.

Владимир ФИНОГЕЕВ
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 5 месяцев

#7 АРОН » 03.05.2015, 21:53

Другими глазами

Слева на кровати лежал человек. Подперев голову левой рукой, он смотрел на экран ноутбука.

Ольга Федоровна Крутило, старшая медсестра 4-го отделения милосердия Пансионата для ветеранов труда № 19, проводила меня к Никишину Геннадию Петровичу. Открыв дверь, мы увидели бахромчатые бежевые шторки, прихваченные по сторонам. Справа в коляске с электрическим приводом сидела женщина, как я узнал позже, жена Геннадия Петровича Раиса Васильевна. Слева на кровати лежал человек. Подперев голову левой рукой, он смотрел на экран ноутбука. Ольга Федоровна представила меня. Я объяснил цель прихода.
«Давайте попробуем снять отпечатки». — «Получится ли?» — усомнился Геннадий Петрович. Он протянул правую руку: локоть выставлен вперед, ладонь неестественно обращена назад. Руки частично парализованы. Удалось снять отпечаток только правой руки — из-за спазма пальцы левой не раскрывались. Пока мы занимались этим, сестры привезли обед. «Продолжим после обеда», — предложил я. — «Давайте во дворе, на улице», — сказал Геннадий Петрович. Спустя час я вышел во внутренний двор пансионата. Геннадия Петровича не было. Вдруг я увидел Раису Васильевну, едущую в коляске. «Не могу найти Геннадия Петровича». — «Я вас провожу», — и она быстро поехала вперед, так что я едва поспевал. «Геннадий Петрович так же быстро ездит?» — «Нет, его возят. Он не может нажать на кнопку, пальцы не слушаются».
Мы нашли его в дальнем углу сада. Он сидел в инвалидном кресле, плечи и ноги укрыты пледом. Я присел на лавочку. Геннадий Петрович неторопливо рассказал свою историю. «Я родился 30 октября 1952 года в Калининградской области — это бывшая Восточная Пруссия, Неманский район, Канашский сельский совет. Родители — участники Великой Отечественной войны. Отец — уроженец Калужской области, мама родилась в Калининской, теперь Тверской, области. Оба с двадцатого года. Оба ушли на фронт добровольно, были ранены. Познакомились в госпитале. Потом их в 1944 году отправили на 3-й Белорусский фронт под командованием Ивана Даниловича Черняховского, самого молодого генерала армии и самого молодого командующего фронтом. Отец с мамой были неразлучны, с боями дошли до Кенигсберга. Свадьбу сыграли в День Победы — 9 мая 1945 года. После войны родители вернулись в Калужскую область, потом переехали в Калининградскую, там появились на свет я и сестра Зинаида. Мы двойняшки. Когда мне исполнилось восемь лет, мы были вынуждены уехать. Там очень сырой климат, он не подошел моей маме — она болела. Возвратились в Калужскую область. Люди уже вылезли из землянок, стали строить деревянные дома. Мы получили квартиру в четырехквартирном доме, но без удобств. Были неприхотливы: главное — выжили, была крыша над головой. Важнее отношения с соседями, друзьями. Все помогали друг другу, случись беда — все на выручку. Мы жили в райцентре Думиничи, там река Жиздра, леса, местами дремучие. Эти леса дотянулись до нас с незапамятных времен, с VII—IX веков, от вятичей, и до сих пор богаты дичью, ягодами, грибами». — «Куда вы поступили после школы?» — «Никуда не поступил. Я сломал позвоночник. Нырнул неудачно, ударился головой».
Он сказал это так просто, буднично. Будто не о себе. Что-то в этом было, чего я не понимал. Страшная секунда удара, мгновение — и предыдущая жизнь перечеркнута, а с ней и будущая. Геннадий Петрович продолжил: «Странно: все прыгали с этого места, и ничего такого не было. Я же в принципе был противник этого развлечения, но вот то ли минута была такая, то ли еще что... Все кричали: «Давай! Давай!» Были еще и предчувствия, и знаки. Не хотелось ехать на речку. Душа не лежала, но ребята уговорили. Мы на великах покатили. У меня штанину заело — затянуло цепью на звездочку, и она порвалась до колена».
Печатался в сборниках про участников Великой Отечественной, в журнале «Русская земля» и других. Сейчас мы оцифровываем документы военного архива». Я вспомнил ноутбук на его кровати. «Непосредственно пальцами не могу печатать, но мне вырезают палочки из дерева, я палочкой нажимаю на клавиши и так пишу». Мы говорили часа два, следовало бы дать отдохнуть Геннадию Петровичу, но я поймал себя на мысли, что мне не хочется уходить. Приятно слушать его голос, находиться рядом. В нем было что-то непостижимо притягательное. «Что это такое? — думал я. — Отчего это происходит?»
Вслух произнес: «Что хотели бы пожелать людям, молодежи?» — «Самое главное — чтобы была цель в жизни. Когда есть цель, человек все преодолеет». Мы простились. Я шел по улице, пытаясь разобраться. Мысленно возвращался к моменту, когда сидел на лавочке и слушал. И когда понял, то замер на месте: не было тела. Человек победил тело, вышел из него. Освободился. Присутствовала только душа, это тело побеждающая. А с душой общаться — радость. Вот почему Раиса Васильевна влюбилась. Я понимал, какую дорогую цену заплатил Геннадий Петрович — цену горя, слез, унижений, мучительных неудобств, цену побед и поражений, падений и ежедневного восхождения, которому нет конца. Эта цена осталась за тонкой пленкой, отделяющей видимое от невидимого, но она никуда не делась, и она меняет мир».
1.jpg
1.jpg (88.93 КБ) Просмотров: 816
2.jpg
2.jpg (90.51 КБ) Просмотров: 816

