Пирог событий к линии Судьбы.

Список разделов В.В.Финогеев - архив статей Линия Судьбы

Описание: Статьи затрагивающие поведение линии Судьбы.

#26 Admin » 08.05.2015, 20:50

С золотом в Адик.

«Разбудил стук в окно. Я зажгла свет. Зябко поеживаясь, приблизилась к черному проему: воробей. Нахохлился — похож на серый мешочек. Под ним на ветке бриллиантами сверкал иней. Я легонько постучала по окну: «Привет! Холодно? Сейчас». Я потянулась за приготовленной с вечера горбушкой. Повернулась: ветка была пуста. Это поразило. Несколько секунд смотрела на ветку со странной пустотой в голове. Воробей прилетал по утрам. Я сыпала в кормушку крошек. Он клевал, через минуту появлялась целая стая. Потом прилетали голуби, сгоняли мелюзгу. Я пожала плечами, как хочешь. Зевнула. Старинные часы на стене показывали семь. Разрешалось вздремнуть полчасика. Я прыгнула под одеяло. Сладостная пелена накрыла тело. Сквозь сон слышала, как в соседней комнате звонит телефон. На экране сна вяло, не задевая, проследовали строчки: Кто это может быть? Ни с чем хорошим в такую рань не позвонят. Мать взяла трубку. Голос ее звучал тихо и неразборчиво, я поняла: ничего страшного не произошло. Я прикрыла глаза. Потом открыла: часы передвинули тяжелую стрелку на одно деление. Ужас! За секунду часы спрятали полчаса! Мне двадцать три года. С тех пор как себя помню, эти часы висели на стене. Куда они дели всю эту прорву времени? Надо вставать — работа. Я приоткрыла дверь. Мать поняла, что я встала.
«Лена, ты слышишь?» — «Да, мама». Мать вошла в комнату. «Звонил Вадик». — «Что-нибудь случилось?» — «Ничего, просто он не может тебя застать». — «Ну вот опять не застал». — «Я сказала, ты спишь, но я тебя подниму. Он испугался, не разрешил». — «И чего ему надо?» — «Как ты все-таки бываешь... — мать не решилась сказать «груба», это показалось ей сильным, потому что уместным было бы «резка», но она не нашла его и перепорхнула на другое: — А ведь у тебя высшее образование, ты психолог». — «Хорошо, что ему угодно?» Мать покачала головой, но не решилась продолжить воспитательную тему: «Он приглашает тебя в кино». — «Ты сказала, что я не пойду?» — «Как это? Я как раз сказала, что ты пойдешь». — «Мама, разве я не говорила, что он мне не нравится. Я не хочу с ним никуда, в кино в частности». — «Но почему Он хороший добрый парень». — «Размер у него точно — добрый». — «Не говори так». — «Нет, правда, он все время жует. Я удивлена, как он сумел внятно тебе сообщить, что приглашает меня в кино». — «Ты наговариваешь на него. Ты несправедлива». Очевидно. Мне желаю быть справедливой. «Лена, ты слишком заносчива, он мне говорил, что в твоем присутствии ест механически, от волнения, ты ему нравишься, он теряется, вот поэтому». Сейчас ест механически, потом будет есть автоматически. «Ты что-то сказала?» — «Нет. Ладно, я ему позвоню». — «Вот и умничка. Тетя Полина спит и видит, что вы будете вместе. Она души в тебе не чает. А они люди со связями и прочее, ну ты понимаешь. Надо думать о будущем». Давайте звать его просто: Адик. Я шла, снег хрустел под ногами. Мать хочет, чтобы со мной был Вадик, тетя Полина — чтобы с Вадиком была я. Интересно было бы предложить маме пожить с Бадей, а тете Полине со мной. Фраза выгнулась другим смыслом, не тем, что хотела вложить. Меня передернуло. Какие дурости забредают с утра по морозу — если по-человечески. По науке — товарищи по цеху распяли бы за эту фразу по канонам Фрейда. Какое все- таки счастье, что твои мысли никто не слышит: заанализируют донага.
Не успела войти в кабинет, зазвонил телефон. Я поморщилась: кто еще мог звонить в начале рабочего дня. «Я слушаю». — «Это Вадим. Доброе утро». Охватило веселье: слово «добрый» уже звучало сегодня. В ответ на «доброе утро», так и хочется сказать: «приятного аппетита». «Утро доброе», — ответила я. «Лена, я приглашаю вас...» — он помедлил. Я помогла: «В кино?» — «Нет, не в кино — он стал мямлить, видимо, боялся, что я рассержусь, что утром он говорил одно, а сейчас другое. Но я не рассердилась. — Это самое, нет; к нам домой». Я удивилась: «Что?» Послышался хруст; какая-то борьба, голос Вадика улетел далеко, в моих ушах зазвучал патетический голос тети Полины: «Леночка, мы вас ждем к себе в гости сегодня вечером. Вы знаете, как я буду рада. Это очень, очень важно. Никаких отговорок. Непременно приходите. Или я слягу. Сегодня в семь». И гудки, гудки.
В семь тридцать я вошла в квартиру похожую на антикварную лавку. За круглым столом, покрытым белой скатертью, под низким абажуром, из которого бил конус света, восседали тетя Полина и Вадик. Вадим напоминал хомячка, гордившегося своими запасами зерна. Я села. Без всякой прелюдии Вадим запустил руку куда-то за стол и выставил несколько шкатулок. Привстал, торжественно открыл каждую. Я увидела несколько колье, жгут желтых цепочек, наборы серег и перстней. Все сияло, переливалось огнем. Тетя Полина произнесла: «Это наши фамильные драгоценности. Все это будет твоим, если ты согласишься выйти за Вадима». Я смотрела на них. Они самозабвенно улыбались. На лицах не было никакого конфликта между сознанием и бессознательным влечением. Или просто не было сознания? Меня охватила радость. Я сдерживала ее изо всех сил. Я заморозила губы, чтобы не растянулись в смехе: «Благодарю вас за столь лестное предложение. Но я вынуждена отказаться». Они продолжали лучезарно улыбаться. Они будто не слышали. Нет, они слышали, но мои слова шли пешком по лестнице от барабанной перепонки до мозга. «Я не выйду замуж за Вадима. Извините. Нет». Они не реагировали. Но я знала: мои слова преодолевали последние ступени до коркового конца слухового анализатора. Сейчас будет реакция. Я не хотела ее наблюдать. Я резко повернулась и вышла».
1.jpg
1.jpg (111.42 КБ) Просмотров: 237

