ДЕКОРАТИВНАЯ ТВЕРДЬ

«Ты знаешь, что старение — это просто дурная привычка?» — вопросил Слава. «Откуда же мне знать, если эта мысль только что пришла тебе в голову». — «Нет, во-первых, не только что, во-вторых, я ее тщательно обдумал, в-третьих, мысль не моя, первоначально я откуда-то вычитал ее. Сейчас я не могу припомнить, откуда именно я извлек эту фантастически мудрую мысль, но имя автора топчется в прихожей моей памяти». — «Я знаю это состояние, надо на минуту-другую отвлечь себя от воспоминания, тогда кризис памяти разрешится и нужное всплывет в сознании». — «Да, ты прав, надо отойти от усилия. Так вот, углубляясь далее в проблему, я пришел к выводу, что мысль о старении исключительно навязчива, и это объясняется тем, что это именно дурная привычка. А для дурных привычек характерно некультурное, недоброе отношение к носителю привычки, которое выражается в том, что привычка себя навязывает, чего не скажешь о привычках воспитанных и добрых». — «Ты можешь привести пример ненавязчивой доброй привычки?» — «Конечно, например, утренняя зарядка или привычка не просить добавки, когда ты съел уже два кусочка вкуснейшего пирога. Привычка ложиться спать голодным, если, случайно задержавшись на работе, пропустил свои шесть часов вечера, когда ты должен был поужинать. Именно из-за того, что эта привычка очень интеллигентна, вежлива и деликатна, не многие знают счастье укладываться в постель с пустым желудком… — Тут Слава осекся, поднял брови, резко набрал в грудь воздуху и воскликнул: — Вспом­нил! Эту чрезвычайно важную истину изрек Эйнш­тейн». — «Я думаю, ты спутал, Эйнш­тейн в одном письме написал следующее: «Для нас, убежденных физиков, различие между прошлым, настоящим и будущим не более чем иллюзия, хотя и весьма навязчивая». Слава почесал затылок: «Наверное, отсюда я и взял это, я имею в виду навязчивость. Видишь ли, у меня есть прекрасное академическое издание Эйнш­тейна в 4-х томах 1966 года. Оно так долго стоит у меня на полке, что у меня возникло ощущение, что я знаю всего Эйнштейна. Кстати, мысль о том, что различие между прошлым и будущим — иллюзия, ведь удивительна в своей парадоксальности. Почти бе­зумна. Безумна потому, что предполагает, что будущее нам так же известно, как и прошлое. Ведь наше прошлое мы прекрасно знаем, и если нет различия и оно лишь иллюзия или, сказал бы я, привычка, то, обойдя привычку, должны знать и будущее. Но опыт твердит — мы не знаем будущего. Поэтому от высказывания Эйнштейна захватывает дух: не от того, что оно кажется чистым сумасшествием, а от того, что тут блещет какая-то истина. Конечно, если бы это сказал сосед в пьяном угаре, я бы не обратил внимания, но Эйнштейн один из самых здравомыслящих людей XX столетия, поэтому зря говорить не будет. Кстати, ты у нас специалист по времени. Что скажешь? Он прав?» — «Я думаю, он имел в виду совершенно другое. Эйнштейн считал, что будущее и прошлое равнозначны и выводятся из настоящего. С его точки зрения, все фундаментальные законы физики обратимы, или так: нет необратимости в фундаментальных законах. То есть любой процесс обратим, его можно повернуть назад. У мира нет ни памяти, ни истории, ни будущего, однако они равно исчисляемы. Но бывает, что мы, говоря и думая одно, вдруг говорим еще что-то неизвестное нам самим. Так случилось и тут — это интуитивное заявление. В нем есть часть, называемая­ «интуитивной осведомленностью». Если ее вытащить в сознание, появляются ясные истины. А именно: прошлое и будущее существуют как сигнальные объекты и, следовательно, доступны восприятию. Но меня интересует, как можно избавиться от привычки стареть, ведь ты это хочешь мне предложить?» — «Да, слушай, я размышлял над этим и пришел к тому, что практически вся наша жизнь соткана из привычек. Повторяемых на автомате действий. Встаем с левой ноги, не замечая этого, идем в туалет, потом у женщин подводка глаз, наложение теней, как это называется: «марафет» или «макияж»? У мужчин бритье, чистка зубов, душ, завтрак, новости, сборы на работу, потом работа, и там все будто бы от нас и нами делается, но если вдуматься — на автомате. Тут есть и плюсы и минусы. Плюс — это экономит время, делает жизнь упорядоченной. Минус в том, что реальность закрывается некой картинкой реальности, которую формирует привычка. На картинке нарисована несуществующая твердь, граница, которой нет, и эта декорация и принимается за всю реальность, а все потому, что привычка оту­чает мыслить. Это, кстати, на крысах было показано. Группе крыс вживили электроды, исследовали мозговую