На правой руке в 3—4-м полях, то есть в зоне Луны, видно несколько крестиков, нижний выбрасывает ветвь в сторону линии жизни и пересекает ее (рис. 2, линия жизни — зеленый, крестики — красный, ветвь — синий). Крестики в этом месте ладони указывают на несчастные случаи на воде. Ветвь от крестика обозначает серьезные последствия для жизни и здоровья обладателя. Еще одно нарушение безопасности — уголок к линии сердца (рис. 2, оранжевый). Сходящаяся фигура в 10-м поле, под средним пальцем (рис. 2, розовый), говорит о целеустремленности, преодолении, достижениях.

01.05.2015 / Владимир Финогеев 7 Дней
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 5 месяцев

#8 АРОН » 27.05.2015, 13:14

Урок английского

«Вы что, следите за мной?» — резко обратилась она ко мне. Шея покрылась пятнами. Потом я вспоминал эти пятна. И думал: как это возможно? Пятна были подлинные.
Девушку я заприметил в магазине возле отеля минут пятнадцать назад. Я вышел из гостиницы прогуляться перед ужином. Отель выходил на набережную. Было около семи вечера. Я оглянулся — немноголюдно. Прохожие шли так медленно, что казалось, были вклеены в трехмерную декорацию. Провинция. Тишина, покой. Чистый воздух. Я вдохнул его полной грудью. Подошел к чугунному невысокому парапету, оперся на него. За витиеватым заборчиком начинался склон, покрытый постриженной травой, круто уходящий к реке. Взгляд полетел далеко-далеко над гладью реки, к горизонту. Солнце готовилось к закату. Справа и слева к солнцу двигались фиолетовые облака. Облака, похожие на двух собак с раскрытой пастью. Закат вызывал смутное чувство тревоги. С женой расстались плохо. Она была против поездки. Последний год я много разъезжал. Я развел руками, такое поведение не укладывалось в голове. «Пойми, это командировка». — «Еще одна командировка, и меня здесь не будет». Она хлопнула дверью в спальню.
Группа мыслей непонятного назначения прошла маршем из одной части головы в другую. Из сердца эвакуировалась бригада добрых чувств. Овладело желание грохнуть в дверь спальни кулаком. «Спокойно, — сказал я сам себе, — это провокация. Не нужно на нее поддаваться». Несмотря на это, в животе жгло, а руки чесались. Тогда я упал на пол и отжался семьдесят пять раз. Полегчало. Все это пронеслось передо мной, пока я созерцал пейзаж. Я посмотрел на облака. Они менялись, собак больше не было. Теперь — бесформенные образы. Это находило отклик в душе. Ощущение тоски, нежелание оставаться наедине с собой. Я оттолкнулся от парапета и, не торопясь, подражая местному времени, бесцельно перебирая ногами потрескавшийся асфальт, двинулся по набережной. Ноги завернули к линии домов. Я ни о чем не думал, просто отдался первому побуждению. Уткнулся в магазин. Внутри витрины стояли два дурно одетых манекена. Надо бы позавидовать их выдержке. Я вошел. Звон колокольчика сопроводил мое
проникновение. Несколько женщин огянулись. Я медленно наклонил голову, приветствуя всех. Они сконфузились. У прилавка стояла девушка. Она была единственной, кто не обратил на меня внимания. Ко мне был обращен ее профиль. Я видел ее выпуклый лоб. Нос с греческой горбинкой. Четкая линия скулы от уха до подбородка. Подбородок выступал вперед, не сильно, в пределах должной эстетики. Только губы, пожалуй, тонковаты. Глаза глубоко посажены. Волосы густые, толстые, стянуты в хвост. Русые волосы со светлым отливом. Вот что меня поразило: согнувшись, она что-то разглядывала под стеклом торгового стола, при этом у нее ходуном ходили желваки. Обычно девушки так не делают, это мужской признак. Мне захотелось узнать цвет ее глаз. Я стал упорно ее рассматривать. Это сработало. Она повернулась. Глаза у нее были черные. Тоже неожиданность. Волосы почти белые, некрашеные, а