Нам известно, что, если линия Влияния (желтый) подходит к линии Судьбы с внутренней стороны, т.е. со стороны линии Жизни (зеленый), это репрезентация условий, когда обладатель не сам знакомится, а его знакомят с неким человеком.
Линия Судьбы — синий.
Родственники или друзья хотят видеть их вместе.
В нашем случае линия Влияния образует в истоке решетчатую фигуру (красный).
Считается: в таком рисунке проявляется негативное влияние Венеры.
Одно из «свойств» решетки — чревоугодие.
В список также входят тяга к приятным сторонам жизни, любовь к комфорту, предметам роскоши, драгоценностям.

В.Финогеев
Суть Истины проста: спасись вначале сам, прежде чем спасать других...
Admin M
Администратор
Аватара
Возраст: 59
Репутация: 7
Сообщения: 696
Темы: 110
Зарегистрирован: 17.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#27 АРОН » 22.05.2015, 18:22

Стрижка для свекрови.

«Мне нравится стричь. Не знаю, откуда это у меня. Я этого долго не знала. Нет, я ощущала тягу. Я не знала, что могу. Получилось неожиданно. Дед обратился. А дед у меня человек ученый, декан в Политехе тогда был. Вот дед и говорит: «Постриги меня». Я говорю: «Дед, может, тебя лучше полечить?» Я училась на врача. Он отвечает с поддельным испугом: «А вот этого не надо. Мне до пенсии совсем немного осталось. Лучше постриги. Я так целее буду». «А если не получится?» — говорю я. «Не получится — в кепке буду ходить». Я принялась за дело — и получилось. С первого раза. Это меня захватило. Берешь лохматую голову и отдаешь гладенькую, культурную, и почему-то это доставляло неясное удовольствие. Я даже стала анализировать, в чем тут дело. Мне всегда говорили, мол, ты властная девушка. Может, это я так властью упиваюсь, в такой извращенной форме? Хотя, с другой стороны... Какая тут власть? Для власти надо, наверное, брить опасной бритвой. Но к бритью я испытывала легкое отвращение. Проблема осталась невыясненной, я решила, что это у меня дар и нечего особенно думать на эту тему. К чему я это? К тому, что все началось со стрижки. У меня есть подруга, она такая неординарная. У нее необычное отношение к жизни. Она тогда — это было лет уж пятнадцать назад — занималась аюрведой. Это сейчас дело привычное, а тогда это был почти вызов. Во всяком случае, в медицинских кругах отношение к этому внутренне ироничное, а внешне — враждебное. Хотя, если рассудить, зря. Просто этому в институте не учат, отсюда и неприятие. А ведь кое-что можно бы и перенять. Чего, спрашивается, сразу таблетки глотать, когда голова болит, а подруга вон корицей голову натирала, и помогало от мигрени. Так вот, подруга однажды говорит: «Мне надо одного знакомого постричь. Сделай». Я говорю: «Давай». Прихожу к ней домой. Они уже там. Юношу звали Александр. Я усадила его перед зеркалом, обвила шею сначала салфеткой, потом тканью белой накрыла плечи, достала ножницы, расческу и принялась за дело. Когда этим занимаешься, смотришь не на человека, а мимо. Не на то, что есть, а как бы на то, что будет. У меня — так. Другие, может, и по-другому. А я просто не вижу человека. Закончила, все остались довольны. Я пошла домой, и даже лица не могу вспомнить, единственное, что осталось в памяти, — у молодого человека была необычная форма головы. Нет, голова не уродливая, не кривая, не сплюснутая, не квадратная, хотя некая квадратность присутствовала, нет, а какие-то любопытные утолщения возле ушей имелись. Все это вызывало скрытый, скорее профессиональный, анатомический интерес, чем что-либо иное. А я ему, оказывается, запала в душу. Я, ни разу в глаза его не взглянувшая и лица бы при встрече не узнавшая, вот хоть что делай. И он сох по мне. Проходит месяца три. Подруга моя уже завела себе другого кавалера, который и стал