активность, заставляя их проходить один и тот же лаби ринт. Когда крысы проходили путь впервые, был всплеск мозговой активности, на двадцатый проход мышление в этих зонах полностью прекратилось. Привычки надо менять. Вот случай из книги Чарлза Дахигга о силе привычек. Я процитирую: «Она была любимым объектом ученых. Как было указано в карте, тридцатичетырехлетняя Лайза Эллен начала курить и выпивать в шестнадцать и большую часть жизни боролась с ожирением. Лет в двадцать пять за ней охотились агентства по сбору платежей, чтобы взыскать долги на 10 тысяч долларов. В ее послужном списке нет ни одной работы, на которой она продержалась хотя бы год. Однако теперь перед исследователями сидела худая и энергичная женщина с крепкими, как у бегуна, ногами. Она выглядела лет на десять моложе фотографии в карте и, судя по всему, могла обогнать любого из присутствовавших в кабинете. В последней записи в карте говорилось, что у Лайзы нет неуплаченных долгов, она не принимает алкоголь и уже тридцать восемь месяцев работает в компании графического дизайна. «Как давно вы курили в последний раз?» — спросил один из терапевтов, держа перед собой список вопросов, на которые Лайза отвечала при каждом посещении этой лаборатории недалеко от города Бетесда, штат Мэриленд. «Почти четыре года назад, — ответила женщина. — С тех пор я похудела на 27 килограммов и бегаю на марафонские дистанции». Кроме того, тогда же она начала готовиться к получению степени магистра и купила дом. Очень насыщенный событиями период. В кабинете присутствовали ученые-неврологи, психологи, генетики и один социолог. Благодаря финансированию Нацио­нального института здравоохранения на протяжении последних трех лет они исследовали вдоль и поперек Лайзу и более двух дюжин других людей: бывших курильщиков, хронических обжор, маниакальных шопоголиков, страдающих от алкогольной зависимости и других вредных привычек. Всех участников объединяло одно: они в корне изменили свою жизнь за сравнительно короткий промежуток времени. Иссле­дователи хотели понять, как им это уда­лось». И что я тебе должен сказать, — остановился Слава, — ученым удалось выяснить, что все эти изменения произошли с Лайзой, когда она преодолела одну-единственную привычку». — «Интересно какую?» — «Ты не поверишь!» — «Ну, не томи». — «Она отказалась от курения. Этот маленький шаг привел ко всем тем изменениям, на которые с удивлением взирали ученые. И главное — она помолодела!» — «Я не совсем понимаю, одно дело — привычка курить, и другое дело — привычка стареть. Конечно, ученые твердят нам о том, что, бросив курить, мы значительно повышаем свои шансы прибыть в точку долголетия на своих ногах и в твердом рассудке, но ты начал совсем с другого». — «Подожди, — сказал Слава, — я к этому и веду. Вникай: Лайза преодолела привычку к курению ментальным действием». — «Что это за ментальное действие?» — «Она приняла решение бросить курить». — «Логично». — «Но это еще не все. Она поставила цель». — «Какую цель?» — «Она сказала себе, что обязательно приедет в Египет, увидит пирамиды и совершит путешествие по пустыне. А для этого надо заработать денег. Ей нужно было минимизировать траты, и она бросила курить, потому что это дорого». — «Хорошо, а как быть с привычкой стареть? При том что надо еще доказать, что это привычка». — «А что же еще? Этот процесс имеет все признаки привычки. Первое — он автоматический, второе — он подменяет подлинную реальность ее заместителем, в котором все однозначно определено. Тогда как реальность — это постоянное творчество. Чем творит Бог? Силой мысли. Так как мы созданы по образу и подобию, то и мы силой мысли должны создать другую привычку — оставаться молодыми, активными, здоровыми до момента окончания ресурса. То есть до момента смерти. И настаивать мыслью до тех пор, пока эта цель не станет привычкой». — «То есть смерть ты еще не отменяешь?» — «Подожди-ка, — Слава взмахнул руками. — Гениально! Смерть — это ведь тоже привычка? Разве нет?»

1 2

Чтобы раскрепостить сознание и сделать его способным преодолеть привычное и воспарить над запретами, 1 минуту крепко промассируем безымянным пальцем фигуру, напоминающую латинскую S в 5-м поле (рис. 2, фигура — красный, стрелки — направление движения, начинаем снизу, обводим фигуру и заканчиваем сверху).

09.11.2017 / Владимир Финогеев 7 Дней

 

Ваш отзыв

Обратите внимание: Комментарии модерируются, и это может вызвать задержку их публикации. Отправлять комментарий заново не требуется.

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.