глаза — уголь. Я улыбнулся и кивнул. Она презрительно сжала губы и отвернулась. Я пожал плечами, вышел наружу. Любой путь подходил. Я бродил минут двадцать, сворачивая куда попало, стараясь не удаляться далеко от набережной. Зная, что набережная все время остается у меня слева, я, наконец, стал двигаться к ней и не вышел на нее — заблудился. Улицы змеились, вели не туда. Решив спросить путь, повернул назад. Только что миновал скамью, на которой сидели две женщины. Я вернулся, две женщины удалялись от меня, я видел их спины. Однако на скамье сидела девушка, которую я не заметил, или она села позже. Я решительно направился к ней. «Простите», — начал я, девушка встала, и я увидел ту самую незнакомку, которую полчаса назад разглядывал в магазине, я был крайне удивлен. Она бросила на меня негодующий взгляд и произнесла фразу, с которой все началось: «Вы что, следите за мной?» Я не мог произнести ни слова. «Нет, — наконец я обрел дар речи, — это случайность». Видя мою искренность, она смягчилась. Я продолжил: «Но раз уж это получилось, я начинаю думать, что это не случайно. Я приезжий, не выведете к набережной?» Я был уверен, она откажет. Я ошибся. «Хорошо, — сказала она, — пойдемте». Мы шли. Я спрашивал о городе, пытаясь растопить ее холодность. Она отзывалась. Я остановился, представился: «Борис». Она ответила: «Нина». Я несколько раз повторил имя про себя. Нина — какое прекрасное имя. Показалась река. «Спасибо, — сказал я, — могу я предложить чашку кофе?» Так, дежурная вежливость. Я ни на что не надеялся. «Ну только если кофе», — сказала она. Мы зашли в кафе. Я продолжал удивляться, внутренне понимая какую-то странность, ускользавшую от сознания. Потом разберемся, думал я. В кафе было хорошо. Поток новизны рвался в душу. Губы пили кофе. Глаза — взгляды. Сердце у меня забилось, я сказал: «Я голоден, может, отужинаем в отеле?» «Ну только если отужинать», — ответила она. В ресторане отеля было оживленно. Нас проводили за единственно свободный столик. Мы сели. Официант подал меню. Она еще как-то была напряжена, как будто у нее было дело, которое не сделано. Я вспомнил древнего поэта: один Эрот не справится, Бахус поможет, двое против одного — любой отступит. «Вина?» — предложил я. «Шампанского, — ответила она. — «Превосходно». Сердце билось, каждый удар вздымал на новую высоту. Она огляделась, кивнула на соседний столик: «Иностранцы?» «Англичане», — сказал я. — «Почему вы решили?» — «Их легко узнать». — «Конечно, ведь они говорят на английском», — рассмеялась она. — «Не поэтому». — «А как?» — «Очень просто, если вы знаете английский, слышите английскую речь и не понимаете, о чем говорят, — это англичане». Она опять посмеялась: «А вдруг это немцы говорят на английском?» — «Ни в коем случае. Если на английском говорят немцы, все ясно как божий день. Всех говорящих на английском можно понять: шведов, финнов, голландцев, французов, даже индийцев, хотя они говорят не на английском. Всех, кроме англичан. Только англичан понять невозможно. Неправильно говорят, а неправильно говорят только на родном языке». После ужина поднялись ко мне в номер. «Ну если только посмотреть номер», — сказала она. С собой была бутылка шампанского. Помню, был глоток шампанского, а потом… Очнулся в конце следующего дня. Голова, как гнилой арбуз. Меня мутило. Все плыло перед глазами. Но даже в таком состоянии я смекнул, в чем дело, полез в карман, не хватало крупной суммы в валюте. Я стал прозревать, мелкие детали складывались в понимание: желваки, нос с горбинкой, неожиданное вторичное появление девушки, да это она следила за мной! Но как все естественно, как натурально. Как тонко меня провели. Спасибо, документы на месте».
1.jpg
1.jpg (125.51 КБ) Просмотров: 790