потом ее мужем, и звали его тоже Александр. Так вот подруга, видя, что первый Александр чахнет и истончается, решила помочь человеку. Аюрведа была бессильна, тогда она устроила новогоднюю вечеринку, а в качестве целебного средства для Александра была приглашена я. И вот 31 декабря девяносто пятого года я иду на Новый год к подруге Наталье. Там я обнаруживаю подругу с ее будущим мужем, Александра, которого я не признала. Были там еще две девушки и два парня. Полный комплект и тендерная симметрия. Я вошла, я расслабилась, я села. Появляется Александр, он говорит: «Вы меня не узнаете?» Я говорю: «Нет». «Помните, вы меня стригли?» Я говорю: «Припоминаю». Хотя, честно говоря, не узнаю и спрашиваю: «Претензии к стрижке есть?» Он отвечает: «Нет». Потом все уселись за стол и принялись выпивать и кушать с таким энтузиазмом, будто с едой поглощалось и время, отделявшее всех от Нового года. А собственно, чего туда особенно торопиться? Торопись не торопись, никого не спрашивают, силой загоняют в будущее. А силу эту наука определить не может. Потому что боится. Александр берет меня за руки, глаза в глаза, взгляд без шифровки — жить без тебя не могу. Я удивлена, взволнована. Утром он проводил домой и пожал руку. На следующий день поцеловал в щеку. Через неделю — в губы. Я у него первая, и он у меня первый. Через месяц я перевела его из подъезда в нашу квартиру. Я знакомила с мамой, накрывала стол, угощала. Маме он понравился. Потом мы ездили на турбазу за клюквой. Днем вместе, а ночевали, конечно, в разных домиках. Потом он привел меня к себе домой. Показал своей маме. А мама -для него человек значимый. Мама его вела по жизни. Они жили в центре, а мы — километр от центра. Мама на меня смотрит сверху вниз и снизу вверх и говорит: «Где же он тебя нашел такую? Не мог страшнее найти?» Так прямо мне и говорит. Я молчу и про себя говорю: фиг тебе, мамочка, меня из себя не выведешь. Александр — мой человек. И ничего ты не сделаешь. Потом я улыбаюсь и говорю: «Ничего: с лица волу не пить». А она говорит: «И живете в каких-то трущобах». Я отвечаю: «И это поправимо, после свадьбы к вам переедем». «До свадьбы еще дожить надо», — говорит мама. «Ничего, мы доживем». — и так улыбаюсь, улыбаюсь ласково. Прямо с наслаждением, не ожидала от себя, честное слово. Думаю, погоди, я тебя еще постригу под бобрика. И мысленно так и обстригаю ей волосы, так и обстригаю. Что-то ей передалось, она занервничала и все по волосам проводит рукой, прическу поддерживает. Вот и поговорили. Время пошло. Александр о свадьбе и не помышляет. Его все и так устраивает. Ну и мама, видимо, работает. Но у нас, у девушек, есть свои секреты, свои ноу-хау, о которых мамы и не подозревают, потому что у каждого возраста свои гормоны. У меня случилась задержка. Александр об этом первый и узнал и, узнав, попросил руки. Правда, и потом его надо было подталкивать: три раза в загс ходили, на четвертый — удачно. Потом и обвенчались. Задержка, правда, рассосалась, но ничего, не последняя».
1.jpg
1.jpg (129.01 КБ) Просмотров: 232

На левой руке линия Судьбы маркирует вливание линии Влияния в свое лоно изящным изгибом (рис. 4. л. Влияния — оранжевый, л. Судьбы — синий).
Правда, внутренняя линия Влияния слишком глубока и заметна — это нарушение.
Такая линия (рис. 4 — желтый) считается жесткой.
Учитывая также ее позицию — удаленность от линии Жизни (рис. 4 — зеленый), отношения будут непростыми и пройдут через серию кризисов.
Обратим внимание на наличие пробела между линией Головы (рис. 4 — красный) и линией Жизни, т.е. линии не соединены.
Признак указывает на человека с независимым поведением, решения которого трудно поколебать и который способен идти на конфликт, если его к этому вынуждают.

В.Финогеев
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#28 АРОН » 26.05.2015, 12:29

Тяжесть легкого

Я выехал в командировку в город, удаленный от моего места жительства на многие сотни километров. Я жил на юге, а это был восток. Командировка была не короткая, месяца два. Было лето. Недели через две я ехал в электричке — возвращался из пригорода, куда выезжал по делам службы, в город. Светило солнце, но в его лучах уже пробивался красноватый оттенок — предвестник вечера. Народу было немного, вагон покачивался, я читал газету, временами поглядывая в окно. Поезд замедлил ход, показалась станция. Несколько человек вышли. Я углубился в газету. Я слышал, что кто-то сел напротив меня, но продолжал чтение. Когда я поднял глаза, передо мной сидела девушка. Она была очень молода. Семнадцать восемнадцать лет. Волосы светлые, лицо выразительное, кожа матовая со свежим румянцем. В ней было что-то милое и необыкновенно притягательное. Или просто мне было двадцать шесть, и я томился одиночеством. Я взглянул ей в глаза, большие и голубые, но эта голубизна быта прозрачна. Улыбка тронула ее губы, лицо осветилось. Я осторожно улыбнулся в ответ, чувствуя, что это еще ничего не значит. И одновременно думая, что все-таки что-то значит. Я пытался, было читать, но ум отказывался понимать строчки, по которым бежало зрение.
Я поднял голову: «Простите, я не местный, не подскажете, где лучше сойти, чтобы попасть на...» Я назвал район и улицу, где временно проживал в гостинице от завода. «Да-да я подскажу вам», — сказала девушка и вновь улыбнулась. «Спасибо», — кивнул я. Девушка поправила прядь; «Через три остановки, на четвертой». «Спасибо», — я кивнул два раза. Я уткнулся в газету. Слишком много ушей кругом, чтобы начинать знакомство, да и к чему: мне придется сойти, а девушка поедет дальше. Я делал вид, что заинтересован статьей, и минут через пять даже начал понимать отдельные фразы. «Вот и ваша». — возник голос девушки. Я встал. Она поднялась следом: «Это и моя остановка». Мы пошли вместе и разговорились. Я назвал свое имя: «Георгий». Ее звали Элла.
Мы договорились встретиться в следующие выходные. Через неделю я прогуливался в условленном месте у входа в местный парк Показалась Элла, она была в простеньком платье в мелкий синий цветочек. Лицо ее, в необыкновенном сиянии молодости, тонкая талия, неожиданно крепкие бедра вызвали прилив восторга. Мы встретились как старые знакомые. Она рассказывала о себе, я — о себе, мы бродили по тенистым аллеям и наконец расположились в укромном уголке на берегу озера Я обнял ее, она не отодвинулась. Я поцеловал ее, она ответила. Далее необратимо, как река к водопаду, от точки отрыва — к месту падения.
В упоении пролетел месяц. Командировка подошла к концу. Элла пришла проводить. Я хотел поцеловать ее на прощание. Она отстранилась. «Что случилось?» — спросил я. «У меня задержка», — ответила она, опустив голову. Против воли в животе шевельнулось что-то нехорошее. Я вдруг стал мысленно торопить время отъезда. «Может, еще и ничего и все будет в порядке. Звони, если что», — крикнул я и вскочил на подножку поплывшего вагона Я двигался к своему купе, а в солнечном сплетении появилось что-то лишнее, не мое, и оно ныло и тревожило душу. Через недели три я получил телеграмму, приглашающую в переговорный пункт. Элла сообщила, что беременна. Я долго молчал. Жениться я не хотел: карьера не сделана, деньги не заработаны, жилищные условия тяжелые: жил я с матерью в одной комнате. Я не знал, как бы это сказать ей помягче. Хриплым голосом я говорил о том, что не готов и вообще, и она слишком молода, и т. п. Я предложил избавиться от ребенка мол, а деньги я вышлю. Она заплакала. Связь прервалась. В душе тлел уголь. Вскоре состоялся еще один разговор, ставший последним. Мне самому не хватило духу объявить о своем отказе жениться. Я пошел с матерью, передал ей трубку, а сам вышел, не желая слышать, что будет сказано. Появилась мать, лицо хмурое, мы шли молча на душе было тяжело. Я ощущал, что поступил плохо. В этот момент навстречу нам попалась пара. Женщина шла под руку с парнем и смеялась. Парень зыркнул на меня глазом, напоминавшим глаз голубя. Ни эта женщина, ни я еще не знали тогда, что мы станем мужем и женой. Только теперь я понимаю, что это был знак, смысл которого я разгадал только через четырнадцать лет. Мы поздоровались, потому что эта женщина была наша знакомая. Наталья, и мы жили по соседству. Все это происходило не сразу, и она сделалась моей женой только через три года. Через три года судьба вновь занесла меня в город, где жила Элла Нестерпимо захотелось ее увидеть. Я узнал ее адрес по справочному бюро. Мне дали номер ее рабочего телефона. Я позвонил, сказали, что она в цеху и подойти не может. Я приехал, она работала на заводе токарем или что-то вроде этого. Меня пропустили, но был обед, и Эллы не было. Я остался ждать. Через пат-часа вошла женщина с двумя сумками в широком пальто. Во мне все содрогнулось: это была Элла. Я не узнавал ее. Лицо было неживое, голубые глаза больше не были прозрачны, кожа сделалась мертвенно мраморной. Последовал какой-то общий разговор. Сердце мое билось, я не решился спросить, замужем ли она, родила ли, сделала аборт, а она не касалась этой темы. Мы расстались вполне чужими людьми. Я уносил в груди смесь облегчения, грусти и неясного страха. Наверное, я начинал узнавать, что у легких мыслей бывают тяжелые последствия и для меня эти последствия еще впереди».
1.jpg
1.jpg (127.82 КБ) Просмотров: 232

На правой руке нашего героя находим линию влияния, соответствующую двадцатишестилетнему возрасту (рис. 4, оранжевый). Линия входит в линию судьбы, однако она блокируется третьей вертикалью — линией здоровья (красный). Поскольку линия здоровья не касается линии жизни, то отношения разрушены не ухудшением здоровья обладателя, а его корыстными соображениями. На линии влияния мы находим знак холма (рис. 4, зеленый). По индийской версии такой знак на женской линии означает аборт. Предчувствия последствий для героя обоснованы. После этого случая его линия судьбы (рис. 4, синий) нарушает конфигурацию — сильно изгибается и притягивается линией жизни, то есть переходит к ней в услужение. Иными словами: судьба попадает в рабство к жизни. Жизнь есть обстоятельства, в том числе и семейные обстоятельства После неправильных деяний карма назначает период «исправительных работ». В чем они будут состоять для нашего героя и сколько длятся, узнаем в будущем.

Владимир ФИНОГЕЕВ 16.12.2004
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#29 АРОН » 26.05.2015, 14:00

Умное поведение

«Как-то философ сказал: если ты умен и молчишь, ты поступаешь глупо. Если глуп и молчишь, то умно. Я шла по улице, рядом со мной на своих «пружинках» бежала огненно-рыжая колли. Встречные млели, улыбались, кивали: «Ах, какая красивая собачка!» Молодые люди тянулись к псу, радуясь своему остроумию, бросали: «А с хозяйкой можно познакомиться?» — «А вы выучитесь говорить по-собачьи и приходите», — отвечала я сухо. Мне было тяжело. Парень, которого я любила, бросил меня. Он был, может, непревзойденно остроумен, и это теперь раздражало. Я смотрела презрительно и отворачивалась. Периодически на площадке для выгула собак я встречала парня с псом такой же породы, но другой масти. Парень даже не смотрел в мою сторону, держался от меня как можно дальше. Я издали видела его непроницаемое лицо, отсутствующий взгляд. Это меня устраивало. Но наши собаки думали иначе. Может быть, они и не думают так, как мы, но понимают очень многое — это точно. У меня — девочка, у него — мальчик. Они подчинялись зову природы и не скрывали этого. Мы с юношей препятствовали их сближению как могли и мало-помалу стали разговаривать. Это произошло примерно через полгода после нашего первого появления на площадке. Он был молчалив, мне это только нравилось. Отвечал односложно — за этим я видела глубину и твердость характера. По манерам, облику, речи я поняла, что он приезжий. «Откуда же он?» — думала я, глядя на его лицо, простое, с правильными чертами. И как-то решилась спросить. «Я из Прибалтики», — ответил он. Я почему-то так и подозревала. «А откуда именно?» — «Из Паневежиса. Я живу у друга». На дворе шел девяностый год. Страна менялась. Мы стали общаться. Говорила я, он слушал. «Ты любишь поэзию?» — спрашивала я. «Да, очень», — говорил он. Я дарила ему книги: Пушкина, Цветаеву. Они тогда стали появляться. Так молчаливо, тихой сапой он вошел в наш дом. Маме он не понравился. Но маме угодить трудно. Бабушка сказала: «Ничего, с виду нормальный». В постели все оказалось отлично. Он обещал: «У меня на рынке есть проект. Скоро у нас все будет очень хорошо». Спокойное лицо вселяло уверенность. По утрам он исчезал, потом появлялся, приносил какие-то деньги. Тогда была чудовищная инфляция: утром килограмм колбасы стоил семьсот тысяч, к вечеру следующего дня — уже миллион. Это было трудное время. До сих пор не понимаю, как мы выжили... «Это тебе», — сказал он однажды, протягивая сверток. В нем оказалось платье с двумя огромными вырезами, на груди и на спине, с блестками, рюшками. «Спасибо, — сказала я, — но, боюсь, в таком наряде мне некуда будет выйти». — «Как это некуда? В воскресенье мы едем на пикник с моими друзьями, ты его оденешь». «Наденешь», — поправила я про себя. «Могу я узнать, где предполагается быть пикнику?» — «В лесу, где же еще? Пожарим шашлык, выпьем вина». — «И зачем я в вечернем платье поеду в лес? Как ты себе это представляешь». — «Да очень просто, взяла и поехала. У нас все так делают. Это же праздник. А на праздник надо красиво наряжаться». — «Может, у вас так и поступают. А у нас, когда едут в лес, надевают джинсы, майки и кроссовки». «Покорись», — увещевала бабушка. «Нет», — отвечала я... Потом родился ребенок. Он предложил: «Давай оформим наши отношения в загсе и сыграем свадьбу. Закажем тебе роскошное платье, пригласим сто человек гостей». — «Прости, а на какие деньги мы это сделаем? Ты что, много заработал?» — «Пусть твоя мама займет сто миллионов. Потом отдадим». — «Нет, мама ничего занимать не будет, вот давай сначала заработаем, а потом будем свадьбы играть». — «Да у меня скоро бизнес пойдет!» — «Вот когда пойдет, тогда и разговаривать будем». Бизнес, однако, не шел. Я трудилась на двух работах. Мои трудности как-то его не волновали. Он сидел на диване, смотрел телик, периодически ходил с друзьями пить пиво. Приглашал меня в ресторан, расплачивался заработанными мною деньгами. Причем гулял широко, мы за вечер могли потратить то, что я зарабатывала почти за месяц. При этом я должна была варить обеды, выдавать ему чистые рубашки, убирать квартиру. «Суп должна варить жена, — говорил он, — а также стирать, гладить и наводить порядок». Чаша терпения не бывает бездонной. Наконец я сказала: «Раз у тебя бизнес не идет, давай-ка ты занимайся домашним хозяйством, вари супы и убирай квартиру». — «Нет, — сказал он, — у нас так не делается». — «Значит, так, либо ты занимаешься хозяйством, либо уходишь и едешь в свой Паневежис, где все делается, как у вас заведено». Он принял мои условия. Надо отдать должное, он и супы варил, и квартиру поддерживал в идеальном состоянии. Это не спасло семью, слишком мы все-таки оказались разные. Однажды я нашла книги, которые ему дарила в начале отношений. Они были даже не разрезаны. Мы расстались. Через полгода он позвонил: «Я хочу обратно. Москва такая классная». О ребенке он даже не спросил».
1.jpg
1.jpg (51.67 КБ) Просмотров: 232
2.jpg
2.jpg (52.71 КБ) Просмотров: 232

На правой руке линия влияния пересекает линию судьбы и связана с линией поездки (рис. 4, линия влияния — зеленый, линия поездки — синий, судьбы — голубой). Линия поездки указывает на то, что партнер приехал из другого места. Далее линия влияния-поездки входит в 1-е поле, область Венеры, и выступает как косая линия (рис. 4, красный). Это говорит о том, что разные ценности, сформированные воспитанием и средой, будут разрушать отношения.

Владимир Финогеев 22.02.2013 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#30 АРОН » 26.05.2015, 14:04

Унесенные солнцем

«Знакомство было двойным. Мне было около семнадцати. Я с родителями еду в Крым. В Дом творчества. Лето, солнце, необычайная атмосфера. Вокруг люди, имена которых ты знаешь, прежде чем познакомишься. Было странное ощущение, что ты плывешь в океане света. Энергии. Из солнечного сплетения била почти вещественная сила счастья. Не знаю от чего: от красоты моря, гор и от того, что ты в окружении элиты, но скорее всего от избытка молодости, от подспудного знания, что впереди что-то важное и удивительное, как солнце за горизонтом. Я чувствовала родство с морем. Его непокорная искрящаяся стихия была созвучна мне. Во мне волновалась такая же бурлящая свобода. Друзей было много, было весело. Были ухаживания, но ничего серьезного. Там, на берегу моря, мой первый муж впервые увидел меня. Как он потом рассказал, он увидел меня издали, но не подошел. Я ничего не заметила. Наши взгляды ни разу не встретились. Я ни о чем не догадывалась. Самое интересное и странное, что наши родители были знакомы, а мы не знали друг о друге. Вернее, знали, но абстрактно. Мне было известно: у них есть сын. Но я не встречала его. Он был где-то, где не было меня. Две или три недели мы провели в Крыму и вернулись домой. Прошла осень. Растаяла зима. На Пасху я пошла в храм. Люди стояли плотной массой. Благовонное тепло горящих свечей разливалось повсюду. Высокие, чистые голоса певчих возвращали миру оправдания Господни. Он тоже был в храме и увидел меня там. На мне был платок, я стояла неподвижно, сосредоточенно принимая в себя каждое слово. Совершенно другой образ. В конце службы он пробрался сквозь толпу ближе ко мне. Я ничего не замечала. Под возгласы «Христос воскресе» его лицо вдруг возникло передо мной, и он троекратно поцеловал меня. «Воистину воскресе», — отвечала я, глядя на него в изумлении. Мы вышли вместе.
В теле была приятная, душистая, как воск, истома. Он сказал: я такой-то, сын тех-то — он назвал родителей. «Я тебя знаю», — сказала я. Мы долго шли молча, но было легко. После службы все, кто был с тобой в храме, родные тебе, возникает незримая общность. Потому молчание не было в тягость. Он проводил до дома. Назначил свидание. Я пришла, мы гуляли по городу, разговаривали обо всем. Он был творческой личностью. А я мечтала о театральной карьере. С ним было интересно. Он был начитан, осведомлен во всех областях, прекрасно знал античность. «Ты знаешь, что Пенелопа, жена Одиссея, была двоюродной сестрой Елены Прекрасной, той, из-за которой началась Троянская война?» — «Да ты что?» — «Отец Пенелопы Икарий был братом Тиндара, земного отца Елены». — «Земного?» — «Фактически Елена была дочерью Зевса. Ну да, да, этот миф, что Зевс явился Леде, матери Елены, в образе лебедя». — «А почему ты заговорил об этом?» Он помолчал. Был вечер. Мы встречались уже несколько недель. Любовь накатывала как волны моря, постепенно заполняя все пространство. Он понизил голос: «Ты знаешь, я впервые увидел тебя в Крыму. Ты входила в воду как морское божество. Ундина в светящихся брызгах воды. Я был заворожен, правда, — он быстро взглянул на меня. Продолжил: — Со мной такого не было раньше. Ты была как магнит, как некое мощное поле, у меня внутри все пришло в движение, задвигались все органы, а позвоночник зазвенел. Будто твои пальцы нажимают на позвонки, как на клавиши флейты. Я подумал тогда, что так должна выглядеть Елена Аргивская, прекраснейшая женщина Эллады». Я прижала палец к его губам: «Не говори ничего больше, особенно про Пенелопу». На пальце я ощутила поцелуй. Наши губы встретились. Еще несколько недель мы целовались. Я была невинна. И могла принадлежать ему только в браке. Таковым было воспитание, и такое было время в ту пору. Без брака — нельзя. Он написал мне письмо. Язык, стиль, образы — все очень поэтично. Он делал мне предложение. Я не прочитала, а прожила это послание. Мы подали заявление в загс, и только после этого совершилась близость. Через немного времени какая-то волна отнесла нас друг от друга. Я напряженно училась, он тоже. Через какое-то время вновь волна страсти сблизила, я забеременела от него. Это было неожиданностью. Были совершенно другие планы.
«Я женюсь на тебе, — сказал он, — но с одним условием: надо избавиться от ребенка». Внутри все сжалось от страха. Ноющая боль ходит со мной, куда бы ни пошла, от нее никуда не деться, она в тебе. Я не знала что делать. Пошла в храм, молилась о прощении. «Я еще ничего не сделала, ничего не добилась, ну, пожалуйста, прости Господи». Я предотвратила рождение ребенка, а он женился на мне в качестве компенсации. Брак продолжался пять лет, потом мы расстались — происходило это тяжело. Теперь с высоты лет ясно вижу: оба не были готовы к браку, к детям. Каждый был честолюбив, каждый хотел проявить себя, добиться блеска. Мы еще только открывали себя, мир. Мы еще росли. У каждого своя интересная жизнь, встречи, обсуждения, идеи, творческий водоворот. Нам надо было бы жить, как молодые люди теперь живут друг с другом, без регистрации, присматриваясь, притираясь, проверяя друг друга. Но как вышло, так вышло. Судьбе было угодно иное. В любом случае прошлое не бывает бесполезным».
1.jpg
1.jpg (131.12 КБ) Просмотров: 232

На правой руке линия влияния пересекает линию судьбы и соединяется с линией поездки (рис. 4, линия влияния — желтый, линия поездки — оранжевый, линия судьбы — синий). Пересечение линией влияния линии судьбы рано или поздно приводит к расторжению отношений.
В нашем примере после сближения в возрасте 19 лет произошло временное разъединение. Затем отношения возобновились и приняли форму брака, что выражено другой линией влияния, расположенной выше (рис. 4, зеленый). Однако и эта линия пересекает линию судьбы, что трактуется как неизбежный разрыв. Короткое пересечение (рис. 4, красный) знаменует конфликтный период в возрасте 22—23 лет. Прекращение отношений в нашем примере так же представлено разрывом линии жизни (рис. 4, линия жизни — коричневый, разрыв — синий круг). Длинные пальцы, завиток на безымянном свидетельствуют о художественно-эстетическом даровании нашей героини. Хорошо развитый мизинец — душевная зрелость, способность выразить тонкие душевные переживания, также сексуальность.

Владимир Финогеев 07.09.2009 г. "7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

#31 АРОН » 27.05.2015, 19:59

Человеческий ранг

«Я дернула шпингалет окна. Не идет. Заело. Не хватает сил открыть. Чемодан не подойдет. Я побросала вещи в сумку. Просунула сумку в форточку, отпустила. Сумка беззвучно скрылась в темноте. Я вскочила на подоконник, просунула руки, потом голову, стала вылезать. Тут крепкие руки схватили меня за ноги… Не помню, как и где это произошло. В первый раз. Возможно, он просто прошел по двору, я увидела его. Он жил в нашем дворе. Мы учились в одной школе. Или я увидела его на перемене. Не важно. Важно, что случилось. Случилось сумасшествие. Наши взгляды встретились, в меня вошел трепет, я пыталась подавить, не смогла справиться. Он был красив. Как греческий бог. В глазах — волшебство. Я вышла из человеческого ранга. Унеслась в божество неба. Я влюбилась. Первая любовь. Я была в десятом классе, он на год младше. Мучительной болью называют любовь. Какое счастье, какая печаль, тревога! Нравлюсь ли? Любит ли? Что будет? Несколько дней медового страха — наконец река времени столкнула нас у школьной лестницы. Как это было? За секунду до звонка на перемену во мне — одержимость. Что это, к чему, зачем — не осознаю. Прозвенел звонок, я вышла из класса. Меня влекло. Я не знала, что это, где, тело знало, я просто подставляла ноги под его падение вперед. Конец коридора. Поворот, лестница, под ней полутьма. Стоит он. У меня круги перед глазами. Мне плохо. Ноги не держат. В его глазах боль, страх, надежда. Невыразимое. Молчание. Громкий стук сердца. Крики, беготня, шум — все отдалилось. Мы бросились в разговор. Мы стали говорить, говорить не переставая. Ни одного слова не помню, не помню о чем. За словами текло горячее, обжигающее душу блаженство. Мы были посвящены. Слова — эхо восторга. Потом провал, тут же взрывом — мы идем вдвоем после школы домой. Мы шли в неизвестный город. Только слова, только взгляд, только счастье. Ни касания рук, ни поцелуев, ничего не нужно. Только быть рядом. И слушать голос. От голоса сходило с ума сердце. Сердцесшествие. Внутри крутилась бешеная энергия. Я легко училась, сдала экзамены, поступила в институт. Хотя мы вместе проводили дни, вечера, сидели до полуночи. Мы поклялись быть вместе. «Мы поженимся», — сказал он. Мы открылись родителям. Реакция была чудовищной. «Ты с ума сошла! — всплеснула руками мать. — Ты на первом курсе сложнейшего института. Тебе учиться надо. Ты должна это понять. Сначала учеба». — «Я не могу без него жить». — «Тоже мне шекспировские страсти, — возмутился отец. — Что значит не можешь жить? Ерунда! Глупости!» «Бред, чушь», — вторила мать. Отец поднял правовой аспект: «Он же школьник, это незаконно, ему нет восемнадцати». Кровь отхлынула от сердца. Я не думала об этом. Губы нашли что сказать: «Масса случаев, когда делают исключения». — «И думать забудь, — кричал отец, — выбрось из головы. Тебя просто посадят за совращение несовершеннолетних. Мы запрещаем тебе встречаться». Но как запретишь: предки на работу, я во двор, он жил в соседнем доме. Телефонов не было, мы выходили и встречались по ощущению, что уже идем друг к другу. Увидев его, я расплакалась. Я все поняла. Он сказал: «Предки уговаривали, просили, кричали, орали, топали ногами». — «Что будем делать?» — «У меня есть план». — «Какой?» — «Надо бежать в Питер!» — «Почему в Питер?» — «А куда еще?» — «Ты прав, некуда». — «Главное — приехать в Питер, а там разберемся». Мне казалось, что да, главное — доехать до Питера, и там все разрешится. Теперь я понимаю, какое это было безумие. «У меня в Питере друзья, они нас приютят. Надо только скопить денег на первое время». Мы стали готовиться к побегу. Сестра заметила мое нервное состояние. «Что с тобой?» — «Никому не скажешь?» — «Никому». Я доверяла сестре. Я огляделась, понизила голос: «Мы с Марком бежим в Питер». — «А чем в Питере лучше, чем здесь?» — «Там никто не мешает», — сказала я. Сестра понимающе покачала головой. Через день приехала бабушка, стала меня караулить. «Ты куда?» — спрашивала она, подозрительно оглядывая меня с ног до головы. «В институт», — говорила я. «Ну ладно, иди».
Дни тянулись медленным кошмаром. Нам с трудом удавалось встретиться с Марком. Родители стали следить за ним. Однажды утром он догнал меня у остановки. «Предки угрожают переездом, если мы не расстанемся. Надо бежать сегодня ночью. Ты готова?» — «Да». — «В двенадцать пятнадцать встречаемся у дерева». Деревом был старый тополь, известный лишь нам. Я пришла домой, сделала вид, что легла спать в одиннадцать, как обычно. Накрылась одеялом, меня колотило. В двенадцать я тихо встала. Не смогла открыть окно, ладно — через форточку. Я почти вылезла — отец схватил за ноги. Сестра обо всем рассказала родителям. У меня случилась истерика. Я думала, умру. Несколько дней я жила будто без сознания. Меня не выпускали. В ту далекую пору не было мобильных телефонов. Марка родители увезли в другой город, я больше никогда его не видела. Я почему-то продолжала жить. Рана понемногу затянулась. Но кожица очень тонкая, я к ней не прикасаюсь».
1.jpg
1.jpg (53.49 КБ) Просмотров: 230
2.jpg
2.jpg (123.13 КБ) Просмотров: 230

В линию судьбы входит сильная линия влияния (рис. 4, линия влияния — желтый, судьбы — голубой). Глубина линии влияния указывает на силу чувства. Однако эта линия проходит линию судьбы насквозь, это предрекает разрыв отношений. Линия влияния соединяется с линией поездки (рис. 4, синий, линия жизни — зеленый), это указывает на то, что возлюбленный уедет. Запрет родителей выглядит как поперечная линия, она дана на рис. 4 красным цветом. Обратите внимание: линия судьбы в своем начале изогнута так, что повторяет контур линии жизни — это выражает чрезмерную опеку родителей, подчинение ребенка родительской воле.

Финогеев Владимир 18.07.11 г. " 7 Дней"
Все вокруг нас и в нас - работа энергий. Энергии образуют все и все, в конечном итоге переходит в энергию.
АРОН
Автор темы
Аватара
Репутация: 11
Сообщения: 762
Темы: 122
Зарегистрирован: 21.08.2014
С нами: 4 года 10 месяцев

Пред.

Вернуться в Линия Судьбы

Кто сейчас на форуме (по активности за 5 минут)

Сейчас этот раздел просматривают: 1 гость