Подобие круга в шестом поле — один из значков отравления (рис. 4, в красном круге). А темная фигура в восьмом поле указывает на соприкосновение с нехорошими людьми, хотя внешне они могут быть симпатичными (рис. 4, выделено синим в зеленом круге).

Владимир Финогеев 12.04.2010 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 5 месяцев

#9 АРОН » 25.08.2016, 22:02

Ипросс

У Татьяны Антоновны Беднягиной живое, выразительное лицо. На ней красный сарафан с драконами и...
У Татьяны Антоновны Беднягиной живое, выразительное лицо. На ней красный сарафан с драконами и иероглифами. Я ошибся в написании фамилии, она рассмеялась: «Многие путают и подкалывают по поводу фамилии. Я отвечаю: «Беднягина — это не фамилия, это псевдоним. На самом деле я Богатая». Татьяну Антоновну я застал за швейной машинкой. На столе, кровати разложены куски материи. «Ой! Да я и шью, и крашу, и штукатурю, и землей занимаюсь, и цветы выращиваю — все могу». — «Когда и где вы родились?» — «На Донбассе, 24 ноября 1938 года. Родители уже жили в Москве, мой папа, Антон Иванович Яковлев, был футболистом, играл в «Шахтере». Когда в 1934 году Шверник создавал спортивные клубы, отца позвали в Москву, дали квартиру, он всю жизнь играл в московском «Торпедо». С мамой они развелись в 1948 году, у него появилась другая семья, у меня — брат. Последний раз я видела папу в 21 год, перед замужеством. Мы жили на Ленинском проспекте, в знаменитом полукруглом доме. Наш балкон граничил с балконом архитектора Ивана Жолтовского, которого я звала дядей Ваней, лазала к нему, любила качаться в кресле-качалке. Жил еще Мешков Леонид, чемпион СССР по плаванию. Члены правительства жили: Кузнецов, Соловьев. Мою маму звали Александра Ивановна Ляховец. Фамилия историческая, она происходит от польского города Ляховец. Мама родилась в 1917 году, а умерла сорока лет, в 1957-м, оставив на мои плечи сводную сестру Ирину восьми лет от роду. Второй муж мамы, Владимир Михайлович, был строителем, их направили в Севастополь восстанавливать порт после войны. Через два месяца прислали телеграмму: на мине подорвались четыре человека, среди них Владимир Михайлович. Я оформила опекунство, мне платили пенсию на ребенка 32 рубля, я училась в этот момент на третьем курсе химико-фармацевтического техникума. Определила Иру в специнтернат, он был «спец», потому что языковой, а с 7-го класса к английскому и французскому добавили урду и хинди. В интернате обучались дети работников ЮНЕСКО, можно было встретить отпрысков высокопоставленных персон, учился даже какой-то принц. За интернат надо было платить 56 рублей в месяц, мне пришлось совмещать работу с учебой. Подрабатывала в институте биофизики лаборанткой, работали с радиоактивными изотопами, я приняла 100 рентген. Горжусь тем, что Иру я вырастила, она окончила Плехановский, вышла замуж, родила детей, сейчас живет за границей. Первый раз я вышла замуж в 21 год за Костю Озерского. Познакомились в метро, папа у него был замминистра МПС. Через три года развелись. Его мама была против нашего брака: я была не из их круга. Вторым мужем был Владимир Беднягин, он из Ростова-на-Дону, изобретатель. Я помогала ему в работе, калькировала чертежи, печатала патентные заявки, брала книги для него. У него был руководитель профессор Петухов, он как-то сказал мне, что я ему мешаю. Я давала мужу мудрые советы. Однажды Петухов с мужем поехали в командировку в Прибалтику, там Петухов познакомил моего мужа с какой-то женщиной. Его поразил европейский образ жизни, речь с акцентом, и он в нее влюбился. Мы развелись. Начиналась перестройка, хлынула экономическая свобода. Я создала турфирму «ИПРОСС» — от фразы «и процветет Россия свободная». Затем пожаловали лихие девяностые. Ко мне стали приходить восемнадцатилетние «малиновые пиджаки» и требовать денег за «крышу». Но у меня такой характер, я со всеми умею разговаривать. Помню, поехала на встречу к бандиту, главному на Цветном бульваре. Он спрашивает: «Вы одна приехали?» — «Одна». — «Не боитесь?» — «Нет». Назначил за «крышу» два миллиона ежемесячно. Я сказала, что у меня нет таких денег, года через три, думаю, будут, сейчас нет. Через три года сама принесу вам. На том и разошлись. Без «крыши» тогда было нельзя. Вокруг гибли люди. Очень много моих знакомых, достойнейших, умнейших людей с образованием, исчезло за эти годы. В 1997—1998 годах прибыли бандиты из Узбекистана, Казахстана и прочее, они не знали жалости. В 1998 году прихожу к себе, обнаруживаю: офис полностью разграблен, голые стены. Я пошла в милицию. Они меня спрашивают: «Вы как хотите, чтобы мы к ним пришли: как бандиты к бандитам или как милиция?» Я повернулась и вышла. Тут грянул дефолт, деньги сгорели в банках. Больше предпринимательской деятельностью я не занималась. Работала где можно. Купила участок за Чеховом, построила на болоте маленький домик, а больше и не надо. Все сама делаю, и по дому, и по земле, грядок у меня нет, но цветы и газон». Татьяна Антоновна, остановилась, отпросилась покурить, вышла. Я огляделся, заметил на полке книги: «365 молитв на каждый день», «Святые иконы», «Блаженная Матрона». Вошла Татьяна Антоновна: «Меня все убеждают бросить курить. Я отвечаю: брошу в 117 лет. Была одна француженка, графиня, дожила до 124 лет. Бросила курить в 117». — «Вы верующий человек?» — «Да. Мама не верила или верила, но молчала, а бабушка была истинно православной. Я знаю, Бог есть. Бог миловал, провел меня через опасности невредимой». — «Как вы думаете, что нужно, чтобы прожить долго?» — «Относиться к жизни как она есть. Не ходить в прошлое за плохим, вспоминать хорошее. Прощать обиды. Делать добро». — «Что пожелаете молодежи?» — «Последнее время вижу, как они в метро вместо планшетов начинают доставать книги, это отрадно. Что пожелать? Терпения. И все образуется. И, конечно, учиться и читать, читать».
1.jpg
1.jpg (91.31 КБ) Просмотров: 602
2.jpg
2.jpg (87.93 КБ) Просмотров: 602

На обеих руках (на рисунке — левая) линию жизни сопровождает сильный дубликат (рис. 2, линия жизни — зеленый, дубликат — синий) — это выражает большие запасы энергии, обещает долгожительство, указывает на статусное происхождение, согласует обладателя с людьми, имеющими известность, положение и вес, обещает хорошее материальное положение. Под безымянным пальцем короткая продольная линия остановлена прямоугольными фигурами, пересечена косой линией (рис. 2, продольная — золотистый, прямоугольники — красный, косая — розовый) — это выражение кризиса 98-го года, когда офис обладателя был ограблен, деньги потеряны. На краю ладони имеется сегментарное круговое выпячивание (рис. 2, в розовом овале) — это выражение соприкосновений с бандитами.

25.08.2016 / Владимир Финогеев 7 Дней

Сегментарное выпячивание находится в зоне холма Марса – отсюда и трактовка соприкосновения с агрессивными людьми. (Н. Беспалов)
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 770
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 5 лет 5 месяцев


Вернуться в Знаки опасности.

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость